Задержанный рейс

от PriestSat
минидрама, романтика (романс) / 13+ слеш
Доктор Ганнибал Лектер Уилл Грэм
23 июн. 2017 г.
23 июн. 2017 г.
1
4313
 
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
 
Основные персонажи:
   Ганнибал Лектер, Уилл Грэм
Пэйринг:
   Ганнибал Лектер, Уилл Грэм, ОМП, ОЖП
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Романтика, Драма, AU
Предупреждения:
   OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
   Мини, 12 страниц, 1 часть
Описание:
Рейс Уилла Грэма задержан из-за непогоды. Уилл от нечего делать заходит в бар аэропорта и знакомится там с Ганнибалом Лектером.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Возраст героев не соответствует сериальному.
Фанфик написан для команды WTF Hannigram 2016 по внутрикомандной заявке.
Варианты коктейля https://en.wikipedia.org/wiki/Four_Horsemen_(drink)
Нужен тэг - манипуляция.


Легкий снег, начавшийся еще ночью, ближе к середине дня перерос в снегопад. И все бы ничего, если при этом сидеть дома и смотреть в окно на белое безумие. Но Уиллу Грэму было необходимо попасть в Остин, причем как можно скорее. Он понадеялся на самолет, но теперь, в очередной раз слушая сообщение диспетчера, думал, что лучше было воспользоваться автобусом.

Ему постоянно звонили, в конце концов, Уилл отключил телефон и запихнул его в сумку. Заняться было абсолютно нечем, он рассчитывал провести в Остине три дня, поэтому срочно закончил все текущие дела в Балтиморе. Он подошел к кассе, чтобы узнать, когда планируют следующий рейс, ему ответили: «ждите новых сообщений». Взлетная полоса была завалена снегом, с которым не справлялись уборочные машины.

Он походил туда-сюда по залу, не зная, куда себя деть, и направился в бар.

В баре было полно народу, такого же расстроенного, как и Уилл. Они ругали погоду, работников аэропорта, жизнь, задержанный рейс. Уилл встал у стойки бара, не найдя свободного места, чтобы сесть. Ему было, в принципе, без разницы что пить, лишь бы как-нибудь потратить время. Он просто хотел вернуться домой и сразу уснуть, алкоголь как раз мог помочь с этим.

— Что-нибудь покрепче, — сказал он издерганному бармену.

— Закажите «Четыре всадника», — раздался голос позади Уилла. Стараясь не встретиться взглядом с говорившим, Уилл пробормотал:

— Спасибо, не хочу.

— Но для этого коктейля необходимы четыре сорта виски. Или три, тогда добавляется ром, — продолжил голос. Уилл вздрогнул, ощутив прикосновение прохладных пальцев к своей руке. На всякий случай он сделал шаг в сторону, чтобы убрать всякую возможность телесного контакта. По-прежнему глядя в пол, Уилл рассмотрел коричневые туфли явно не для снежной погоды, темно-серые брюки, край черного пальто и светлую кожаную сумку.

— Извините, я слишком навязчив. Позвольте представиться. Доктор Ганнибал Лектер. Кажется, мы с вами вынуждены пропустить этот рейс.

Уилл заставил себя поднять голову и мельком взглянуть на доктора Лектера. «Терпеть не могу, когда на меня так смотрят», — хотел сказать он, но вместо этого произнес:

— Уилл Грэм. Да, это сильно раздражает, я настроился на отъезд.

— Пожалуй да, раздражает. — Доктор Лектер не сводил глаз с Уилла, и тому захотелось исчезнуть, как исчезают персонажи мультфильмов. Хлоп! И его тут нет. — Ваш дом далеко?

На волосах доктора блестели капли от растаявших снежинок.

— Это уже не имеет значения, наверное, я переночую в ближайшей гостинице.

— Позвольте предложить комнату в моем доме.

Это было так неожиданно, что Уилл не успел включить режим вежливости и ляпнул:

— Вы меня снимаете?

— Нет. — Другой бы на месте доктора оскорбился, хотя бы притворно. — Предлагаю помощь, ведь я и вы в определенном смысле жертвы обстоятельств. Жертвам лучше держаться вместе.

