Новая жизнь

от PriestSat
мидиангст, драма / 13+
Доктор Ганнибал Лектер Уилл Грэм Френсис Долархайд
23 июн. 2017 г.
23 июн. 2017 г.
1
5541
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Основные персонажи:
   Ганнибал Лектер, Уилл Грэм, Фрэнсис Долархайд (Великий Красный Дракон, Зубная Фея)
Пэйринг:
   Ганнибал Лектер/Уилл Грэм, ОМП, ОЖП, Фрэнсис Долархайд
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Ангст, Драма, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
   OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
   Миди, 16 страниц, 1 часть
Описание:
Спустя четыре года после пандемии неизвестного вируса Ганнибал уговаривает Уилла поселиться в маленьком городке.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано для команды WTF Hannigram 2016.


Эпидемия почти мгновенно перешла в пандемию, временной преградой были океаны. Но самолеты и корабли успешно разносили вирус по континентам. Люди умирали через десять минут после заражения — в первые пять минут температура тела поднималась до сорока двух градусов, в остальные минуты отказывали легкие. Спасения не было. Вирус просачивался сквозь любые преграды, эпидемиологи не успели разработать вакцину, у них не было времени его исследовать.

Половина процента от населения Соединенных Штатов обладали врожденным иммунитетом, именно им пришлось возрождать почти погибшую цивилизацию, оставив гниющие города.

Прошло четыре года.



Городок Кримсон находился в живописном месте: с одной стороны леса, с другой — река. Несколько ветрогенераторов обеспечивали жителей электроэнергией.

Черный запыленный «Шевроле Эквинокс» остановился на вершине небольшого холма, с которого открывался прекрасный вид на осенний городок.

— Ты уверен? — Уилл положил ладонь на руку Ганнибала.

— Почему бы и нет? — Ганнибал непринужденно улыбнулся, и чем ближе машина подъезжала к городку, тем самоуверенней он становился. Прямо у блокпоста, составленного из бетонных блоков, Ганнибал выглядел, как и несколько лет назад в своем кабинете: непроницаемое выражение лица, чуть пренебрежительный взгляд.

Блокпост охраняли пятеро мужчин, одетых в военную форму армии США и вооруженных М16. Они жестами велели остановиться и выйти из машины.

— Добрый день! — Ганнибал одернул свое черное пальто, когда-то взятое в бутике Mackage.

— Цель визита? — спросил один из солдат, окидывая цепким взглядом приезжих.

— Хотели узнать, есть ли возможность поселиться в вашем городе?

— Все вопросы к мэру. — Солдат кивнул своим товарищам, они открыли ворота. — Оружие есть?

— Разумеется. — Ганнибал развел руки в стороны. — В наше время опасно быть безоружным. Два «Глока» и патроны к ним.

— Все?

Уилл безучастно смотрел в сторону, дожидаясь, пока Ганнибал договорится с солдатами. Он был против идеи поселиться в каком-либо городке, считая, что можно отлично прожить и без общества. Но Ганнибал долго его уговаривал, мотивируя свое желание сменить затворничество на жизнь среди людей тем, что «я не молод, после моей смерти ты не сможешь жить один». И добавил длинную лекцию на тему «Выживание без врача и лекарств». На это Уилл со смехом ответил, что Ганнибал не выглядит умирающим. «Ты меня переживешь», — добавил он, чем вызвал болезненную гримасу у Ганнибала.

— Есть еще два охотничьих ножа, — вдруг произнес Уилл. — Вы все равно будете нас обыскивать.

— Что в багажнике? — спросил второй солдат.

— Вещи и продукты. — Ганнибал быстро посмотрел на Уилла. — Медикаменты.

— Вы врач?

— Я хирург.

У них забрали оружие, дали проводника и разрешили въехать в город.

— Мы тут сами все строили, — с гордостью доложил солдат, назвавшийся Шоном. — С нуля все построили. У каждой семьи свой дом, если новые семьи появляются, то строим еще.

— Это правильный подход, — похвалил его Ганнибал. — Жить в домах, где кто-то умер, скорее всего, неприятно.

— А вот мэрия, — Шон указал на двухэтажное здание. — Парковка здесь.

Мэр Корнелл был харизматичным мужчиной лет сорока: русые волосы, короткая борода, карие глаза, высокий рост и заметная мускулатура под клетчатой рубашкой.

— Добрый день, чем могу помочь? — Корнелл сидел за офисным столом, уставленным фотографиями маленьких детей. Заметив, что Уилл рассматривает снимки, Корнелл объяснил:

— Это наши дети. Мечтаем восстановить человечество. Но вернемся к вам. Вы в курсе, что сейчас альтруизм полезен в умеренных дозах? Чем вы можете быть полезны для нашего города?

