Один дома, не считая лего

от PriestSat
миниангст, драма / 13+
08 июня 2017 г.
08 июня 2017 г.
1
2071
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Ангст, Драма, Повседневность, Ужасы
Предупреждения:
   Смерть основного персонажа, ОМП
Размер:
   Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
Тринадцатилетний подросток оказывается единственным выжившим в неизвестной эпидемии.

Публикация на других ресурсах:
уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано для команды WTF Zombies 2017.
По мотивам фильма Autumn (2009).
События развиваются быстрее, чем в фильме.
Перед написанием была проведена консультация с 13-летним подростком, что бы он делал в такой ситуации.


Марк рассматривал коробку с новым набором конструктора, когда услышал надсадный кашель. Кто-то кашлял так, что захлебывался воздухом. Марк пожал плечами, словно говоря «с кем не бывает», поставил коробку на место и взял вторую. Вчера в магазине было обновление ассортимента, Марк еще не видел…

Кто-то упал. Марк, не выпуская из рук коробку, прошел до конца стеллажа, чтобы посмотреть, в чем дело. Продавец, который постоянно следил за покупателями, лежал на полу. Изо рта текла кровь, продавец не двигался, а его коллега застыла на месте, глядя на кассовый аппарат. Ее сложило пополам от кашля, вскоре она упала на прилавок, а потом — на пол. Марк растерялся. Он был любителем фильмов ужасов, особенно про зомби. «Эти люди будут лежать или встанут и нападут на меня?» — Марк оглянулся, отыскивая что-нибудь потяжелее.

Убивать зомби коробками с лего или пластмассовыми лайтсайберами?

С улицы донесся грохот и гудки машин.

Марк оценил расстояние от себя до выхода. Пробежать нужно было метров пять, но прямо посреди прохода лежал продавец. Он вполне мог вцепиться в ноги подростка. Марк обошел стеллаж и, не сводя глаз с продавца, — второй продавец не могла быстро выскочить из-за прилавка — прошмыгнул в дверь. Он только на улице понял, что вынес коробку, но страх быть пойманным за воровство исчез почти сразу.

Везде лежали неподвижные тела. Магазин игрушек располагался в центре города, здесь днем и ночью было оживленное движение как транспорта, так и людей. Марк повернулся к проезжей части. Все, что могло столкнуться, столкнулось. Марк выронил коробку и вытащил из кармана шорт мобильник.

Родители не отвечали, бабушка тоже. Марк позвонил своему школьному другу. Тишина. Он поднял коробку и пошел домой.

Марк жил по соседству от магазина. Он поднялся на второй этаж, искренне надеясь, что с родителями все в порядке. В квартире никого не было, Марк запер входную дверь и зачем-то задернул шторы на окнах. Он просидел в полутьме около получаса, прислушиваясь к разного рода звукам. В основном это были столкновения транспорта, вскоре они прекратились. Марк снова прозвонил по всем номерам. Никто не отвечал. Он включил компьютер в комнате родителей и выругался: мама снова поставила пароль, очевидно, из-за того, что Марк вчера отказался мыть за собой посуду. Марк включил телевизор. Ни один канал не работал, точнее, работал бы, если бы родители не перестали платить за спутниковую антенну, решив позже перейти на интерактивное телевидение. Мобильник был старый и с интернетом не дружил.

«Ну вот, поиграл в „Блокаду”, а там обновление обещали». Расстроенный Марк обозвал взрослых даунами и сделал бутерброд с котлетой. Пообедав, он занялся конструктором.

«Если мама спросит, где взял, скажу, что нашел на улице». Марк разрезал упаковку и высыпал детали на кровать родителей. Вооружившись инструкцией, он начал собирать штурмовой антигравитационный танк. Дойдя до половины сборки, Марк снова взялся за телефон. По-прежнему никто не отвечал. Он выглянул в окно: люди оставались там, где упали. Марк сел за стол в кухне и задумался.

Что же делать дальше? Если это апокалипсис, то почему он остался в живых? «У меня иммунитет, — предположил Марк. — Ого, ничего себе! Я последний человек на Земле. Да не, кто-то еще выжил. А где их искать? Эх, дебил, почему не научился водить машину, когда предлагали? Сейчас бы проехался… Да не, не проехался. Улицы забиты машинами. Так, если я тут останусь, то что буду есть?» Он снова посмотрел в окно. Солнце было в зените, пахло гарью и дымом. Марк постоянно смотрел канал «Дискавери Сайенс» и отлично знал, что должно случиться с трупами в такую жару. Еще Марк знал, что если все умерли, то он теперь может брать все, что угодно. Он считал себя большим знатоком правил выживания и быстро набросал мысленный список «покупок».