Уилл проглотил что-то вроде джина, но вкус был отвратительным. Он вручил бармену оплату за выпитое и повернулся, чтобы уйти. Доктор Лектер стоял на том же месте и все так же не сводил глаз с Уилла. «Словно здесь никого, кроме нас нет», — подумал Уилл.

— А вы настойчивы, — сказал он. — Я могу отказаться.

— Банально, мистер Грэм. Звучит, словно вы кокетничаете и ждете, чтобы я вас уговаривал.

«Это уже становится нелепым», — Уилл взял свою сумку и пошел к выходу, зная, что доктор идет за ним.

— Вы на своей машине? — спросил доктор, поднимая воротник пальто. Уилл помотал головой. — Тогда возьмем такси. Вас кто-то ждет в Остине?

— Ждали. Теперь обидятся и не будут ждать, — ответил Уилл, натягивая шапку. — Из-за снега ничего не видно.

— А тут, в Балтиморе, тоже никто не ждет? — Доктор Лектер подошел слишком близко, из-за этого Уилл так занервничал, что едва не упал, отступая. Доктор подхватил его под руку. — Осторожней, Уилл. Можно я буду обращаться к вам по имени?

Уилл кивнул.

— Вот и славно. Кажется, подъехало такси. Кто-то тешит себя надеждой улететь. — Не убирая руку, доктор повел Уилла к машине, из которой вышла семейная пара. Пока таксист вытаскивал их вещи, доктор почти втолкнул Уилла в теплый салон, пахнущий освежителем воздуха. Женщина начала причитать, что «зря мы выехали в такую погоду» и сунулась было назад в машину, наткнувшись на доктора Лектера.

— Вам лучше сменить такси, — посоветовал он.

— Сумка, — вспомнил Уилл.

— Не волнуйтесь, я позаботился о ваших вещах.

В дороге Уилл думал, что доктор Лектер снова будет проявлять к нему внимание, но ошибся. Доктор сидел, сложив руки на коленях.

«Это все выглядит как начало второсортного фильма о маньяке. Внезапное знакомство в баре, он почти насильно заставляет меня ехать к нему домой. Неужели я выгляжу таким несчастным и никому не нужным? — Уилл посмотрел на доктора Лектера. — До чего же у него бесстрастное лицо. Как у статуи». Доктор медленно повернул голову и чуть улыбнулся.

— Не переживайте, Уилл. Я не собираюсь вас убивать. Я вообще никого не собираюсь убивать. Вы мне понравились, не буду кривить душой. У вас был совершенно неприкаянный вид, как у потенциального самоубийцы.

— Я не самоубийца, — слишком поспешно возразил Уилл. — Вы ошибаетесь.

— Извините. — Доктор наклонил голову в знак сожаления. — Редко ошибаюсь в людях, по долгу профессии, я — психиатр. Вот видите, я ничего от вас не скрываю. Могу дать визитку водителю, чтобы он знал, кого везет — своеобразная подстраховка для вас, Уилл. Если вы исчезнете, через водителя меня легко найдут.

— Он выбросит вашу визитку, а лицо не запомнит. — Уилл вдруг перестал нервничать, словно нажали на некую тайную кнопку, отвечающую за эмоции. — Ладно, вы меня успокоили, доктор Лектер.

— Ганнибал. Если я к вам по имени, то ко мне, пожалуйста, тоже.

Едва Уилл вышел из машины, как порыв ветра швырнул ему в лицо снег. Ничего не видя, он побрел куда-то, держа руки вытянутыми, чтобы не врезаться в дерево или в столб.

— Уилл, — прозвучало прямо у его уха. Ганнибал снова взял его под локоть и довел к двери.

— Снимайте верхнюю одежду, снег попал за шиворот. Ботинки тоже снимайте.

Уилл протер глаза от тающего снега. Он стоял в прихожей, доктор расстегивал на нем куртку. Подчиняясь неожиданной заботе, Уилл позволил Ганнибалу помочь ему раздеться. Его вдруг перестали раздражать мягкие прикосновения чужих рук.

— Спасибо, — поблагодарил Уилл. — Не ожидал такого теплого приема.

