Конец спокойствию

от PriestSat
минидрама / 13+
Доктор Ганнибал Лектер Уилл Грэм
23 июн. 2017 г.
23 июн. 2017 г.
1
3634
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Основные персонажи:
   Ганнибал Лектер, Уилл Грэм
Пэйринг:
   Ганнибал Лектер, Уилл Грэм, ОМП
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Драма, Повседневность, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
   Смерть основного персонажа, OOC, ОМП
Размер:
   Мини, 10 страниц, 1 часть
Описание:
В Амстердаме появляется подражатель Ганнибала Лектера.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано для команды WTF Hannigram 2016.

Каждый раз, открывая дверь с витражом Тиффани, белые лилии на голубом фоне, Уиллу хотелось громко сказать: «Дорогой, я дома!» Но это было слишком романтично и пошло, в духе дурацких фильмов про геев. Когда один на работе, а второй хлопочет на кухне.

Уиллу в страшном сне не пришло бы в голову назвать Ганнибала домохозяйкой, хотя тот почти целый день проводил дома, не выходя на улицу.

Небольшая квартира почти сразу стала для Уилла зоной комфорта — он чувствовал себя в ней максимально защищенным и расслабленным. Благодаря неплохому вкусу владельца, сдающего жилье внаем, квартира была уютной. Уиллу нравилось возвращаться сюда после целого дня работы в реставрационной мастерской.

Кропотливый, неспешный труд, путь домой, лестница и дверь с лилиями.

— Привет. — Уилл снял куртку и повесил на вешалку. Легкие кожаные туфли уже стояли посреди прихожей — он возвращался в одно и то же время.

— Привет. — Ганнибал незамедлительно вышел к нему навстречу. — Хорошо, как раз успел к ужину.

Он всегда это говорил. Уилл поставил сумку на полку и, улыбаясь, приблизился к Ганнибалу.

Ощутив давно забытый густой запах крови, Уилл словно натолкнулся на невидимую стену. Заныла правая сторона верхней челюсти, во рту появился металлический привкус.

— Что-то случилось? — спросил Ганнибал.

— Нет. — Уилл обогнул его вместо того, чтобы поцеловать как обычно. Он торопливо свернул в ванную и, закрывшись в ней, включил воду. Посидев на краю ванны, Уилл успокоился, удивляясь собственному волнению. Но снова запаниковал, войдя в столовую.

— Это печень? — Уилл внимательно посмотрел на накрытый стол.

— Да. — Ганнибал налил вино в бокалы. — Удачная покупка.

«Вот откуда запах крови, как быстро можно меня сбить с толку!» — Уилл обнял Ганнибала и виновато произнес:

— Извини. Я вел себя странно.

— Хочешь посмотреть телевизор? — Ганнибал посмотрел на него снизу вверх. — Еда остывает. А это блюдо нужно есть горячим.

Просмотр телевизора во время приема пищи, «привет» вместо «здравствуй» или «добрый день», отсутствие пиджака и галстука, простой стиль речи были компромиссами между Ганнибалом и Уиллом. В ответ Уилл отказался от желания завести собаку и строго следовал советам, как одеваться. Это все произошло само собой, без выяснения отношений. Несколько фраз, брошенных вскользь.

— Да, пожалуйста. Вроде сейчас будут новости.

Уилл преуспел в изучении голландского, хотя мог обойтись и английским. Он нацелился на фризский, но притормозил, когда услышал от Ганнибала утвердительное: «Ты понимаешь, что наша жизнь может измениться в любой момент». Уилл воспринял это как намек на теоретический переезд в другую страну.

Звук в телевизоре был приглушен ровно на столько, чтобы Уилл мог все слышать не только новости, но и Ганнибала. Уилл почти не стремился поддерживать беседу за трапезой, он предпочел бы просто есть. Но это было следующим этапом компромиссов, и Уилл знал, что не стоит говорить: «Давай будем молча ужинать, да и обедать тоже молча», требовались аргументы.

