Рабочая поездка

от PriestSat
минидрама, фэнтези / 13+ слеш
Доктор Ганнибал Лектер Уилл Грэм
24 июн. 2017 г.
24 июн. 2017 г.
1
5.247
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
24 июн. 2017 г. 5.247
 
Основные персонажи:
   Ганнибал Лектер, Уилл Грэм
Пэйринг:
   Ганнибал Лектер/Уилл Грэм, ОМП
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Драма, Фэнтези, Мистика, Hurt/comfort, AU, Мифические существа
Предупреждения:
   OOC, ОМП
Размер:
   Мини, 15 страниц, 1 часть
Описание:
По заявке на Зимнюю Фандомную Битву: «Ганнибал — какой-нибудь нех (вампир, оборотень, инопланетянин — неважно), его родителей и сестру убивают охотники».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Частично мир взят из серии книг Глена Кука «Приключения Гаррета».
Написано для команды WTF Hannigram 2016.
Минутка саморекламы: по этому миру есть еще один фанфик https://ficbook.net/readfic/3535450


Глядя на горожан, которые притворялись искренними и честными, Уилл Грэм в очередной раз пожалел, что взялся за это расследование. Пять трупов богачей, из которых выковыряли, точнее мастерски вырезали некоторые внутренние органы. Все в городишке Балтимор, кто теоретически мог заниматься каннибализмом или поеданием людей, как представителей другого вида, приносил разнообразные клятвы в свою защиту. Уилл бегло ознакомился с протоколами предварительных допросов, вдоволь насмотревшись на всякие закорючки и малопонятные росписи на желтом пергаменте.

Как представителю исполнительной власти, Уиллу вроде бы оказывали почести, но он видел, что ему не доверяют. Впрочем, он сильно бы удивился иному отношению. Чужак в этом речном краю, выходец с Севера, говоривший более мягко, чем местные жители. Уилл не особо расстраивался, выслушивая уклончивые ответы людей. Они вроде бы хотели правосудия, но, в сущности, их не особо трогали смерти богачей. Их больше волновала собственная безопасность.

Мэр городка был свято уверен, что убийства и похищение органов связаны с колдовством. Его советники поддакивали, осеняя себя защитными знаками. Уилл терпеливо ждал, пока собравшиеся в ратуше прекратят размахивать руками и будут отвечать на вопросы. Но чиновники ловко уходили от ответов и, в конце концов, довели Уилла до состояния кипения. Он покинул зал, пребывая в жутком раздражении.

Тела содержались в морге при тюрьме, там было достаточно холодно из-за глубины подвала. Уилл подумал, что так выглядит спуск в Ад, и мысленно посмеялся над собой. Сторож морга, тролль-недоросток, невзирая на свои габариты, проворно спускался по гигантской винтовой лестнице, держа перед собой факел. Уилл предпочитал задействовать второе зрение, при помощи которого он видел призрачный мир-двойник. Этот мир был аналогичен настоящему, за исключением некоторых деталей. Перед Уиллом разворачивалось зрелище того, что задумывалось при начале строительства.

Архитектор планировал создать замок, сотканный из каменных кружев, с легкими тонкими башенками. Наверное, те, кто заказывал строение, разорились или умерли. В итоге более дешевый архитектор возвел скучное, брутальное строение с уродливыми башнями. Но Уилл различал полупрозрачные узоры, вырезанные на замшелых стенах, они помогали ему уверенно идти по широким ступеням, сбитым по краю.

Зал морга был просторным, хорошо проветривался и освещался. На мраморных столах, потемневших от многолетнего использования, лежали пять тел. Возраст от шестидесяти до восьмидесяти. Уилл мельком взглянул на тела, поняв, что толку от них не будет. Он бы предпочел увидеть их на месте убийства, но увы, из-за жары трупы быстро разлагались, поэтому их как можно скорее перенесли в подземелье.

— Добрый день. — Из дальнего угла зала появился высокий мужчина, одетый в белую рубаху, кожаный жилет и узкие черные брюки. — Доктор Ганнибал Лектер к вашим услугам. Можете обращаться ко мне по имени, если вас это не затруднит.

Уилл протянул руку и ощутил в меру крепкое рукопожатие. А затем доктор резко вдохнул воздух и поморщился.

— Уилл Грэм, следователь. Приехал из Танфера.

— Ужасающие преступления, — сказал Ганнибал, подходя к первому трупу. Уилл услышал в его голосе нотки фальши.

— Всякое бывает, — буркнул он.

— Я служил военным хирургом в войске Слави Дуралейника, поэтому меня мало чем можно шокировать. Но в мирное время подобные зверства ничем не оправданы. Вы привезли с собой собаку?

— Нет. Скорее всего, остался запах бродячих псов, я их иногда подкармливаю.

По привычке Уилл посмотрел на нового знакомого сквозь призму астрального зрения.

