Личные вещи

миниобщее / 13+
03 июня 2017 г.
03 июня 2017 г.
1
2757
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Дана-Бан взрывался, взметал на горизонте ало-черные всплески, а Рауль все еще убеждал себя, что Ясон вернется. И только когда Юпитер подняла силовые щиты и закрыла Мидас, он понял — все кончено.

Но Ясон все-таки вернулся. Его останки извлекли из-под завалов и доставили в институт для исследования. Черный, спекшийся кусок оплавленных тканей, в котором с трудом угадывались контуры скрюченного тела.

Началось послойное сканирование и анализ материала. «Прижизненные повреждения, посмертные повреждения. Содержание чужеродных элементов, следы наркотического вещества, присутствие ДНК другого объекта». Сейчас надо было остановить работу сканера, отменить поиск по генетической базе данных и отправить обугленные останки в утилизацию. Это было бы нарушением всех возможных правил, но больше никак нельзя было защитить Ясона. Рауль не шевельнулся, только напряженно сдвинул брови. Теперь уже не требуется оберегать чистоту имени Ясона Минка. А Главе Синдиката и при жизни это не было нужно. Это иллюзия, чисто человеческое иррациональное стремление делать что-то для умершего, словно он еще жив. Ему что-то нужно, ради него что-то нужно — да, это попытка убедить себя в том, что Ясон все еще существует.

На мгновение Рауль прикрыл ладонью глаза. Внутри него стало холодно и пусто, там пахло гарью, прошлая, завершившаяся жизнь застряла в груди оплавленным тяжелым куском.

Поиск по генетической базе выдал ожидаемый результат — вместе с Главой Синдиката находился пет Z-107M, тело которого практически полностью испарилось под действием температуры.

Ты хотел приручить его, сделать своим. Ты добился своего. Монгрел стал частью тебя, ты нашел способ. Оно того стоило, Ясон? Или иначе было невозможно, иначе у тебя не получалось быть с ним вместе…

Ведь ты умер позже него, и что ты чувствовал там, в Дана-Бан, прижимая к себе своего мертвого пета? Что ты чувствовал, когда остался один?

Бессмысленная, отчаянно, вопиюще бессмысленная смерть. И неизбежная. Об этом они говорили, когда виделись в последний раз. Рауль тогда был беспощадно великодушен, теперь он ощущал это так. «Ясон, — сказал он тогда, — Я больше ничего не буду делать, я отойду в сторону. Мне надоело, ты все равно не слушаешь меня. Ты нарушаешь правила, но это и твои правила тоже. Ты сам не можешь жить без них. Юпитер тебя не накажет, ты разрушишься сам». А Ясон тогда уже все для себя решил.

Система сообщила о вскрытии черепной коробки Ясона. Сканировать было нечего — мозг получил фатальные повреждения, считать с него информацию было невозможно. И тут же погас значок подключения Юпитер — исследование больше ее не интересовало.

Рауль на секунду замешкался, прежде чем подтвердить запрос на утилизацию останков. Надо как-то попрощаться… Что-то сделать, сказать… И это тоже было бессмысленно и отчаянно, потому что Ясон умер и для него уже ничего не имеет значения. «Прости, Ясон».

Синдикат собрался через час. Юпитер сообщила, что координацией работы Синдиката временно займется она сама, а обязанности Ясона в области внешней политики и управления черным рынком будут исполнять Лагат и Розен. По расчетам Юпитер на изготовление нового тела для Главы Синдиката потребуется три месяца. Амои заинтересована в том, чтобы Ясон Минк приступил к работе как можно быстрее, поэтому институту Рауля Ама рекомендуется заморозить все текущие проекты, кроме военных заказов, и немедленно приступить к работе над новым телом для блонди. Юпитер закончила и наступила тишина. Потом заговорил Гидеон. Рауль не расслышал слов, подумал раздраженно: «Куда он лезет?». Говорить должен был Ясон, первое слово всегда принадлежит Главе Синдиката, особенно в такой сложный момент. Секундное помрачение сознания на фоне стресса, ты же знаешь, где Ясон, ты же видел.

Гидеон сказал очень коротко и правильно: о том, что эти три месяца будут трудными для всех. Эффективность Ясона Минка даже в худший период была стопроцентной и заменить его невозможно. Гидеон обвел взглядом присутствующих: «Я хотел бы сказать что-то неофициальное. И я не могу найти слова. Ясон вернется и… Вряд ли он посмеется над своим прошлым, но… Он будет таким, каким был всегда, каким мы его знали и уважали, — Гидеон снова сделал паузу, — я не мог даже предположить, что все так серьезно, и даже фатально закончится».