Он достал из кладовой большую сумку, вытряхнул из нее зимние вещи и отправился в супермаркет.

Там все еще играла музыка, в аквариумах плавала рыба, в мини-пекарне подгорали булочки. Марк прошелся по залу, переступая через тела. Он нашел шампуры для шашлыка и прихватил парочку для самозащиты. «Блин, не дойдешь к магазину оружия, там бы взял „Барретт”. Из окна можно отстреливаться». Сложив в сумку консервы, чипсы и конфеты, Марк не смог ее поднять. Пришлось подкатить тележку и переложить в нее продукты. Он добавил минералку, колу и киндер-сюрпризы. Ему понадобилось три захода, чтобы занести припасы в квартиру. Марк немного отдохнул, сидя на лестничной площадке, и опять вышел из дома. У него появилась цель.

***


Для коробок с лего Марк убрал все с письменного стола в своей комнате, вытащил стул и выкатил тумбочку. Он прислонился к стене рядом с дверью, любуясь такими желанными наборами. Теперь эти сокровища принадлежали ему и только ему. Марк принес из родительской комнаты недостроенный танк и поставил его на пол. В магазине еще было что взять, но Марк сильно устал. Он доел котлеты и макароны, чтобы не пропали. Он не знал, когда исчезнет электричество и перестанет течь вода из крана. До конца дня он занимался конструктором, настолько увлекшись, что забыл обо всем.

Настоящий страх пришел вечером и не ушел до утра. Марк зажег свет во всех комнатах, но вскоре погасил, испугавшись, что его кто-то заметит. Все-таки ему было тринадцать лет, и он не мог противостоять взрослым. Он взял в кухне ножи и положил их под подушку, почти сразу поняв, что так не уснет. Половина ножей перекочевала на стол, а три коробки с конструктором оказались на полу. Марк поужинал, вымыл тарелку и ложку, принял душ.

В городе было тихо, но издалека доносились звуки взрывов. «Газ? — Марк закрыл дверь в спальню, не выдержав темноты коридора. — Классно, что в нашем доме никого не было днем, никто жрать не готовил». Он лежал и слушал, тишина давила на уши, казалось, что где-то кто-то ходит.

Марк натянул на голову простыню, которой укрывался вместо одеяла, и его накрыло ужасом и тоской. Он беззвучно плакал, всхлипывая, втягивал воздух ртом и носом, вытирался простыней и не мог успокоиться. Он хотел, чтобы родители были рядом, пусть все вокруг валяются дохлыми и вонючими, но мама и папа не могли умереть. Он ведь не умер, разве иммунитет не передается по наследству? Так несправедливо, он хочет быть с родителями, он их любит, хотя вчера кричал «чтоб вы сдохли!» Папа оттащил его в комнату и запретил выходить. Марк слышал, как родители возмущались, сидя в кухне, и злился, злился.

Ну что за фигня, разве можно силой желания всех убить? И он не по-настоящему этого хотел. Просто разозлился, с кем не бывает. Потерял контроль.

Марк открыл глаза, уставившись в простыню, еле пропускавшую лунный свет. Ему померещилась тень, перемещающаяся по комнате. Марк сунул руку под подушку и схватился за рукоятку ножа. Его тошнило от слез и страха. Марк ногами стянул с себя простыню, готовый накинуться на все, что угодно.

Едва заметный ветерок шевелил занавеску, от чего по комнате скользили тени. Марк высморкался в простыню и сбросил ее на пол. С ножом в руке он подошел к окну. Пейзаж оставался прежним. Марк вернулся в кровать и скоро заснул.

***


На следующее утро Марк проснулся рано. Умывшись и почистив зубы, он нагрел остатки рисового супа и макарон. По привычке выглянул в окно.

За такое ругательство папа впервые взялся бы за ремень.

По улицам очень медленно бродили вчерашние трупы. Они вели себя словно пьяные. Марк периодически видел таких «клиентов», как говорил его приятель. Во дворе постоянно собиралась компания местных алкашей, и после посиделок они расползались по домам именно так: ноги заплетаются, тело заносит из стороны в сторону, руки болтаются как тряпки, а голова падает то набок, то на грудь. Марк взял пустую стеклянную банку и, размахнувшись, вышвырнул ее из окна. Банка разбилась, упав на дорогу. Никто из трупов не отреагировал, все продолжали куда-то идти.

