White Light

от PriestSat
миниангст, драма / 13+
Двенадцатый Доктор Одиннадцатый Доктор
10 июл. 2017 г.
10 июл. 2017 г.
1
4266
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Доктор Кто
Основные персонажи:
   Двенадцатый Доктор, Одиннадцатый Доктор
Пэйринг:
   Питер Смит (12 Доктор)/Мэтт Смит (11 Доктор), Клара Освальд, Брайан и Рори Уильямс, Дэнни Пинк, ОМП
Рейтинг:
   PG-13
Жанры:
   Ангст, Флафф, Драма, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
   OOC, ОМП, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
   Мини, 11 страниц, 1 часть
Описание:
Завершение истории Клары, Питера и Мэтта.

Посвящение:
vivatixa и Gas in Veins.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
human!AU.

1. окончание фанфика My oh my. Третья часть из трех.
2. коллаж к фанфику http://i59.fastpic.ru/big/2015/0327/30/c68296c6f525a0986d0fa2b8b9433330.jpg
3. название взято из песни Starsailor - "White Light" http://pleer.com/tracks/73425060Fj6


Клара прислушалась к голосам в кабинете Питера. Раньше в этой комнате ночевали гости, потом спал Мэтт, пока не переехал в квартиру Смита. И Питер обустроил свой кабинет в гостевой комнате. Перевез обратно книги, повесил полки на стены, сам следил за чистотой. Кроме стола и двух стульев, в комнате стояла софа оттенка молочного шоколада, Питер на ней иногда спал, когда допоздна засиживался за компьютером. Над софой он повесил большую черно-белую фотографию Клары. От штор он отказался, заменив их ролетами.

Сейчас Питер занимался подготовкой сына своего бывшего однокурсника. Рори Уильямс был скромным молодым человеком, но Клара заметила в нем уверенность и твердость, которые гарантировали несомненные успехи в будущем.

Она долго колебалась, приносить ли чай с печеньем Питеру и его ученику. Ей казалось неправильным заходить в закрытую комнату, хотя Смит не устанавливал замок. Почему-то Клара думала, что ее появление будет расценено как слежка. В конце концов она постучалась и вошла, удерживая поднос на одной руке.

Рори сидел за столом и что-то быстро строчил в тетради. Питер полулежал на софе, подперев голову рукой, и внимательно смотрел на Уильямса.

— Пора подкрепиться! — весело сказала Клара и замешкалась, не зная, куда поставить поднос. Рори сразу вскочил и начал расчищать место на столе.

— Спасибо. — Освальд заметила темные пятна на левом запястье Уильямса. Такие же пятна она видела у Мэтта и, однажды, когда приперла его к стене, он признался, что это следы от пальцев Питера. Тогда Клара ему не поверила, но сейчас задумалась.

— Когда сдаешь экзамен? — поинтересовалась она, ласково глядя на Рори. Он улыбнулся и ответил: «Через неделю».

— Я загрузил его мозг по полной программе. — Питер взял чашку. — Спасибо, Клара. Еще два занятия, и я оставлю Рори в покое. Будет переваривать полученную информацию.

Рори снова улыбнулся.

***


— Он немногословный, — сказала Клара за ужином. Смит пожал плечами.

— Он умный, а это главное. Говорить умеет, отвечать — тоже. Словарный запас достаточный.

— Ой, ну прямо характеристика! — рассмеялась Клара. — А какой он сам по себе?

Питер положил вилку на тарелку и, сцепив перед собой пальцы, спросил:

— Ты меня ревнуешь?

К такому вопросу Освальд не была готова.

— Ничего подобного. — Пожалуй, она слишком эмоционально произнесла эти два слова, потому что Смит не сводил с нее пристального взгляда.

— Я видел, как ты его разглядывала. Поверь, я не имею никакого отношения к синякам на его руке.

Клара окончательно стушевалась.

— Он придет завтра, а потом через три дня. — Питер встал, чтобы взять бутылку воды. — Его отец довольно странный человек. Представь себе…

Он начал рассказывать о своем однокурснике, но Клара его почти не слушала. Неожиданно ей стало невыносимо грустно и одиноко.