— Иногда полезно почувствовать себя особенным. — Доктор поставил перед ним туфли. — Не знаю, ваш ли размер. Если не подойдут, есть другие.

— У вас часто бывают гости? — Уилл обулся. — Подходят, спасибо.

— Воротник вашего свитера тоже промок. Разрешите? — Ганнибал взялся за низ свитера, Уилл приподнял руки, чтобы было легче снимать.

— Прошу, проходите в кухню. Я приготовлю обещанный коктейль.

Уилл никогда не видел настолько идеально чистого помещения. Он ощутил себя в операционной, такой стерильной была обстановка. «Будто все установили сегодня утром», — он восхищенно осматривался.

— Нравится? — спросил Ганнибал, останавливаясь позади него.

— Да, нравится. — Уилл взмахнул рукой, пытаясь передать свои эмоции. — Все как новое. Так красиво, сразу видно, насколько вы любите это место.

— Приму это как комплимент. Итак, коктейль «Четыре всадника». Как вы понимаете, это отсылка к Всадникам Апокалипсиса. Учтите, напиток получается довольно крепким.

Скупые, выверенные движения Ганнибала привлекли внимание Уилла, и он, как зачарованный, следил за приготовлением коктейля.

— Есть несколько вариантов коктейля. Названия забавные. Например, «Four Horsemen and Hell Follows» или «Four Horsemen Go To Hell». Я остановлюсь на классическом варианте. Четыре сорта виски по одной части.

Он выставил на стол бутылки, стаканы для шотов и шейкер.

— «Джим Бим», «Джек Дэниелс», «Джонни Уокер» и «Джеймсон». Встряхнуть и разлить. Не переживайте, вы не потеряете сознание.

Уилл взял стакан и сделал глоток. Смесь виски обожгла рот и горло, он закашлялся.

— Черт, это… — Он прижал ладонь к губам, справляясь с неприятными ощущениями. Но почти сразу Уилл почувствовал тепло, растекающееся по телу.

— Вкусно? — Ганнибал выпил свою порцию. — Это в самом деле вкусно. Еще? Ах да, я забыл об ужине.

— Я не голоден, — сказал Уилл: «Дьявол, это средство годится исключительно для того, чтобы надраться. Но вкусно? Нет». — Если хотите, то не отказывайте себе в ужине.

— Фрукты прекрасно подходят к виски. — Ганнибал принес из кладовки большое блюдо с крупными черными ягодами. — Плоды бразильского виноградного дерева жаботикаба. Им свойственно менять вкус день ото дня. Сегодня должно быть похоже на грейпфрут.

Уилл съел две виноградины и согласился, что Ганнибал прав.

— Выпьете еще? — Ганнибал взялся за бутылку бурбона. Уилл ответил «да» и, ногой пододвинув к себе стул, плюхнулся на него. — Чем занимаетесь?

— Журналист-фрилансер. Как говорится, сегодня густо, а завтра пусто. — Уиллу показалось, что более домашней обстановки он никогда не видел. Человек, которого он вообще не знал, вдруг стал для него невероятно близким. Впрочем, Уилл не особо удивился, такое было не в первый раз. Он знал, что от алкоголя превращается совсем в другого Уилла, который общителен и податлив.

— Вы заметно расслабились. — Ганнибал вручил ему стакан и провел тыльной стороной ладони по щеке. — Покинули свою крепость?

— Я устал обороняться. — Уилл сделал глоток и взял еще одну виноградину. — Сегодня я должен был лететь в Остин, чтобы побыть со своими родственниками.

Ганнибал запустил пальцы в его волосы.

— Это были бы три дня, наполненных моими тщетными стараниями устроить мир и покой.

— Посмотри на меня. — Ганнибал наклонился к Уиллу.

Уилл подчинился, ожидая страстного поцелуя. После таких поцелуев у него долго не заживали губы. Ганнибал вдруг выпрямился и, как ни в чем не бывало, начал готовить третью порцию коктейля.

— Ты все-таки снял меня на ночь. — Уилл ощутил разочарование.

— И да, и нет. Да, потому что я в самом деле хотел одноразового секса с незнакомцем. И нет, потому что ты меня заинтересовал.

Уилл недоверчиво улыбнулся.