— А я мог, — сказал Аиша холодно, четко выговаривая слова, — и хочу сказать сейчас, не только вам, но и Юпитер. Мы все допустили ошибку. Недооценили проблему. Установка только на эффективность работы не оправдала себя. Функционал Главы Синдиката требует большей свободы в принятии решений, но свободы может стать слишком много. У Ясона Минка было слишком много свободы. Он решил, что стоит над Системой, и мы промолчали. Ясон Минк предал Амои. Я считаю, это обязательно должно сегодня прозвучать. Нам нужен новый Глава Синдиката, блонди без личностных сбоев.

Аиша испуган, Аиша хочет наказать виновника своего страха. Рауль даже улыбнулся слегка его глупости, убрал волосы с лица, чтобы они не мешали смотреть прямо в глаза Розену. Он ничего не понимает. Ясон умер совсем, его нет. Будет другой. Даже если он окажется точной копией, это все равно будет другой Ясон. Успокойся, Аиша, выпей воды, вина, чего хочешь. Ясона больше нет, убить его еще сильнее и окончательнее невозможно. Но Рауль ничего не сказал, заговорил Орфей:

— Ты требуешь от Синдиката запретить восстановление личности Ясона Минка?

— Да. Я считаю, это наш долг — настаивать на создании новой личности.

— Ясон умер и не оценит наказания. А нас, Аиша, нет необходимости пугать. Это люди соблюдают законы, потому что иначе их ждет кара. Ты сейчас оскорбил и унизил Синдикат, предложив и с нами поступить так же. Мы верны Системе не потому, что иначе лишимся бессмертия. Мы сами и есть Система, — Орфей сделал паузу и продолжил: — К тому же, давать указания Юпитер вне твоей компетенции.

— Среди нас находится Рауль. Он будет непосредственно заниматься воссозданием Минка. Разумеется, я обращался к нему.

— Давать указания мне ты тоже не уполномочен, Аиша, — сказал Рауль тускло. — Я, как и ты, исполняю указания Юпитер. Если ей понадобится наше мнение, она спросит. Тебя, меня… — он почувствовал, как же неважно все, что он говорит. Все вообще неважно, и Аиша… Поймет он или нет, какая разница? Блонди несколько секунд ждали, что Рауль продолжит, но он молчал.

— Полагаю, сегодня дебаты неуместны, — Гидеон поднялся с кресла, — Синдикат проинформирован о новых назначениях, нам всем следует приступить к работе.

***
Создание тела блонди — очень интересная задача. Раньше Рауль был бы рад получить такой проект. Он и сейчас работал с полной отдачей, но не ощущал почти ничего, словно находился внутри силового купола, а весь остальной мир был за его пределами.

Со дня гибели Ясона Рауль ни разу по ошибке не набрал его номер. И во сне он ни разу не видел его живым. Он точно знал, что Ясона больше нет, каждую секунду. Бессмертие несовместимо с потерями. Люди могут их пережить, потому что их жизнь конечна, они все в равных условиях. И прекрасно адаптируются, как животные. И не время их лечит, а могучий инстинкт выживания, перемалывающий любую боль.

А блонди остается только вечное чувство потери, бесконечное, как бессмертие.

Тело Ясона в прозрачной капсуле было почти сформировано, только кожа пока еще оставалась очень тонкой и прозрачной. Этот проект, безусловно, одна из лучших разработок Института биотехнологий. В самом начале Рауль подозревал, что будет относиться к телу Главы Синдиката неадекватно, как к украшению могилы, но нет, это была просто интересная работа. Даже имя Ясона стало восприниматься обезличенно, как название проекта.

Через семнадцать часов и тридцать четыре минуты процесс формирования завершится и Юпитер приступит к загрузке личностной матрицы.

Рауль еще раз взглянул на экран, убедился, что все идет по графику, и покинул лабораторию.

Через десять минут он уже летел в аэрокаре в сторону Мидаса.

Рауль остановился напротив того самого дома в Апатии. Интересно, как поступит новый Глава Синдиката с этими своими апартаментами? Продаст, наверное. Вряд ли оставит на память о прошлой жизни.

Рауль читал отчет об осмотре этого пентхауса. Среди кучи одежды, обуви и прочего мусора, принадлежавшего монгрелу, не было найдено ни одной личной вещи Ясона. Его личной вещью был пет, это был его дом, не Ясона. Тогда Раулю это показалось очень важным.

Он ввел в бортовой компьютер новый маршрут, и кар помчался дальше, за пределы города.

