Чудесные дни

от PriestSat
минифантастика, драма / 13+ слеш
Доктор Ганнибал Лектер Уилл Грэм
25 июн. 2017 г.
25 июн. 2017 г.
1
4.847
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
25 июн. 2017 г. 4.847
 
Основные персонажи:
   Ганнибал Лектер, Уилл Грэм
Пэйринг:
   Ганнибал Лектер/Уилл Грэм, ОМП, ОЖП
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Драма, Фантастика, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
   Смерть основного персонажа, OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
   Мини, 15 страниц, 1 часть
Описание:
Воспоминания хранятся в защищенных облачных хранилищах. Дворец памяти Ганнибала Лектера оказывается неприступным для взлома, и это провоцирует постоянные атаки хакеров.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано для команды WTF Hannigram 2016.


Большая комната была похожа на склад. Высокий потолок, стрельчатое окно с едва заметной сеткой снаружи, паутина кабелей на одной стене, широкий монитор на другой. С потолка свисали три лампы на толстых проводах, металлический стеллаж был заставлен деталями и банками с неизвестным содержимым.

Семь человек не сводили глаз с монитора, на котором происходило сюрреалистическое действие.

В темном пространстве висел огромный куб, окруженный слоями золотистых точек: банк памяти, отмеченный на картах хакеров, как «Вендиго». Шестиуровневая защита интриговала и будила охотничий азарт. Банковские системы, охраняющие денежные средства, имели по десять и больше уровней, но их периодически вскрывали. Хакеры считали делом чести попытаться взломать «Вендиго», но дальше пятого уровня никто не заходил.

В комнате собралась группа хакеров, которые по очереди приступали к взлому банка памяти. После четырех часов кропотливой работы они смогли преодолеть четыре уровня. Отдышавшись и убедив друг друга в несомненном успехе предприятия, сообщники усадили перед монитором Уилла Грэма. Шлем виртуальной реальности мягко обхватил его голову. Оптические провода присоединились к разъемам на висках и затылке, подключая Уилла к сети.

Пятый уровень был представлен программой, стремящейся завладеть управлением шлема. Уилл увернулся от многочисленных пираний. Они вгрызались в его броню, стремясь добраться к ядру управления. Но хакеры успели учесть свои ошибки, и сейчас Уилл отнес утилиту в разряд вирусов и уничтожил ее. На это ушло полчаса. Слишком мало. Подозрительно просто.

Хакеры радостно завопили, аплодируя. Но шестой уровень был абсолютно неизведанным.

Кровавая пелена повисла перед глазами Уилла, непроницаемая для виртуального зрения. Он сделал шаг впред, пелена подалась, пропуская его сквозь себя. Уиллу казалось, что он попал в густое желе. Он погружался в пространство, в котором таилась невероятная опасность. Нечто гигантское и ужасное, маячило прямо перед ним. Уилл упорно шел вперед, казалось, что его втягивает в загустевшую кровь.

— Пусть возвращается! — не выдержал кто-то из хакеров. — Уилл, возьми кусок кода и иди обратно!

Крик донесся до Уилла как едва слышный шепот, но он уже и сам понял, что лучше не рисковать. Повернуться из-за вязкости окружающей среды Уилл не мог, пришлось пятиться. Внезапно он ощутил ледяное прикосновение к своей голове. Длинные черные пальцы с загнутыми ногтями появились из ниоткуда. Уилл шарахнулся, пальцы снова к нему притронулись.

— Снимайте с него шлем! — Хакеры снова засуетились, отсоединяя Уилла от проводов. Все так же шумно и заботливо, ему приподнесли почти чистую тряпку чтобы вытереть кровь, текущую из носа. — Ты код взял?

— Не помню… — Уилл хватал воздух ртом. — Дайте воды.

— Ну как это ты не помнишь? — Возмущенные хакеры начали просматривать содержимое буфера обмена шлема и папку с временными файлами.

Уилл все еще чувствовал холод неестественно длинных пальцев. Ему казалось, что они по-прежнему погружены прямо в его мозг.

***



Доктор Ганнибал Лектер был почти спокоен насчет непроницаемости защиты своего Дворца памяти (так он именовал облачное хранилище). Но с некоторых пор это место стало пользоваться популярностью среди хакеров. Разработчики, нанятые Ганнибалом, создали шесть уровней. За те деньги, которые он им выплатил, защита получилась уникальной, но Ганнибал никому не верил, поэтому собственноручно доработал последний уровень.

