Abyss

от synant
максиAU, хeрт/комфорт / 16+
27 мая 2017 г.
27 мая 2017 г.
4
20992
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Название: Abyss — Бездна
Бета: Natty_M
Рейтинг: R
Пейринг: Патрик Джейн/Тереза Лисбон, Маркус Пайк/Тереза Лисбон,
Жанр: AU/Hurt-comfort/Angst/Mysticism
Размер: макси
Краткое содержание: AU 6x22: Джейн не успевает на самолёт, и Тереза улетает, так и не узнав этого. Но неожиданный звонок ФБР заставляет Терезу вновь вернуться туда, где её надежды были разбиты. Может, ещё не всё потеряно? Найдёт ли она с помощью своей команды маньяка-убийцу, или это ещё далеко не всё? И что всё-таки значат эти сны?
Дисклаймер: всё не моё.

Примечания: Не исключено ООС.
AU. И не только относительно 6х22.

Автор не пытается соблюсти канон. По определённым причинам, хотя его в избытке. Сюжет нелинеен.

Названия глав – строки песен:

Part I — The Cranberries – Dreams
Part II — Empire of the Sun – Awakening


— Следи за ним, — сказала ему Тереза, намекая, чтобы Патрик смотрел за подозреваемым.

Сама она упорхнула за столик к какому-то мужчине, который усердно оказывал ей знаки внимания с того момента, как они вошли в ресторан и ждали столик на двоих. Только слепой мог этого не заметить. А он слепым не был. Более того, он пресекал все возможные попытки, но не учёл одного — саму Лисбон.

Патрик раздраженно цокнул и проследил за ней взглядом.

А прошло всего-то три минуты. Изначальный план летел к чертям. И как прикажете ему теперь говорить, что она его девушка?

Они здесь, чтобы поймать преступника, и это возможно, только если он клюнет на них как на пару.

«Может, устроить скандал?» — тут Патрик улыбнулся, представив, какое лицо будет у Лисбон.

Но тут у него созрела мысль поинтересней, он не позволит ей испортить свой идеальнейший план по поимке преступника.

Подозвав официанта, он попросил его принести бутылку шампанского для столика напротив, как раз туда, где сидела Лисбон.

Он видел, как мужчина удивлённо оглянулся, ища глазами заказавшего для них шампанское, но не найдя никого, кто мог бы подойти на эту роль, продолжил очаровывать Терезу. Которая, в свою очередь, сразу поняла, кто отправитель, и подняла на него взгляд.

Патрик отсалютовал ей бокалом вина.

Спустя минуту мужчина попытался открыть бутылку, но, как только пробка вышла из горлышка, шампанское фонтаном брызнуло прямо на скатерть, попав и на Терезу.

Все обернулись на звук, к столику, за которым они сидели.

Патрик тут же заметил, что мужская половина с интересом разглядывает Терезу. Ведь надетое на ней черное платье было насквозь мокрым. Гипюр прилип к телу, ещё большее очерчивая фигуру и облепляя её, как вторая кожа.

Патрик сглотнул. Тело реагировало на эту картину весьма недвусмысленно. И он приказал себе успокоиться. Не пытаясь даже задуматься о том, почему это произошло. Ведь в обычной ситуации он бы лишь пожал плечами.

Лисбон была без нижнего белья, по крайней мере, бюстгальтера на ней точно не было. Он с трудом отвёл взгляд, встал и направился к столику, по пути снимая свой пиджак.

Такого поворота событий он не ожидал. Как и не ожидал такой реакции от себя самого. Это могло всё капитально и непоправимо испортить. Как сам план, так и, вполне возможно, их с Лисбон отношения, если он поведется хоть на одно из желаний собственного тела. Ведь сейчас оно было для него словно чужое.

Ему потребовалось всё самообладание, чтобы не коснуться её мокрого платья, когда он накидывал пиджак ей на плечи. Джейн даже отвернулся. Хотя, по сути, именно в этот вечер он имел право разглядывать её столько, сколько пожелает. Не напрямую, конечно.