— Твои глаза. — Питер подошел к ней. — Что случилось? У тебя такие печальные глаза.

— Ничего, все в порядке. — Клара посмотрела на него и вдруг порывисто обхватила руками, крепко прижимаясь к вздрогнувшему Смиту. — Пожалуйста, будь со мною честным. Это совсем не сложно, правда?

Он тяжело вздохнул и ответил, поглаживая ее по голове:

— Я никогда больше не буду тебе лгать. Обещаю, а ведь ты знаешь, что я не разбрасываюсь обещаниями.

***


Клару сильно раздражала привычка Питера сообщать важные новости исключительно с помощью смс. «Сегодня домой не приеду, пригласили на юбилей коллеги, останусь ночевать у Мэтта». Освальд сморщила нос, будто учуяла неприятный запах. Ее уже не расстраивала связь Смита с Мэттом — она смирилась с этим. Собственно говоря, ведь она и Питер всегда ратовали за свободу в отношениях. Конечно, измена оставалась изменой, но Клара твердо знала, что, будь на месте Смита женщина, она бесповоротно указала бы Питеру на выход.

Это было жестоко и даже цинично, но после долгих обдумываний Клара пришла к выводу, что а) нельзя удерживать двоих мужчин, и б) не стоит искать добра от добра. Питер был хорошим партнером, как не поверни — уживчивый и покладистый характер, ненавязчивость, любовь, неплохой секс, да еще и стабильная, престижная работа. Возраст Клара решила не брать во внимание, хотя, пожалуй, только он и был разницей между Питером и Мэттом. Они оба ее устраивали. Но надо было выбирать, и она подумала, что нет ничего страшного, если Питер будет иногда проводить время с Мэттом.

В то рождественское утро Клара долго нежилась в постели рядом с Питером. Ей совсем не хотелось, чтобы он уходил. Но тут она вспомнила о Мэтте и немного поразмышляла над его присутствием в доме. Получалась весьма странная и двусмысленная ситуация — под одной крышей жили бывший и нынешний бойфренд. Нет, Освальд не пугали пересуды, просто она знала, как будет страдать Мэтт, ежедневно наблюдая за ней и Смитом. Оставалось только уговорить его перебраться в другое место. Но она не могла попросить его об этом, и возложила переговоры на плечи Питера.

Он замечательно выпутался из скользкой ситуации, предложив Мэтту жить в своей квартире. Клара не знала точно, о чем они так долго беседовали, но, в итоге, Смит собрал вещи и уехал.

Освальд до сих пор смущало нежелание Мэтта с ней общаться. По словам Питера, он часто интересовался ее жизнью, но сам не звонил и не присылал электронные письма.

***


Питер не собирался надолго задерживаться в компании коллег. Он всю жизнь держался особняком, никого к себе не подпуская, поэтому на факультете ни с кем не дружил. Впрочем, у него и так почти не было друзей, кроме Пси, Мэтта и Клары. Не то, чтобы Смит был слишком разборчивым, просто хватало малейшей оплошности со стороны знакомых, чтобы он начинал старательно от них отгораживаться. Возможно, его бы начали ненавидеть, но он не был заносчивым и всегда старался оставаться в тени.

Отправив сообщения Кларе и Мэтту, Питер с чистой совестью поехал в любимый паб именинника. Сейчас он немного порадовался, что коллега развелся в третий раз — не надо было скучать среди его родственников и приятелей. Смит рассчитывал выпить одно или два пива, обменяться несколькими фразами с рядом стоящими людьми и незаметно уйти.

— О! Ты куда? — Уильямс-старший появился словно из параллельного измерения. Цепко ухватив Питера за пиджак, он принялся расспрашивать Смита о своем сыне.

— Это общие фразы, ты ведь понимаешь? — Брайан был неплохим человеком, хоть и немного простоватым. — Есть ли у Рори шансы на поступление?