— Вот так сразу и заинтересовал? Не лги мне, доктор Лектер. Я и не такое слышал от своих любовников.

— Ну, во-первых, мы еще не любовники. — Ганнибал тоже улыбнулся. — Во-вторых, ты уходи, когда захочешь. Или спокойно проведи ночь в комнате для гостей, а я буду в своей спальне. Утром я подам тебе завтрак, и мы поедем в аэропорт. Я не буду настаивать на сексе. Никакого принуждения, понимаешь?

— Вот и хорошо. — Уилл выпил и едва не разбил стакан, с силой опустив его на стол. После пятой порции он решил, что пора отдохнуть.

— Он и в самом деле крепкий, — сказал он, борясь с желанием лечь где угодно. В памяти появились провалы, поэтому Уилл с изумлением обнаружил себя стоящим перед кроватью. В следующий момент он рухнул на нее ничком.

***



Проснувшись, Уилл долго соображал, где он находится. Он был одет в мягкую фланелевую пижаму серо-голубого цвета. Его одежду аккуратно сложили на туалетном столике.

«Так, замечательно. — Уилл медленно поднялся, голова предсказуемо болела. — Я вырубился, и Ганнибал переодевал мой труп». В ванной он обнаружил зубную щетку, бритву и мыло — все в упаковках. «А он педантичен, — Уилл вспомнил вчерашний разговор. — До чего же я дружелюбный и открытый, когда пьяный. Наплел всякой ерунды».

Ганнибал стоял внизу лестницы, будто ожидал его появления.

— Добрый день. — Он протянул руку. Уилл пожал ее и спросил: «Который час?»

— Половина третьего дня. Обедать будешь?

— Нет, спасибо, поеду в аэропорт. Где моя обувь и куртка?

— Я звонил в аэропорт. — Ганнибал как бы невзначай увлек за собой Уилла. — Прошу в столовую. Скромный обед поможет тебе восстановиться после вчерашних возлияний.

Уилл уставился на сервированный длинный стол, украшенный цветами. Ганнибал отодвинул стул, дожидаясь, пока Уилл сядет.

— Немного вина не повредит. Но для начала выпей минеральной воды.

— Аэропорт, — простонал Уилл, хватаясь за стакан.

— Мне ответили, что с утра все рейсы отменены. Будут лишь сегодня вечером.

Уилл не был уверен, что сможет есть, но после первой ложки горячего мясного супа он почувствовал себя хорошо.

— Красное вино полезно для здоровья. — Ганнибал налил вино в бокал и придвинул его к Уиллу. — Мне тоже необходимо попасть в Остин. Поэтому поедем вместе в аэропорт.

После обеда Уилл помог Ганнибалу отнести посуду в кухню.

— А тебя кто ждет в Остине? — спросил он. Ганнибал ничего не ответил.

***



Чудесным образом место Ганнибала оказалось по соседству с местом Уилла.

— Это забавно, — только и сказал Уилл, занявшись ответами на смс-сообщения, торопясь расквитаться с ними до начала полета. Необоснованные упреки в равнодушии и черствости сильно его разозлили. Отключив телефон, Уилл попробовал успокоиться, но его буквально трясло от ярости.

Рука Ганнибала легла на его затылок, скользнула на шею, разминая напряженные мышцы.

— Успокойся, тебя могут принять за террориста или за неуравновешенного типа, — негромко сказал Ганнибал. — Попытайся абстрагироваться.

Уилл закрыл глаза, стараясь хоть немного унять негодование.

Во время полета они больше не разговаривали.

— Уилл, я должен признаться, что лечу в Остин исключительно из-за тебя, — вдруг сообщил Ганнибал незадолго до посадки.

— Что? — Уилл повернулся к нему всем телом. — О чем ты? Но вчера ты куда-то собирался.

— Собирался. Но не в Остин. — Ганнибал умоляюще смотрел на него. — Прости. Спонтанность — не мой конек. И, тем не менее, я совершил спонтанный поступок.

— Теперь ты скажешь, что никогда так не поступал. — Уилл снова подумал, а не маньяк ли его новый знакомый? — Тебе не кажется, что ты нарушаешь мое личное пространство?

— Так и есть, — с готовностью ответил Ганнибал. — Нарушаю. И прошу за это прощенья.