Тереза смущённо улыбнулась, закутываясь в его пиджак. Мужчина, сидевший с ней, поджал губы и с раздражением посмотрел на него.

Патрик удовлетворённо улыбнулся и положил свою руку ей на талию, уводя подальше от любопытных глаз. Всё-таки приятно, когда у тебя есть превосходство. И он готов был поставить всё, что угодно, на то, что это поняли все в этом зале.

Он всё ещё чувствовал, как чей-то взгляд прожигает в нём дыру, пока они шли к другому, «своему» столику.

Этот смельчак даже не попытался остановить Патрика, когда он уводил понравившуюся ему женщину. Тут он вспомнил о Мэшборне, и рука автоматически притянула спутницу ближе.

Тереза вздрогнула, почувствовав, как он уверенно прижимает ее к себе, но не сказала ни слова.

Он наклонился к её уху, пока они шли к столику, потому что инстинктивно знал, что должен был это сделать:

— Ты почти что испортила вечер, знаешь?

— Молчи, — тихо ответила Лисбон, отодвигаясь от него как можно дальше.

— Учту ваше пожелание, — сказал он, отодвигая для Терезы стул, и она, помедлив немного, повесила его пиджак на спинку.

Патрику нравилось, что на него смотрели с завистью. Это было... приятно. Восхитительно. Особенно, раз завидовать было чему.

Ведь сегодня, пускай на один вечер, но он мог показать всем, что эта женщина — его. И не стоило убегать от себя, говоря, что он не чувствует к ней ничего, кроме дружбы. Тело всё сказало за него. Теперь он не имел никакого права отрицать это.

К счастью, как только они сели, интерес посетителей убавился, но всё это время, пока Тереза изучала меню, Патрик наблюдал за ней, глядя на неё в упор.

Как можно было столько лет не замечать эту женщину?

Ответ был слишком простым: Красный Джон.

— Прекрати на меня так смотреть! — Кажется, в голосе он услышал дрожь, она старалась не смотреть на него, пряча взгляд.

— Как? — На самом деле он и сам знал как, но...

— Так, словно... Патрик, пожалуйста.

Его собственное имя из её уст прозвучало иначе, по позвоночнику побежали мурашки, спускаясь ниже.

Патрик сжал зубы, чтобы не зарычать. Он не мог не смотреть. Он видел, как под мокрой тканью от его взгляда твердеют её соски.

Он резко встал, царапая стулом паркет, и с такой силой вцепился в край стола, что костяшки пальцев побелели.

“Так не бывает. Не сейчас. Нельзя. Хотел ли ты хоть одну женщину так, как хочешь сейчас ту, что сидит напротив?”

На этот вопрос он мог себе честно ответить: “Нет, никогда”. Как бы ни было это стыдно признать, но даже Анжела, его жена, не была близка к тому безумию, которое творилось в этот момент в его голове.

Если он сейчас не уйдёт, то просто сорвётся. Но он совершенно не так хотел начать с ней отношения. Она заслужила большего, чем просто секс. Сейчас он понимал, что на большее не способен. Он так долго думал, так долго желал быть с ней рядом, заблуждаясь в том, что это просто такая привязанность, чтобы теперь просто сорваться?

Да, чёрт возьми, он всегда знал, что она любит его, но чтобы так воспользоваться этой её слабостью... Никогда.

Резко развернувшись, он вышел из зала и ему было совершенно наплевать, что ему вслед смотрела не одна пара возмущенных таким поступком глаз.

* * *


Вода не помогала, он не мог привести свои мысли в порядок, и это злило. Патрик был готов разнести всё к чертям, он просто не мог сейчас воспользоваться ситуацией или всё же мог?

Кулак впечатался в стену. А со стены, в зеркальном отражении, на него смотрел мужчина, зрачки которого были расширены, а дыхание — учащённым и рваным. Как он смог оставаться таким спокойным, там, в зале?

