Некогда их было семеро

драбблыAU, хоррор / 13+
06 июня 2017 г.
06 июня 2017 г.
1
335
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Название: Некогда их было семеро
Автор: Wil (LeCastor)
Переводчик: Lavender Prime
Бета: Morane
Оригинал: The Original Seven Were Lost
Размер: драббл, 310 слов
Персонажи: Диор, феаноринги
Жанр: хоррор
Рейтинг: PG-13
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Предупреждения: графическое описание насилия, смерть главного персонажа
Краткое содержание: Сыновья Феанора – больше не эльфы. Зомби!АУ, в котором Дориат пал от рук вторгшихся зомби

Атаки шли волнами, одна за одной. Диор уже приказал намертво заложить все входы и выходы, и в каждой башне горели костры, освещая ночь. Умертвия шли бесчисленной ордой. Его воины ругались себе под нос, что они бы предпочли орков: орков можно убить множеством способов. А с этими… Надо отрубить им головы, сжечь их дотла, разрезать на мелкие кусочки – и все равно нельзя быть уверенными в том, что они не вернутся за тобой.
Сидя в тронной зале, Диор закрыл лицо руками и взмолился про себя, чтобы они смогли отбить их натиск. Но свет и огонь не заставляли их отступать. Способа отбросить их назад не было, и что хуже всего – Сильмарилл притягивал их, как мед пчел.
В глубине души он был готов бежать вместе со всеми. Но затем пришла Эльвинг. Его дочь обрезала волосы, переоделась в мужскую одежду, и он видел в ее глазах отчаянную решимость.
– Позволь мне забрать его, отец. Я уведу их прочь, к Гаваням. А там мы сожжем сыновей Феанора дотла.
Да, некогда их было семеро. Теперь же их были миллионы, и вряд ли можно было выделить из общей массы тех, первых семерых. Может, надеялся Диор, их вообще убили при первом же штурме.
Он поцеловал дочь в бровь, и та метнулась вниз по тоннелю. Затем он вытащил меч, выкрикнул приказ – и на гниющие орды, собравшиеся у стен Дориата, полилось масло.
Скольких он убил – сосчитать было невозможно. Но затем его укусили, и последняя его мысль была о сыновьях – Диор взмолился, чтобы те успели убежать под безопасную сень лесов. А затем он стал одним из многих, частью общего разума, и его ноздри заполнил аромат крови его дочери.
И он двинулся вперед.