Сейчас Ганнибал делился планами посещения «Стоперы»*, явно нацелившись взять с собой Уилла.

— Это уже третий случай зверского убийства за последний месяц, — сообщил диктор. — Почерк одинаковый, жертву разрезают, пока она жива.

Уилл повернул голову к стене, на которой висела телевизионная панель, затем перевел взгляд на Ганнибала и положил вилку на стол.

— Это не я, — торопливо сказал Ганнибал. Ответ прозвучал совсем не в его манере, поэтому Уилл отодвинул от себя тарелку.

— Чья печень? — спросил он тихо.

— Тебе чек показать? — Ганнибал выключил телевизор. — Сейчас.

— Не нужно.

Ганнибал не стал изображать смертельно оскорбленного и продолжил ужинать, вернувшись к разговору о концертной программе.

— Пойти вместе — это вполне по-семейному.

— Ганнибал, я должен знать. — Уилл пропустил мимо ушей все, что тот говорил.

— Я никого не убивал с момента смерти Долархайда.

— Убийства происходят в нашем районе.

— Я никого не убивал с момента смерти Долархайда, — повторил Ганнибал с той же интонацией. — Ты веришь мне?

— Верю. Но аппетит пропал.

Уилл допил вино и встал из-за стола.

«Мое душевное равновесие очень легко расшатать, — он лег на кровать, взяв планшет. — Колосс на глиняных ногах». Уилл открыл сайт Фредди Лаундс, но к его облегчению, та забыла о «мужьях-убийцах». Но он знал, что Фредди заинтересуется серийным убийцей, похожим на Ганнибала, даже если тот живет в Нидерландах.

Уилл услышал глухой перестук тарелок — Ганнибал убирал со стола. Обычно Уилл помогал ему, но сегодня был слишком выбит из привычной колеи.

Вместо помощи Ганнибалу Уилл прочитал новости о последнем убийстве. Жертвой оказалась женщина в возрасте, самая обыкновенная, в самой повседневной одежде. Убийца вытащил печень и сердце.

— Он знает обо мне. — Ганнибал вошел в спальню. — Убивает, чтобы привлечь мое внимание.

— Давай уедем? — Уилл отложил планшет. — Он прекратит.

— Он не прекратит. И я заставлю его выйти на свет.

«Таким тоном сообщают, что пойдут в парикмахерскую», — Уилл закрыл глаза.

— Вот и конец спокойствию, — уже вслух выдал он. — Давай уедем.

— Он убивает первых встречных, это случайные убийства. — Теперь Ганнибал не слушал Уилла.

— Ну да, зато ты знакомился со всеми… — начал Уилл и осекся. — Извини.

Он видел, как дернулся угол рта Ганнибала, и не знал, как правильно истолковать это движение. «Раздражение? Недовольство? Или гнев?» — Уилл потер лоб.

— Я закажу билеты на субботу, — решил Ганнибал.

— Я бы лучше сходил в Bimhuis**, — сказал Уилл.

Они молча смотрели друг на друга до тех пор, пока Ганнибал не кивнул.

***



Уилл крутил в пальцах визитку: золотые буквы, отпечатанные на кобальтовом фоне: «Адвокатская контора братьев де Йонг. Адвокат Госвейн Локхорст». Локхорст принес старинную раму для картины и вручил Уиллу, поймав его за руку в коридоре.

— Я не занимаюсь реставрацией таких изделий. — Уилл попытался улизнуть, но адвокат не отпускал его, упрашивая взяться за работу. — Обратитесь к манееру Маэсу, именно он распределяет работу.

Уилл старательно выговаривал голландские слова, надеясь, что Локхорст от него отстанет.

— Вот, прошу, перезвоните. — Локхорст вручил ему раму, завернутую в коричневую бумагу и визитку. — Буду бесконечно благодарен.

Манеер Маэс, владелец маленькой реставрационной мастерской, поворчал насчет нетерпеливых клиентов и передал раму специалисту.

— Клиент просил тебя позвонить, вот и позвони, пожалуйста. — Он протянул Уиллу листочек. — Здесь цена и сроки. Если возникнут затруднения, переадресуй разговор мне.