Патрик выругался сквозь зубы. Это было слишком. Ведь он замечал каждую мелочь, пока она изучала меню. Он чуть не задохнулся, когда она кончиком языка облизнула нижнюю губу. Неужели она всегда так делала?

Всегда так аккуратно заправляла прядь волос за ухо, когда нервничала, а потом закусывала щеку изнутри? Почему он этого не замечал?

«Потому что ты не видел в ней женщину или, если быть точнее, не хотел замечать», — ответил ему внутренний голос.

Ещё он никогда не замечал того, что за правым ухом у Лисбон родинка. Тогда, сидя за столом и наблюдая за ней, он едва успел прикусить язык, чтобы не спросить: ему показалось, или рядом с поясницей, как раз там, где были гипюровые вставки, у неё были три родинки в виде треугольника?

Она была уже большой девочкой и знала, что делает. А еще знала, что перед ней сидел Патрик Джейн. Всего лишь Патрик Джейн. А не мужчина, который увидел в ней женщину.

Патрик криво улыбнулся самому себе в отражении.

Правильно, всего лишь Патрик Джейн — друг и коллега.

«Не находишь, что слишком поздно думать о чём-то большем, приятель?» — подумал он, наблюдая, как из крана капает вода.

В туалет кто-то зашёл. Проводив объект незаинтересованным взглядом, Патрик вновь уставился на отражение.

И всё из-за мокрого чёрного платья, которое он сам выбирал в магазине. Точнее даже не так, он просто шёл по улице и увидел его в витрине магазина. Подумал, что Тереза в нём смотрелась бы просто невероятно, и, не сомневаясь, купил его. Потому что хотел... А чего он, собственно, хотел?

Он уже был готов проклясть это чёртово платье, лишь бы была возможность не думать о том, что в зале его ждёт потрясающая женщина.

И ждёт ли?

Он только повернулся, чтобы выйти, как встретился с внимательным взглядом зелёных глаз.

Она стояла в проходе между дверью и первой кабинкой, слегка склонив голову набок. Одной рукой она придерживала его пиджак на своих плечах, а второй облокотилась о стенку кабинки.

И она была прекрасна.

— Ты в порядке? — спросила она, глядя прямо ему в лицо, словно пыталась определить по его выражению, что же всё-таки случилось.

Патрик кивнул, лишь сейчас заметив, что перестал дышать.

— А ты? — его голос охрип до неузнаваемости, а в последний раз такое случилось, когда Анжела ещё была жива.

Тереза улыбнулась ему и тоже кивнула.

— Тебя долго не было, поэтому я заказала нам баранину: мне с печёным картофелем, а тебе с диким рисом.

— Хорошо, спасибо, — кажется, его голос стал походить на более обыденный и знакомый. — И, Тереза, — тут его голос приобрёл нотки игривости и веселья, — это, всё же, мужской туалет, не могла бы ты?..

Она фыркнула.

А мужчины в туалете восхищённо и заинтересованно наблюдали, как она выходила из помещения.

«Ты назвал её Терезой, заметил?» — ехидно поинтересовался внутренний голос.

Он не понял, что произошло, пока мысленно не прокрутил в голове события до того момента, когда просил её выйти. Он не назвал её Лисбон, как бы сделал это раньше, он назвал её Терезой, даже не задумываясь. Заметила ли она?

В тот момент, когда он увидел её в туалете, совсем рядом, все слова вылетели из головы. Как же хотелось притянуть её к себе и обнять. Обнять так, чтобы ни одна живая душа не увидела, что эта сильная и в тоже время хрупкая женщина может быть такой потрясающе красивой и идеальной.

Когда он стал замечать её хрупкость? Неужели хватило одной лишь случайности, чтобы понять — вот та женщина, с которой ему хотелось жить, кого хотелось обнимать, и — зачем врать самому себе? — с кем он мечтал заниматься любовью.

