Бетти

от Oahu
рассказдрама / 16+
12 июл. 2017 г.
12 июл. 2017 г.
1
3399
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Бетти (работа в процессе)

Вы верите в предназначение? В то, что у каждого человека есть своя цель, своя миссия. Большая или маленькая, значительная или пустяковая, но есть… Я верю. Я смирился с тем, что в этой жизни я не найду своей любви; не буду искренне любим, и никто не позволит мне полюбить себя от кончиков волос на голове до кончиков пальцев на ногах. Я смирился с тем, что мое предназначение – не чувствовать любовь внутри себя, но помогать другим почувствовать любовь внутри них самих. Вы мне не верите? Это нормально. Тогда я расскажу вам что-то, и вы сами решите, верить или нет…

Нельзя сказать, что без любви жить трудно. Не думаю, что все люди, которых никто не любит, несчастны. В этом есть и свои плюсы. Ты ничего никому не должен. Ни перед кем ты не несешь никакой ответственности. Кроме вашего начальника, конечно, если вы не безработный никем не любимый человек. Вы можете заниматься чем угодно, ехать куда угодно, ложиться спать утром и вставать вечером. Не нужно покупать в супермаркете вещи, которыми вы не пользуетесь. Не нужно готовить еду, которую вы не любите. Весь день можно смотреть телевизор или играть в видеоигры. А можно все бросить и пойти гулять по городу или уехать из него к чертям собачьим. И ваш мобильник не будет разрываться протяжными стонами от эгоистичного желания любящего человека держать вас на поводке и контролировать каждое ваше движение. Когда я думаю в этом ключе, я понимаю, что не все люди, которых никто не любит, несчастны.
Единственные, кто может испортить такой порядок вещей, -- это друзья. Так было и в тот день. Я спокойно сидел перед телеком и играл в новый Мортал Комбат, как вдруг мой телефон судорожно затрясся и принялся вертеться на журнальном столике, расталкивая бумаги, как блохастая собака на тротуаре, усыпанном осенними листьями. "Только бы не отец!" -- подумал я.
-- Алло, -- произнес я в трубку голосом больного дизентерией.
-- Здарово, братиш! Чё, как дела? -- сказал на том конце Сэм.
-- Ну… -- начал я.
-- Ну чё, мы к тебе подъедем сейчас? -- попер Сэм.
-- Не знай, че-то я не в настроении сегодня.
-- Нормально он, -- сказал Сэм, прикрыв трубку. -- Дверь открой, мы через две минуты будем.
Через две минуты оба друга стояли у меня в комнате.
-- Эдди, глянь, он без нас в Мортяк играет, -- почти завопил Сэм, пройдя к дивану по чистому ковру в своих заляпанных грязью кроссовках.
-- Сукин сын, -- это должно было остаться моими мыслями, но…
-- Чё?!
-- Эмм… Пиво будете?
-- Ты знаешь, что будем; нахера спрашивать, должно быть готово уже.
-- Засранец. Дома будешь командовать, -- сказал я, доставая из холодильника три бутылки пива.
-- Иди сюда, я тебе задницу надеру! -- заорал Сэм, давясь собственным хохотом.
– Как ты мне задницу надерешь? Ты даже баб отмутузить нормально не можешь, сопляк!
-- Че?!!! Ты вообще офигел? Тебе кого выбирать? Старичка твоего?
-- Старичка. Эх надает старичок палкой промеж ног твоему ниндзяке!
Я вернулся к дивану с пивом. Одну бутылку кинул Сэму. Он поймал ее, не отрывая взгляда от экрана телевизора. Вторую кинул Эдди, который сидел на диване, уставившись в пол. Тот еле поймал ее, окинул взглядом, в котором была вся грусть еврейского народа, сорок лет скитавшегося по пустыне (хотя я думаю, они были бы счастливы, найдя даже эту бутылку пива), и бросил мне обратно.
-- Я не пью, ты забыл?
-- Че с ним? -- спросил я у Сэма.
-- Келли его бросила.
-- Я чего-то недопонимаю? Она же бросила его два месяца назад!
-- Нет, два месяца назад она ушла от него и перестала отвечать на звонки, а вчера позвонила ему и сказала, что они расстаются.
Я попытался представить себе всю ситуацию. Потом хотел сказать, что я обо всем этом думаю, но, в конце концов, решил, что лучше просто попить пива.
