Дела семейные-2

от PriestSat
минифантастика, драма / 13+ слеш
08 июня 2017 г.
08 июня 2017 г.
4
11636
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Основные персонажи:
   Алана Блум, Ганнибал Лектер, Тобиас Бадж, Уилл Грэм
Пэйринг:
   Ганнибал Лектер, Уилл Грэм, Алана Блум, Тобиас Бадж, ОМП
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Драма, Фантастика, Повседневность, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
   OOC, Насилие, ОМП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
   Мини, 34 страницы, 4 части
Описание:
Уилл пытается уговорить Ганнибала позаботиться о своем здоровье.

Публикация на других ресурсах:
уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Части:
1 - "Компаньоны" https://ficbook.net/readfic/4844008
2 - "Привет, это я" https://ficbook.net/readfic/5122799
3 - "Дела семейные" https://ficbook.net/readfic/5237878
Без чтения предыдущих частей могут возникнуть непонятки при чтении этой части.


За неделю Ганнибал умудрился разбить пять бокалов и три тарелки.

— Хватит притворяться, будто все в порядке, — не выдержал Уилл.

— У меня все равно нет денег на полноценное лечение, — ровным голосом ответил Ганнибал, как ни в чем не бывало усаживаясь за стол. — Приятного аппетита.

— Приятного, — отозвался Уилл, но после первой ложки продолжил: — Я отдам все деньги с моего счета.

— Я не могу этого допустить.

— Я волнуюсь…

— Достаточно, — перебил Ганнибал. — Не желаю говорить о моем здоровье. Я вполне владею своим телом и лет до семидесяти точно доживу.

— Почему до семидесяти?

— Просто так на ум пришло. Я хочу спокойно обедать, а не обсуждать то, что тебя не касается.

— Ошибаешься, твое здоровье меня касается, — не сдавался Уилл. Ганнибал указал ему на тарелку. Уилл обиделся, но постарался не показать свою обиду, никакой пользы от нее не предвиделось. Ганнибал едва не выронил стакан, успев в последнюю секунду поставить его на стол. Он стал мрачнее тучи.

Уилл не собирался отступать и после обеда позвонил родителям, закрывшись в своей каюте.

— Привет! — Грэм-старший не удивился. — Соскучился?

— Не совсем. Можешь связаться с господином Лектером?

— А, вот оно что. — Другой на месте Грэма-старшего обиделся бы, узнав, что нужен сыну совсем не для семейных дел, но только не он. — Это срочно? Я, знаешь ли, занят.

— Не срочно. Только не затягивай на год.

— Да что ты! — усмехнулся отец. — С чего бы я так делал? Он, конечно, сноб и нос слишком высоко задирает, если учесть, кем он является. Но ради тебя, сынок, я побеседую с господином Лектером. Что ему передать?

— Попроси позвонить на этот номер. — Уилл усмехнулся точь-в-точь как отец. — Спасибо.

Грэм-старший послал ему воздушный поцелуй и выключил связь.

Уилл успокаивал себя мыслью, что действует во благо любимого человека. Его мучила совесть из-за тайны. «Это мне боком вылезет. — Уилл подавил желание обо всем рассказать Ганнибалу. — Некуда отступать, я обязан довести все до конца».

Пришлось ждать неделю, и звонок прозвучал именно в момент, когда Уилл находился в рубке.

Уилл выскочил в коридор, словно ошпаренный, и поежился, услышав безэмоциональный голос Лектера-старшего.

— Добрый день, господин Грэм. Чем обязан вашему вниманию? — Лектер-старший не воспользовался видеосвязью.

— Здравствуйте. У Ганнибала возникли серьезные проблемы со здоровьем.

Уилл ожидал услышать хотя бы тень беспокойства, но это был не тот случай.

— К этому все шло, — холодно сказал Лектер-старший. — Я это предвидел. Найти бы нейрохирурга, который провел столь варварскую операцию, и лишить его лицензии. Или жизни. Как я понимаю, Ганнибал все отрицает.

— Да.

— Как я понимаю, все дело в деньгах. Что ж, ранее я предлагал оплатить лечение, но Ганнибал наотрез отказался.

— Я его уговорю.

— Не будьте таким самоуверенным, господин Грэм. Я отлично знаю своего сына, он отличается упрямством. Он готов на все, лишь бы добиться своего. Вы не сможете его уговорить. Я сам ему позвоню. Всего хорошего.

«Я тоже отлично его знаю», — хотел сказать Уилл, но не успел.

Лектер-старший вышел на связь через день. Ганнибал долго смотрел на иконку звонка, перед тем как его принять.