— Ремонт моторов, — ответил Уилл, отворачиваясь, потому что Корнелл пытливо всматривался в него, стараясь поймать взгляд. Ганнибал перехватил внимание мэра, сказав:

— В прошлом я занимался хирургией, но потом перешел в психиатрию. У вас напряженная работа?

— Да, знаете ли, — замялся Корнелл. — Всякое бывает. Сорок три жителя, из них десять детей возрастом от месяца до трех лет. Забот полон рот.

— Тяжело было решиться на продолжение рода после всего случившегося? — вкрадчиво спросил Ганнибал, наклоняясь вперед. Корнелл уставился на него и кивнул. На глазах выступили слезы, он вытер их ребром ладони и судорожно вздохнул.

— Тяжело. Вы кого потеряли?

— Двоих друзей, — с готовностью ответил Ганнибал. Корнелл взглянул на Уилла.

— А вы?

— Что? — Уилл в этот момент думал о неродившемся ребенке Марго. — Я?

— Мистер Корнелл спрашивает, кого ты потерял во время эпидемии. — Ганнибал прикоснулся к Уиллу.

— Жену и пасынка, — честно ответил тот. Корнелл кивал, как заведенный.

— Ясно. Итак, врачи на вес золота, как вы знаете. — Он встал и снова протянул руку сначала Ганнибалу, а потом Уиллу. — Ваши услуги, мистер Грэм, тоже пригодятся. Но сначала пробный срок. Месяц. Если вы сможете влиться в наше сообщество, то останетесь. Если нет, то извините.

— А каковы правила сообщества? — Ганнибал, хоть и был одного роста с Корнеллом, почему-то выглядел выше и внушительней. Уилл сцепил руки за спиной, испытывая непреодолимое желание сбежать.

— Правил немного. Заповеди Господни, — сказал Корнелл, — вот и все наши правила. Но если вы не религиозны, не беда. Не афишируйте это, посещайте для проформы церковь.

— Вы тоже не религиозны? — Ганнибал понимающе усмехнулся.

— Да. — Корнелл понизил голос. — Но моя жена любит Господа нашего и негативно реагирует на атеистов.

— Не волнуйтесь, — сказал Ганнибал тоном заговорщика. — Я вас не выдам.

— Это ваша машина? — Корнелл обошел ее. — Красивая. Придется поставить ее на стоянке, там все свои машины оставляют. Стоянка крытая, так что машина будет в порядке.

— Где вы нас поселите? — Уилл все больше утверждался в мысли, что стоит немедленно уезжать. Но он уже понял, что Ганнибал собрался осесть в этом городишке.

— Давайте между нами. — Корнелл подошел вплотную. — Вы пара?

— Да, — ответил Ганнибал. Уилл начал рассматривать свои ботинки.

— Не показывайте свои отношения. Вам же лучше будет, — посоветовал Корнелл. — Скажите, что вы братья, не знаю, родственники, придумайте любую отговорку. Только не говорите, что вы пара.

— Можно тебя на минутку? — не выдержал Уилл и, схватив Ганнибала под руку, отвел в сторону. — У тебя что-то с головой случилось? Ну что ты так на меня смотришь? Я не останусь в этом чертовом месте, ясно?

— Ясно. Тебе не надоело вести паразитическое существование? — Ганнибал раздраженно хмыкнул. — Как долго ты собираешься рисковать? Малейшая инфекция, и я тебя не спасу, а ты — меня. Если заболеем мы вдвоем, то некому будет за нами присматривать.

— Все равно, — упрямо ответил Уилл. — Мне не нравится этот город. Я не хочу здесь находиться.

— Месяц. А потом мы уедем.

— Ты меня просишь?

— Да. Пожалуйста.

Уилл вернулся к Корнеллу и сказал:

— Я согласен на испытательный срок.

***


Корнелл поселил их в доме, исполняющем функцию гостиницы.

— Две комнаты. — Он открыл двери, оставив ключи в замках. — Телевидения нет, но есть большая коллекция ДВД дисков. Берете, как в пункте проката, разве что не надо оплачивать. По поводу питания. Здесь есть маленькая столовая, я распоряжусь насчет вас. Пока отдыхайте. Я зайду за вами в восемь вечера. Придется посетить собрание в церкви.

— Вы представите нас сообществу? — спросил Ганнибал. — Жаль, что у меня нет документов, подтверждающих мой статус.

— У многих нет документов, подтверждающих что-либо. — Корнелл улыбнулся. — В общем, до вечера.

Он споткнулся на ровном месте, услышав одновременный ответ: «Спасибо».