— Все зависит от него, — терпеливо ответил Питер, заметив, что на них смотрят. — Давай я позвоню тебе завтра, и мы все обговорим. Кстати, как тебя сюда занесло?

— Я живу в соседнем квартале, — объяснил Уильямс. — Часто сюда захожу, так, ничего особенного, немного пива или джина. Ты все еще любишь джин?

Питер кивнул, и в этот момент к нему подошел именинник — заместитель декана Данливи, успевший прилично выпить.

— Говорят, что ты даешь частные уроки какому-то талантливому мальчишке, — сказал он, широко ухмыляясь, и покровительственно потрепал Питера по плечу. — Не спрашивай, откуда у меня информация. Это секрет. Не волнуйся, если хочешь, я могу посодействовать с поступлением. Конечно, мы с тобой не закадычные друзья, но что не сделаешь ради коллеги, с которым проработал столько лет.

Смита передернуло и, забыв о своей обычной сдержанности, он резко ответил:

— Я уверен в своих силах и знаю, что способен как следует подготовить Рори к экзаменам.

— Оу, какие мы колючие! — хихикнул Данливи. — Не надо так топорщить иголки, я не враг.

— Идем, я угощаю, — Уильямс потянул за собой Питера, прежде чем тот успел прокомментировать слова профессора. Именно из-за злости Смит не заметил, как выпил подряд несколько порций джина, которые услужливо подсовывал бывший однокурсник.

— Это я виноват, — признался Брайан, виновато глядя на Питера и протягивая очередной стакан. — Я не решился тебя попросить, точнее, не сразу решился. Ты был таким обособленным, всегда было непонятно чего от тебя ждать. Я искал репетитора на факультете, ведь моего уровня знаний недостаточно.

Смит снова машинально выпил, поздно спохватившись, что эта порция была лишней. Он достал телефон и, путаясь в буквах, написал Мэтту смс.

— Помоги мне отсюда уйти, — попросил он Уильямса. — Если этот хрен снова прицепится, я ему выскажу все, что о нем думаю, а потом буду об этом жалеть.

Брайан с готовностью подхватил его под руку и пошел к двери.

— Э, ты куда? — Несмотря на свою тучность и одышку, Данливи передвигался весьма проворно. Он загородил Питеру выход и, глупо смеясь, потребовал выпить с ним за здравие.

— Нет, спасибо. — Смит с тоской понимал, что Мэтт появится не так скоро, как было необходимо. Уильямс начал аккуратно обходить именинника, но тот упрямо повторил: «Нет, надо опрокинуть стаканчик. Бармен, два виски!»

— Я не люблю виски, — не менее упрямо заявил Питер, натыкаясь на Данливи. Со стороны это напоминало встречу борцов сумо — только в разной весовой категории. Посетители умолкли, уставившись на них. Первым сдался заместитель декана: что-то бормоча под нос, он отошел в сторону. Когда Питер закрывал за собой дверь, то услышал громкое: «Зануда!»

— Куришь? — спросил он, доставая сигареты, Уильямс ответил «Нет» и добавил:

— Слушай, не в службу, а в дружбу. Ты можешь попросить свою девушку довезти меня домой?

— Это не девушка, — ответил Питер, закуривая. Брайан удивленно поинтересовался: «А кто?»

— Логично, если не девушка, то, значит, мужчина, — со смехом произнес Смит, у которого некстати проснулось игривое настроение.

— Ладно. — Уильямс оглянулся. — Наверно, лучше я прогуляюсь.

— Да нет, не надо. — Питер остановил его. — Не волнуйся.

На свежем воздухе он немного протрезвел, поэтому до машины Мэтта дошел, почти не спотыкаясь, и радостно провозгласил, плюхаясь на переднее сиденье:

— Это Брайан Уильямс, я учился с ним, а это Мэтт, мой друг. Надо помочь Уильямсу.

Брайан протянул Смиту руку, садясь в машину, и назвал свой адрес. Мэтт стремился поскорей попасть домой, при этом он не хотел конфликтовать с Питером. Но, глядя на веселого Смита, он все-таки не выдержал.