Два часа я и Сэм набивали друг другу морды. Виртуально, конечно. Мы кричали, смеялись, толкали друг друга, вырывали контроллеры, танцевали, побеждая, и ревели, проигрывая. Пару раз нам даже удалось уговорить Эдди набить морду нашим протагонистам. В это время мы кричали: "Так ей!", "Пусть знает, как бросать нашего друга!", "Получай, Келли, курва деревенская!".
Одна бутылка, стоявшая на столе, упала, и пиво стекало на ковер. Чистый белый ковер, заляпанный грязью с кроссовок Сэма. А листья на улице один за другим погружались в расползавшуюся темную лужу.
-- Все равно скучно и тоска гнетет, -- сказал Эдди, когда мы все трое осознали, что настала тишина. Если бы вы услышали этот голос, вы бы не поверили, что его издает это тело: худощавое, скукожевшееся, с непропорционально длинными ногами и руками. Лицо со впалыми щеками, круглыми карими глазами и маленьким вздернутым носом. Но голос был как у диктора новостей. Нет. Как у Супермена! Иногда мне кажется, что девочки влюбляются в него именно из-за голоса. Если бы Эдди работал телефонным оператором на линии по оказанию услуг женщинам…
-- Блин! Вот это я понимаю! Вот это мысль! А я-то думаю, что, мать твою, происходит? А все просто, оказывается! Это ж тоска-печаль! Спасибо, что просветил, а то я бы так и ломал голову! -- видно Сэм тоже был не в лучшем настроении. -- Лучше ты, Эйнштейн хренов, придумай, что делать. Как эту твою тоску разогнать? Может в футбол пойдем поиграем? Попинаем мяч, попрыгаем в лужах, кто-нибудь обязательно получит грязным мячом по роже.
Мое лицо приняло такое выражение, что Сэм, посмотрев на меня, сочувственно произнес:
-- Понимаю… Какие еще есть предложения?
-- Давайте в кино что-ли сходим? -- попробовал я.
-- На что, например? "Мертвые выходят из могил"? Давайте лучше я встану в лужу, а вы будете пинать грязным мячом мне в лицо. И то больше фана. "Тим и Сенди ищут гору Любви"? Знаете, а я же могу сам биться лицом о грязный мяч! "Все любят идиотов"? Ну тут вообще без комментариев.
Нам с Эдди нечего было добавить. На столе лежала утренняя газета. Эдди взял ее и начал листать.
-- О! Давайте в цирк сходим? -- сказал он.
-- В какой еще цирк? -- буркнул Сэм.
-- В шапито. Он приехал к нам в понедельник. Называется "Кристин, медведь Лаки и сокровища Северного берега".
Мы с Сэмом переглянулись.
-- Похоже, более вменяемых идей сегодня уже не будет, -- сказал он.
-- А чё, интересно будет на медведя посмотреть. Я в цирке с детства не был, -- добавил я.

Шапито раскинул свой бело-голубой шатер на пустыре, недалеко от выезда из города. Был уже вечер, стемнело. Холодный ветер напоминал о скором приближении зимы. Но людей привлекали многочисленные вагончики с рисунками животных и клоунов, разноцветные гирлянды и автоматы с сахарной ватой и попкорном. Мы доехали до этого места на автобусе. Вероятно, последнем сегодня. Люди ходили туда-сюда, от вагончика к вагончику, от прилавка к прилавку. Большая часть из них приехала на машинах и с детьми. Вокруг то и дело раздавались детские визги и смех.
Мы втроем направились к главному, самому большому шатру. Рядом с его входом стоял вагончик с тремя окошками, там мы купили билеты. Каждый в своем окошке. Только мы это сделали, как раздался шум из громкоговорителя. После шипения низкий мужской голос сказал: "Добрый вечер, дорогие гости нашего цирка! Мы начинаем последнее на сегодня представление. Просим всех, кто купил билеты, пройти в главный шатер и занять свое место. Также приглашаем остальных ребят до 12 лет, у которых нет билетов. Волшебство начинается…"
Я, Эдди и Сэм зашли под купол, поднялись до пятого ряда скамеек и нашли написанные на них зеленой краской номера. Через пару минут свет погас, но тут же зажегся прожектор на самом верху. Он осветил сцену, покрытую песком. От зрителей она была отделена двухметровой металлической решеткой.