Уилл давно заметил, что Маэс горит желанием его социализировать. Наверно, потому что Уилл держал дистанцию между собой и другими реставраторами. Это порой надоедало, но Уилл списывал все на возраст и доброжелательность Маэса.

— Алло. Мастерская Маэса. Я говорю с манеером Локхорстом? Насчет рамы. Цена и сроки ремонта.

— Давайте сегодня пообедаем вместе? — вдруг предложил адвокат.

— Что? — Уилл подумал, что у него сбились языковые настройки, и он перестал понимать голландский.

— Я приглашаю вас на обед.

— Почему?

— Банальная причина: вы мне понравились. — Голос Локхорста звучал неприятно уверенно. Уилл положил трубку.

Он не боялся, что его узнают. Исключено, так как официально он давно числился среди мертвых. Уилл не в первый раз получал приглашения на обеды и ужины, причем это не всегда включало в себя заигрывание. Ему удавалось отказываться, почти не обидев собеседника. Иногда Уилл проводил время с коллегами, чтобы на него не смотрели как на чужого. Он не особо влился в компанию, но к нему относились как к своему. Почти как к своему. Коллеги иногда подсмеивались над его акцентом, Уилл не обижался, ведь это вписывалось в рамки обычной жизни.

Так уж получилось, что все, с кем он общался, казались ему бледными тенями, марионетками, куклами, в них не хватало чего-то настоящего. В какой-то момент Уилл осознал, что его восприятие действительности сильно изменилось, или, скорее исказилось в результате совместной жизни с Ганнибалом. Порой ему казалось, что он превратился в сиамского близнеца Ганнибала, и это невероятно возбуждало.

Адвокат позвонил в половине второго.

— Станли! — Маэс помахал ему рукой. — Тебя к телефону. Разве ты не все обсудил с манеером Локхорстом? Рама будет готова не меньше чем через неделю. Так неосторожно обращаться с дорогой вещью, а потом ждать, что ее за мгновение превратят в новую.

— Добрый день, манеер Станли. Я жду вас в машине.

Уилл поморщился, новая фамилия резала слух, он никак не мог к ней привыкнуть.

— Манеер Локхорст, извините, не могу.

— Я вас жду. Я буду звонить каждый день, пока вы не согласитесь. Я очень упорный.

Уилл растерянно взглянул на Маэса.

— Мне нужно отлучиться на час. — Он не стал выдумывать отговорку.

— Час, — отрывисто сказал Маэс. — Потому что ты впервые отпрашиваешься.

Бордовая «BMW 118i», сверкающая, словно купленная сегодня утром. Уилл не успел подойти к ней, как открылась дверь, и радостный голос Локхорста провозгласил:

— Ну вот и ты! Замечательно! Присаживайся!

В машине витал стойкий запах сигарет, Уилл пожалел, что надел свитер: «Надо было оставаться в джинсовой рубашке поверх футболки. Ганнибал сразу почувствует запах табака». Машина почти сразу набрала большую скорость, но, к счастью, Локхорст был дисциплинированным водителем.

— Я слишком наглый, знаю. Сейчас приедем.

Оказалось, что он заказал столик на двоих в китайском ресторанчике в соседнем квартале. Уилл мысленно закатил глаза, представляя комментарии Ганнибала.

— Ты мне очень понравился. — Локхорст одновременно ел и говорил. — Я не всегда такой наглый, поверь. Но в наше время все торопятся, не успеваешь оглянуться, как народ то женится, то разводится. Трудно найти кого-то, чтобы вот так посидеть, поговорить.

— Вообще-то, я живу не один.

— Неважно. Это все неважно.

Уилл дал себе воображаемый подзатыльник, чтобы немного вытерпеть этот бред. Локхорст принялся хватать его то за руку, то за колено. Вытерпев полминуты, Уилл сказал, что ему необходимо вернуться на работу.