У доктора Ганнибала Лектера отсутствовала тень. У него не было астрального двойника, который имелся у всех живых существ, сотканный из выбросов жизненной энергии, пережитых или подавляемых чувств, тайных помыслов и желаний. Ганнибал был похож на мертвеца, да и то, часто за мертвых продолжали цепляться лярвы. К убитым приклеивались частицы двойников убийц — именно по этим остаткам Уилл мог найти преступника. Аура Ганнибала была сродни ауре статуи. Но Уилл сталкивался с таким явлением, поэтому почти не обратил внимание на недостаток доктора Лектера.

— Тяжело что-либо определить по давно остывшему телу, — с досадой произнес Уилл. — Вы тут работаете?

— Нет, занимаюсь частной врачебной практикой. Мэр Стенли попросил меня присутствовать при вашем расследовании.

— Понятно. В этой глуши вы самый умный, — язвительно заметил Уилл, успевший оценить степень самолюбия Ганнибала. «До чего же самоуверенный, спесивый и опасный», — подумал он, но вслух продолжил: — Где самый последний труп?

Ганнибал подвел его к старику, которому разворотили грудную клетку. Все органы остались на месте, но пропали широкие полосы плоти со спины. Уилл внимательно осмотрел тело, затем перешел к следующему столу. Ганнибал наблюдал за ним, сложив руки на груди. Его длинные волосы были подвязаны черной лентой с серебряными символами.

— Боитесь колдовства? — Уилл притронулся к своей голове. Ганнибал усмехнулся.

— Это элементарная предосторожность.

— У всех тел нет каких-то органов. — Уилл помыл руки под тонкой струйкой воды, бьющей из стены и стекающей по каменному желобу. — Сердце, почки, легкие, селезенка, часть печени. И только у последнего убитого взяли мясо. Почему?

Ганнибал пожал плечами и спросил в ответ:

— А вы что думаете, господин следователь?

Уилл вернулся к первому телу. Будучи живым, старик страдал от разных болезней, которые изъели его внутренности, как ржавчина — металл.

— Где вы остановились, Уилл? — Ганнибал незаметно подошел к нему. — Уверен что наш славный мэр Стенли отправил вас в гостиницу, которую содержит его золовка. Мерзкое заведение.

— Сойдет, — коротко ответил Уилл, занося заметки в блокнот. — Вы знаете имена убитых?

Ганнибал продиктовал ему требуемое и снова спросил о гостинице.

— Бывало и хуже, — уклончиво сказал Уилл, пряча блокнот в карман штанов. — Насекомых нет, спать можно, что еще надо?

— У меня есть замечательная гостевая комната. — Ганнибал стоял так близко, что Уилл мог ощутить его запах — слегка пряный, с оттенком хвои. — Я с радостью предоставлю ее вам. Никакой оплаты, защита от колдовства гарантирована. Я буду счастлив видеть вас в своем доме.

«Он флиртует, — думал Уилл. — Но при этом смотрит, словно хочет вцепиться мне в горло».

— Выйдите, пожалуйста, — сказал он, становясь посередине зала.

Когда затихли шаги сторожа и доктора Лектера, Уилл переключился на второе зрение.

Тела были лишены любых энергетических паразитов. Над ними не витали неуспокоенные души. Но, скосив глаза, Уилл успел уловить туман, похожий на табачный дым. Он стелился над стариком с испорченными органами. Уилл повернулся боком и снова взглянул на труп. Туман обрел форму волка с черной шерстью. Миг — Уилл очутился лицом к лицу со зверем. Уилл рефлекторно подался назад и, не удержавшись на ногах, упал, приложившись затылком об каменный пол. Дикая боль не заставила себя ждать, по шее потекла кровь. Уилл с трудом встал на четвереньки, затем поднялся на ноги. Прикладывая застиранный носовой платок к ране, он начал подниматься по лестнице.

Сторож сидел на табурете перед входом в морг, а Ганнибал стоял поодаль. Увидев Уилла с окровавленным платком в руке, он бросился к нему с встревоженным выражением лица.

— Ничего страшного, все в порядке. — Уилл отстранился от Ганнибала. — Перестаньте хлопотать, я жив.

— Вы травмированы, не исключено сотрясение мозга, — безапелляционно заявил Ганнибал. — Вам необходимо прилечь, и я не рекомендую езду на лошади. Мой дом неподалеку, я помогу дойти.

— Не надо, я не люблю, когда ко мне прикасаются, — не без угрозы в голосе сказал Уилл, но внезапное головокружение заставило его пересмотреть свои жизненные принципы. Ганнибал с готовностью подхватил его под локоть.

— Как это вас угораздило? Вроде пол в морге не испорчен, нет выбоин.

Внезапно подкатившая тошнота заставила Уилла метнуться в полусухие придорожные кусты. К его смущению, Ганнибал последовал за ним и придержал волосы, чтобы они остались чистыми.

— Определенно сотрясение, — сказал он с удовольствием. — Не волнуйтесь, после того, что мне довелось повидать на полях сражений, простая рвота никак не может шокировать.