— Да, и еще. Конечно, прошу прощения, но вам придется отдать мне ключи от машины. Для проверки. Позже ваши вещи осмотрят. — Корнелл покраснел от смущения. Ганнибал вручил ему ключи, попросив бережней относиться к машине.

Комнаты были одинаковыми: одноместная кровать, тумбочка, шкаф для вещей, ванная комната. Окна были занавешены плотными шторами.

— Я разучился спать без тебя, — признался Уилл. Ганнибал сразу занялся раскладыванием своих вещей в шкафу.

— Признайся, ради чего ты все это затеял? — Уилл почти вплотную приблизился к Ганнибалу. — Забота о здоровье, никакая это не мотивация. Что ты задумал?

— Я уже все сказал. — Ганнибал посмотрел через плечо на дверь. — Пожалуйста, сними кольцо, не привлекай внимание.

— Ненавижу тебя. — Уилл сжал кулаки. — Зачем ты так со мной поступаешь?

Он сгреб Ганнибала за лацканы пиджака и подтянул к себе.

— Я тебе надоел? — Его губы почти касались губ Ганнибала. — Признайся, ты хочешь от меня избавиться? Подыщешь мне жену, сыграешь свадьбу? А потом свалишь в закат?

— В рассвет. — Ганнибал словно забыл об открытой двери и о предупреждении Корнелла. — Я никому тебя не отдам. Давай проживем здесь месяц. Всегда можно уехать.

— Тогда зачем было приезжать? — выдохнул Уилл, целуя его. — Я тебя хочу, прямо здесь и сейчас. Хочу, чтобы все знали о нас, пусть выставят из города, наплевать. Я не выдержу без тебя.

В коридоре послышались шаги и голоса. Ганнибал с такой силой оттолкнул Уилла, что тот чудом удержался на ногах. В комнате появился Шон и доложил, что ему приказали осмотреть вещи мистера Лектера. Он непонимающе посмотрел на расхристанного, мрачного Уилла. Ганнибал, преспокойно разглаживая ладонью лацканы, произнес:

— Да, прошу, выполняйте свои обязанности.

***


В церкви собрались все взрослые жители. Они с любопытством смотрели на незнакомцев, негромко переговариваясь. Ганнибал, увидев наряд Уилла, вопросительно поднял бровь, но промолчал.

Уилл надел белую футболку, рубашку, в которой раньше грузил вещи в машину, дорогой галстук, темно-синий вязаный кардиган, черные джинсы и тяжелые ботинки. Все это вместе производило впечатление, будто Уилл одевался вслепую, хватая первое попавшееся. Вдобавок он напялил очки и взъерошил волосы. Не выдержав, Ганнибал сказал ему на ухо:

— Пытаешься оттолкнуть потенциальных невест?

— Отвали, — прошипел Уилл, изображая что-то вроде кривой ухмылки.

— Если думаешь, что подобная тактика отвратит незамужних женщин, то сильно ошибаешься. И кольцо. Оно идентичное моему, я попросил его снять.

— Если не заткнешься, то я поцелую тебя прямо тут, — продолжая тянуть неестественную улыбку, пообещал Уилл.

— Итак, уважаемые сограждане! — начал Корнелл. — Прошу вас, господа, подойдите ко мне. Это мистер Ганнибал Лектер, он занимался хирургией, потом психиатрией. Думаю, что и то и другое пригодится нашей общине.

Ганнибал наклонил голову в знак приветствия и сказал:

— Я благодарен вашему мэру за оказанное доверие. Я рад, что мы смогли добраться до вашего города. По сравнению с другими местами он представляет собой оплот стабильности и покоя. А это именно то, что я и мой друг искали все эти годы. Я, как и вы, в прошлом потерял многое.

Шепот усилился.

— Но вы нашли в себе силы для новой жизни, и это не может не восхищать. Я буду безмерно счастлив, если вы разрешите остаться здесь хотя бы на короткое время.

Он скромно потупил глаза, ожидая реакции зала. Уилл видел, что люди колеблются: «Они уже привыкли к своему полузакрытому существованию, боятся пустить кого-то нового. Боятся, что им причинят вред».

— Спасибо за такие слова. — Корнелл продолжил: — Это Уилл Грэм, по его словам, он разбирается в моторах. Поэтому сможет работать в мастерских.

Он ждал от Уилла выступления в духе Ганнибала, но не дождался.

— Ладно, хорошо. Давайте проголосуем. Кто за то, чтобы эти двое остались на месяц в городе? Мария, помоги подсчитать голоса.

Юная девушка с длинными светлыми волосами, чем-то похожая на Корнелла, принялась считать поднятые руки.

— Да, и меня не забудь, — сказал мэр. — Ну что, все?