— Добрый день. — Лектер-старший излучал доброжелательность. — Трудновато было найти твой корабль.

— Здравствуй. — Ганнибал мельком глянул на Уилла. — Что тебе нужно?

— Я забочусь о твоем здоровье и хочу предложить деньги на лечение.

«Вот черт. Мне конец», — подумал Уилл, почти физически ощущая негодование Ганнибала. Лектер-старший продолжал уговаривать:

— Предлагаю долговую расписку на взаимовыгодных условиях. Очевидно, что ты будешь против совместного со мной проживания. Поэтому у тебя будет отдельный дом, обслуживающий персонал и круглосуточный уход. Ах, да, забыл. Я оплачу стоянку корабля, прими это в качестве подарка.

— Говоришь так, словно я уже согласился, — приглушенно произнес Ганнибал.

— Я не понимаю, почему ты колеблешься, — с оскорбленным видом ответил отец. — Это не милостыня и не способ завладеть тобою. Уедешь, как только выздоровеешь. Никто не будет тебя задерживать.

— Я не могу ответить прямо сейчас. — Ганнибал казался сбитым с толку. — Я перезвоню.

Закончив сеанс связи, он укоризненно спросил:

— Зачем ты это сделал?

— Что сделал? — переспросил Уилл, понимая, что бесполезно отпираться.

— Надеюсь, ты не будешь лгать. — Выражение лица Ганнибала стало нечитаемым. — Он и ему подобные, руководствуясь верой в высшую цель, виновны в смерти многих людей. И ты толкаешь меня в его руки?

— Ты плохо себя чувствуешь. Твои проблемы будут усугубляться день ото дня. Думаешь, я не видел, как у тебя пальцы трясутся? Я же не слепой.

— Пожалуйста, не делай так больше. Я хочу, чтобы между нами было доверие. Никаких переговоров за спиной. Разве я многого прошу?

— Извини, — тихо сказал пристыженный Уилл. — Разумеется, я не имел права так поступать, нужно было сначала узнать твое мнение. Но ты должен понять, я не мог поступить по-другому.

— Твое желание помочь весьма трогательно, — неожиданно смягчился Ганнибал.

— Я люблю тебя, вообще-то, — все так же тихо проговорил Уилл. — И переживаю.

Ганнибал заметно растерялся, но не продолжил разговор, что было удивительно при его красноречии. Он просто не знал, что сказать в возникшей ситуации.

— Я согласен. — Ганнибал спустился в грузовой отсек, чтобы позвонить отцу. — Я постепенно верну тебе деньги.

— Рад слышать. — На глазах Лектера-старшего выступили слезы. — Ты не представляешь мои чувства по отношению к тебе.

— Даже не хочу представлять.

— Я понимаю и принимаю твою ненависть, но все равно желаю тебе наилучшего.

— Мы прибудем через пять дней. Подготовь долговую расписку.

***


— Добро пожаловать! — Лектер-старший ждал у выхода из порта Балтимора. Позади него стояли четверо андроидов: один в шоферской униформе, второй был похож на телохранителя. Двое являлись типичными медицинскими андроидами, с неизменными улыбками и заботливым выражением одинаковых лиц.

— Сейчас мы отправимся в больницу Джона Хопкинса, где тебя осмотрят. — Лектер-старший взял сына под локоть. — Благодарю за то, что принял мою помощь.

— Нет, сначала мы посетим нотариуса и составим долговую расписку, — ответил Ганнибал. — В ином случае я возвращаюсь на корабль.

Сидя напротив них, Уилл ощущал себя более чем странно. Сходство между отцом и сыном было потрясающим, они даже сидели одинаково — прямые спины и высокомерный вид. Ганнибал выдернул руку из пальцев отца и уставился в окно.

— Господин Грэм, я отдал распоряжение подготовить для вас комнату. — Лектер-старший соизволил обратить на него внимание. — Если, конечно, вы не решите пожить у своих родителей, что было бы оптимально.

— Я хочу, чтобы он участвовал в моей жизни. — Ганнибал резко повернулся к отцу, заставив его вздрогнуть.

— Давай сначала узнаем, что с тобой происходит, — мягко произнес Уилл. — Потом все решим.

На этом разговор закончился. Лектеры дружно смотрели в окна, Уилл разглядывал свои пальцы. Он нервничал, ощущая невероятно сильные эмоции, исходящие от Лектеров. Ему казалось, что он стоит на пути снежной лавины, которая была готова раскатать его в лепешку.