— Ты обиделся, — протянул Локхорст. — Да, ты обиделся. Ты не похож на недотрогу, знаю я таких. Стаканчик, второй, и ты станешь такой шлюхой!

— Мне нужно идти. — Уилл хотел встать, но Локхорст сдавил его запястье, короткие ногти впились в кожу.

— Может, тебе заплатить? У меня есть деньги.

— Отпусти, — спокойно сказал Уилл. — Следы останутся.

Локхорст продолжил городить непристойности, боль в запястье усилилась. Уилл ударил Локхорста по сгибу локтя, заставив разжать пальцы. Адвокат замолчал.

На выходе из ресторанчика Уиллу показалось, что он увидел Ганнибала среди толпы. Застыв, Уилл пару раз осмотрелся, но почти сразу понял, что обознался.

***


Уилл знал, что не сможет утаить от Ганнибала свое плохое настроение и следы от пальцев адвоката. Поэтому он обо всем рассказал в прихожей, не придумав объяснения зачем вообще пошел обедать с Локхорстом.

— Я не ожидал от тебя подобной глупости, — вдруг выдал Ганнибал.

— Ты не имеешь права так говорить, ты профессионал, — ответил Уилл. — Скажи еще, что я во всем виноват.

— Нет. Но разве ты не понял кто он с первого раза?

— Как видишь, не понял. Теперь ты его убьешь? — с издевкой спросил Уилл. Ганнибал отвел взгляд и произнес:

— Извини, я неправ. Это крайне непрофессионально с моей стороны, так что я вдвойне виноват перед тобой.

— Не понимаю, что на меня нашло, никогда не так не делал, — признался Уилл.

Ганнибал взял его за руки, сразу увидев следы ногтей на левом запястье.

— Действительно, этот Локхорст весьма настойчивый, — сказал он задумчиво. — Достаточно будет ополоснуть руку, чтобы обработать царапины.

Уилл долго тер мочалкой запястье, все еще ощущая давление пальцев адвоката. Его тошнило, особенно от того, что пошел на поводу у Локхорста.

За ужином его ожидала неприятная новость.

— Убит адвокат Госвейн Локхорст. — Оператор показал черную лужу крови, расплывшуюся под бордовой машиной. — У него вырезали сердце. Камеры наблюдения зафиксировали человека, подозреваемого в этом убийстве. Предположительно, он совершил и другие подобные преступления.

Уилл выключил звук и вопросительно посмотрел на Ганнибала.

— Какое совпадение! — тот не сводил взгляда с экрана.

— Он похож на тебя, между прочим. Высокий человек в коричневом свитере, черных брюках и в маске. Но ты раньше не попадал на камеры слежения.

— Хочешь услышать мои оправдания?

— Нет, избавь меня от этого. И что ты будешь делать с поклонником? Уверен, он мечтает о встрече с тобой. Еще один псих, желающий привлечь внимание Ганнибала Лектера.

— На первый взгляд он кажется твоим поклонником, который наказал Локхорста за дурное поведение. Но если копать глубже, то он выслуживается передо мной. Он признает тебя частью меня, поэтому приставания адвоката были расценены как оскорбление Ганнибала Лектера.

— Звучит, как речь больного манией величия, — поморщился Уилл.

После ужина Ганнибал закрылся в кабинете, объяснив, что должен кое с кем пообщаться. Довольно скоро он вышел и, застегивая на ходу пиджак, сказал:

— В каждой стране есть своя Фредди Лаундс. Здесь это мужчина по имени Бернт Виссер, он специализируется на серийных убийцах. Я назначил ему встречу через полчаса на площади Рембрандта.

***


— Черт возьми! — Виссер качал головой и щелкал языком. — Черт возьми! Так это правда! Сам Чесапикский Потрошитель собственной персоной! Боже мой, если бы я мог взять у вас интервью! О, да! Да! И вы, Уилл Грэм! Да черт возьми, вы же вроде умерли! Господь милосердный, такая сенсация пропадает!

— Если вы не перестанете восклицать, результат нашей беседы вам не понравится, — сказал Ганнибал. — Я хочу, чтобы вы написали статью, в которой выразите восхищение деяниями убийцы.