— Ты что, влюбился в меня?

Ганнибал пожал плечами.

— Скажи, я в самом деле выгляжу таким несчастным? — Уилл разозлился. — Черт, да, выгляжу!

— Ты испытываешь негативные эмоции из-за своих родственников и хочешь выплеснуть этот негатив на меня. Только потому, что я рядом и дал повод для недовольства.

Ледяной тон Ганнибала сразу понизил градус гнева Уилла.

— Да-да, ты прав, — выдохнул он, ощущая себя выпотрошенным. «Странное сравнение, — Уилл сложил руки на груди и, как мог, отгородился от внешнего мира. — Я должен морально подготовиться ко встрече с сестрой и ее мужем. А еще выдержать молчаливое неодобрение отца».

Он вспомнил вечер, доверие к Ганнибалу и тепло от коктейлей. Ему захотелось вернуться в идеальную кухню, поужинать за идеально сервированным столом, потом сидеть перед камином и просто молчать.

— Хочешь пойти в гости к моей семье? — внезапно сказал он, беря Ганнибала за руку.

— Если ты уверен в своем желании, то я не против. Ты хорошо подумал?

— Нет. — Уилл сразу представил вытянутое лицо сестры, выпученные глаза ее мужа. И отец. Он точно будет недоволен и не сможет удержаться от колких замечаний.

— Я умею справляться с подобными ситуациями, — сказал Ганнибал. — Не переживай, я давно не юный мальчик, у меня выработалось хладнокровие и выдержка.

«А у меня — нет», — подумал Уилл.

***



— Не описывай мне свою семью, — попросил Ганнибал, когда они ехали в такси. — Я сам все увижу.

Уилл надел очки.

— Они тебя не спасут.

— Не будь таким жестоким, — огрызнулся Уилл, жалея, что пригласил Ганнибала в гости. «Он разберет их всех на детали, поставит диагноз и вынесет приговор», — Уилл тоскливо смотрел в окно на город.

— Привет! — Ему навстречу выбежала Софи, племянница. — Мама, дядя Уилл приехал! Ура!

Он подхватил ее на руки и закружил, рискуя сбить со стен прихожей вышивки в рамках. Из кухни вышла его старшая сестра, Наоми. За ней по пятам следовал ее муж, Брендон. Уилл поставил Софи на пол.

— Это мой друг, доктор Ганнибал Лектер, — сказал он.

Реакция Ганнибала была удивительной. Он стоял в дверях, прямо на пороге, застыв с выпрямленной спиной, глядя сразу на всех и ни на кого конкретно. От него веяло таким холодом, что Уилл решил: сейчас Ганнибал развернется и уйдет.

— Добро пожаловать! — Наоми радушно приветствовала Ганнибала. — Очень приятно. Обычно мы не видим друзей Уилла.

— У него нет друзей. — Из гостиной появился отец. Уилл мысленно заорал от отчаяния: его почти захлестнула волна неодобрения и враждебности.

— Здравствуйте. — Ганнибал поставил сумку на пол и повесил пальто на вешалку. Его быстрый переход от состояния мебели до бурной деятельности сбил Уилла с толку. — Как дела?

Наоми посмотрела на отца, потом на Уилла и, толкнув мужа в бок, ретировалась в кухню. В прихожей можно было услышать движение молекул воздуха, так было тихо.

— Кто вы? — Мистер Грэм всегда отличался прямолинейностью. — Вы здесь не просто так. Кто вы?

— Друг вашего сына. — Ганнибал закрыл за собой дверь, словно говоря: «Я никуда не уйду». Мистер Грэм это понял.

— Друг какого рода? — Он подошел к Ганнибалу вплотную. — Уилл малообщительный. С детства такой. Замкнутый, угрюмый. Сам себе на уме. Когда вы познакомились?

Уилл видел: отец безнадежно проигрывает. Ганнибал подавлял его своим безупречным видом, самоуверенностью и самодостаточностью.

— Мы познакомились вчера.

— И стали близкими друзьями? — Мистер Грэм изо всех сил цеплялся за свою роль лидера в семье.

— Да. — Ганнибал перевел взгляд на Уилла. — Если вы позволите, я останусь на обед.