— Вы чересчур многословны, — не выдержал Уилл. Его сотрясала мелкая дрожь, головокружение мешало стоять ровно, тошнота никуда не делась, а мир перед глазами плыл в непонятном направлении. Он решил не геройствовать и позволил Ганнибалу вести его под руку.

Невзирая на отвратительное самочувствие, от Уилла не ускользнула повышенная степень защиты двора и дома Ганнибала. Второе зрение выявило множество знаков разного цвета, начерченных на воротах, ограде и на самом доме.

Войдя в прихожую, Уилл тщетно ожидал появления слуг. Ганнибал провел его в одну из комнат на первом этаже, помог снять обувь и уложил на кровать.

— Я принесу воду и очищу рану, — сказал он. В комнате с бежевыми стенами было прохладно, широкое окно наполовину закрывала бордовая бархатная штора все с теми же символами, как и на ленте Ганнибала. Уилл лежал на боку, чтобы ноющий затылок не соприкасался с подушкой. И ему не хотелось испачкать кровью белоснежную наволочку. Кровать была застелена шелковым покрывалом кобальтового цвета, затканным серебряными цветами. Уиллу стало неудобно за свою запыленную одежду, но запасные вещи лежали в номере гостиницы.

Ганнибал бесшумно появился с фарфоровой миской в руках и поставил ее на деревянный столик, инкрустированный серебром.

— Как вы? — заботливо спросил он, зажигая настольную лампу со стеклянным абажуром в виде цветочного бутона. Уилл ответил что-то вроде «нормально». Ганнибал сел на кровать и принялся промывать ссадину на его затылке. Он действовал уверенно, но настолько нежно, что Уилл задремал, убаюканный едва ощутимыми прикосновениями.

***



— Уилл. — Ганнибал провел кончиками пальцев по его щеке. — Просыпайтесь, пора завтракать.

Уилл открыл глаза, разумеется, не понимая, где вообще находится.

— Вы упали в морге и разбили затылок, — объяснил Ганнибал. — Вы у меня дома. Легкое сотрясение мозга, должно пройти за несколько дней. Я принес ваши вещи из гостиницы и оповестил мэра Стенли о случившемся.

— Вы очень предусмотрительны, — проворчал Уилл, тут же поругав себя за неприветливость. — Доброе утро… или день?

— Половина одиннадцатого утра, — подсказал Ганнибал. — Я помогу вам сесть.

— Я бы сменил одежду. — Уилл скривился. — Вчера целый день бродил по этому чертовому городку.

— Могу предложить вам принять ванну. — Услужливость Ганнибала не имела границ. — Я все приготовил.

Уилл растерялся, попав в просторное помещение, облицованное белым мрамором с красными прожилками. Горячая вода наполняла небольшой бассейн, пушистые белые полотенца были аккуратно сложены на низких гранитных скамьях. Противоположную входу стену покрывала лиана с оранжевыми цветами. Окна отсутствовали, освещение обеспечивал стеклянный потолок и настенные лампы. На круглом медном подносе стояли фарфоровые тарелки с фруктами.

— Позволите? — Ганнибал расстегнул пуговицы на рубашке Уилла, случайно или намеренно задев соски.

— Вам не кажется, что это переходит все границы приличия? — Уилл шагнул от него к бассейну, пол был сухим, однако ноги, обутые в дорожные ботинки, почему-то поскользнулись будто на луже воды. Ганнибал с легкостью поймал падающего Уилла, невзначай обняв его за талию. И снова поморщился, как накануне в морге.

— Перестаньте, — с негодованием сказал Уилл, но больше не отказывался от помощи. Ганнибал раздел его и помог спуститься в воду.

— Что происходит? — Уилл не испытывал стыда по поводу своей обнаженности, но недвусмысленные взгляды хозяина дома вызывали желание поддаться на заигрывание. — Вы хотите меня соблазнить?

— Ваша простота очаровательна, — как ни в чем не бывало ответил Ганнибал, наливая в бокалы красное вино. — Прошу.

— А разве... — Уилл указал пальцем на свой затылок.

— От такой дозы ничего страшного не будет. Красное вино полезно для сосудов, к тому же, вы явно напряжены. Мертвые мертвы, и ваше рвение их не воскресит. Отдыхайте.

Уиллу казалось, что слова, произнесенные Ганнибалом, обволакивают его, спутывают по руками и ногам, проникают в поры кожи, сливаясь с кровью. Под водой обнаружилось удобное мраморное ложе с изголовьем. Ганнибал положил на него маленькое полотенце, чтобы рана на голове Уилла не открылась.

— Кто вас ждет в Танфере? — Ганнибал устроился на бортике бассейна, поджав босые ноги.

— Никто. — Уилл разомлел от тепла, вода приятно пахла грейпфрутом, а от вина он окончательно расслабился. Охлажденные фрукты имели превосходный вкус. — Кто будет ждать такого как я?

— Ходили слухи, будто вы способны видеть призраков.

— Призраки, сущности, паразитирующие на людях, астральные двойники, — перечислил Уилл. — Чтение мыслей, но для этого нужно приложить некоторое усилие.