— Опасная задумка! Но! Никакого унижения! — Виссер наклонился вперед. — Я знаю, что случилось с мистером Чилтоном, в свое время следил за вашим делом. Это было увлекательно! Словно детективный сериал с элементами фильма ужасов. Реалити-шоу!

— Я рад, что вы развлеклись, — сухо произнес Ганнибал. — Я хочу, чтобы убийца пришел к нам.

— Вы его убьете? — Виссер совсем не нервничал, более того, вел себя естественно и успевал подмигивать девушкам за соседними столиками. — И съедите?

— Вы мыслите стереотипно, — сказал Уилл. — Больше фантазии.

— Манеер Виссер, если вы продолжите нести чушь, я убью вас и развешу ваши внутренности на окне вашей квартиры, — любезным тоном сообщил Ганнибал.

— Его называют Похитителем сердец. — Виссер сделал большой глоток пива. — А вы не знали? Так романтично! Но работа прежде всего! Успех сам по себе не приходит. Что же я должен написать в статье? Кстати, почему вы так озаботились фактом существования этого убийцы?

— Он подобрался слишком близко к моей квартире. Он следил за Уиллом. Он убивает просто так, забавы ради, даже, скорее ради эпатажа. Это возмутительно, уродливо и заслуживает наказания, — перечислил Ганнибал. — Достаточно аргументов?

Пока он говорил, Виссер что-то набирал на нетбуке, то и дело поглядывая вверх.

— Я пока набросал каркас будущей статьи. — Журналист подозвал официанта и заказал второй стакан пива. — Ни слова о вашем воскресении, это неважно. То есть, важно, но вы понимаете, лучше не надо. — Виссер потряс растопыренными пальцами. — Значит так. Я проведу аналогию между вами и Похитителем. Завуалированное восхищение. И в конце добавлю, — он вернулся к тексту: — что, будь вы живы, то не отказались бы от личной встречи.

— Я не зря обратился к знатоку своего дела. — Ганнибал поаплодировал ему, бросив быстрый взгляд на противоположную сторону улицы. — Когда вы допишете статью?

— Думаю, утром все будет готово. У меня большой архив по серийным убийцам, все под рукой, — похвастался Виссер. — Для меня, в самом деле, честь познакомиться с вами двумя лично. Не то, чтобы я одобрял ваш способ жизни, но, понимаете…

— Вы совершенно не боитесь, — одобрительно сказал Ганнибал. — У вас отличная нервная система.

— Представляете, да, — не без самолюбования сказал Виссер. — И не надо никаких украшений на окне. Я не буду звонить в полицию или в ФБР. И сделаю это не из-за доброты душевной.

— Вы хотите жить долго и счастливо. Похвально. — Ганнибал пожал ему руку.

По дороге домой Уилл спросил:

— Если он навестит нас этой ночью? Входную дверь легко вскрыть.

— Исключено. Он не знает, как я к нему отношусь. Он видел нас с Виссером, будет ждать хвалебную или негативную статью о себе. Виссер известен своими публикациями об убийцах и маньяках. Как ему удалось дожить до своего возраста? Даже интересно.

— Тебя не волнует, убьет ли Похититель Виссера? Ах ну да, конечно же не волнует, — фыркнул Уилл.

— Меня интересует наша жизнь, — ответил Ганнибал.

— Это можно расценивать как признание в любви.

— Люди делятся на две категории. Одни произносят «я тебя люблю», а вторые говорят эти слова в ответ.

— Мы оба относимся ко второй категории. Это нелегко, согласись. — Уилл провел пальцами по голове Ганнибала, испортив тому прическу.

***


Утром Ганнибал протянул Уиллу планшет со страницей сайта Виссера.

Как и обещал журналист, статья оказалась отличной. Виссер сравнил почерк Ганнибала и Похитителя, похвалил виртуозность обоих убийц, налил воды, надергал цитат из статей по психологии и психиатрии. И в конце статьи вставил абзац о возможной встрече двоих убийц, которая «по понятным причинам не может состояться. Хотя, я уверен, Ганнибал Лектер был бы рад познакомиться с талантливым преемником».