Ему хотелось прижать её к себе и не отпускать. И целовать её до тех пор, пока она обессиленно не уснёт в его объятиях. Этого хотелось прямо здесь, в душном помещении мужского туалета одного из ресторанов в самом центре города, но он этого не сделал.

Ему потребовалось двенадцать лет. И одна единственная случайность, чтобы понять это. Сколько ему ещё потребуется времени, чтобы решиться на первый шаг?

* * *


Выйдя из душного помещения, он огляделся.

Терезу, его Терезу, приглашал на танец какой-то мужчина. Сколько таких было, пока он отсутствовал?

Внутри проснулось чувство собственничества. И оно было яростным, всепоглощающим, таким, каким, вероятно, не было никогда в жизни.

И это чувство не испугало его, а, наоборот, придало ему уверенности, и, не раздумывая больше ни секунды, он направился к их столу.

С каждым шагом ему всё сложнее было не сорваться на бег. Ведь женщина, которая ждала его всё это время, согласилась на танец с кем-то другим.

На секунду он остановился, словно испугавшись. А имел ли он право вмешиваться?

Она слишком долго ждала. Слишком. Настолько долго, что, вероятно, он на её месте устал бы ждать. Если бы он был ею.

А если бы ему пришлось ждать ответа от неё, хоть какого-то намёка, он был уверен, что ждал бы вечность, если бы это потребовалось.

Он больше не думал.

Тереза танцевала в паре с другим мужчиной, но Патрик был намерен это исправить, причём немедленно. Подойдя к танцующим, он, смотря исключительно на Терезу, спросил:

— Могу я пригласить даму на танец?

Тереза еле заметно кивнула головой, соглашаясь, но этого Патрику хватило, чтобы увлечь её в новый танец.

Она даже не оглянулась, когда мужчина, её прошлый кавалер, огорчённо вздохнул.

Правая рука Патрика обвила её талию, а левая легла на плечо. Он аккуратно прижал её к себе, вальсируя между парами.

Потом левую руку он переместил на лопатки, как только заметил, что Тереза слишком напряжена, и плавными движениями начал массировать ей спину.

Во время второго танца он всё же сказал:

— Ты вновь чуть не завалила дело, понимаешь?

Тереза гневно на него посмотрела, но ничего не сказала.

— Я надеюсь, что ты не забыла о подозреваемом, пока меня не было? — он добавил в голос побольше иронии, за что ему и наступили на ногу. Но так и не сказали ни слова.

Он как раз заметил движение по направлению к ним.

— Чем тебе не нравится моя компания, Лисбон? Лисбон, почему ты молчишь?

Тут Патрик перестал наблюдать за залом и посмотрел на Лисбон. Она была бела как мел. Она закусила щеку изнутри и остановилась, виновато смотря на него.

— Извини, Джейн. Я больше не могу танцевать.

— Что, почему? Тебе плохо? Ты подвернула ногу, ударилась лодыжкой? Кружится голова?

Тереза отрицательно покачала головой, опуская взгляд в пол, а щеки украсил стыдливый румянец.

Тут он приобнял её ещё крепче и, наклонившись к самому уху, спросил:

— Что случилось?

Её лицо стало пунцовым, и она отвела взгляд, когда он пытливо на неё посмотрел.

— В чём дело? — он уже начал беспокоиться. — Тереза?

— У меня возникли некоторые проблемы, — с запинкой ответила она, — женского характера.

Лицо Джейна вытянулось. О!

Из-за этого могло возникнуть большое недоразумение. Ни сумочки, ни клатча у неё с собой не было.

— Жди здесь, — велел он и направился в уборную.

То, что случилось с Терезой, не было для него в новинку. У Анжелы так случалось время от времени. Не запланировано.

Каково же было удивление милых дам, которые наблюдали странную картину: мужчина зашёл в туалет, чтобы купить предмет женской гигиены.

Девушки удивлённо шарахались, одна из них даже крикнула ему:

— Презервативы в другой уборной!