Как и предполагал Ганнибал, хакеры после долгих и нудных проб и постоянных ошибок все-таки прогрызли пять уровней. Но шестой оказался несокрушимым. Пока в один прекрасный или, скорее, раздражающий день, от Стража шестого уровня был получен тревожный сигнал. Самый зарвавшийся хакер все-таки вошел в запретную зону. Это происшествие было неожиданным и вызывало желание немедленно найти наглеца, чтобы перерезать ему горло.

Страж успел считать часть личной информации хакера, пока тот не улизнул. Уилл Грэм, восемнадцать лет, официальный безработный, получает минимальное пособие. Конечно же, никакого толкового образования кроме школьного, свои умения, скорее всего, оттачивал в хакерских коммунах и полусектах. Ганнибал вызвал перед собой голографическое изображение Грэма, полученное из архивов полиции: однажды того задержали за участие в акции протеста. (Очередной бесполезный взрыв недовольства толпы по поводу произвола банков, нужный для приглушения накала страстей.)

Ганнибал обвел указательным пальцем контур лица Уилла. «Убрать эту пародию на бороду, причесать, одеть», — он задумчиво рассматривал хакера, отправляя новые факты во Дворец памяти. Он был напрямую подключен к комнатам и залам своего банка памяти, оставаясь невидимым для хакеров.

Уилл Грэм жил в Последнем округе, который почти не контролировала полиция. Пристанище самых маргинальных слоев общества. Ганнибал мог послать наемного убийцу, например, позвонив любому боссу Триады — каждый из них был должен ему услугу — но дело было щепетильным и личным. Страж подселил трояна в мозговой чип Уилла. Отныне Ганнибал мог без труда отыскать хакера и управлять его волей.

Ганнибал поднялся на второй этаж особняка и открыл дверь в гардеробную. Нельзя идти в Последний округ в костюме от Бриони.

***



Уилл ужинал, сидя на ступеньках, спускающихся к Чесапикскому заливу. Грязная вода почти не отражала тусклый свет заходящего солнца. Сильно воняло тиной и гнилью. Но Уилла было трудно пронять такими ароматами, он привык к ним с детства. Доев бургер и запив его жутко сладкой газировкой, Уилл швырнул упаковки в кучу мусора на берегу. Одернув потрепанную ветровку, он встал и поднялся по ступенькам. Внезапно его посетила идея пойти к пропускному пункту и посмотреть на туристов-экстремалов.

Перед пропускным пунктом стоял настоящий «Харлей Дэвидсон». Его владелец оживленно разговаривал по телефону, не обращая внимания на собирающихся зевак. Уилл сразу залип на него — высокий, статный, тонкая кожа куртки не скрывала развитые мышцы спины. Не то, чтобы Уилл отличался тягой к частым приключениям, более того, его сексуальная жизнь почти отсутствовала… Так вот, сейчас он поймал себя на желании очутиться возле этого человека, который явно прибыл из Второго, а то и Первого округа. Там, где чистый воздух, натуральная еда, вкусная вода, прекрасная одежда, отсутствие насекомых в домах и чудесные вещи, которые Уилл постоянно видел на сайтах магазинов. Красивая сказка, в которую был заказан вход таким, как он — без образования, без связей и особых талантов. Мужчина убрал телефон и повернулся к Уиллу.

— Ты мне спину глазами прожег. — У него были крупные, острые зубы и собственнический взгляд. Уилл знал природу такого взгляда: как-то рядом с ним остановился лимузин, стекло опустилось. В общем, Уиллу предложили деньги в обмен на секс. Он не знал, что ответить, а пассажир лимузина сверлил его тяжелым взглядом, будто уже трахал прямо на кожаном сиденье. Тогда Уилл шмыгнул в переулок, надеясь, что он не окажется тупиком.

— Ну что, поехали?

Нехотя Уилл подошел к мотоциклу. Мужчина надел ему на шею широкое кольцо с мелкими кнопками. При нажатии на крайнюю слева кнопку над головой Уилла развернулся прозрачный шлем.

— Меня зовут Ганнибал.

— Уилл.

Больше они не разговаривали. Ганнибал мастерски управлял мотоциклом, Уилл крепко обнимал его за талию. Слишком поздно в памяти всплыли все незаконные дела, в которых он участвовал на протяжении последнего года. К сожалению, он не мог спрыгнуть на полном ходу, кто бы стал его лечить, но успел послать своей группе коротенькое сообщение.

Выехав на автобан, протянувшийся через все округа, Ганнибал увеличил скорость. Уилл зажмурился, чтобы не смотреть на пролетающий мимо пейзаж. Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем скорость начала снижаться, и мотоцикл остановился перед отелем. Над входом сияли буквы «Шератон» с пометкой D (линзы Уилла считывали QR-код). Ганнибал свернул и снял шлемы, положил их в боковой кофр и вручил карту доступа подбежавшему служащему.