Острый, колючий остов Дана-Бан показался Раулю слишком маленьким. Обычным. Он усмехнулся сам себе и вышел из кара. На земле были видны следы протекторов дроидов, разбиравших завалы.

Рауль шел, и легкая черная пыль взлетала из-под ног при каждом шаге. Кто руководит работами, Гидеон? Хорошо руководит. Оплавленные бетонные блоки аккуратно сложены, наверняка большая часть уже вывезена и пущена в переработку.

Дана-Бан нельзя было трогать. Это было внутренним иррациональным убеждением.

Рауль подошел к краю воронки. Вниз уходила транспортировочная линия, дроиды копошились на дне, что-то там перетаскивали, деловито гудели.

Здесь ничего не осталось. Совершенно ничего. Дана-Бан утилизирован. А три месяца назад ты сам отправил на утилизацию то, что осталось от Ясона. Было бы глупо поступить иначе. С Дана-Бан то же самое.

Теперь здесь идет стройка. А что ты надеялся найти? Кого? Его нет нигде, уже три месяца нет.

Рауль еще постоял на краю воронки и пошел обратно, к кару. Беззвучный легкий пепел оседал на его ботинки, под подошвами поскрипывали оплавленные, мелкие осколки. Рауль поднял один из них, повертел в пальцах, пачкая перчатки. Черный, словно сведенный судорогой, кусок металла. Самая личная вещь Ясона Минка по большому счету.

«Люди больше понимают в смерти, — подумал Рауль, — могилы, памятники, черт возьми, они знают, что это надо помнить. Тот, кто умер, когда-то жил. А от смерти Ясона почти ничего не осталось. Через шестнадцать часов — не останется ничего вообще».

***

Юпитер закончила загрузку данных. Теперь в капсуле находилось не просто тело, а Ясон Минк, Глава Синдиката. Рауль следил за показателями на экране. Все было в норме: сердцебиение, дыхание, активность мозга. Крышка капсулы поднялась и Ясон открыл глаза.

— Не слишком торжественно, — сказал он негромко, ни к кому не обращаясь, и Рауль улыбнулся, потому что Ясон обязательно должен был сказать что-то в этом роде.

Ясон шагнул из капсулы на прохладный пол, огляделся.

Рауль наблюдал за происходящим на экране. Обнаженный Глава Синдиката пошел к стойке, на которой висел его форменный сьют, начал одеваться.

Защелкивая наручи, Ясон помедлил, провел пальцем по тонкому серебристому браслету на запястье:

— Это обязательно? — спросил он громко.

— Да, пока обязательно. Через неделю снимешь. Он не помешает тебе, Ясон, — ответил Рауль и встал с кресла — глупо было общаться вот так, по громкой связи.

— Хорошо. Кстати, привет, Рауль, — Ясон направился к двери, — заседание Синдиката начнется через два часа. Жду тебя в зале заседаний.

Рауль замер, глядя в спину Главы Синдиката, покидающего лабораторию. Потом усмехнулся, прикрыл глаза рукой, сжал виски. Это же новый Ясон, другой. Ты об этом все-таки забыл.

***

Больше он об этом не забывал. Ясон Минк был очень похож, и все-таки был совершенно другим. И Рауль начал его тихо ненавидеть. Живая копия ходила, говорила, занимала место Ясона Минка, обманывала — знакомыми жестами и интонациями, манерой держаться, норовила полностью совпасть с тем Ясоном, словно стремилась вытеснить его живого отовсюду, даже из воспоминаний.

Рауль избегал нового Минка. Это было несложно — и у Главы Синдиката, и у Главного биотехнолога было достаточно работы. Однако тело Ясона Минка все еще оставалось проектом Рауля, его состояние было под постоянным контролем. Прошла неделя, все показатели были в идеальной норме, пришло время отпустить Главу Синдиката на волю. Но для этого с ним нужно было встретиться.

Ясон прибыл точно в назначенное время. Равнодушно и отстраненно разделся и лег в медкапсулу.

Рауль следил за ходом тестирования, глядя на экран. Ясон в виде схем, графиков, вереницы цифровых показателей его совершенно устраивал. В идеале он бы только таким общением и ограничился бы.

— Тестирование закончено, — сказал Рауль, — твое тело в полном порядке. Оставь браслет на столике, когда будешь уходить.

Ясон покачал головой, усмехнулся, но не сказал ничего. Одевшись, он помедлил, поглаживая пальцами серебристый ободок на руке:

— Ты избегаешь меня, Рауль? Раньше я за тобой такого не замечал.

