Рики Дарк на пенсии

от rosstag
драбблыобщее / 13+
29 мая 2017 г.
29 мая 2017 г.
1
753
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Немногие это знают, но в привилегированной Зоне 1, в элитнейшей ее части, Апатии, есть маленький район, где живут те, кто являются первыми даже среди класса избранных.
Здесь находиться лишь несколько сотен домов, отделенных от основной части Апатии так называемым «Зеленым поясом» - естественной, сложившейся еще до терраформирования, растительностью планеты, и так же не значится ни на одной из карт Мидаса, как и пресловутая Зона 9, Керес.
Но если о существовании Кереса не знает разве что самый ленивый турист со Старой Терры (да и того реклама просветит), то об этом оазисе не знает никто, кроме самих избранных.
Это единственное место на рациональной, сверхтехнологичной Амои, где дома – это не высотки в сотни этажей, а добротные особняки с большими участками земли, находящимися в частной собственности.
Здесь нет светового и шумового загрязнения, и воздух здесь чистый, и все утопает в садах, - если есть на Амои рай, то он находится здесь.
В одном из домов живет одинокий старик. Некогда смоляные волосы его ныне белы как снег, которого никогда не видели на теплой Амои. Глаза уже не сравнишь с черными маслинами, - впрочем, они все еще острые и живые. Морщины и возраст выбелили прежде смуглую кожу. Тем не менее, он все еще вполне подтянут и довольно крепок.
Самая большая страсть старика – это его сад. Если бы был сторонний наблюдатель (нет, здесь некому заниматься слежкой, даже камер нет, но если бы вдруг кто-нибудь заинтересовался) он бы ежедневно видел, с какой тщательностью и любовью подстригаются кусты, пропалываются дорожки, иссекаются подсохшие побеги деревьев. Странное, откровенно сказать, увлечение: за всю свою жизнь этот старик, истинное «дитя асфальтовых джунглей», никогда не имел ничего общего с природой. А вот на склоне жизни, объездив сотни обитаемых и не очень планет, переделав тысячи важных и не совсем дел, испытав миллион сильных и не особо чувств, искренне увлекся таким вот нехитрым и, прямо скажем, не типичным для Амои занятием.
Иногда, окучивая ли розы, высаживая ли тюльпаны, собирая ли букеты, старик присаживается, прислоняясь к какому-нибудь дереву, отдыхая, и тогда его взгляд затуманивается: он придается воспоминаниям. Видится ли ему другой сад, тот, что находится на непредставимо огромной высоте башни Эос, или он думает о чем-то другом? Доподлинно это неизвестно, но всякий раз, возвращаясь из своих грез, старик глубоко вздыхает и проводит пальцами по губам, будто ловя остаток нежной улыбки, только что скользившей по лицу.
Нельзя сказать, что старик совсем уж одинок: два-три раза в месяц к его дому подъезжает роскошный лимузин, из которого выходит другой старик. Хозяин дома явно заранее предупреждается о визите, так как, как правило, встречает гостя у ворот. Гость этот – личность колоритнейшая. Годы не заставили его ссутулиться и сгорбиться, как это часто бывает с очень высокими людьми. Некогда огненно-рыжая шевелюра даже поседела нетипично: теперь он выглядит шатеном, и только. Он продолжает работать, и все так же эффективно, как и в молодости, но здоровье уже немного подводит, и в последний приезд уже бывший Меченый назвал бывшему же Дарку свой новый адрес, заметив при этом, что теперь ждет его с ответным визитом. И добавил с улыбкой, что в их возрасте пешие прогулки полезны, к тому же, они не будут слишком утомительны, так как его новое обиталище находится всего лишь в пяти минутах ходьбы от дома Рики. Черный же рынок Рыжий оставляет очередному смышленому фурнитуру Минка. Что поделать? Вкусы их бывшего хозяина неизменны и мебель он по-прежнему выбирает умную и инициативную.
При упоминании Минка Рики мрачнеет, не показывая этого, впрочем, Катце, который прощается и уезжает.
Дарк же остается наедине со своей памятью.
Он никому и никогда не говорит, что Ясон по-прежнему приезжает к нему. Как и раньше – внезапно и без предупреждения. Как и прежде – маскируясь и под разными личинами.
Рики уже не единожды просил, нет, умолял Ясона оставить его!
Он ведь уже старый, седой, морщинистый и плане секса никакой. Зачем он Минку, который и не постарел ни на день со дня их первой встречи? Впрочем, кто, когда и в чем мог переубедить блонди? И пытаться испортить отношения, и гадости ему говорить бесполезно: все, что можно, они сказали и сделали друг другу еще 50 лет назад.
Иногда Рики замирает от беспомощности. Он ведь умрет скоро. Он говорит Ясону, что если бы он перестал приезжать, забыл о нем, смерть нынешнего садовладельца оставила бы его безразличным. А так… С кем он останется? Один? На весь непредставимо долгий срок своей бесконечной жизни?! Минк не отвечает, он просто обнимает Рики левой рукой, правую кладет на затылок и целует, не торопясь и нежно. И Дарк просто забывает обо всем. До следующего раза.