— «За» проголосовало двадцать семь человек, — сообщила Мария.

— Остальные против? — осведомился Корнелл. — А кто именно? Спасибо, буду знать. Поздравляю, господа, вы приняты на испытательный срок.

Послышались аплодисменты. Уилл чуть не повернулся спиной к залу, но Ганнибал удержал его укоризненным взглядом.

— Я и моя жена приглашаем вас на ужин, — сказал Корнелл. — Идемте.

Вход в его дом находился с обратной стороны мэрии, Корнеллы жили на втором этаже. Скромная обстановка, приятные домашние запахи. Уилл будто вернулся в свой дом в Вулф Трап. Воображение услужливо воскресило в памяти счастливые дни, когда Уилл был уверен, что успешно выпутался из кошмара, в который его погрузили Джек Кроуфорд и Ганнибал Лектер.

— Прошу, присаживайтесь. — Корнелл дотронулся к плечу Уилла. — С вами все хорошо?

— Да, да. — Уилл сел, едва не сбив со стола стакан с чистой водой.

Вирджиния Корнелл была веселой, жизнерадостной женщиной с пышными черными волосами. Она незаметно обхаживала мужа и гостей, не забывая о трех двухлетках, бегающих по дому. Мальчики сначала заинтересовались гостями, но почти сразу перестали на них реагировать. За столом сидела Мария, которая помогала Корнеллу во время голосования в церкви. Она сидела тихо, погруженная в свои мысли.

— Это моя сестра, — сказал Корнелл. — Извините, спиртное не держим. Своего рода сухой закон.

Угощение состояло из свиных отбивных и картофельного салата. Но сначала Корнелл прочел молитву, красноречиво посмотрев на гостей.

Уилл успел проголодаться и ел с аппетитом. Ганнибал неторопливо приступил к трапезе, поддерживая разговор с Корнеллом.

— Вы откуда? — вдруг спросила Мария.

— Из разных мест, — уклончиво ответил Уилл. — А вы?

— Нью-Йорк, — со вздохом сказала она. — Тут такая дыра. Тоска зеленая.

— Ну, все еще впереди. Никогда не поздно сменить место жительства.

— Может быть. — Она отвлеклась на племянников, которые требовали от нее сказку на ночь. — Извините, я уложу их спать.

После ее ухода Уилл с трудом удержался от крика, когда пальцы Ганнибала с силой впились ему в бедро.

— Спасибо за ужин, вы замечательная хозяйка! — Ганнибал принялся расхваливать Вирджинию.

— Приходите завтра к восьми в мой офис, я отведу вас на место работы. — Корнелл вышел вместе с гостями во двор. — Мне дорогого стоило уломать горожан. Уяснили? Так что прошу вас, без эксцессов. Вы знали, на что идете. Не поздно повернуть назад. Если вы сейчас уедете, я найду слова для вашего оправдания.

— Нет, не стоит. — Ганнибал улыбнулся. — Завтра в восемь.

***


Уилл отказался уходить из комнаты Ганнибала.

— Сегодня последняя спокойная ночь. — Он разделся. — Ты не можешь отказаться от меня.

— Но ты ведь отказался от меня, — напомнил Ганнибал, снимая пальто.

— Ты мстишь?

— Я не закончил разбираться с твоими мозгами, — совершенно серьезно произнес Ганнибал.

— Кто тебе мешает? — Уилл откинул волосы со лба. — Я не буду сопротивляться.

Ганнибал отрицательно покачал головой.

— Еще не время. И это не последняя ночь.

— Хочешь, я женюсь на сестре Корнелла? Ты примешь у нее роды, будешь крестным отцом. — Уилл явно желал разозлить Ганнибала. — Будешь заботливым дедушкой. Если, конечно, не проделаешь с Марией то, что Верджер проделал со своей сестрой.

В комнате был выключен свет, но бликов уличного фонаря хватило, чтобы Уилл увидел ярость, вспыхнувшую в глазах Ганнибала. Он подумал, что сейчас вылетит в коридор или умрет. Ганнибал положил ладонь на правую сторону головы Уилла и мягко привлек его к себе.

— Хочешь сделать еще одну «улыбку»? — спросил Уилл, прижимаясь к нему. — Тогда поглубже воткни нож.

— У меня нет ножа. — Ганнибал водил второй рукой по спине Уилла, параллельно заставляя его пятиться к кровати. — Никогда так больше не говори. Я не причиню тебе вреда. Ты свободен в своем выборе. Но ты всегда должен помнить, что мы принадлежим друг другу.

***


В ремонтной мастерской кипела работа: разбирали разную технику, сортируя детали. Корнелл представил Уилла главному в мастерских, пожилому мистеру Бишопу, который принял нового работника с энтузиазмом. Без конца болтая, он повел Уилла в свой кабинет.