— Ты вроде бы собирался уйти пораньше. Я сегодня с ночной смены. Проснулся только недавно, когда получил твое сообщение.

— Извини. — Питер наклонился к нему и, явно забыв о присутствии Уильямса, поцеловал Мэтта в ухо.

— Перестань, — шепнул Смит. — Мы не одни.

— Вот черт, — громко произнес Питер. — Какая досада! Ты не шокирован, Брайан?

Уильям отрицательно покачал головой, но было видно, как он напрягся.

— Ты не подумай ничего такого, — продолжил Смит, не обращая внимания на яростные взгляды Мэтта, — я люблю этого человека и…

— Да заткнись ты, ради Бога! — закричал Мэтт, ударяя по тормозам — хорошо, что дорога была пустынной. — Хватит!

— Спасибо, дальше я сам, — быстро сказал Уильямс и выскочил из машины.

— Ты в своем уме? — Смит толкнул Питера в плечо. — Ополоумел? Более пятидесяти лет жил в тишине и спокойствии, а теперь задумал совершить каминг-аут?

Питер отвернулся.

— Нет, смотри на меня! — Мэтт дернул его за руку. — Не смей игнорировать! Я с тобой говорю! Если тебе наплевать на свою жизнь и — что самое обидное — наплевать на Клару, то я не собираюсь в этом участвовать!

Сзади раздался гудок автомобиля, и Мэтт был вынужден продолжить путь.

— Значит, ко мне ты можешь явиться пьяным, а к ней — нет. Почему? Ее ты уважаешь, а я для тебя всего лишь объект для секса! — он говорил и говорил, заводя себя все больше и больше. — Ты снова встал между мной и Кларой, ты снова разрушил мою жизнь! И дальше продолжаешь?

— Извини. — Впервые за все время знакомства Питер выглядел по-настоящему виноватым. — Следи за дорогой.

— Да не учи ты меня! — заорал Мэтт, ударяя по рулю. — Сукин сын, ты настоящая сволочь! Когда перестанешь видеть во мне неполноценного человека?

— Неправда, ты не неполноценный, — возразил Смит. — Но мы попадем в аварию, если ты не будешь смотреть на дорогу.

Мэтт вполголоса выругался и молчал до входа в квартиру.

— Все, это было последнее, чем ты мог навредить! — Он ходил по комнатам, собирая свои вещи. — Достаточно я натерпелся. Боль, физическая и моральная, унижения, страх быть разоблаченным, невозможность завести с кем-нибудь знакомство.

— Заводи с кем хочешь, — буркнул Питер, хватая сигареты и зажигалку. Он улегся на кровать, закурил и, зажимая сигарету зубами, закинул руки за голову.

— Ну да, конечно! С кем хочешь! — Мэтт не снижал громкость. — Разумеется, я весь нарасхват после тебя! Конечно же! Дамы стоят в очереди, записываются с вечера.

Он вдруг швырнул сумку на пол и бросился к Смиту. Тот и глазом не моргнул.

— Проблема в том, что я не могу избавиться от тебя, — сказал Мэтт, стоя над Питером. — Ты словно пустил корни в моей душе. Одна мысль о другом человеке, который тебя заменит, вызывает во мне панику.

— Спасибо, — неожиданно произнес Смит. — Приятно слышать. Но на самом деле я тебя не закабалил. Ты не мой раб и не моя частная собственность. Ты волен идти куда угодно и с кем угодно. Да, мне будет больно и некомфортно, но я смогу с этим справиться.

— Вот и замечательно! — Мэтт продолжил складывать вещи в большую сумку. — Пожалуй, я перееду из Лондона в другой город. Например, в Манчестер. Или нет, в Кардифф.

— Карту прочитай, найдешь много интересных названий, — язвительно сказал Питер, закуривая вторую сигарету. — Не забудь захлопнуть дверь.

— Ты и Пси так провожал? — Мэтт снова бросил злосчастную сумку.

— Не твое дело.