— Ну что, пойдем? — Ганнибал протянул руку Уиллу.

— Нет. Сначала объясни, что все это значит? — Уилл сдерживался, чтобы не начать вертеть головой. Воздух в самом деле был чистым, с запахом цветов и зелени.

Уилл боковым зрением замечал, как на него смотрят прохожие. И ему стало стыдно за свою внешность.

— Я не из полиции, и вообще не имею отношения к исполнительной власти. И к мафии тоже не имею отношения. Я сам по себе.

— Тогда зачем я тебе нужен? — Уилл приосанился, пытаясь не выглядеть мелкой букашкой. Ганнибал усмехнулся.

— Не волнуйся, не будет никакого насилия или убийства. Мы просто поговорим.

Уилл мельком посмотрел на отель. Мысль, что он войдет в это сверкающее здание, пройдет по холлу, похожему на целую площадь, привела его в оторопь.

— Не переживай, я проведу тебя через вход для персонала. — Ганнибал снова протянул руку, но Уилл спрятал свои руки в карманы.

Ганнибал шел быстро, Уилл следовал за ним, все больше ощущая себя ничтожеством. В конце концов он устал от этого чувства и, когда Ганнибал втолкнул его в лифт, возмутился:

— Не помыкай мною!

— Упаси Небо, чтобы я таким занимался! — с притворным ужасом воскликнул Ганнибал, набирая три цифры на панели.

— Ты хочешь переспать со мною?

— Сначала разговор. — Ганнибал провел пальцами по лицу Уилла. — Ты очень интересный человек.

— Откуда ты меня знаешь? — Уилл не мог не признать, что это прикосновение было приятным. Но все равно он отшатнулся от Ганнибала.

— Все подробности позже. А вот и наш этаж.

Номер оглушил Уилла своей обстановкой и размерами. Ганнибал запер дверь и сказал:

— Ванная комната вон там, иди и прими душ. Одежду сложи у входа. Умеешь пользоваться краном?

— Я не дикарь, — огрызнулся Уилл. — И все еще жду объяснений.

— Сначала душ, потом объяснения. И, ради всего святого, побрейся. — Ганнибал бросил ему бумажный пакет.

Войдя в ванную, Уилл привалился спиной к двери, чтобы перевести дух. Голова шла кругом от массы новых впечатлений.

«Так, пора опомниться. Это ненадолго. Поговорю с Ганнибалом, а потом он выставит меня за дверь. Или нет? Окей, займемся сексом, он хорошо выглядит, не о чем жалеть, если пересплю с ним. Господи, Уилл, о чем это ты? Какой секс? Он специально приперся за тобой в Последний округ. Неужели ради секса?» Уилл стянул одежду и, скомкав ее, бросил на пол. Подумав немного, аккуратно сложил стопкой. Поборов искушение наполнить горячей водой ванну из черного мрамора и насыпать в нее всяких разноцветных солей из вычурных флаконов, Уилл открыл душевую кабинку.

Вопреки мнению обитателей Внешних округов, жители Последнего не были неотесанными балбесами, не умеющими обращаться с элементарной бытовой техникой. Уилл выставил нужную температуру и с удовольствием подставил тело под тугие струи воды. Обсохнув, он побрился и старательно причесался — на туалетном столике лежала новая бритва и расческа в упаковке. Открыв пакет, Уилл обнаружил набор белья, джинсы и футболку.

Ганнибал сидел на диване и одобрительно кивнул, рассматривая преобразившегося Уилла.

— Прошу. — Он протянул ему бокал с красным вином. — Не бойся, там нет яда или наркотика.

Уилл сел как можно дальше от Ганнибала, взяв бокал.

— Ты знаешь кто я? — спросил Ганнибал. — Не отвечай, это риторический вопрос. Ты никогда обо мне не слышал, но сегодня днем хотел взломать мой банк памяти. «Вендиго», в курсе? Ты преодолел пятый уровень защиты, но он намеренно был простым.

Уилл едва не раздавил зубами тончайшее стекло бокала.

— Ты — владелец «Вендиго»? Для меня честь познакомиться с тобой.

— Аналогично. — Ганнибал подвинулся ближе. — Сколько вас в команде? «Вендиго» не под силу одолеть в одиночку.

— Наш разговор записывается? — Уилл смотрел куда угодно, но только не на Ганнибала.

— Да. Но все отправляется во Дворец памяти.

— Это название твоего облачного хранилища? — Уилл вжался в угол дивана. Ганнибал придвинулся еще.

— Я не намерен делиться своей памятью с кем бы то ни было. — Он поставил бокал на стол. — Назови имена своих приятелей.