— Вот как! Интересно. И никакой магии?

— Два амулета, — ответил Уилл. — Достались от матери, не знаю, есть ли от них польза. Я полагаюсь на оружие и на второе зрение. Я даже свой дом не защищаю знаками и заклинаниями.

— Ваш дом открыт всем ветрам? Неужели в мире такое бывает? — неподдельно удивился Ганнибал. — Чувствую себя параноиком.

— Да уж, этот дом напичкан магией, — рассмеялся Уилл. — Вы чего-то боитесь? Потому у вас нет слуг и животных. Вы совсем одиноки. Да что там... нет астрального двойника, что вообще странно.

Ганнибал ничего не ответил на это заявление.

— А мои мысли вы читаете? — спросил он, вновь наполняя бокалы.

— О, нет. Признаю свое поражение, вы совершенно непроницаемы, — заплетающимся языком ответил Уилл. Он еще немного поговорил, а потом уснул. Ганнибал вытащил его из воды и отнес в спальню.

После пробуждения Уилла ждали чистая одежда и завтрак на столике. Записка Ганнибала гласила, что произошло новое убийство на пустоши Хиббинг. Уилл, путаясь в рубашке и штанах, торопливо оделся, обулся и выскочил из комнаты, сжимая листок в руке. Он обратился к первому встречному, чтобы узнать где находится Хиббинг. Южная окраина городка, благо дело, Балтимор был маленьким.

На половине пути Уилл пожалел, что не взял лошадь из конюшни Ганнибала. «А есть ли вообще у него лошадь?» — Уилл не обращал внимания на дурноту, головную боль и мелкие судороги, пробегающие по ногам.

Вокруг тела стояли стражники, зеваки, члены городского совета, мэр Стенли и, конечно же, Ганнибал Лектер. Впрочем, он держался особняком от толпы, предпочитая наблюдать за людьми на расстоянии. Увидев Уилла, он пошел ему навстречу. И это выглядело так, будто Ганнибал хотел оградить его ото всех.

— Что вы тут делаете? — спросил он, положив руку на плечо Уилла. — Вы нездоровы.

— Тогда зачем вот эта записка об убийстве? — Уилл немного отстранился от Ганнибала.

— Я не мог утаить эту информацию. Еле уговорил слугу мэра не будить вас.

Уилл, которого заносило на каждом шагу, приблизился к телу.

Молодой парень, приблизительно двадцати лет от роду, одетый в белую ночную сорочку, пропитанную кровью. Убийца проткнул его сердце тремя серебряными спицами, вытащил глаза и нанизал их на четвертую спицу, торчащую из горла.

— Это сын торговца Роберта Соленого, — сказал мэр Стенли. — Позавчера убили его отца.

— Роберт Соленый, это старик с нетронутыми органами. — Уилл пошарил по карманам в поисках блокнота. — Вчера я записал все имена, но из-за травмы не успел узнать, кем приходились друг другу убитые.

— Кроме Дэна, они давно были знакомы. Кажется, еще на службе предыдущего короля Каренты. Зайдите к моему секретарю, он все знает. Он живет рядом с ратушей, — сказал мэр Стенли, толстый и солидный, как и полагалось при его должности. Он жестом велел стражникам завернуть тело в простыню и унести в морг.

— Нет, оставьте. Господин мэр, прикажите всем разойтись, — попросил Уилл.

— Это еще зачем? — Мэр удивленно вытаращился на него.

— У меня свои методы расследования.

Мэр хотел возразить, но подумал, что ему не нужны лишние неприятности с представителем полиции. Поэтому он распорядился, чтобы стражники разогнали зевак.

— Мне тоже уйти? — осведомился Ганнибал.

— Да, все уйдите. — Уилл мысленно добавил: «Особенно ты».

Люди неохотно разбрелись по пустоши, не забывая посматривать на чудаковатого следователя, замершего как истукан.

Глядя на мир вторым зрением, Уилл видел все в тусклом свете, словно полиняли краски. Но кровь на трупе сияла, как ярко-красные огни.

— Где же ты, — прошептал Уилл. — Почему нет призрака?

Вместо призрака в серой дымке опять проявился черный волк, от него веяло холодом и… голодом? Это было неприятностью для Уилла, который не позавтракал. В желудке образовалось что-то непонятное с острыми краями, которые впились во внутренности. Уилл знал, что в призрачном мире практически невозможно убежать от опасности. Он должен был дать отпор, но в данном случае не знал, что именно подействует на монстра. Он хотел достать амулеты, спрятанные в кармане штанов.

Волк поднялся на задние лапы и поставил передние на грудь Уилла, толкая от себя. Уилл попробовал упасть не на спину, чтобы зверь не придавил его, но ничего не получилось. Уиллу почудилось, что на него свалилась скала.

***



— Вы потеряли сознание. — Ганнибал стоял у кровати. — И как ваши видения?

— Который час? — Уилл покрутился на прохладной простыне. На нем отсутствовала одежда.