Но он даже не взглянул на неё, сосредоточенно ища мелочь в брюках.

Тут кто-то кашлянул.

Патрик обернулся.

Женщина постарше понимающе улыбнулась ему и кинула монету в автомат. Через пару секунд вожделенный предмет лежал у него на ладони, и он тут же спрятал его в карман.

— Спасибо. Простите... а у вас не найдётся обезболивающего?

Женщина протянула ему целую пластинку, сказав:

— На всякий случай.

Он улыбнулся и ещё раз поблагодарил женщину.

Патрик нашёл Терезу чуть поодаль, она стояла рядом со столом со сладостями и, кажется, жевала пончик. Заварной крем испачкал ей нос.

Подойдя ближе, он пальцем убрал крем с лица, тут же отправив крем в рот. Он должен был это сделать. В этот вечер можно, и, хватит себе лгать, ему хотелось это сделать.

Тереза пару секунд стояла, не двигаясь, даже, кажется, не дышала.

— Идти можешь? — поинтересовался Джейн, как ни в чём не бывало.

Тереза отрицательно мотнула головой.

Когда Шарлотта была ещё совсем маленькой, Патрик читал ей сказки, и в одной из этих сказок он прочёл, что принцесс надо носить на руках.

Однажды в шутку Патрик назвал эту женщину принцессой. Пускай он не принц на белом коне, о котором она, вероятно, мечтала в детстве, но...

Как там было написано? «Носите принцесс только на руках и никак иначе»? В данный момент иначе и не получалось, да, если честно, и не особо хотелось.

Подойдя к Терезе ближе, Джейн подхватил её под колени и взял на руки.

Тереза вскрикнула от неожиданности. Но Патрик не обратил на это внимания. Как и на множество устремленных глаз и несмелых хлопков.

— Джейн, что ты делаешь? — ему показалось, её голос дрогнул.

— Ничего, несу тебя до гостиничного номера.

— Отпусти меня сейчас же. Мы в ресторане, Джейн, — напомнила ему Тереза.

— М-м-м... И как ты доберёшься до номера? — он понимал, что сейчас ведёт себя не так, как Лисбон привыкла. И не так, как бы ему хотелось на самом деле. Что-то между, по-другому просто не получалось. Не получалось вести себя с ней как с напарником. Для этого он был слишком сбит с толку. Это напоминало ему его несостоявшееся свидание с Кристиной.

И ему было совершенно всё равно, что они в ресторане.

Тереза промолчала.

— А как же ужин? — поинтересовалась она.

— Ужин? Сейчас.

— Джейн, это ресторан, здесь не выдают на дом, — заметила Лисбон.

— Это, — он аккуратно достал из кармана брюк значок, — творит чудеса.

Тереза на это лишь хмыкнула, но промолчала.

* * *


Вручив пакет с едой Лисбон, он с ней на руках вышел на улицу.

Всю дорогу до номера, она не раз просила его, чтобы он её отпустил, но это было бесполезно.

— Джейн, ты в курсе, что я тяжёлая?

— Не особо.

— Джейн, тебе уже не двадцать пять, чтобы носить кого-то на руках.

Тут Патрик остановился.

— Намекаешь, что я уже слишком стар?

— Я намекаю, что на улице холодно, а ты идёшь в одной рубашке, да ещё тащишь кого-то на себе.

— Тебя оставить тут, чтобы ты прекратила болтать? — предложил он.

Тереза тут же замолчала.

«Так-то лучше», — подумал Патрик.

Зайдя в фойе отеля, он понял, что продрог, даже несмотря на нелегкий, но определенно приятный груз на руках, а также понял, что не знает, куда её нести.

— Лисбон, а какой у тебя номер? — спросил он, останавливаясь возле стола регистрации. — Лисбон? — он повернул голову в сторону, чтобы посмотреть, в чём же дело и почему напарница молчит.

Тереза спала, крепко держа в руках пакет из ресторана.

Патрик улыбнулся.