— Нет, мое. — В Мэтта словно вселился бес: он рывком открыл стенной шкаф, достал оттуда объемную пластиковую коробку, куда складывал всякую мелочь. — Держи.

Он положил Питеру на живот телефон.

— Что это? — холодно спросил Смит, вертя в руках телефон. — Он ведь принадлежал Пси, я его узнаю. Вот две продольные царапины на корпусе. Но откуда он у тебя?

— Я работаю в травматологическом отделении, к нам привозят всех, кто получил более или менее серьезную травму. — Мэтт сел на тумбочку. — За неделю до Рождества парамедики привезли Джонатана.

Он запнулся, мельком взглянув на Питера. Тот лежал без движения, почти не дыша, не сводя немигающего взгляда с телефона.

— Никаких шансов выжить у него не было. Прости, надо было давно тебе об этом сказать.

Питер крепко сжал телефон в кулаке, а затем с такой силой запустил его в стену, что аппарат разлетелся на куски.

— Прелестная сказка на сон грядущий, — произнес Питер, вставая. — Мне надо принять душ. В холодильнике есть продукты?

— Да. — Мэтт ожидал взрыва эмоций, но, казалось, что Питер остался абсолютно равнодушным к печальной новости. Это его неприятно удивило, и Смит вернулся к сборам.

Питер все еще находился в душе, было слышно, как льется вода, когда Мэтт открыл дверь и вынес две сумки в коридор. Но его гнев, как и следовало ожидать, исчез. Поэтому Мэтт вернулся и начал готовить скромный ужин.

— Я сделал тебе бутерброд. — он протянул Питеру тарелку. — Кофе готов.

— Спасибо. — Питер кивнул и сел за стол. Мэтт внимательно смотрел на него, отыскивая следы переживаний. С мокрых волос капала вода, глаза покраснели, но у Питера они часто воспалялись из-за долгого чтения или работы за компьютером.

— У тебя кровь на пальцах, — сказал Мэтт. — Что случилось?

— Я ударился, — нехотя ответил Питер.

— Разбиты костяшки, что ты делал? Как можно так удариться?

— Какая разница? — с отчаянием воскликнул Питер, пряча руки под стол. — Ну какая тебе разница? Ты ведь уходишь? Вот и уходи!

— А что ты будешь делать без меня? — Мэтт незаметно, но уверенно передвигался вдоль стола вместе со стулом. — Ладно, задам вопрос другими словами. Что мы будем делать друг без друга?

— Заткнись. — Питер обнял его. — Ничего не будем делать.

***


Уильямс испугал жену, ворвавшись в квартиру. Он проследовал прямиком в комнату сына, не тратя времени на объяснения с супругой. Рори слушал музыку в наушниках и решал какие-то задания.

— Рори! — Брайан ткнул пальцем в синяки на запястьях сына. — Откуда это?

— Да неоткуда. — Рори снял наушники и поставил плеер на паузу. — Просто так.

— Скажи, только не сердись и не сопротивляйся. — Уильямс-старший сел на кровать. — Твой учитель, мистер Смит… он… как бы это сказать. Он прикасался к тебе?

На лице Рори появилось выражение крайнего возмущения.

— Зачем ему ко мне прикасаться? — приглушенно спросил он, внешне напоминая кота, готового напасть. — Зачем?

— Кто поставил синяки? — Брайан уже был готов сдаться, но не мог этого сделать, чтобы не уронить свой авторитет отца.

— Эми.

— Кто?

— Амелия Понд стиснула мое запястье, когда я хотел поцеловать ее в подъезде, — отчеканил Рори с оскорбленным видом.

— Амелия? Кто такая Амелия? — Уильямс понял, что попал в очень неловкое положение. Теперь было необходимо свести конфликт к минимуму, а то и вообще его похоронить.

— Она живет двумя этажами ниже. — Рори надел наушники и включил музыку.

— Извини, сынок. — Брайан чмокнул его в макушку и, чувствуя себя нехорошо, ретировался из комнаты.

***


— Давай уедем отсюда. — Мэтт смотрел на красный огонек сигареты, тлеющий в темноте.