— Вечер того же дня.

Уилл только сейчас заметил зажженную лампу и темноту за окном.

— Я второй день в Балтиморе и ничего не сделал, — сказал он. — Это раздражает. Мне нужно завтра с утра пораньше продолжить расследование.

— Как ваш лечащий врач, я не рекомендую активную деятельность. — Ганнибал поправил тонкое одеяло. — Сотрясение мозга может привести к тяжелым последствиям. Например, к смерти.

— Простите за избитое выражение, но всякая жизнь оканчивается смертью.

— Хотите вина? — Ганнибал, как фокусник, словно из воздуха достал бокалы и откупоренную бутылку. Уилл ухмыльнулся:

— В прошлый раз я почему-то напился. Детская доза, но создалось впечатление, что я прикончил половину бочонка. Не подскажешь, с чем это связано? Ты мне что-то добавил в бокал?

— Твой организм был травмирован. Образ жизни всегда предрасполагал к стрессовым ситуациям. Ты угнетен, плохо спишь, на тебя давит начальство. — Ганнибал уверенно наклонялся к Уиллу. — У тебя не было детства в нормальном понимании этого слова. Ты видел призраков, а все думали, что ты не в себе. Ты сбегал от людей, потому что сходил с ума от их эмоций. — Его прохладная рука гладила лицо Уилла. — Но ты научился ограждать себя от всего этого ужаса.

— Да, научился. — Уилл смотрел прямо в глаза Ганнибала, стараясь понять, чего тот добивается. — У тебя отлично получается втираться в доверие. Ты умеешь проникать в человеческую суть. Это результат работы твоего острого ума, наблюдательности, или ты можешь читать мысли?

Лоб Ганнибала уперся в лоб Уилла.

— Ты не боишься.

— Это утверждение или вопрос?

— Констатация факта.

— Ты хочешь переспать со мной? — Уилл положил руки на горло Ганнибала и легонько сдавил. — Для этого устроил падение в морге? Чтобы затащить меня в свой дом?

Ганнибал и глазом не моргнул.

— Нет. Ты знаешь, сколько существует способов заполучить желаемый объект.

— Знаю. Ты просто мог предложить.

Уилл слегка удивился, что биение артерий под его пальцами не ускорилось, хотя зрачки Ганнибала расширились.

— Это было бы некорректно, в открытую предлагать секс представителю власти.

— Мы не на виду у публики. — Уилл убрал руки и отодвинулся, давая Ганнибалу возможность лечь. — Привык быть ведущим?

Короткие, твердые ногти прочертили глубокие полосы на животе Уилла, а затем Ганнибал слизал выступившую кровь.

— Я могу быть всяким, — произнес он, кладя голову на грудь Уилла. — Это несложно.

— Секс с малознакомым человеком входит в твои привычки?

— Я неплохо тебя изучил, поэтому не считаю, что мы малознакомы.

— Мне пора в каждом городе заводить жену, как это делают матросы, — дерзко сказал Уилл.

Ганнибал выпрямился и, стянув с него штаны, до хруста в суставах развел ноги.

— Эй, поосторожней! — вскрикнул Уилл. — Черт, да ты сильный, как гролль! Ну что, изнасилуешь?

— Если ты этого хочешь. — Губы Ганнибала, испачканные кровью, казались черными в полумраке. — Ты назвал меня одиноким, но это относится к тебе. Я еще никогда не встречал настолько неприкаянного человека.

— Радуешься? — Уилл занял удобное положение и закинул руки за голову. — Так что же, ничего не будет? Только кожу мне испортил.

Но уже через пару минут он извивался под напором Ганнибала, который совсем не отличался деликатностью. Более того, он намеренно причинял боль Уиллу, игнорируя его протесты и попытки вырваться. Запястья Уилла словно были зажаты в тисках, кисти затекли, он не чувствовал собственных пальцев. «Он разорвет меня, вытащит на какую-нибудь пустошь и оставит умирать», — думал Уилл, желая хоть как-то отвлечься от происходящего.

Параллельно невыносимой боли он вдруг ощутил волну наслаждения, прокатившуюся по телу. Будто нечто засело в его мозгу и нажимало на какие-то точки, отчего боль переплавлялась в удовольствие. Ганнибал ослабил хватку и нагнулся, чтобы поцеловать Уилла. «Отгрызу ему язык или губы», — мелькнула мысль, и в следующий момент Уилл ответил на поцелуй, добавляя приятных ощущений. Движения Ганнибала стали менее агрессивными, он снизил темп, в мгновение ока превратившись в заботливого любовника. Уилл, окончательно заблудившись в своих чувствах, отдался на волю течению, позволяя Ганнибалу делать все, что тому заблагорассудится.

Он проснулся, когда комнату освещали утренние сумерки. Ганнибал крепко спал, лежа на животе. Уилл хотел провести рукой по его спине, но остановился. Ему в голову пришла идея, он поднялся, взял одежду и вышел в коридор. Одевшись, Уилл нашел туалет, а затем заглянул во все комнаты на первом этаже, стараясь не стучать дверями.