— Прикончим его вдвоем? — спросил Уилл, намазывая масло на тост: Ганнибал принес столик с завтраком.

— Ты кого имеешь в виду? Похитителя или Виссера? — Ганнибал подложил себе под спину подушку и накрыл ноги одеялом.

— Похитителя сердец, разумеется.

— У нас будет мало времени. — Ганнибал постукивал пальцем по губам, что-то обдумывая. — Убийца небрежный и наглый. Уж не знаю, на что он рассчитывает, совершая преступления. Неужели он думает, что заведет со мной близкое знакомство. Или нет... Теперь я склонен считать, что он задумал меня убить. Как конкурента.

Уилл присвистнул, с преувеличенным удивлением качая головой.

— Не надо, — резко произнес Ганнибал. — У меня нет мании величия, и я не утверждаю, что являюсь центром Вселенной. Но всегда были подражатели, часто они являются психически больными людьми, уверенными, что именно они убивают. Но не переживай. Мы справимся с возникшей проблемой. Я более чем уверен, что нашему убийце просто везло, когда он избегал ответственности за свои преступления. Он слишком примитивен. Вот увидишь, он явится с пистолетом. Но мы его ждем.

— Ты гарантируешь, что все пройдет гладко?

— Я не могу тебе лгать или что-либо обещать.

— Полиция узнает, что Локхорст звонил в мастерскую Маэса. Это связь между убитым и мною. — Уилл обжегся кофе и умолк.

— Он звонил тебе вчера в половине второго. Убили его вечером, без тринадцати минут восемь. Сейчас ровно девять часов утра. За это время уже проверили все звонки с его сотового, а также звонки в адвокатской конторе. Если, конечно, убийца не забрал сотовый. Маэс приходит на работу раньше всех, он трудоголик. Полиция уже могла посетить его и задать вопросы насчет Локхорста. Он бы мне позвонил в этом случае.

— Почему? — удивился Уилл. — Только не говори, что он взял меня на работу по твоей рекомендации. Боже мой, так и есть!

Он чуть не опрокинул столик, попытавшись встать.

— Потому он так за мной следил, словно его одолели отцовские чувства. Я вполне дееспособный, если ты забыл об этом!

Ганнибал прервал его возмущения, подняв руку с вытянутым указательным пальцем. Уилл прислушался.

Входная дверь открылась, раздались тихие шаги.

«Полиция?» — одними губами спросил Уилл. Вместо ответа Ганнибал достал из-под кровати два ножа. «Детективный сериал с элементами фильма ужасов», — произнес Виссер в памяти Уилла, заставив его улыбнуться.

«Три, нет, две секунды на узнавание и определение уровня опасности», — Уилл встал с правой стороны двери, Ганнибал — с левой.

— В пижаме и с ножом, — развеселился Уилл, закрывая рот свободной рукой.

Он впервые видел человека, почти бесшумно вошедшего в спальню, но не стал колебаться, нанося удар в горло. Незнакомец уронил пистолет с глушителем. Ганнибал поддержал падающее тело, чтобы соседи на первом этаже не услышали новый шум, и добил умирающего, ударив ножом в затылок.

— Я устал, — признался Уилл, отмывая кровь с ног и рук. — Он тяжелый.

— Пол чистый, — удовлетворенно сказал Ганнибал. — На теле никаких следов пребывания в нашей квартире. Осталось вынести мусор и можно отправляться в аэропорт.

— Я успел полюбить эту квартиру. Куда мы летим?

— В Италию. Я многое тебе там не показал.
_____________________________________________
* Стопера - комплекс в Амстердаме, в котором находятся городской муниципалитет и Музыкальный театр Амстердама.
** Bimhuis - джазовый клуб с широким выбором музыки от более традиционных джазовых комбо до африканских ударных Австро-yodelling.
Написать отзыв