— Хм. Я не могу бросить работу и Клару. — Питер затянулся в последний раз и, потушив окурок в пепельнице, повернулся к Смиту лицом. — Понимаешь? Я слишком стар для такого подвига.

— Раньше ты не задумывался о возрасте. — Мэтт провел пальцами по груди Питера. — А если Клара захочет завести ребенка? Ты готов нянчить малыша?

— Нет, — без промедления ответил Смит. — Не буду лукавить, я никогда не хотел быть отцом. И это не связано с моим детством. Мои родители были обычными, спокойными людьми, живущими в гармонии с обществом. Это я был волчонком, ни с кем не заводил отношений, от всех удирал, постоянно сидел в комнате. Люди меня мало волновали, более того, я всегда их ненавидел. Но с возрастом эта ненависть утихла, а отстраненность — нет. Пси, Клара и ты — три человека, которые смогли преодолеть мою внутреннюю защиту.

— Но ты не можешь до конца своих дней жить с нами. Всегда приходится выбирать. — Мэтт уткнулся лбом в лоб Питера. — От тебя ужасно несет табаком. Пассивное курение вредно, ты ведь в курсе.

Питер открыл окно. Стоя босиком на холодном полу, он смотрел на беззвездную ночь и ни о чем не думал.

***


— У нас новый учитель! — хором сообщили дети, когда Клара вошла в класс. — Он был солдатом и убивал на войне.

— Хватит, хватит! — Освальд замахала на них книгой. — Сплетни запрещены!

Она столкнулась с Дэнни Пинком в столовой, и он отнесся к ней настороженно, словно заранее ожидал подвоха. Это ее поразило и заставило чувствовать себя уязвленной. Такое чувство было невыносимым для Клары, поэтому она почти насильно заставила Дэнни с ней познакомиться.

Он стеснялся и смотрел в пол, а когда Клара пригласила его выпить кофе, Пинк отказался и удрал в класс. Освальд обнаружила его, стучащим головой по столу и что-то бормочущего.

— Вызываешь Сатану? — весело спросила она. — Не старайся, не получится.

Клара вытащила Дэнни из класса и повела за собой, мало задумываясь, зачем это делает. С того дня поход в ближайшее кафе стал обязательным ритуалом для нее и Пинка.

— Слушай, ты ведь с кем-то живешь? — осторожно спросил он через неделю.

— Ну и что? — ответила она, вскинув голову. — Живу. Он тоже любитель математики. Видишь, мне везет!

— А он не будет возражать против наших встреч? — Казалось, что Дэнни готов сбежать.

— Не будет. — Клара легонько щелкнула его по носу. — Мы ведь просто пьем кофе и болтаем. Он не ревнивый.

***


— Идем в кино! — Клара положила на клавиатуру два билета. Питер недоуменно посмотрел на них и сказал:

— Начались вступительные экзамены, мне необходимо целыми днями быть в университете.

— Ну пошли! — Клара крутилась вокруг нахмурившегося Смита, дергая его за волосы. — Пойдем! Все, решено, мы идем!

— Нет, мы не идем, — строго сказал Питер, отдавая ей билеты. — Пойди одна или пригласи кого-нибудь из своих коллег. Я занят, понимаешь? Занят.

— Фу, какой ты зануда, — пропела Клара. Смит укоризненно на нее взглянул, но Освальд уже выпорхнула из комнаты.

«У нее кто-то есть. — Питер ощутил, как сжалось сердце. — Иначе она бы доставала меня, пока я бы не согласился пойти». Хлопнула входная дверь, и в доме стало тихо.

Смит прошелся по кабинету, переложил бумаги с места на место.

— Какая глупость! — произнес он, закрывая глаза. — Какая непростительная самонадеянность! Господи, она мне совсем не пара, о чем я только думал? Польстил своему самолюбию, старый дурак.

***


После этого вечера события развивались как в ускоренной съемке. Сначала Клара попросила Питера временно не спать в ее спальне. Потом начала придираться к нему по малейшему поводу, а если он пытался возражать, то начинала плакать и упрекать его в черствости.