Обжитыми были гостиная с огромным камином, столовая с длинным столом и чистейшая кухня. Еще три комнаты пустовали, на полу лежал толстый слой пыли. Уилл поднялся на второй этаж. Напротив лестницы находилась спальня Ганнибала, но Уилл лишь приоткрыл дверь, заходить в темную комнату не стал. На пороге тускло светилась ядовито-зеленая полоска, предназначенная для оповещения хозяина дома насчет визитеров. Уилл был уверен, что такие полоски есть на всех окнах.

Он спустился на первый этаж и прошел в кухню, чтобы попить воды, и засмотрелся на начищенные сковородки и кастрюли, висящие в ряд на стене.

— Проголодался? — Хрипловатый от сна голос Ганнибала прозвучал прямо над ухом Уилла.

Уилл выронил стакан от неожиданности и наступил на стекло. Вытащив осколок из стопы, он громко выругался.

— Что же тебе так не везет? — задумчиво спросил Ганнибал, легко поднимая Уилла и усаживая его на скамью. — Как ты дожил до своих лет? Магию презираешь, с телом не дружишь.

— Дружил до встречи с тобой. — Уилл запустил пальцы во взлохмаченные волосы Ганнибала наспех затянутые лентой. — Серьезный порез?

— Нет, но необходимо обработать и забинтовать.

Он достал из шкафчика бутылку с какой-то странно пахнущей жидкостью и бинты. Уилл вздрогнул: жидкость вдобавок к запаху неприятно щипала рану.

— Вот, готово. Попробуй пройтись. — Ганнибал подал ему руку. — Болит?

— Жить можно. Пожалуй, сегодня займусь делами.

Уилл, хромая, вернулся в спальню за обувью.

— Посмотри на часы: без десяти шесть утра. Поспи немного. — Ганнибал обнял его, целуя и лаская.

— Мне нужно работать, — сказал Уилл, отбиваясь. — Прекрати.

Ему пришлось применить силу, чтобы Ганнибал разжал руки.

— Извини. Но я должен исполнить свои обязанности.

Уилл обулся, повязка не мешала, рана почти не болела. Конечно, усталость после секса никуда не делась, но ее можно было пережить.

В этот ранний час, конечно же, городок вел себя тихо. Уилл медленно шел, раскладывая полученную информацию на воображаемом столе. Информация была скудной, Уилл остро нуждался в том, кто являлся сборщиком и хранителем истории Балтимора.

«Зайдите к моему секретарю, он все знает», — квадратная карточка со словами мэра легла на стол. Уилл моргнул и повернул в сторону ратуши.

Господин Стамп, секретарь мэра, жил в маленьком домишке. Он не спал, как и рассчитывал Уилл, поэтому впустил его в дом.

— Вы ранняя пташка, господин Грэм. — Старик поставил на стол две чашки, нарезал почти свежую булку. — Я позавтракал, но если вы голодны…

— Да, пожалуйста, не откажусь от завтрака. — Уиллу не особо хотелось утруждать Стампа, но он вспомнил, что не ел с прошлого дня.

«Я что, провалялся в отключке почти половину дня? — его бросило в пот от волнения. — Получается, что Ганнибал каким-то образом продержал меня без сознания примерно десять часов. Ну да, я проснулся в половине одиннадцатого. Плюс минут пятнадцать, пока я доплелся до пустоши Хиббинг. Там еще примерно столько же провозился. И очухался, когда стемнело. Темнеет около девяти часов. Значит, с двенадцати до девяти я спал».

— Сэр? — сухая рука Стампа едва заметно дотронулась к Уиллу.

— Все в порядке. Спасибо! — Перед Уиллом стояла глиняная тарелка с тушеными овощами. Еда оказалась вкусной, чай тоже.

— Вы пришли не ради завтрака. — Стамп убрал посуду и закурил трубку. — Вы насчет убийств. Мэр сказал, что вы зайдете.

— Меня интересует связь между убитыми. — Уилл все-таки нашел свой блокнот. Проверив его, он вздохнул с облегчением: ничего не пропало. — Кажется, они были знакомы.

— Сорок лет назад они занимались всякими незаконными делами, на них и разбогатели. Контрабанда, грабеж, убийства. Об этом знали в городке, но молчали. Они тут не бедокурили и не мешали жить. Ну вы сами знаете, как это бывает. — Стамп растянул в улыбке бледные губы. — Они уезжали на восток, возвращались с деньгами. Говорили, что служат у короля, но этому никто не верил. Нельзя заработать богатство на государственной службе.

Уилл объединил все имена и написал: «Банда, грабеж, убийства, контрабанда».

— Теперь они все мертвы. Убийца взялся за их детей. Бедный Дэн, он был обычным парнем. Не заслужил такой смерти.

— Получается, что это убийства из мести. — Уилл продолжал раскладывать карточки на столе в своем воображении.

— Почему вы так думаете?