У нотариуса Ганнибал не особо долго изучал текст документа, пробежался по нему взглядом и поставил подпись. «Он ужасно нервничает. — Уилл положил ладонь на спину Ганнибала. — Напряжен до предела».

В больнице после оформления документов Ганнибал отправился на обследование.

— Это займет два часа, — сообщил дежурный андроид. Уилл замешкался, не зная, чем занять время. Лектер-старший предложил ему пройтись и побеседовать.

— Не буду скрывать, господин Грэм, что я испытываю к вам крайнее отвращение. — заявил он. — Вы оскверняете собой моего сына.

— Я вдоволь наслушался высокопарного бреда от Ганнибала. Хорошо, что он почти перестал его нести.

— Бред? — Лектер-старший приподнял бровь. — Вы дурно влияете на моего сына. Отвратительные манеры, плохая речь, низкий интеллект.

— Я прямо-таки шокирован! — рассмеялся Уилл, хотя ему было не весело. — Кого вы ожидали увидеть на моем месте? Ему подобного? Вы же ему психику испортили, внушили, что он сверхчеловек. Много шансов вообще с кем-либо сойтись при таком образе мышления? Сомневаюсь.

— Звучит так, словно ты ставишь себе в заслугу дружбу с Ганнибалом. Будто говоришь: смотрите, какой я великодушный. Подобрал марсианина, приручил. Никому не удавалось, а я смог. Любуйтесь мной, хвалите меня, я молодец.

— Я не это имел в виду, — насупился Уилл. Он никогда не рассматривал свои отношения с Ганнибалом с такого ракурса.

— Ты испортил моего мальчика. Ты не знаешь, какую ювелирную работу я проделал, чтобы создать Ганнибала.

— Я хочу, чтобы он перестал говорить слогами и больше не разбивал тарелки. Нет, мне не жалко посуду, я куплю ящик этих проклятых фарфоровых тарелок. Его огорчают непроизвольно трясущиеся пальцы и неспособность утром подняться с постели. Поэтому я обратился к вам. Серьезно, я думал, что вы любите сына. Но вижу, что он для вас всего лишь удачный эксперимент. — Уиллу хотелось задеть Лектера-старшего, не опускаясь до банальных оскорблений.

Лектер-старший растянул губы в улыбке, показав крупные клыки.

— Ты заслуживаешь мучительной смерти. Я бы с радостью смотрел, как ты умираешь.

— Вы правда ничего не боитесь? Угрожаете. А вдруг я фиксирую наш разговор?

— Ничего не боюсь. Ты заметил, что я пользуюсь своей фамилией? — Лектер-старший продолжал улыбаться. — Оставь моего сына. Он все равно когда-нибудь тебя убьет.

Уилл пошел обратно к больнице.

***


После обследования Ганнибал подозвал Уилла, чтобы тот услышал диагноз. Лектер-старший последовал за ними, но Ганнибал взглядом заставил его остановиться.

К приятному удивлению Уилла, лечащим врачом оказалась его бывшая однокурсница по медицинскому колледжу — Алана Блум. Узнав его, она просияла от радости.

Алана развернула трехмерную модель головного мозга Ганнибала, на которой желтым цветом были отмечены проблемные участки.

— Такое впечатление, что хирург, проводивший операцию, не собирался оставлять вас в живых. Упрощая объяснение, скажу — поврежден мозжечок. К счастью, все можно восстановить. Операция займет полтора часа. После реанимации пациент будет препровожден в палату, где проведет сорок восемь часов в полном покое. В это время любые посещения запрещены. Господин Лектер, вам могут предоставить услуги психолога или священника.

— Я хотел бы наедине поговорить с Уиллом. — Ганнибал почти не дышал. — Это возможно?

— Да. — Алана кивнула на вторую дверь в кабинете. — Комната как раз для таких нужд. Оставайтесь там столько, сколько понадобится.

Войдя в комнату, Уилл закрыл за собой дверь. Ганнибал остановился у окна, держа руки за спиной. Уилл повернул его к себе и начал целовать.

— Вдруг что-то пойдет не так? Я стану недееспособным. — Ганнибал выглядел равнодушным, но Уилл, держа пальцы на его запястьях, ощущал бешеный пульс.

— Почему что-то обязано пойти не так? Ты находишься в одной из самых престижных клиник Земли. Алана — превосходный специалист, я в ней уверен. — Уилл вздохнул. — Я, обыкновенный человечишко, уговариваю высокоразвитое существо. Мой отец сказал бы «отрасти железные яйца и вперед!»