— Ты сдашь их полиции? — Уилл одновременно хотел и боялся близости Ганнибала.

— Нет, это сугубо наше дело. Точнее, проблема. Вы ее создали, а я ее удалю.

— Что это значит? — Уилл едва не уронил бокал, но Ганнибал его подхватил. — Ты меня убьешь?

— Я рассматривал такой вариант, и решил, что он никуда не годится. Я предлагаю сотрудничество.

Уилл был готов просочиться в диван, лишь бы улизнуть, но деваться было некуда.

— Мы подпишем контракт, разумеется, твои права не будут ущемлены. У тебя уникальные способности, их необходимо развить. Я оплачу твое образование, ты получишь небольшую сумму на личные расходы. — Ганнибал гладил Уилла по лицу, голове, шее, запустил руки под футболку. — Я доверю тебе работу над частью «Вендиго».

Он наклонился к Уиллу, который почти съехал с дивана, и вернул его на место.

— Личное пространство будет обеспечено. Комната в моем доме, доступ к Всемирной сети, нужные модификации тела.

— За это я должен спать с тобой? — В панике Уилл укусил Ганнибала за нижнюю губу, когда тот начал его целовать.

— Разве ты этого не хочешь? — вкрадчиво спросил Ганнибал, расстегивая джинсы Уилла. — Ты мне не веришь, да, конечно. Обитатели Последнего округа ненавидят таких, как я.

— Мы оказались там не по своей воле. — От напряжения тело Уилла одеревенело.

— Такова жизнь. Кто не справляется с управлением, слетает в кювет. — Ганнибал оставил Уилла в покое и налил себе вина. — Очаровательный Маугли. Ты готов свернуть мне шею или выцарапать глаза. Верно? Ну, не сердись. Ты голоден? Да, голоден. Идем, поужинаем.

Он достал из шкафа светло-серый пиджак и коробку с туфлями.

— Не волнуйся, это будет скромный ужин.

В ресторане Ганнибал заказал простые блюда.

— Не стоит устраивать твоему организму шок новой пищей, — сообщил он. — В моем доме готовлю исключительно я.

— Ты уверен, что я соглашусь на твое предложение? — Уилл старался не смотреть на посетителей, хотя Ганнибал выбрал наиболее укромный столик.

— Уверен. Тебе ведь всегда казалось, что ты заслуживаешь чего-то большего? Думал, что тебя случайно занесло в Последний округ?

— Перестань. — Уилл отвернулся.

— Доктор Лектер! Какая приятная неожиданность! — В женском голосе прозвучал восторг, граничащий с экстазом. Дама в бордовом платье, которое, казалось, струилось как вода. Эффектная блондинка с зелеными глазами. Ее сопровождали двое молодых мужчин в смокингах.

— Мисс Бранкато. — Ганнибал поднялся, поднося к губам руку дамы. — Рад вас встретить.

— Почему вы не устраиваете званые обеды? — Мисс Бранкато уставилась на Уилла, старательно изображающего предмет обстановки. — Я так по ним соскучилась! Обещайте, что в скором времени пригласите меня и моих друзей!

— В скором времени не могу обещать. Все зависит от вдохновения.

— Я надеюсь, что оно не заставит себя долго ждать. — Мисс Бранкато легонько стукнула Ганнибала по плечу сложенным веером и удалилась, покачивая широкими бедрами.

— Доктор Ганнибал Лектер? — переспросил Уилл.

— Я психиатр, — коротко объяснил тот. — Так что насчет моего предложения?

— Мне надо подумать.

— Чем быстрее ты ответишь, тем будет лучше для нас обоих.

Ганнибал видел, что Уилл не собирается соглашаться. На его лице отразились упрямство и насмешка, словно Грэм говорил: «Обещай хоть золотые горы, я все равно сделаю по-своему». Ганнибал терпеть не мог такого отношения к себе.

Уилл перестал есть. Со стороны могло показаться, что у него припадок: глаза быстро двигались под опущенными веками, пальцы беспорядочно дергались. Он трясся всем телом, крепко сжав зубы. Ганнибал положил ладонь на его лоб, второй рукой проверяя пульс. Вскоре припадок закончился, Уилл непонимающе смотрел на Ганнибала.

— Что-то мне нехорошо, — жалобно сказал он. — Наверно, от непривычной еды.

— Пойдем, я помогу тебе. — Ганнибал жестом подозвал официанта и велел добавить стоимость ужина к оплате номера.

Уилл не запомнил, как вернулся в номер, как его раздели и уложили в постель. Он проснулся поздним утром, ощущая сильную головную боль.

— Что случилось? — спросил Уилл, усаживаясь на кровати. — Какой-то провал в памяти.