— Вы сегодня скромнее оделись, — заметил Корнелл. — Решили быть ближе к народу? Я не великий знаток моды, но вижу, что этот костюм на пару тысяч дешевле предыдущего.

Внезапно он остановился и сказал:

— Я знаю, кто вы. Вспомнил сегодня ночью. Зачем вы явились в мой город? Решили устроить шведский стол?

— Я давно отошел от своих привычек. — Ганнибал сунул руки в карманы пальто. — Конечно, не претендую на доверие. Но прошу его.

— Вот как? — усмехнулся Корнелл. Они стояли на пустыре рядом с мастерскими, откуда долетало лязгание, глухое бухание молотков и визг от разрезаемого металла. Пришлось отойти подальше, чтобы не перекрикивать шум.

— Считаете, было бы разумнее для меня представиться другим именем?

— Нет, я так не считаю. — Корнелл оглянулся. — Вы не имели права выжить. Почему вы, а не мои родители? Или первый муж Вирджинии, и не ее первенец?

— Что сказать, повезло, — засмеялся Ганнибал. — К чему вы ведете, Корнелл? Что вы собираетесь делать? Помнится, был некий умник, который запланировал расчленить мое тело и употребить в пищу.

Корнелла передернуло.

— Не волнуйтесь, я уеду. Не буду вас нервировать. — Ганнибал похлопал его по плечу. — Вашему существованию, равно как существованию вашей семьи ничего не будет угрожать. Я не убиваю детей или тех, кто не заслуживает быть умерщвленным. У меня есть маленькая просьба. Не выпускайте Уилла из города, у него не должно быть возможности отправиться на поиски. Удачи вам и вашему уютному городку. О, забыл. Мои ключи. Благодарю.

— Что мне сказать Грэму? — крикнул Корнелл в спину уходящему Ганнибалу.

— Я оставил ему записку, — ответил тот, не поворачиваясь.

***


Уилл возненавидел все слова в мире, еще не развернув лист бумаги, лежащий на пальто Ганнибала. Безупречные буквы были написаны простым карандашом.

«Дорогой Уилл!

Знаю, что ты не впадешь в отчаяние и не наделаешь непростительных глупостей, которые могут быть продиктованы твоей врожденной импульсивностью. Корнелл узнал меня, и я не надеюсь на его молчание. Тень моего прошлого омрачит твое будущее, а ты обязан жить нормально. Сделай вид, что я давно умер, убеди себя в этом.

Искренне твой.

Ганнибал Лектер».

Уилл скомкал лист, борясь с желанием броситься на стоянку и уехать вслед за Ганнибалом. Но это было бы проявлением «врожденной импульсивности», а в данный момент Уилл совсем не хотел соглашаться с запиской.

— Мистер Грэм? — Корнелл незаметно вошел в комнату. — Вы тоже уедете?

— Зачем ты его прогнал? — Уилл сжимал бумажный комок, словно это действие могло вернуть Ганнибала. — Зачем?

— Уилл, я не мог допустить, чтобы психопат жил в моем городе. Эти люди слишком много потеряли и многое выстрадали. Ганнибал Лектер не заслужил жить среди нас.

— Он мой друг. — Уилл положил комок в карман. — Он мой единственный друг. Он помог мне обрести целостность, понять самого себя. Он — часть меня.

— Это очень трогательно и интимно, Уилл. Я могу дать тебе ключи от любой машины на стоянке, уезжай, если хочешь. Не буду удерживать.

— Он целенаправленно привел меня сюда. Я должен оставаться здесь.

***


По трассе мчались пять мотоциклов. На черной куртке предводителя, ехавшего впереди, красовался рисунок крыльев, очень похожих на крылья дракона Уильяма Блейка. Судя по загрязненности мотоциклов, люди давно находились в пути.

После плавного поворота перед странниками показался небольшой город. Предводитель махнул рукой, указывая на ряд особняков в пригороде. Мотоциклисты беспрекословно последовали за ним, методически осматривая дома. В одном из них они нашли пять разложившихся тел, разбросанных на полу гостиной.

— Великий Красный Дракон, — почтительно произнес один из мотоциклистов, низко наклонив голову в знак подчинения. — Прошу прощения за наглость.

— Говори, — тот, кого назвали Драконом, не снимал шлема. — Но быстро. Запах оскорбляет мое обоняние.

— Видно, что при жизни им почти отделили головы от тел. — Мотоциклист присел на корточки над крайним трупом. — Взгляните. Ему перерезали горло, а потом свернули шею.