— Прошу прощения, а есть какая-либо комната на имя мисс Лисбон? — шёпотом спросил он у девушки, сидевшей за столом.

Она отрицательно покачала головой.

Немного подумав, он спросил:

— А на имя Джейн?

Девушка утвердительно кивнула, кивая на Терезу:

— Ваша жена заказала один номер на двоих.

Жена.

На двоих.

«Тереза, о чём ты, чёрт возьми, думала?» — про себя подумал он и тут же нашёл ответ: так они не вызывали подозрений у преступника.

И с этим никогда раньше не было проблем.

Попросив ту самую девушку помочь ему и получив на это положительный ответ, он нажал на кнопку лифта. Войдя в кабинку, Патрик нажал на четвёртый этаж.

Когда дверь громко звякнула, предупреждая о закрытии, Лисбон открыла глаза.

Во сне она сильно к нему прижалась, поэтому пуговицы его рубашки оставили след на её щеке. Потянувшись, словно кошка, она потребовала, чтобы он поставил её на землю.

Патрик проигнорировал её требование. Но когда он вновь посмотрел на неё, она уже спала. Это заставило его улыбнуться.

Поблагодарив девушку с ресепшена, Патрик, не раздеваясь, понёс Терезу в спальню, и, как только её голова коснулась подушки, она довольно засопела. Но он не позволил ей крепко уснуть.

Разбудив её через пару минут и дав ей полотенце и косметичку, он закрыл её в ванной.

* * *


Когда раскрасневшаяся и недовольная тем, что ей не дали поспать, Тереза, вышла из ванны, Джейна в комнате не было.

И она с облегчением вздохнула. Всё-таки ходить перед ним в одном полотенце она ещё не была готова. Ей и так сегодня хватило инцидента с шампанским и подлости своего собственного организма. Было так стыдно. Ведь она была далеко не подростком, чтобы такое случалось.

Но Джейн оставался спокойным, словно это случалось не впервые. И ей пришло в голову, что, вероятнее всего, так и было. У Анжелы.

Собрав волосы в хвост и натянув на себя футболку и хлопковые шорты, она села в позу лотоса и закрыла глаза, и уже почти задремала, когда хлопнула дверь.

Открыв глаза, она удивлённо уставилась на Джейна. На нём не было ничего кроме полотенца.

— Где ты был? — слова сорвались раньше, чем она успела подумать.

А взгляд против воли сам блуждал по его телу.

* * *


Джейн лишь пожал плечами, с интересом рассматривая Терезу, ему не хотелось отвечать на её вопрос.

— Лисбон, где ты её взяла?

— Взяла что? — не поняв о чём он, спросила Тереза.

— Футболку. Где ты её взяла?

— Там, — Лисбон махнула на одну из полок в шкафу.

— Снимай.

— Что? — она облизнула верхнюю губу.

— Футболку сними, — тут он улыбнулся. — Это моя футболка.

— Что?

— Лисбон, я понимаю, что это странно, но будь добра, сними мою футболку, она у меня единственная.

— Ох, да, прости. Сейчас. Джейн, отвернись.

Он лишь приподнял бровь, но ничего не сказал и отвернулся.

Это напомнило ему момент с розовым платьем. И он едва подавил смешок.

Вдруг неясный шум привлёк его внимание, и он метнулся к двери.

— Лисбон. Сейчас к нам нагрянут гости. Не желаешь устроить им маленькое представление? — спросил он, но к Лисбон не обернулся.

На мгновение Тереза застыла, словно раздумывая. Он понял это по тому, как она перестала дышать. Потом он услышал шуршание, ещё через полминуты он услышал, как порвался пластиковый пакет. Он даже побоялся представить, что она там делает.

Тереза кашлянула, вероятно, так подавая знак, что уже можно повернуться.

Когда он обернулся, перед ним на кровати сидела Лисбон. И на ней, кроме гипюрового пеньюара, таких же чулок и трусиков, больше ничего не было.