— Это очевидно. Зачем убивать без видимой выгоды? Я бы понял, если бы их убили дети или внуки ради наследства. Или они стали бы жертвами ограбления. Но их вытащили из домов так, что никто ничего не заметил. Растерзали и оставили на обозрение.

— Да, мне такое в голову не приходило, — протянул Стамп, почесывая нос. — Вы молодец, господин следователь.

— Тогда нужно выяснить причину мести. Куда именно на восток они ездили?

— Не знаю. Честно, не знаю. Они ни разу не проговорились. Но, кажется, это был лесной край. Вентц по прозвищу Бешеный Глаз притащил какого-то идола. Я его видел, простая деревяшка с еле видными чертами лица и тела. Такого дерева нет в этой местности. Запах очень характерный.

Уилл еще немного посидел у Стампа, рассказал о последних новостях и пообещал прислать годовую подшивку газет. Чтобы не забыть, записал свое обещание в блокнот.

Семья Вентца жила на западной окраине города, и чертыхающийся Уилл направился туда. Он выбился из сил, тело требовало передышки, голова гудела. Но Уилл отмел соблазн вернуться в дом Ганнибала и улечься в кровать.

Ему пришлось долго стучать в ворота, пока не вышел коротышка-слуга и невежливо спросил, не узнав Уилла: «Какого лешего тебе надо?». Уилл показал значок с символом полиции, после этого слуга изобразил поклон и открыл боковую дверь. По двору сновали другие слуги, удивленно поглядывая на приезжего из Танфера.

— Госпожа изволят почивать, — коверкая слова, сказал слуга. — Вы не вовремя. Она в печали. Господин умер.

— Знаю. Видел его труп, — в тон слуге произнес Уилл. — Покажи статуэтку идола с востока.

— Госпожа давно распорядилась ее сжечь, — слуга ускорил шаг. Что-то в его голосе заставило Уилла остановить коротышку.

— Ты не сжег идола, а унес к себе, — грозно сказал он.

— Откуда вы знаете? — пролепетал слуга. — Вы не скажете госпоже? Я брошу статуэтку в огонь, клянусь.

— Отдай мне. — Уилл больно стиснул его руку. — Если не отдашь, я разбужу твою госпожу и обо всем расскажу.

Ранее он убрал карточку с надписью «Жена Вентца», подумав, что вдова точно не в курсе дел покойного супруга. Поэтому Уилл не настаивал на личной встрече с ней. Испуганный слуга метнулся куда-то и принес черную деревянную фигурку длиной в ладонь.

— Вы не скажете госпоже? — Его заискивание было нестерпимым, и Уилл вернулся к воротам.

Идя по раскаленной улице, он понюхал фигурку. Она пахла грязью, видимо, слуга хранил ее в куче своих вещей. Уилл свернул к озеру, благо дело, к нему не надо было долго идти. Присев на корточки, Уилл тщательно протер фигурку травой и прополоскал в воде. Теперь идол стал темно-коричневым и к нему вернулся запах.

Едва Уилл распознал запах, как все встало на свои места. На столе появилась новая карточка.

***



Уилл позвал Ганнибала, но тот не откликался. Проходя через столовую, он едва не столкнул со стола декантер с вином. В кухне никого не было, поэтому он направился в комнату, намереваясь забрать сумку с вещами. Кровать была застелена, в комнате благоухало цветами. Уилл закинул сумку на плечо, но не справился с искушением и поднялся по лестнице.

«Минута, и я уберусь из дома». Он открыл дверь в спальню Ганнибала. Там все так же было темно, плотные шторы не пропускали свет. Поколебавшись ровно три секунды, Уилл переступил через порог и отдернул штору.

В комнате, кроме пушистого ковра на полу, ничего не было. К знакомому хвойно-пряному запаху примешивался запах зверя, точнее, волка. Уилл безошибочно его узнал: отец слыл метким охотником, часто участвовал в охоте на волков. Он приносил домой шкуры, обрабатывал их и продавал.

Уилл повернулся и увидел Ганнибала, который закрывал за собой дверь. Его лицо ничего не выражало, но Уилл почувствовал гнев, исходящий от Ганнибала. Почти неконтролируемая ярость, которая заставляет рвать противника руками и зубами. Уилл сунул руку в карман, ножа не было.

— Ты это ищешь? — Ганнибал показал ему нож. — Милая безделушка.

Он шел так плавно, как ходят танцоры, но Уилл понимал, что к нему приближается Смерть. Он опустил руку во второй карман и вытащил идола.

— Твоя вещь?

— Моих родителей, — ответил Ганнибал. — Они слишком полагались на домашних божков. Но спасибо за возвращение семейной реликвии.

— Ты меня убьешь?

— Я не хочу, чтобы за мной охотились наемные убийцы скорбящих семейств. Бегство утомляет.

Он положил руку на шею Уилла, поглаживая большим пальцем.

— У тебя уникальное мышление. Я восхищен тобой, ты сумел все разузнать и понять за полтора часа.