Было неприятно, что он называл Рауля по имени, и было невозможно обращаться к нему: «Ясон».

— Мы с тобой плохо поговорили тогда, — сказал Рауль и все-таки вышел в лабораторию.

— Ты считаешь? — Ясон смотрел ему в глаза спокойно и холодно. — Ты принял правильное решение как ученый. И Юпитер получила информацию о пределах устойчивости психики блонди, в частности. Фатальный сбой был выявлен и устранен, пусть и слишком травматичным способом. Иначе его невозможно было исправить. Ведь ты руководствовался этим?

— Нет, — сложно объяснить этому блонди, что же произошло в его прошлой жизни, — я надеялся, что мой друг поступит правильно. Хотел спасти его, вместе с его фатальным сбоем. У меня это не получилось.

Ясон слегка прищурился:

— Какая опасная трактовка, Рауль. Неверные мотивации, практически нарушение долга блонди. Почти за гранью.

— На грани, — уточнил Рауль, — я никогда не умел нарушать правила. Если это сбой, то не фатальный, не мешающий эффективной работе.

— Знакомая фраза, — Ясон усмехнулся, — надеюсь, ты просто хотел мне напомнить ее.

— Конечно. Я прошел твой тест?

— Разумеется. А я твой? — Ясон не стал ждать ответа и направился к выходу. У двери он обернулся. — Надо как-нибудь, когда будет свободный вечер, сыграть в шахматы. Ты интересно играешь.

— Надо, — согласился Рауль, — как-нибудь.

Глава Синдиката — идеальный блонди. Зря Аиша волновался.

***

Время шло. Рауль практически жил в работе, в Эос возвращался поздно, если возвращался вообще. Проекты, замороженные ради создания Главы Синдиката, требовали внимания. И вообще, у него вдруг стало очень много работы, страшно много — новые исследования, новые разработки. Однажды днем он получил сообщение от Главы Синдиката: «Орфей скоро выселит тебя из Эос за непосещаемость. Сегодня после заседания жду тебя на партию в шахматы. Пора возобновлять старые традиции». Такое сообщение вполне мог написать ТОТ Ясон. Узнаваемый тон. Копия была прекрасным имитатором. Рауль сослался бы на срочную работу и остался в лаборатории, но на заседание Синдиката он не мог не явиться.

Совет блонди проходил, как обычно. Как всегда, как раньше. Глава Синдиката продолжал то, что начал Ясон: проекты, обсуждения, решения проблем. Ни одного места склейки, ни одного несовпадения. Если бы Рауль нашел хотя бы малый зазор между Ясоном и копией, наверное, стало бы легче. «Рауль, я помню о новом корпусе твоего института. Строительство начнется в срок, как мы и договорились», — хотя ни о чем они с Главой Синдиката не договаривались, это было в прошлом, с Ясоном. Копия считала это прошлое своим, как и остальные блонди. Ясон умер и лишился всего — и жизни, и смерти, его просто стерли. Навсегда. «Я не могу здесь больше находиться», — подумал Рауль, но не двинулся с места, покидать заседание без веской причины было немыслимым нарушением регламента.

Совет закончился, Глава Синдиката поднялся с места:

— Идем, мы так и не доиграли партию, — сказал он Раулю.

Ехать с ним в лифте было бы невыносимо:

— Я спущусь позже. Мне нужно переговорить с Леоном, — спокойным тоном, со спокойным лицом, простой разговор двух идеальных блонди.

Глава Синдиката кивнул:

— Я буду ждать за нашим столиком.

За нашим…

Рауль спустился в зал отдыха спустя пятнадцать минут.

Он ни разу не приходил сюда после смерти Ясона, не хотел видеть, что столик, за которым они обычно играли в шахматы, занят кем-то другим или пустует. Просто не хотел видеть это место без Ясона.

Рауль вышел из лифта и остановился, рассматривая блонди, сидевшего перед шахматной доской. Он был так похож… Глава Синдиката обернулся к Раулю. Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Потом Рауль подозвал официанта и велел передать Главе Синдиката, что вынужден срочно ехать в институт.

Партия должна остаться недоигранной, в личном прошлом Главного биотехнолога.

~

В Дана-Бан завершалось строительство нового центра синтеза воды для нужд Мидаса.

~

Инопланетные СМИ бились над загадкой: было ли на самом деле покушение на Ясона Минка, и кто сейчас представляет Амой на внешнеполитической арене — подлинник или копия? Но и они в итоге пришли к мнению, что в отношении блонди это не имеет значения.