Марк занервничал, но тут же успокоил себя: «Я на втором этаже. Летающих зомби нет, дверь подъезда заперта на домофон. А если электричество пропадет? Тогда и домофон вырубится. Тогда я не выйду за едой. Надо пойти и затариться еще чем-нибудь». Он долго колебался, но все-таки вышел из дома, на этот раз взяв свой школьный рюкзак.

Он приоткрыл дверь подъезда и увидел, что по двору шатаются пять или шесть трупов. Марк сказал:

— Добрый день!

Никто и головы не повернул. Марк крикнул:

— Эй, суки!

Ноль реакции. Марк, убедившись, что ключ от домофона легко достать из кармана, вышел из подъезда.

Трупы натыкались на деревья, скамейки, падали, кое-как поднимались. Марк, держась от них подальше, побежал к супермаркету, но остановился на половине пути. «Там же полно этих… зомби? Не похожи на зомби. Не нападают, я для них пустое место. Да хрен с ними, пусть будут зомби». Он отскочил от мужчины в цветастой рубашке, который подошел слишком близко. Мужчина побрел мимо.

Марк вздрогнул от мысли, что придется уворачиваться от зомби, если он пойдет в супермаркет. Он пересек свой двор, потом соседний и вышел к небольшому продуктовому киоску. Открыв дверь, он отшатнулся от продавщицы, вывалившейся прямо на него. Марк взял ее за ноги и оттащил в сторону, что оказалось нетрудным заданием, продавщица была худющей. Марк заполнил рюкзак печеньем, булками, шоколадными батончиками, в пакет положил бутылки с газировкой. «Идиот, надо было взять тележку, зачем оставил у подъезда?» По пути Марк останавливался, чтобы отдохнуть. Руки и ноги болели от тяжести, лицо заливал пот, Марк снял футболку и вытерся. Когда он подходил к дому, то заметил, что некоторые зомби смотрели прямо на него. Ужас едва не парализовал Марка. Он не помнил, как открыл подъезд и поднялся по лестнице, как ввалился в квартиру и запер дверь.

Он лежал на полу прихожей и плакал во весь голос. Ревел так, что самому стало жутко. Успокоившись, Марк умылся тонкой струйкой воды. Электричества не было. Марк не хотел есть, но заставил себя пообедать. В окно он побоялся смотреть. Постояв у входной двери, Марк убедился, что на лестничной площадке никого нет. До конца дня он занимался сборкой конструктора, отгоняя от себя всякие мысли.

Этой ночью он почти не спал. Тишины больше не было, ее сменили хрюкающие звуки, которые издавали зомби. «Воздух выходит из легких при движении. — Марк вспомнил строение человека. — Они же не могут говорить. Блин, вот это я попал. Надо было из города выбираться. И куда? Надо было научиться машину водить, сейчас все машины — мои». Марк хотел закрыть окно, чтобы не слышать мерзкие звуки, но в комнате было жарко. Он взял вату из аптечки и сделал из нее затычки для ушей. Вата приглушила хрюканье, но тут на Марка напала паранойя.

«А вдруг они проломают двери? Я же ничего не услышу. А если они как в „Мировой войне зет” начнут кучей собираться?» Он убрал затычки и до утра занимался сборкой оставшейся модели стардестройера. Полная луна обеспечивала неплохое освещение.

***


Утром пришлось выбросить в окно продукты из холодильника. Зомби, которые теперь двигались намного быстрее и увереннее, столпились под окнами, таращась на Марка. Его пробрала дрожь. От зомби поднималась волна тошнотворной вони. Марк закрыл кухонное окно, сказав «спасибо» тем, кто срубил деревья возле дома. «Зомби не лазят по деревьям, но кто их знает?»

Он расставил модели по всей квартире, ходил туда-сюда и старался вызвать у себя радость. «Я же хотел это все. — Он взял фигурку Джанго Фетта. — Хотел». Марк поставил фигурку на журнальный столик. Радости не было. Марк лег на диван в гостиной и крепко заснул.

***


Около трех часов дня прорвало плотину, волна покатилась по городу, снося здания и машины, вырывая деревья и расплющивая зомби.

Марк проснулся от того, что дом ходил ходуном, с полок падали книги, с потолка оборвалась люстра. Марк сидел на диване, не зная, что делать. «Землетрясение. — Он обхватил подушку, словно это могло чем-то помочь. — Все развалится». Родители говорили, что во время землетрясения не надо паниковать. Надо выйти из дома, но он не мог выйти. Там, снаружи, были гниющие твари.

Он снова лег на диван и положил подушку на голову, чтобы ничего не слышать.