Из-за кулис на сцену вышел человек среднего роста, одетый в зеленый облегающий костюм, наподобие того, какой был у Питера Пена, только с блестящими вставками на животе, локтях, коленях и плечах. На голове была, как у него, шапочка. Человек стал небрежно прогуливаться по арене, давая зрителям понять, что ему скучно. По его движениям я понял, что это был не мужчина, а женщина или даже девушка. Вдруг раздались голоса птиц. Девушка оживилась и подняла указательный палец вверх, как-будто у нее появилась какая-то идея. Она прошла за кулисы и выкатила оттуда длинную коробку на колесиках от тележки из супермаркета. Сама коробка была раскрашена как синий автомобиль с большими черными колесами. Актриса села в нее и стала перебирать ногами, "машина" поехала. Дети в зале начали посмеиваться.
Затем девушка стала издавать звук, имитирующий шум двигателя. Несколько маленьких детей залились истерическим смехом. Я поймал себя на мысли, что отчетливо вижу, как симпатичная девушка ведет синий спортивный автомобиль по лесной дороге, сквозь кроны деревьев светят лучи солнца, поют птицы, и мне очень захотелось оказаться где-то там. Тем временем, героиня представления продолжала свой путь. Заиграла задорная музыка со скрипками и виолончелью. На сцену из-за кулис выбежало несколько детей в похожих зеленых костюмах. В руках у них были картонные кустики. Ребята принялись бегать по кругу навстречу проносившейся "машине". Затем они расставили кустики на сцене и убежали из луча прожектора.
Вдруг синяя машина задергалась и остановилась. Ее водитель перестала издавать звук мотора и вылезла наружу. Она открыла "капот", что-то там долго рассматривала, ковырялась, но потом закрыла и пожала плечами. Постояв секунду, она огляделась, вдохнула "лесного" воздуха и стала ходить между картонными кустиками, делая вид, что собирает цветы.
Подобрав очередной "цветок", она присела; взгляд ее устремился в темноту закулисья. Там раздавались какие-то шорохи. Девушка начала делать рукой призывные движения. К удивлению зрителей, из темноты выбежал белый кролик, он неспешно просеменил к героине действа. Она взяла его, прижала к себе, затем обошла арену по кругу, демонстрируя ушастого восторженной ребятне. Кажется, это был предел их мечтаний. Пара детей попытались подойти к ограждению, но родители вовремя одернули их, а девушка в зеленом шутливо пригрозила пальцем.
Через минуту танцев с кроликом она опустила его на пол, и он преспокойно  упрыгал обратно в темноту. В это время прожектор, игравший роль солнца, стал медленно затухать. Актриса потянула руками в разные стороны и зевнула. На земле она нашла немного сена, постелила его на бортик арены и легла спать. Свет почти полностью погас, задорная музыка постепенно смолкла. Казалось, все в шатре сейчас уснут после такой идиллической картины.
Но внезапно на сцене обнаружилось какое-то движение. Как-будто кто-то подошел к машине главной героини, осмотрел ее снаружи, покопался внутри, затем подошел к самой девушке, продолжавшей видеть свои сны. В это время одна из юных зрительниц пронзительно закричала: "Нет!" Но дрогнули, по-моему, все взрослые. Особенно я.
— Ребята, все хорошо. Продолжаем, — сказал спокойный мужской голос, объявлявший о начале представления.
Прожектор немного вспыхнул и осветил небольшое пространство, где спала девушка-актриса. Однако около нее стоял мужчина неопрятного зловещего вида. Он был одет в мятые темные штаны, потрепанную кожаную куртку. На голове был черный платок, завязанный сзади; на лице густая борода темно-рыжего цвета. Вроде бы он не желал ничего плохого девушке, но тут она потянулась и открыла глаза. Увидев незнакомца, она негромко вскрикнула и прижалась спиной к металлической решетке перед зрительскими местами. Мужчина, имевший вид разбойника, зычно засмеялся, потирая руки, и набросился на девушку. Она стала брыкаться ногами и колотить его руками по груди.
Прожектор разгорался все сильнее, и зрители увидели, что еще два человека выталкивают со сцены коробку-автомобиль. Наша героиня взвизгнула, вскочила и побежала по бортику арены. Главный разбойник свистнул и махнул рукой своим приятелям. Те, закончив с машиной, бросились вдогонку за девушкой. Они бегали внизу около нее, а, поравнявшись, бросались ей под ноги, пытаясь схватить. Но она ловко перепрыгивала каждого. Детвора уже поняла, что все не по-настоящему, и активно болела за беглянку, попутно стараясь прогнать нападавших криками "кыш" и "брысь".