Мистер Грэм беспомощно посмотрел на сына.

— Как хотите, — обреченно сказал он и торопливо поднялся на второй этаж.

— У меня есть своя комната, но оттуда давно вынесли все мои вещи. — Уилл не знал, что делать. Идея пригласить Ганнибала теперь казалась ему идеей придурка.

— После обеда я уеду. — Ганнибал ободряюще улыбнулся Уиллу. — Я слишком чужой для такой обстановки.

***



Во время обеда все, кроме Уилла и Софи, чувствовали скованность. Наоми не затеяла привычной перепалки с мужем, отец не начинал привычно шутить по поводу карьерного роста Уилла. Ганнибал возвышался над всеми, его изысканные манеры заставляли всех ощущать себя никчемными.

Уилл блаженствовал. Наоми готовила вкусно, он с удовольствием обедал, наслаждаясь покоем. Никто не перетягивал его на свою сторону, не учил жизни, не принуждал испытывать вину непонятно за что. Он перекидывался фразами с племянницей, смеялся над ее детскими шутками.

— Вы готовили пиццу? — Ганнибал взглянул на Наоми, она покраснела.

— Да, я. Вам понравилось?

«Наоми стесняется? Удивительно», — Уилл снял очки и положил их на стол.

— Получилось оригинально, — похвалил Ганнибал с такой теплотой в голосе, что у Наоми выступили слезы на глазах. «Она всегда была такой эмоциональной», — Уилл устроился поудобней, предвкушая занимательное зрелище.

Его сестра любила готовить, но муж и отец не желали принимать ее стремление разнообразить меню. Особенно их раздражали специи и травы, которые служили причиной частых ссор.

И, словно специально, Ганнибал завел разговор с Наоми о специях в пицце. Он смотрел только на нее, улыбался ей, согласно кивал, и Наоми преобразилась.

«Вот это да, — Уилл чуть не пролил на себя сок. Радость сестры коснулась и его, вызвав гордость. — Она будто помолодела, эти вечные морщинки на лбу расправились, глаза светятся от счастья».

Брендон перестал жевать, не понимая, что происходит. Годы монотонной работы на конвейере успешно выбили из него прежнего веселого и остроумного человека. Он стал тугодумом, и от этого часто бесился.

— Наоми, принеси мне пива, — бесцеремонно приказал он, перебивая жену. Она застыла с открытым ртом, встревоженно моргая, как испуганная птица.

— Я принесу тебе пиво, — сказал Уилл, но, конечно же, Брендон не мог этого допустить. Он собирался вернуть жену на прежнее место.

— А вы не пробовали устроиться в пиццерию? — Ганнибал словно не слышал, что говорил Брендон. — У вас талант. Редкое понимание сущности блюда, это заслуживает наивысшей похвалы.

— Наоми, я хочу пива, — Брендон повысил голос.

— Сейчас, — покорно ответила она. «Снова сдается, а потом будет истерить полвечера», — Уилл покосился на отца.

Мистер Грэм почти ничего не ел. Он занимался тем, что буравил взглядом всех по очереди за столом.

— В Балтиморе у меня есть знакомый шеф-повар. — Ганнибал обратился к Уиллу. — Я могу устроить твою сестру на стажировку. Обучение не займет много времени.

— Наоми живет здесь, — отчеканил Брендон. — Я не собираюсь переезжать в Балтимор.

Ганнибал полностью его проигнорировал, повторив предложение, когда Наоми вернулась за стол. Она опять покраснела.

— Переезд… это так сложно.

— У тебя просторный дом? — Ганнибал положил руку поверх руки Уилла. — Твоя сестра может временно пожить у тебя. А ты — у меня, это не проблема.

— Я живу не в Балтиморе. Городок Вулф Трап. — Уилл заметил, как отец уставился на него: уничтожающий взгляд, призванный испепелить негодного сына. — У меня просторный дом и много собак.

— Ура! Собаки! — крикнула Софи. — Я хочу увидеть твоих собак!

Брендон встал и вышел, почти сразу за ним последовал отец.

— Кажется, что-то не так. — Наоми расстроенно вздохнула.