Дыхание спёрло, и вдруг неожиданно стало не хватать воздуха. Она была прекрасна.

Первой мыслью было притянуть её к себе и поцеловать. Целовать до одури, спускаясь от пухлых губ к шее, к ложбинке между грудей, а потом ниже, ниже и ниже. Он хотел расцеловать её всю, каждый миллиметр, каждую видимую частичку её кожи, а также и ту, что была скрыта за лёгкой тканью. Ласкать её руками и губами до изнеможения. И, наконец, попробовать её вкус.

Но он этого не сделал.

Патрик одёрнул себя, затыкая своё воображение и проснувшееся желание. Где оно было столько лет?

Вероятно, он был бы самым счастливым человеком вот уже десяток лет, прожив их в счастливом браке. С женщиной, которую любит. Если бы это желание появилась раньше...

А он любит её, но заставил  слишком долго ждать.

Внутри разбушевался гнев. На себя.

Она всего лишь женщина, которая хочет быть любимой и чувствовать себя защищённой. С мужчиной, который будет оберегать её, лелеять, любить. А не с трусом, который только и умеет, что сбегать.

Он не имеет на неё никакого права. Ведь у неё уже есть человек, который делает всё это за него. И с этим мужчиной она выглядит счастливой.

Заметив злосчастную футболку на краю постели, Патрик протянул её Лисбон, а сам в тоже время размотал на себе полотенце оставаясь в одних брюках, закатанных до колена.

— Так куда ты уходил? Там в зале? — с любопытством спросила она.

— В уборную, я взял для тебя кое-что в женской уборной.

— О! Господи, Джейн! — её глаза округлились. — Я не это имела в виду, когда сказала, что... — тут она махнула рукой, предпочтя не продолжать предложение. — Но спасибо за заботу, — она мягко ему улыбнулась и молча натянула футболку на себя.

Тогда он протянул ей руку. Как только она сжала её, он потянул её на себя, и через секунду Тереза уже стояла на ногах. Но не удержав равновесия, она рухнула в его объятия, в защитном жесте выставив руки.

Когда он поймал её, сердце сделало кульбит. Её ладони покоились на его груди, и Патрик был готов поклясться, что не только он, но и она затаила дыхание.

Они застыли в этой позе на пару мгновений, смотря друг другу в глаза, но как только они поддались притяжению, в дверь постучали.

Он отошёл от неё на шаг. Её глаза лихорадочно блестели и были подёрнуты дымкой. Закусив губу, она неосознанно прокусила её и язычок тут же прошёлся по ранке, так же быстро скрываясь, как и появился.

Джейн сглотнул.

Вдруг Тереза улыбнулась, поднимая на него взгляд. Через мгновение она приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку, аккуратно подталкивая к двери, в которую не переставали барабанить.

Патрик еле сдержал разочарованный вздох и направился к двери, а Тереза, открыв ящик стола, взяла из него глок, спрятав его под футболку.

И Джейн поборол в себе желание развернуться и узнать, куда именно она его спрятала.

Как только замок щёлкнул, он за руку притянул Терезу к себе, а другую руку удобно устроил на её талии.

Тереза без слов потянула ручку.

В проёме перед ними предстал их подозреваемый.

Идея о совместном номере вдруг показалась Патрику не такой уж и плохой.

Тереза и Патрик многозначительно переглянулись и, как по команде, улыбнулись нежданному гостю.

— Здравствуйте. Чем обязаны столь позднему визиту? — спросила Лисбон, прижимаясь к нему крепче.

Её голос немного дрожал, и Патрик провёл ладонью по её спине, успокаивая.

Он заметил, как подозреваемый пожирал глазами фигуру Лисбон, зацепившись взглядом за пеньюар выглядывающий из-под футболки, казалось, это лишь раззадорило его.

Патрик нахмурился и встал к подозреваемому боком, чтобы закрыть собой Терезу. Она благодарно улыбнулась ему, заметив этот жест. А подозреваемый лишь ухмыльнулся.