Между тем, главарь шайки понял, в чем изъян такой схемы погони, и остановился. Он подождал, пока их жертва сделает круг по бортику, вскочил на него прямо перед ней и поймал в свои крепкие объятья. Девушка закричала, стала вырываться, но на помощь главному бандиту уже подоспели два других.
Сложилось впечатление, что все кончено в этой грустной истории, но тут у каждого зрителя, я уверен, кровь застыла в жилах. По крайней мере, мне стало холодно. Из темноты на арену неспешно вышел настоящий медведь. Не сказать, чтобы очень большой, но и не маленький. Без намордника. Что мне показалось очень неосмотрительным решением. С другой стороны, зрителей от него защищала высокая прочная решетка. Но все же мой пульс заметно участился.
Медведь остановился с одной стороны сцены, разбойники с заложницей были с другой. Некоторое время никто не двигался. Под куполом, раскинувшимся в поле под ночным небом, стояла гробовая тишина. Затем бандиты переглянулись, и один достал из-за пазухи нож -- охотничий, с широким лезвием. Честное слово, никогда мне не было так страшно за животное, которое могло бы убить меня одним ударом. В этом месте я потерял связь с реальностью, меня волновали лишь жизнь и здоровье девушки в зеленом и зверя в буром. Других зрителей я больше не видел и не слышал.
Разбойник, державший в руках нож, неуверенным шагом пошел навстречу животному. Медведь некоторое время спокойно стоял, но, когда человек подошел ближе, мгновенно встал на задние лапы, сделал шаг вперед и широким взмахом передней лапы выбил нож из руки нападавшего. Я понял, что не зря перед представлением сходил по-маленькому. Второй взмах пушистой лапы, и бывший враг отправился в полет к краю сцены. Следующий противник был уже не столь уверен в движениях. Он сомневался в выборе тактики, но через секунду просто бросился с ревом на зверя, вскочил ему на спину и попытался душить. Медведь вновь встал и с болтающимся на спине разбойником пошел за кулисы, откуда затем раздались истошные, артистично исполненные вопли.
Когда он вернулся, главарь банды отпустил девушку и готовился принять бой. Зарычав не хуже, чем мог бы рыкнуть любой медведь, он засучил рукава, поплевал на руки и уверенно зашагал навстречу зверю. Косолапый только этого и ждал. Он ударил рыжебородого один раз, тот отшатнулся, но попытался атаковать снова и получил второй удар с другой стороны. Тогда мужчина запрыгнул на бортик арены и стал подзывать медведя воинственными криками. Зверь спокойно подошел к бортику, зацепил когтями штанину противника и стянул его вниз. Разбойник хотел покинуть поле боя ползком, но тут же получил медвежьей лапой по пятой точке, вскочил и с диким воем убежал прочь.
На сцене осталась девушка в зеленом и ее грозный защитник. Она подошла к нему, встала на колени и обняла его за шею. Потом они некоторое время проникновенно смотрели друг другу в глаза. Наконец, она встала, сделала шаг назад и неуверенно помахала рукой своему спасителю. Медведь тоже поднялся, неторопливо развернулся и спокойно пошел со сцены. Когда он скрылся из виду, девушка артистично вздохнула и принялась хаотично бродить по арене. Я подумал, что ей будет сложновато добраться до дома без машины. Впрочем, она нашла способ скоротать дорогу - собиранием цветов. Один, второй, третий. Нагнувшись за очередным воображаемым цветочком, она замерла и осторожно оглянулась. В этот момент никто не думал, что может произойти что-то еще. Каково же было всеобщее удивление, когда знакомый нам зверь выскочил обратно на сцену! Причем более резво, чем делал это раньше.
Девушка радостно ахнула и опять бросилась обнимать своего спасителя. Она дала понюхать ему несуществующих цветов, и он сделал это так, будто они все же существовали. Затем эти двое сделали пару кругов вдоль бортиков, давая детворе рассмотреть сильного, но доброго хищника.
Вдруг раздался звук грома, издаваемый трясущимся металлическим листом, прожектора приглушились, сверху на сцену посыпались капельки искусственного дождя. Пара героев стала искать укрытие от непогоды. На сцену вынесли большое дерево из пенопласта или чего-то подобного. Девушка с медведем уселись под ним, обнявшись и согревая друг друга. Из-за кулис грохотали раскаты грома, капли воды смешно стучали по картонным листьям дерева. В этот момент я осознал, насколько все-таки холодно ночью в это время года.