— А у этого вспорот живот, — встрял второй мотоциклист. Дракон молча обошел трупы по широкой траектории и приблизился к куче одежды, сваленной на пол. Она склеилась от крови, он потянул за рукав клетчатой рубашки и поднял забрало шлема. Показалось лицо, темное от пыли и загара. На верхней губе виднелся уродливый шрам. Дракон поднес к носу рубашку и втянул воздух.

— Да, — протянул он. — Это запах Уилла Грэма. Я отлично его запомнил. Они были здесь. Уилл Грэм и Чесопикский Потрошитель. Я так и знал, что они не могли умереть.

— Мы будем их искать! — наперебой начали выкрикивать мотоциклисты. — Клянемся Великому Красному Дракону!

Месяц спустя.


Уилл стоял на берегу, ежась от ледяного ветра.

— Брат думает, что ты хочешь сделать предложение. — Мария прислонилась к Уиллу спиной, грея руки в меховых перчатках.

— Ты знаешь, я не могу на тебе жениться.

— А ты знаешь о моих пристрастиях. Я хочу вернуться в Нью-Йорк.

Уилл приобнял Марию, и они вместе пошли в сторону городка.

— Кажется, скоро все будет по-прежнему. — Уилл поправил шапку на Марии. — Корнелл говорил, что восстанавливают работу дата-центров, значит, к нам вернется интернет.

— Мне нужно найти списки выживших. Кажется, такие существуют. — Она весело посмотрела на него, щурясь от солнца и блеска снега.

— Вроде бы их составляли во временных лагерях в первый год после эпидемии. Но потом бросили эту затею, посчитав ее бессмысленной. Кстати, есть кофе и свежие булочки. Или ты домой пойдешь?

Мария сильнее прижалась к нему, когда они проходили по улице. Это была ее идея: изображать влюбленных.

Через неделю после отъезда Ганнибала, Мария явилась в комнату Уилла и забралась на кровать. Он удивленно спросил:

— Что скажет твой брат?

— Мне плевать, — фыркнула Мария. — Он подвинулся умом, когда родители умерли. Да что там, в тот день умерли все в его офисе. Знаешь, кем он работал? Пол Корнелл, менеджер по подбору персонала в компании «Эппл». Представляешь, сидит он за своим столом, и вдруг люди начинают краснеть, бледнеть, задыхаться и умирать. А он продолжает сидеть, ничего не понимая, в ужасе. И тут я звоню.

Она закрыла лицо руками.

— Он считает меня нежным ребенком, который повредился рассудком. Но мне двадцать шесть лет, я взрослая женщина.

— Я думал, ты младше. — Уилл понял, что сегодня ему не суждено заняться приманками для рыбы. — Тебе не с кем поговорить.

— А с кем? С Вирджинией? Ха! Она притворяется счастливой и довольной. Но я-то знаю, она на грани нервного срыва. Вся поглощенная домашними делами, так она заставляет себя не думать о прошлом. Мы все такие.

— Я другой.

— Потому что твой любовник остался жив. Я не сразу поняла, кто он. Точнее, вообще не поняла. Живя в Нью-Йорке, я мало интересовалась событиями в мире и в стране. Не читала газет, не знала об убийствах и прочем негативе.

— Чем ты занималась? — Уилл сел рядом с ней.

— Я балерина «Нью-Йорк Сити балет».

— Ну да, — засмеялся Уилл. — Как я сразу не сообразил.

— Неважно. — Она повернула его голову к себе. — В своих снах брат видит меня замужем. Он одержим идеей восстановления населения. Глупость! — Мария уткнулась лбом в волосы Уилла. — Черт, я ненавижу его за это! Я хочу отсюда уехать. Давай уедем вместе.

— Я не могу.

— Ждешь Ганнибала? — Мария шептала ему в ухо. — Ты его любишь? У меня была любимая, но она исчезла после начала эпидемии. Я искала ее по всему городу. Бегала как безумная, выкрикивала имя. Стучалась ко всем знакомым, друзьям. Ходила по нашим местам. А вокруг были мертвецы.

Уилл обнял ее, чувствуя, как безумно колотится сердце.

— Я ни с кем не говорила об этом. — Слезы катились по лицу Марии, капали на руку Уилла, на которую он опирался. — Ни с кем. Никто не знает об Алише. Я не хочу ее забывать.

— Не надо. — Уилл положил ее на постель и укрыл одеялом. — Нельзя забывать, хуже будет.

Корнелл разбушевался, узнав, что Мария переночевала в комнате Уилла.

— Ты сволочь! — орал он, потрясая кулаками. — Сволочь! Воспользовался доверчивостью моей сестры! Ее хрупкостью, наивностью!