— Посмотри в облачном хранилище, — посоветовал Ганнибал, подавая ему таблетку и стакан воды. — Это должно привести тебя в нормальное состояние.

Уилл принял лекарство и снова лег. К его досаде и унынию, последней, что нашлось в банке памяти, была тарелка крупным планом.

— Ты помнишь, что я предлагал тебе сотрудничество? — Ганнибал всматривался в Уилла. Тот был бледным, мокрые от пота волосы прилипли ко лбу.

— Да, вроде да.

— Ты подумал?

— Повтори свои условия.

Ганнибал повторил, добавив:

— Никаких контактов с прежними знакомыми из Последнего округа.

— Зачем они мне? — равнодушно спросил Уилл. — Если я начинаю новую жизнь, то старая не должна мешать.

***



Волноваться Уилл начал еще с утра. День рождения. Сколько он себя помнил, этот праздник не приносил ему особой радости. Родители были вечно заняты поиском средств для выживания и честно признавались, что не могут потратиться на подарок. Уилл привык к этому. Так жили почти все, кого он знал. Друзья ограничивались пожеланиями удачи и хлопали по спине. Позже ему дарили всякие полезные вещи, но Уилл понимал, что их все равно пришлось бы купить.

Уилл успешно сдал вступительные экзамены, собираясь получить образование по специальности «Защита информации в облачных хранилищах». Когда Ганнибал привел его в маленькую квартиру в многоэтажном доме рядом с университетом, Уилл подумал, что это съемное жилье.

— Поздравляю с девятнадцатилетием! — торжественно сказал Ганнибал, вручая ему ключ. — Квартира принадлежит тебе. Надо заверить документы на права собственности, но этим займемся завтра. Приложи пальцы к ключу, теперь только ты можешь открыть дверь.

— Моя квартира? — Уилл не верил своим ушам. Войдя, он удивленно произнес: — Здесь нет мебели.

— Я хотел, чтобы ты сам все выбрал. — Ганнибал обнял его. — Нравится?

— Да, конечно! Но мне кажется, что это слишком дорогой подарок. — Уилл уже привык к прикосновениям Ганнибала, они не вызывали у него отторжения.

— Я ценю твое личное пространство. Конечно, я испытываю к тебе самые теплые чувства, но ты взрослый, самостоятельный человек. Нет никакой необходимости держать тебя под крылом.

— Пойдем выбирать мебель? — Уилл повернулся. — Спасибо тебе за все.

Ганнибал как-то странно смотрел на него, будто выискивал что-то чрезвычайно мелкое в глазах.

***



Уилл сидел в кафе с однокурсниками, собираясь отпраздновать свое двадцатилетие.

— Пойдем сегодня в клуб? — Майкл, парень с модельной внешностью, постоянно вился вокруг Уилла, но тот успешно игнорировал его флирт. — Ну давай!

— Не могу. В четыре я еду в аэропорт.

— Куда собрался? — Кузина Майкла, Мелисса, тоже обхаживала Уилла.

На факультете у него был ореол загадочности. Никто не знал о его происхождении, он не распространялся о своем прошлом. Ганнибал не появлялся в поле зрения однокурсников Уилла, считая, что не стоит давать повод для сплетен.

— В Нью-Йорк. Родственник пригласил в ресторан. — Уилл понимал, что не надо зарываться: популярность могла пройти так же быстро, как и возникла. Поэтому не стоило отталкивать от себя новых друзей. — Завтра пойдем в клуб.

— А что за ресторан? — Майкл намотал на палец прядь волос Уилла.

— «Momofuku Ko».

— Ого! Там шикарный шеф-повар! — Майкл прильнул к Уиллу, больно ущипнув кузину, которая прислонилась к Грэму с другой стороны. — Места нужно бронировать за две или три недели. Я тебе завидую.

Уилл позволил себе расслабиться. Страх перед разоблачением его, как выходца из Последнего округа, давно прошел. Ганнибал уверил Уилла, что «все улажено». По документам Уилл родился в Балтиморе, в Третьем округе. Его родители рано умерли, воспитанием занимался опекун. Это снимало много вопросов.

Постепено Уилл перестал дичиться и шарахаться от людей. Все эти отпрыски богатых и успешных семейств принимали его за равного. Он одевался в дорогих бутиках, посещал модные клубы и шикарно выглядел.

— Ты когда вернешься? — Мелисса прижималась все сильнее и сильнее. — Завтра? Или сегодня?

— Сегодня поздно вечером.

— Хочешь, я прийду к тебе? Я и Майкл? — Мелисса шептала прямо в ухо Уилла. — Хочешь?

«Я хочу остаться с Ганнибалом, а вы мне не нужны», — чуть не сказал он.