— Все так. Главное, определиться с жизненными приоритетами. — Ганнибал посмотрел на часы. — Прошу прощения, я должен вас покинуть. Подумайте над моими словами, Наоми. У вас есть талант, поверьте мне. Спасибо за обед.

— Ты сбегаешь? — Уилл проводил Ганнибала к такси.

— Твой отец — хороший человек, но он чересчур скован стереотипами и ответственностью, которую ему пришлось нести всю жизнь. — Ганнибал обнял Уилла. — Ты знаешь, где я живу. Мой номер в твоей телефонной книге.

***



Уилл ожидал взрыва негодования со стороны зятя и отца, но в доме было подозрительно тихо. Наоми отказалась от его помощи по уборке. Брендон уехал, судя по всему, собираясь гулять с приятелями. Отец сидел в гостиной, как мумия, неприступный и молчаливый.

— Наверно, я вернусь в Балтимор. — Уилл погладил сестру по голове.

— Где ты нашел своего друга? — Наоми поставила последнюю тарелку в посудомойку. — Он словно с другой планеты.

— Вчера познакомился в баре аэропорта. Я легкомысленный, правда?

— Нет, но ты умеешь устраивать сюрпризы. — Наоми засмеялась. — Значит, ты вчера с ним познакомился, а сегодня притащил к нам домой? Занятно.

— И что ты о нем скажешь, кроме того, что он инопланетянин?

— Чем он занимается по жизни?

— Психиатр.

Наоми поморщилась.

— Ну он вообще не твоего поля ягода. Что у вас общего? О чем ты с ним будешь говорить?

— Наоми! — Уилл ткнул пальцем в спину сестры. — Ты снова за свое?

— Извини, братишка. Но я видела результаты твоих неудач.

— Я не сломаюсь.

— Я не говорю, что ты сломаешься. Но каждый раз после разрыва с очередным «другом» ты все больше замыкаешься. Я за тебя переживаю, ты мой брат и близкий человек.

— Перебирайся в Балтимор. — Уилл прижался к сестре. — Я скучаю по тебе.

— Это не так просто, как ты думаешь. — Она высвободилась из его объятий. — Я не могу все бросить.

— Да что же тебя здесь держит? — не выдержал Уилл. — Из года в год я слушаю твои жалобы на мужа, на папу, на всю эту чертову жизнь. Что тебя никто не ценит, не уважает.

— Я могу тебе не звонить. — Наоми повернулась к нему спиной, давая понять, что разговор окончен. — Ты не понимаешь, как жить с другим человеком. Это тебе не роман на неделю, не секс в отеле, а потом ты снова один и никому не нужен. Ну что ты так на меня смотришь? Я не буду тебя жалеть. Кто-то должен сказать тебе правду.

— Да не нужна мне правда, — махнул рукой Уилл. — Спасибо за все, я еду в аэропорт.

Но он отправился на автобусную станцию, сообразив, что в аэропорту может быть Ганнибал.

***



— Добрый вечер. — Ганнибал рывком открыл дверь, словно давно ждал кого-то. — Ты выдержал неделю.

— Помогал сестре с переездом. — Уилл протянул ему бумажный пакет. — Она передала тебе пиццу.

— Заходи. — Ганнибал посторонился, пропуская Уилла в дом. — Значит, я должен исполнить свое обещание и позвонить знакомому. Наоми живет у тебя?

— Да. Собаки сразу ее приняли, как и Софи.

— И в твоем доме сразу стало оживленно и тесно. — Ганнибал помог Уиллу снять верхнюю одежду. — Перебирайся ко мне, я предлагал.

— Я не умею жить с кем-то. У меня беспокойный сон, я бываю грубым и иногда понимаю все буквально. И мое воображение слишком бурное, я с легкостью ставлю себя на место других людей. Это мешает жить, поэтому я часто абстрагируюсь от окружающих. Я неудобный в быту, я не тот, кто должен находиться рядом с тобой. Мы разные, из разных миров, — Уилл говорил громче и громче, стремясь высказаться. — Я тебе надоем, у меня так всегда, я надоедаю людям.

— Ты закончил заниматься самобичеванием? — осведомился Ганнибал. — Будешь ужинать?
Написать отзыв