Уилл сглотнул комок, образовавшийся в горле. Гнев Ганнибала сменился печалью и досадой.

— Я, как мог, удерживал тебя от расследования.

— Секс тоже был помехой моей работе?

— И да, и нет. Я давно искал такого, как ты. Мы похожи, но только ты считаешь, что находишься на стороне добра.

— Обойдемся без философии. — Уилл с трудом дышал под тяжестью Ганнибала, когда тот прижал его к стене между окнами. — Шайка покойников, то есть, тогда они были вполне живы, напала на твою семью. Они всех убили, но ты остался.

— Вынужден признаться, что у этих ублюдков не было иного выхода, кроме как застрелить моих родителей и сестру. Я успел скрыться в лесу, но остальные члены семейства, как уже было упомянуто, ждали спасения от таких вот идолов. — Ганнибал отбросил фигурку в сторону. — Повествование о тяжелой судьбе сироты, пожалуй, неуместно в данный момент.

— Почему не было иного выхода? — Уилл тянул время, но при этом хотел узнать как можно больше фактов из жизни Ганнибала. Ответ его огорошил.

— Я, как и моя семья, относимся к расе вилктаков.

В памяти Уилла возникла перепись рас и народов королевства Карента. Эту рукопись он читал четыре раза, пока не запомнил. Сведения часто помогали ему избегать неловких ситуаций, когда следовало учитывать взаимоотношения представителей разных рас.

— Волки-оборотни, — сказал он. — Твоя семья стала вилктаками по своей воле или это произошло в результате порчи?

— Твоя эрудиция похвальна. — Ганнибал широко улыбнулся, показав крупные зубы, остроту которых Уилл в полной мере оценил ночью. — Но она тебя не спасет.

— Убийство из мести вполне оправдано.

— Я не собираюсь связываться с законом. Это понятно?

— Но если ты убьешь меня здесь, любой горожанин укажет на тебя, как на главного подозреваемого.

Уилл со злорадством увидел сомнение в глазах Ганнибала.

— И тогда твой замысел никуда не годится.

Ганнибал отошел назад, и Уилл увидел в его руке серповидный нож.

— Ты не относишься к неприметным типам, которых забываешь, едва отвернешься. Тебя легко найти. Все знают, что я жил в твоем доме. Ты, как и я, здесь чужак, а чужаков не любят, делают виноватыми во всех бедах. Давай договоримся — я вернусь в Танфер, составлю отчет, напишу, что дело связано с преступным прошлым убитых. О тебе не упомяну. Я ненавижу убийства, от них меня выворачивает, но я прекрасно понимаю твою мотивацию.

Ганнибал безразлично смотрел на него, но Уилл знал, что он обдумывает его слова.

— Я могу уйти? — спросил Уилл спустя пять минут. Ганнибал подобрал статуэтку и кивнул.

— Можно задать вопрос? — Уилл остановился перед дверью. — Зачем ты убил Дэна? Разве дети должны отвечать за грехи отцов?

— Его отец не пощадил мою сестру, я прикончил его сына, — спокойно ответил Ганнибал.

— И что же обозначают спицы? Все-таки, серебро, недешевый материал.

— Поверь, ничего. Кажется, ты задержался в этом доме.

***



Семьи убитых громко негодовали, что убитые останутся неотомщенными, но солидное наследство утешало. Уилл вернулся в Танфер и выслал господину Стампу целый ящик газет, добавив две пачки чая. О Ганнибале он часто думал, но заставил себя затолкать воспоминания подальше, чтобы они не мешали жить.

Зимой Уилл серьезно простудился и лежал дома, изнемогая от лихорадки. Раз в день забегала соседка, не теряющая надежды женить на себе одинокого мужчину. Но этого визита было мало для больного.

Ближе к вечеру раздалось царапанье в дверь. Уилл неохотно встал, думая, что это очередная заблудившаяся псина просится в тепло. Его дом пользовался популярностью у местных бродячих собак. Он откинул щеколду и открыл дверь.

— Ну давай, заходи.

К его ужасу, в образовавшуюся щель просунулась крупная голова черного волка, шерсть была забита снегом. Уилл издал нечленораздельный звук и хотел было взяться за оружие, но почти сразу волк преобразился в Ганнибала. Он по-хозяйски отодвинул Уилла в сторону, снимая со спины кожаный мешок, из которого достал свою одежду. Мокрые волосы разметались по спине.

— Долго добираться в твое захолустье, сказал бы, что живешь не в центре Танфера. — Одевшись, Ганнибал поежился. — Холодно.

Уилл мысленно махнул рукой на всю свою будущую спокойную жизнь и поплелся к кровати.

— Ты заболел? — участливо спросил Ганнибал. — А я говорил, что ты невезучий, постоянно у тебя проблемы. Теперь нужно раздобыть лекарство. И что у тебя из еды?

Уилл молча зарылся в одеяло. Он прислушивался к шагам Ганнибала, к его голосу, к звяканию посуды, постепенно погружаясь в сон.
Написать отзыв