Уилл терпеливо дожидался окончания истерики и ничего не делал, чтобы успокоить Корнелла. В его голове вертелась мысль, что некоторые моменты в жизни имеют тенденцию повторяться. Хотя отношения Марии и Корнелла не были идентичными отношениям Верджеров, но все же.

— Пошел вон! — Корнелл подпрыгнул от злости. — Пошел вон!

Мария продолжала приходить к Уиллу, наплевав на негодование брата, и тому пришлось смириться с ситуацией.

— Откуда булочки? Не говори, я поняла. Вирджиния дала. — Мария заняла привычное место на кровати. — Когда уедем?

— Я не уеду.

— Слышу сомнение. — Мария протянула ему чашку за новой порцией кофе. — Ты колеблешься.

— Здесь неплохо, — уклончиво сказал Уилл.

— Привык? Болото затягивает.

— Всем нужно пристанище.

— Я все равно отсюда уеду. С тобой или без тебя. Но сначала нам нужно обвенчаться, чтобы брат не стал гоняться за нами по всей стране.

— Я уже был женат.

— Да-да, ты рассказывал. Это будет свадьба для проформы, никаких настоящих обязательств. Никакого секса, никаких детей. — Мария лукаво улыбнулась.

— Вижу, ты все просчитала. — Уилл отодвинул дверцу шкафа и прикоснулся к черному пальто. — Давай хоть до весны доживем.

— Давай. — Мария проследила за ним взглядом. — Ты стал фетишистом.

— Не уверен. — Уилл провел пальцами по рукаву. — Это всего лишь одежда.

Поздняя весна.

Свадьба прошла скромно. Невеста была в белом шелковом платье, жених в сером костюме. Корнелл пообещал, что с завтрашнего дня начнется строительство дома для новой семьи. Вирджиния произнесла молитву, а дети бросали конфетти.

— Надеюсь, ты женишься на Марии не от безысходности? — спросил накануне Корнелл. — Если ты разобьешь ей сердце…

— Как думаешь, я боюсь тебя? — ответил Уилл. — Мария давно не ребенок.

Корнелл поперхнулся воздухом и долго кашлял, махая рукой, словно отгоняя что-то невидимое.

— Ну вот. — Мария сорвала с головы венок с фатой, едва переступив порог комнаты. — Мы справились.

Она принялась снимать платье, чертыхаясь вполголоса. Уилл запер дверь и развязал галстук.

— Чем займемся? — Он помог Марии расстегнуть молнию на спине. — Переоденешься или пока в халате посидишь?

— Мы должны изобразить бурный секс, — хихикнула она, бросая платье на пол. — Давай халат.

— У меня когда-то была любовница твоей ориентации. — Уилл поднял одежду и повесил в шкаф. — Но я был нужен ей для ребенка.

— Так ты отец? — Мария растянулась на кровати, довольно постанывая. — Терпеть не могу церемонии.

— Ребенок не родился.

— Понятно. Я хочу спать.

— Сейчас только половина четвертого дня. — Уилл аккуратно сложил галстук. — Посидим тут примерно час. Корнелл сказал…

— Ах да, пир во время чумы! — с досадой воскликнула Мария. — Не могу их всех видеть! Они мне осточертели! Давай уедем прямо сейчас? Ну пожалуйста! Я напишу записку.

— Не стоит так поступать с братом, — возразил Уилл. — Он тебя любит.

— А я его ненавижу! — Мария уселась, растирая ноги. — Как я тоскую по репетициям! Думаю, что где-то еще есть балетные студии.

— В каком мире ты живешь? — не выдержал Уилл. — Города были заполнены трупами. Никого не осталось. Мы выносили тела и жили в роскошных домах, пользуясь чужим имуществом. И никому не были нужны. Мародеры появились позже.

— О, на тебя нападали? Расскажи подробней.

— Нападали. — Уилл задернул штору и включил бра. — Мы их убили.

— Как убили? — растерялась Мария. — В смысле?

— Перерезали им глотки, а потом трахались прямо в луже крови. Было восхитительно.

— Ты лжешь, чтобы меня шокировать. Я тебе не верю, — с вызовом сказала Мария.

— Думай, как хочешь. — Уилл взглянул на часы, стоящие на столе. — Одевайся, пойдем.

Праздничный обед устроили под специально сооруженным навесом, поставленным за мэрией. За день воздух достаточно прогрелся, чтобы гости не мерзли.

— Что-то не так, — сказал Уилл, беря Марию под руку. — Слишком тихо.

Горожане сидели за накрытыми столами, не сводя взглядов с высокого человека в черной кожаной одежде. Поодаль стояли четверо вооруженных человек. Уилл резко остановился, заслоняя собой Марию.