— Приходите, почему бы нет? Я позвоню после возвращения.

Ганнибал сразу уловил чужой запах на одежде Уилла. «Девушка и парень. Кофе».

— Ты посетил кофейню? — спросил он.

— Да, немного посидел с друзьями, — беззаботно ответил Уилл.

— Хорошо. Не много ли у тебя друзей?

— На самом деле у меня один друг — это ты, — с обезоруживающей улыбкой сказал Уилл. — И ты об этом знаешь.

Ночью Ганнибал не колебался перед тем, как подключиться к мозговому чипу Уилла и получить доступ к его линзам. Увиденное привело его в бешенство.

В постели Уилла были девушка и юноша, похожие друг на друга. Их красота наводила на мысли о чудесах генной модификации, до того они были идеально прекрасными. Уилл, который не позволял Ганнибалу ничего кроме объятий и поцелуев, сейчас стонал во весь голос, отдаваясь юноше. Девушка делала Уиллу минет, периодически поднимая голову и целуясь с братом (кузеном?). Ганнибал закусил палец, чтобы не заорать от ярости. Уравновешенный и хладнокровный от природы, он нуждался в сильном душевном потрясении для того, чтобы испытать вспышку эмоций. Сейчас как раз был именно тот случай. Но, несмотря на гнев, Ганнибал пожалел, что не может смотреть на Уилла со стороны. Он отсоединился от него и подавил желание убивать.

Все-таки Уилл имел право на развлечения.

Мелисса и Майкл пропали через полтора месяца после дня рождения Уилла. Чипы идентификации, по которым можно было отследить кузенов, не определялись (Ганнибал растворил их в серной кислоте).

А спустя неделю доктор Лектер устроил званый обед, на котором, по его словам, не было ничего вегетарианского. Уилл сидел по правую сторону от него, все еще горюя о пропаже своих друзей. Но чувство гордости за Ганнибала — гости едва ли не преклонялись перед ним — было сильнее дружеских чувств. За столом собрались настоящие сливки общества, и все они — как казалось Уиллу — смотрели на него с должным уважением.

— Ты главное украшение этого вечера, — шепнул ему Ганнибал. — Останешься?

Уилл остался. Эйфория от новой жизни окончательно вскружила ему голову.

— Ты меня любишь? — спросил он Ганнибала, лежа в постели. — Я для тебя не живая игрушка?

— Нет. — Ганнибал любовался Уиллом. — Я не играю с тобой.

«Люблю тебя», — слова вертелись у него на языке, но он не мог их произнести.

***



— Ты купил себе новую машину? — Уилл одобрительно смотрел на новый «Бентли Континенталь GT» цвета «кардинал». Ганнибал протянул карту доступа.

— Это подарок на день рождения. Обменяйся с панелью управления пин-кодом.

— Подарок? Мне? Даже не знаю, что сказать. Я в восторге, спасибо! — Уилл обнял его, целуя. — Господи! Все обзавидуются! Я предвкушаю…

— Тот, кто высоко взлетает, рискует низко упасть*.

— Зато он познает полёт*, — отозвался Уилл.

— И как тебе книга?

— Неплохо. Иногда я думаю, что мне стоило бы удалить способность любить. — Уилл помрачнел. — Извини, что порчу настроение. Но в последнее время со мной происходит что-то странное. Я словно схожу с ума.

— Пройдем в дом, — предложил Ганнибал. — Улица не место для адекватного диагностирования.

Он внимательно выслушал Уилла, который почти плача рассказал ему о провалах в памяти, о ночных кошмарах, в которых он видел друзей из Последнего округа, Мелиссу и Майкла.

— Они обвиняют тебя в своей смерти. — Уилл потер виски кончиками пальцев. — Не представляю, что это все означает.

— Когда все началось? — бесстрастно спросил Ганнибал, параллельно подсоединяясь к его мозговому чипу. Он давно так не делал, решив оставить Уилла в покое и дать ему свободу. Чип не откликался.

— Месяц назад. Я принимал снотворное, взял у приятеля. Но не помогло. Страшно болит голова, меня часто тошнит.

— Надо было сразу мне сообщить. — Ганнибал опустился перед ним на одно колено, пытаясь заглянуть в глаза. — Почему ты промолчал?

— Я боялся. Боялся, что сломался навсегда. Я не буду нужен испорченным. И, кажется, мой чип не работает. Линзы вышли из строя два дня назад, я их снял. Удивительно смотреть своими глазами. Но меня больше беспокоит, что я не могу пополнять банк памяти. Столько информации потеряно!

Ганнибал похолодел от ужаса.