— Такое неосуществимо в принципе, — с кривой улыбкой ответил Ганнибал. — Но суть шутки понятна. Как ты познакомился с госпожой Блум?

— Учился с ней в медицинском колледже. Она всегда была амбициозной и не собиралась останавливаться на достигнутом.

— Надеюсь, мой отец не будет предлагать ей деньги за манипуляции с моим сознанием. С него станется, ведь он не имеет лицензии нейрохирурга и не может проводить операции.

— Алана была лучшей среди лучших. — Уилл задумчиво усмехнулся. — И самой красивой.

— Она в самом деле красавица, но это не имеет никакого отношения к делу. — Ганнибал отстранился от него. — Что ж, пора. Не будем затягивать процесс.

***


Дом на бульваре Чандлер был двухэтажным, но без газона. Уилл мысленно поблагодарил мироздание за это. Он хотел выйти из машины, но Лектер-старший его остановил.

— Я надеялся, что сын останется со мной. Ты разбил эту надежду.

— Господин Лектер, мне кажется, ваше психологическое развитие застыло на уровне избалованного подростка, привыкшего получать все. — Уилл не выбирал слова для ответа. — Ганнибал вам не принадлежит. Знаете, я согласен с общественной мыслью о марсианах, как об опасных извращенцах. Это настоящее чудо, что Ганнибал сумел хоть как-то сохранить свою личность. Не буду скрывать, порой он невыносим...

— Заткнись. — Лектер-старший точно так же, как и Ганнибал, умел передавать эмоции едва заметными движениями мимических мышц. Сейчас Уилл видел, насколько тот разъярен, и его пробрала дрожь от страха. Страх был знакомым, раньше Уилл боялся молчаливых вспышек гнева у Ганнибала.

— Вы чересчур похожи. — Он ловил взгляд Лектера-старшего, чтобы установить зрительный контакт. — Слишком. У вас не было времени на передачу своих манер сыну. Вы или резали его вдоль и поперек, или…

— Многие из наших детей были нашими клонами. — Лектер-старший смотрел на Уилла, чуть прищурив глаза. — Мы немного меняли их внешний облик, чтобы сходство не было таким очевидным.

— Ваша жена была в курсе?

— Нет. Она бы ни за что не согласилась на подобное, не то, что другие женщины. Принципиальная и волевая. Пришлось, конечно, повозиться, чтобы подсадить зародыш, но, поверь, результат превысил все ожидания. Это мой самый, нет, единственный удачный эксперимент. Я горжусь им. Это шедевр, произведение искусства. Идеальный организм.

Уилл и сам не понял, как ударил Лектера-старшего прямо в нос. Кровь потекла по губам и подбородку, бордовые капли пачкали светло-серый костюм, но Лектер-старший не обратил на это внимание. Он схватил Уилла за горло одной рукой, второй вдавил его в сиденье. Захват был воистину стальным, Уилл трепыхался, тщетно пытаясь вырваться. В голове крутилась мысль: «На шее останутся следы от пальцев, Ганнибал увидит». Лектер-старший оттолкнул побагровевшего Уилла, вытащил из кармана пиджака носовой платок и прижал его к лицу.

— В следующий раз, если вздумаешь поднять на меня руку, я прикажу Ганнибалу тебя убить. Он вырвет тебе легкие, и ты задохнешься. Или вырежет сердце. Вскроет черепную коробку и скормит тебе твой собственный мозг.

Уилл надсадно кашлял и никак не мог ответить.

— Ключ. — Лектер-старший швырнул карточку ему в лицо. — В распоряжение моего сына поступят повар, медицинские андроиды и шофер. Я оплачиваю его питание, медикаменты, операцию и визиты лечащих врачей. Твоя задача, ничтожество, не навредить моему сыну. Проваливай.

Уилл опрометью выскочил из машины.

Дом был наполнен предметами старины. Уилл подумал, что Ганнибал будет счастлив оказаться среди всей этой роскоши. Он разобрал свою сумку и повесил одежду в шкаф в своей комнате на первом этаже — спальня Ганнибала находилась на втором — и прошел в кухню.

Повар-андроид осведомился о вкусовых привычках Уилла и предложил ему ланч. Уилл не особо хотел есть, но поймал себя на том, что отказ может обидеть повара.

«Андроиды не обижаются», — подумал он. Закончив с ланчем, Уилл вернулся в комнату, принял душ и сменил одежду. Делать было особо нечего, он походил по дому, рассматривая диковинки.

Ему было тоскливо без Ганнибала, без шума корабля, без ощущения полной изолированности. Уилл взял первую попавшуюся книгу в библиотеке и уснул во время чтения.