— Не веди себя, как взбалмошная девчонка! — не выдержал Смит через четыре дня такой жизни. — Я ни в чем не виноват. Ты кого-то встретила, и я тебе мешаю, не так ли?

— Я хочу ребенка. — Клара, как ни в чем не бывало, достала из холодильника йогурт и начала его есть. Питер почувствовал, словно из-под его ног уходит пол. Он видел, что она ищет причину выставить его из дома.

— Ты смогла убить свою любовь ко мне, — произнес он с горечью. — Ты молодец, сильная натура. Но ты уверена, что после него не найдется еще кто-нибудь?

— Ты убил любовь, а не я. — Клара постучала ложкой по зубам. — Любовь перегорела после твоей лжи.

— Тогда к чему было все это? — возмутился Питер. Он держался обеими руками за дверной косяк, у него безумно кружилась голова. — К чему мы прожили вместе столько времени?

— Я думала, что люблю тебя. Но ты не способен создать семью, — безжалостно ответила Клара. — Я будто очнулась от многослойного сна.

— Как его зовут? — Питер страшно боялся, что потеряет сознание.

— Дэнни Пинк. И я смогла все ему объяснить. — Освальд доела йогурт и выбросила коробочку в мусорное ведро. — Он старше меня на три года, и это мило. По крайней мере он не притворяется, когда говорит, что ему нравится Бэтмен.

— Черт возьми, Клара! Но мне ты ничего не объяснила! — Смит с облегчением ощутил, как схлынуло напряжение. — Я тебе желаю добра, поверь.

— Наверно, ты считаешь меня ветреной женщиной. Непостоянной, непутевой, бесшабашной. — Клара положила ложку на стол. — Но я хочу быть по-настоящему счастливой. Возможно, меня все осудят, и никто не поймет, зачем я так поступила с тобой. Я испытываю муки совести, поверь. Нет-нет, не улыбайся, мне совестно перед тобой. Честно. Но когда я заговорила с Дэнни, между нами словно искра проскочила. Банально звучит, знаю. Это была не любовь, просто он смог меня заинтересовать.

— Хватит. — Питер опустил руки. — Я сегодня же уеду.

— Будешь плакать у Мэтта на груди? — внезапно спросила Освальд. — Извини, вырвалось.

— Ты умеешь быть жестокой, — вздохнул Питер. — Не надо. Я и так все понимаю. Все это должно было закончиться, рано или поздно. Мы с тобой слишком разные. Тебе нужен молодой, веселый мужчина, а не такой старый зануда, как я. Нет, это не самобичевание, а констатация факта. Я никогда не смогу поддерживать все твои интересы, я из другого времени. Тебе скучно со мной, я это давно заметил. И дети. Вот какой из меня отец?

— Это да, никакой. — Клара поднялась на второй этаж, и не спускалась с него, пока рабочие из службы доставки не вынесли последние вещи Питера.

***


Возвращаясь домой поздним вечером, Мэтт изумился, увидев на стоянке синий внедорожник. «Что-то случилось, мы не договаривались встречаться», — подумал он.

Первое, что он увидел, войдя в квартиру, были ящики в прихожей. Питер, не выпуская изо рта сигарету, расставлял книги на полках. Ничего не говоря, Смит прошел в кухню и взял две банки с пивом.

— Так, Клара тебя выставила. — Мэтт бросил Питеру банку. — И кто на этот раз?

— Ты не поверишь, учитель математики! — Смит с наслаждением сделал несколько глотков. — Черт, здорово-то как.

— Ты разбит, твои чувства растоптаны, а разум взорван. — Мэтт сбросил обувь и направился в спальню. — Я устал, готов спать на ходу.

Питер едва заметно улыбнулся. Спохватившись, он затушил сигарету и распахнул окно.

— Ужинать будешь? — спросил он, заглядывая через минуть десять в комнату. — Ну да, конечно.

Мэтт крепко спал, прижав к себе подушку.
Написать отзыв