— Что за чепуху ты придумал? — Он усилием воли заставил себя улыбаться. — Завтра поедем на обследование. Я уверен, что ничего страшного. Может быть, тебе сменят чип. Такое бывает из-за низкокачественного материала.

— Не лги мне, Ганнибал. — Впервые за эти годы во взгляде Уилла появилась враждебность. — Ты что-то скрываешь.

Чувство беспомощности давно не посещало Ганнибала: «Какой я после этого врач, если не замечал его недомоганий?» Но память услужливо подкинула ему видения бледного и усталого Уилла, который отшучивался и говорил, что «хорошо высплюсь и все пройдет». Ганнибал закусил внутреннюю часть щеки, пока не потекла кровь. Резкая боль заставила его собраться.

— Прекрати, — велел он. — Я ничего от тебя не скрываю.

— Но ты так и не открыл передо мной свой Дворец памяти.

— Там нет ничего интересного для тебя. Давай лучше опробуем твою новую машину, — предложил Ганнибал. — Не переживай. Ты мне веришь?

— Конечно. Ты мой единственный друг, — ответил Уилл. — Кому же еще верить, как не тебе.

Его слова звучали несколько двусмысленно, но Ганнибал предпочел не обращать на это внимание.

***



— Боюсь, прогноз неблагоприятный. — Врач показал на голограмму мозга Уилла. — Это глиосаркома. Поразительно, что при ее величине мистер Грэм ведет нормальный образ жизни.

— Удалите ее, — потребовал Ганнибал, заранее зная ответ. Но он не мог взять и смириться с приговором.

— Доктор Лектер, буду говорить с вами, как коллега с коллегой. Любое вмешательство, будь то операция или химиотерапия, причинит вред мозгу. Ваш друг превратится в «овощ». В этом случае никакие мозговые импланты не помогут.

Ганнибал представил, как сворачивает шею врачу.

— Но есть ли шанс? — настаивал он на ответе, который хотел услышать.

— Нет никаких шансов, лечение продлит агонию. У него есть от силы месяц, да и то, симптомы будут нарастать. Вы кем ему приходитесь?

Ганнибал не сводил глаз с темного участка, разросшегося почти на всю правую лобную долю.

— Вы должны подготовить мистера Грэма к смерти. Это ваша обязанность, если только он не принадлежит к какому-то вероисповеданию. Доктор Лектер? Вы меня слышите?

— Если вы хоть заикнетесь Уиллу об опухоли, я лично вырву вам язык, — пообещал Ганнибал. — Вы меня поняли?

На выходе из зала, где происходило сканирование, Уилла встретил счастливо улыбающийся Ганнибал.

— Идем отсюда скорее, здесь унылая обстановка.

— Так что со мной? — Уилл еле успевал за ним.

— Крохотная доброкачественная опухоль, не переживай, она удаляется за десять минут.

— Но мое самочувствие…

— После лечения ты возьмешь академический отпуск, отдохнешь. Поедем в Европу? Я покажу тебе прообраз своего Дворца памяти в Палермо.

— Я бы хотел увидеть твой банк памяти. — Уилл решительно перебил Ганнибала, остановившись и дернув его за руку. — Ты неприлично болтлив, это на тебя не похоже. Нет никакой крохотной опухоли, есть здоровенная гниль, разъедающая мой мозг изнутри. Она так велика, что ее нельзя удалить.

— Как ты узнал? — Ганнибал перестал притворяться веселым.

— Чип вдруг заработал. Я подключился к больничной сети, это было легко и просто. Ты в курсе, что разговоры врачей и пациентов записываются? В целях избежания коррупции, шантажа, утаивания фактов. Нет, ты не знал об этом, хотя странно. Видать, эту информацию слишком надежно прячут от медработников и пациентов. Иначе не стал бы угрожать врачу вырвать язык.

Ганнибал, не мигая, смотрел на него.

— Очевидно, когда опухоль начала прорастать в чип, я сопоставил факты и сделал правильные выводы. Ты убил Мелиссу и Майкла. Убил моих друзей из Последнего округа. Подселил в мой чип трояна, который заставлял меня быть покладистым. Стер часть воспоминаний из хранилища. Вероятно, эти манипуляции в итоге и послужили пусковым механизмом опухоли. Но, признаться, я не сержусь. Ты подарил мне чудесные дни. — Уилл рассмеялся. — Движимый собственным эгоизмом, желанием вырастить ручного зверька, удобного любовника, которого не стыдно показать своим высокопарным знакомым, ты чересчур увлекся. Ни слова о любви за эти три года, но я давно понял, как глубоко ты увяз в этом чувстве. Господи, как поздно я прозрел! Времени совсем не осталось.