***


— Долго же я вас искал! — Вооруженный коротким ножом Долархайд пошел к Уиллу. — Где доктор Лектер?

— Он уехал. Можешь продолжать поиски.

— Кажется, я задолжал ему кое-что. — Долархайд посмотрел на Марию. — Женщина другая, но этот факт ничего не меняет.

— Как вы мне надоели, уроды. — Уилл шагнул к нему навстречу. — Врываетесь в мою жизнь, выворачиваете ее наизнанку. Оставьте меня в покое, вы, больные ублюдки.

Продолжая закрывать Марию собой, он непроизвольно положил руку в карман, нащупывая записку, давно превратившуюся в истрепанную бумажку с истертыми буквами. Долархайд истолковал этот жест по-своему и ударил Уилла ножом, попав чуть ниже правой скулы. Удерживая Уилла на лезвии, Долархайд приподнял его над землей и отбросил от себя.

Из-за боли и крови, заливающей глаза, Уилл ничего не видел, но слышал испуганные крики, звуки выстрелов и топот людей, спасающихся от смерти. Мария схватила Уилла за ноги и куда-то потащила. Делать это в узком платье было затруднительно и со стороны выглядело крайне комично, но Мария не сдавалась. Уилл ожидал, что ее убьют, но после очередного рывка потерял сознание.

— Это было похоже на театральную постановку. — Ганнибал закончил накладывать швы на щеку Уилла. Мария, одетая в мужское пальто, трясясь всем телом, сидела под стенкой. — Главное — выдержать нужную паузу.

Корнелл, подпирающий дверь плечом, ядовито заметил:

— Вам не хватало крови? Ну да, а еще пары десятков тел.

— Вы ошибаетесь, я не настолько кровожаден. — Ганнибал проверил пульс Уилла. — Повреждена десна, останется шрам. Некоторое время будет трудно говорить и принимать пищу.

Он снял перчатки.

— Теперь, с вашего позволения, я заберу его.

— А как же я? — возмутилась Мария. — У меня был договор с Уиллом.

— Ты о чем? — вскинулся Корнелл. — О каком договоре идет речь?

— Он должен был отвезти меня в Нью-Йорк. Я предложила ему заключить фиктивный брак, чтобы ты отстал от меня.

— Ты с ума сошла? — Корнелл заметался по небольшой операционной. — Ты окончательно сошла с ума!

— Мой милый брат. — Мария щелкнула пальцами перед его носом. — У меня была любимая женщина, и я собираюсь отправиться на ее поиски.

Ганнибал вытер остатки крови с лица Уилла.

— Если у вас был договор, то я обязан помочь его исполнить. — Он приподнял Уилла, чтобы снять с него грязную рубашку.

— Красный Дракон, — невнятно произнес Уилл, хватаясь за Ганнибала. — Он здесь.

— Он мертв, лично я разнес ему голову выстрелом. Не разговаривай, разбередишь рану.

— Больно. — Уилл не размыкал объятий, и Ганнибалу пришлось попросить Марию и Корнелла помочь ему с одеждой.

— Долархайд нашел почитателей и вместе с ними искал нас. — Ганнибалу удалось высвободиться из рук Уилла. — Не дергай головой, повязка слетит.

— Где ты был? — спросил Уилл, снова выключаясь.

— В Хьюстоне, в центре Андерсона. — Ганнибал застегнул пуговицы на его рубашке. — Вот так намного лучше.

— У вас рак? — спросил Корнелл.

— Слышу радость в вашем голосе. Это не по-христиански, — назидательно сказал Ганнибал. — Менингиома изменила мое обоняние, поэтому я решил, что все очень плохо. Оказалось, что преувеличил проблему. Небольшая операция помогла ее решить.

— В Центре кто-то работает? — Корнелл отпустил руку Уилла, из-за чего тот завалился на бок.

— Осторожней, мистер Корнелл. — Ганнибал успел подложить руку под голову Уилла. — В Центре осталось семь специалистов, которые точно имели право выжить. Они были рады помочь, их не волновало мое прошлое. Заодно они поставили на мне пару-тройку экспериментов, проверили лекарства и новую методику лечения моей проблемы. Сейчас у них маловато пациентов.

Он снова усадил Уилла, надевая на него пиджак.

— Мария, я крайне признателен вам за спасение Уилла.

Корнелл подхватил Уилла с одной стороны, Ганнибал с другой, и они дотащили его к машине. Мария шла позади.

— Вы уедете без меня? — встревоженно спросила она, когда Уилл очутился в салоне.

— Он обещал тебе Нью-Йорк. — Ганнибал открыл дверь, приглашая Марию сесть. — Я не дам ему нарушить слово.
Написать отзыв