— Извините, я не думал, что помешаю вам... М-м-м... В пикантном провождении времени, — сказал он, плотоядно улыбнувшись.

Терезу передёрнуло, и Патрик сомкнул руки на её талии ещё крепче, вероятно, уже оставив не один синяк.

— Что вы хотели? — сухо спросил он.

— Я? А я хотел вот это, — подозреваемый вытащил пистолет из-за спины, переступая порог их номера.

Патрик закрыл собой Лисбон, чтобы подозреваемый не заметил её движения, а со стороны это казалось вполне естественным. Лисбон незаметно вытащила глок из… чёрт! Лучше бы он этого не видел. Пистолет был в подвязках, чуть выше бедра.

«Не отвлекайся», — приказал себе Джейн.

Он сжал её руку, пока они пятились к другой стороне комнаты, туда, где была кровать.

Наткнувшись на преграду, Лисбон навзничь упала на кровать. Патрик рухнул следом, придавив её своим весом. Их лица оказались всего лишь в паре миллиметров друг от друга, но он в то же мгновение скатился с неё, но так, чтобы «гость» не видел пистолета в её руке, и поднял голову.

Подозреваемый ухмылялся.

Патрику очень хотелось, как минимум, разбить ему нос, уж слишком плотоядно он смотрел на его Терезу. Даже если у неё и был кто-то, он не позволит кому-то ещё так смотреть на Терезу.

Тереза дёрнула его за руку, вынуждая нагнуться к ней, и только сейчас он заметил, что они так и не расцепили рук.

— Что? — одними губами спросил он.

— Наклонись ко мне, — так же одними губами ответила Лисбон.

Больше ничего не спрашивая, он нагнулся, а подозреваемый присвистнул:

— Эй, голубки, вы не забыли, что я всё ещё тут?

Но они оба его проигнорировали.

Как только Патрик закрыл Терезу собой, он повернул голову в сторону, так, чтобы она могла видеть подозреваемого. Его лицо оказалось в паре сантиметров от её шеи, и он вдыхал запах её волос и тела — лаванды и яблок.

Тереза зашевелилась и «гость», увидев движение, вскинул пистолет. Через секунду грянул выстрел, и послышался звук падающего тела.

Как только всё смолкло, тело Терезы расслабилось под весом Патрика.

— Я его застрелила, — с придыханием и дрожью в голосе, сказала она.

Патрик хмыкнул, ни капли не жалея о том, что она сделала, и поднял на неё взгляд.

— Серьёзно, Джейн. Это не смешно. Эббот меня убьёт.

— Не-а, ты слишком ценный сотрудник.

— Который здесь благодаря тебе.

Патрик согласно кивнул.

— А ещё ты чертовски тяжелый.

— Лисбон, ты решила перечислить все мои недостатки? То я слишком стар, то слишком тяжёлый... Я, между прочим, держу свой вес на руках, чтоб ты знала! — обиженно засопел он.

— Я ещё даже не начинала, но это может подождать.

— Подождать? Чего? — удивлённо взглянул на неё Патрик.

— Поцелуй меня.

В первую секунду ему показалось, что он ослышался, но Тереза повторила снова:

— Поцелуй меня, Патрик.

— Тереза, но... Ты не находишь, что здесь не слишком подходящее место для поцелуя? Тут место преступления, тут, в конце концов, труп лежит.

— Чёрт тебя дери, Патрик Джейн! Я в курсе, что здесь место преступления, и здесь лежит труп, просто поцелуй меня уже! Ты же хочешь, чтобы я осталась, а не уезжала. Я не прошу, чтобы ты сказал, что любишь меня. Просто поцелуй меня.

Патрик уже было потянулся к ней, для поцелуя, как услышал, что кто-то зовёт его. Подумав, что ему показалось, ведь иначе и быть не могло, он проигнорировал зов. И запечатал первый поцелуй на губах самой желанной женщины на свете. На выдохе прошептав:

— Тереза...