***



В прошлом, после длительного периода запрета эвтаназия была узаконена. В законах тщательно прописали порядок ее проведения и значительно сократили время ожидания. Поэтому теперь Уилл без малейшей проволочки получил разрешение добровольно покинуть мир живых.

Эвтаназия была назначена на среду после формальных консультаций онкологов и психолога, то есть спустя два дня после уточнения диагноза. Уилл провел все это время в больнице, распорядившись, чтобы Ганнибала впустили в палату за пять минут до начала процедуры. До этого он запретил ему с ним видеться.

Ганнибал не стал добиваться встречи с Уиллом. Он заперся в своем доме, слушал музыку и ничего не делал. В его душе царила пустота и запоздалое раскаяние. Накануне эвтаназии Ганнибал сделал несколько звонков и съездил в предпоследний округ, чтобы совершить покупку некоего гаджета. За него ему пришлось отдать сумму, равную трети стоимости его собственного дома. Он не мог допустить, чтобы человек, ставший для него смыслом жизни, вскоре бесследно исчез.

***

— Твоя выдержка заслуживает высшего балла. — Уилл отказался умирать на кровати, выбрав удобное кресло. — Завтракал?

— Ты тоже отлично держишься. Да, я завтракал. — Ганнибал сел на стул, поставленный рядом с креслом. — Тебя отговорить?

— Кто-то придумал выход из сложившейся ситуации? — язвительно спросил Уилл. — Прости, я стал грубым, наверно, сказывается паршивое происхождение. Как волка не ряди в овечью шкуру…

— Уилл, я предлагаю тебе переместить все воспоминания в мой Дворец памяти. — Ганнибал положил руку ему на плечо. — Прямо сейчас. Это займет от силы минуту, а то и тридцать секунд.

— Зачем? — Уилл потрогал языком капсулу, лежащую между щекой и десной.

— Все воспоминания, включая текущие. — Ганнибал достал из кармана пиджака стеклянный футляр. — Это новая разработка, была протестирована один раз. Нужно вставить в любой разъем на черепе. — В футляре лежал полупрозрачный провод длиной в дюйм. — Он вытаскивает твою личность и перемещает ее в облачное хранилище.

— Вытаскивает душу и запихивает ее в вечную тюрьму. Нет, спасибо. — Уилл снова потрогал капсулу.

— Ты не боишься смерти?

— Боюсь. Но еще больше боюсь превратиться в дегенерата, неспособного самостоятельно сходить в туалет. Все так стремительно развивается, Ганнибал. Пообещай, что не натворишь глупостей. Обещаешь? Ты не нарушаешь свое слово. Черт, да ты хоть сейчас можешь сказать, что любишь меня? Солги, мне будет приятно.

— Я тебя люблю, — послушно произнес Ганнибал, обнимая его. — Это не ложь.

— Поцелуй меня на прощание. Хотя не надо, я не собираюсь брать тебя с собой. Поздно ты спохватился с признанием. Зачем?

Уилл протестующе вскрикнул, когда ощутил, как что-то ледяное впилось в затылочную кость. Больше он ничего не чувствовал.

Убедившись, что Уилл потерял сознание, Ганнибал наклонил его голову — провод, торчащий из разъема, стал ярко-синим. Взяв его, Ганнибал придавил щеку Уилла к зубам, пока не послышался едва заметный хруст. Тело дернулось и обмякло.

***



Они стояли в полутемном центральном нефе, отделенном от боковых двумя рядами колонн. Пахло восковыми свечами.

— Размеры впечатляют, — сказал Уилл. — Это великолепное здание, не зря ты его защищал. Пока ты сюда добирался, я успел обойти лишь часть Дворца.

— Время реального мира не совпадает со временем Дворца.

— Ты умер? — Уилл пристально смотрел на Ганнибала. — Или нет? Ты мне мерещишься?

— Ты обнаружил здесь галлюцинации? — спросил Ганнибал. — Я не верю в призраков и тебе не советую. Здесь можно жить, пока не исчезнет Земля, а вместе с ней — интернет. До того момента этот Дворец и мы в нем будем существовать практически вечно.

— Там некоторые двери заперты, — доложил Уилл.

— Слышал сказку о Синей Бороде? — Ганнибал повел его за собой вперед, к амвону. — Помнишь, что случилось с его женами?

— Тебе не кажется смешным и нелепым угрожать мне в этом месте? — Уилл провел рукой по колонне, снова удивившись тому, что ощущает рельефность камня.

— У меня нет ключей от некоторых запертых дверей. Если так хочется, практикуйся во взломе. А теперь я устрою тебе экскурсию.

_________________
* цитаты из книги Лорен Оливер "Делириум".
Написать отзыв