Металлический лист в очередной раз содрогнулся, чуть громче, чем прежде, и внезапно для всех все прожектора вспыхнули на полную мощь и моментально погасли. Раздался хруст ломающегося дерева. Девушка вскочила и как завороженная уставилась на падающий прямо на нее бутафорский дуб. Дети завопили: "Осторожно! Беги! О, нет! Мама!", но героиня, скованная страхом и растерянная, не двигалась с места. Дерево уже должно было смять собой человека, но тут медведь рванул с места и оттолкнул девушку в сторону. У него уже не было времени, чтобы убежать самому, и дерево накрыло собой его. "Лаки!" - закричала героиня и бросилась к своему спасителю, но животное огромным коричневым пятном растянулось по сцене, не подавая признаков жизни. Ребятишки повскакивали со своих мест и бросились к ограждению, вцепившись в прутья маленькими ручонками. Девушка негромко всхлипывала. Я вытер соленые сопли.
— Ребята, не переживайте! Это всего лишь представление. Все актеры живы и здоровы, —  сказал из мегафона знакомый спокойный голос.
Прожектора погасли, дети вернулись на свои места. Через полминуты свет вновь зажегся. На сцене уже не было дерева. В центре стояла девушка в зеленом, сиявшая улыбкой, и огромный медведь, окидывающий всех ироничным взглядом, в котором читалось умиление нашей наивностью.
— Кристин и медведь Лаки! Аплодисменты! — торжественно закричал "спокойный голос".
Аплодисменты не заставили себя ждать. Дети вопили: "Ура!", "Он жив!", "Лаки!", взрослые — "Браво!". Сэм свистел, засунув пальцы в рот, Эдди корчил недовольные гримасы. Я тоже хотел похлопать, но мои аплодисменты слились бы с остальными.
Через некоторое время шатер почти опустел, мы втроем стояли около выхода.
– Я должен с ней познакомиться, – сказал я.
– С кем? – удивился Эдди.
– С этой девушкой.
– А как же мы?
– Нас он не согласился бы трахать сегодня ночью, Эд, – искрометно пошутил Сэм.
– Не ждите меня, – бросил я напоследок.
Я прошел между нескольких невзрачных вагончиков и вышел к зеленому, красными буквами на котором было написано: "Кристин и медведь Лаки! Удивительное представление с живым медведем." Я постучался в деревянную дверь.
– Парень, там нет ничего интересного. Все представления сегодня закончились, иди домой спать, – раздался знакомый голос справа, но был уже без прежних дружелюбных оттенков.
Мужчина, который сказал это, был невысокого роста, широкоплечий, с короткой прической и бородой, в кожанной куртке и синих джинсах. Вы спросите, почему я так хорошо его запомнил? Отвечаю. В школе нас учили запоминать незнакомцев, с которыми довелось встретиться ночью в темном переулке, чтобы в случае ограбления, полиция могла быстро и точно составить фотопортрет и найти преступника.
Мне уже показалось, что сейчас он достанет нож из-за пазухи, но потом я увидел его глаза. В них были только спокойствие, доброта и немного любопытства.
– Извините, я хотел бы увидеть девушку, которая играет Кристин в спектакле. Она мне… очень понравилась, и я хотел бы… поблагодарить ее. К сожалению, у меня нет цветов для такого случая… – промямлил я как школьник.
Мужчина улыбнулся, как улыбается отец, чьей дочери сделал комплимент ее ухажер.
– Вы можете приехать завтра. Кристин уже уехала в отель.
Внезапно дверь фургончика распахнулась, чуть не ударив меня по носу.
– Что тут происходит? – спросила девушка.
– Молодой человек хотел поблагодарить тебя за потрясающее выступление, но я сказал ему, что уже ночь, и не лучшее время для этого, – пояснил мужчина с бородой.
– Спасибо, Беар. Все в порядке. Я сама разберусь с ним.
– Окей. Хорошей ночи, Крис, – сказал он и зашагал прочь, пока я провожал его удивленным взглядом.
– Спокойной ночи, Би.
– Итак, что же вы хотели, молодой человек? – обратилась ко мне актриса.
– Эм… Мне очень понравилось, как вы играли. Очень красивая и трогательная история. И мне захотелось с вами познакомиться, – сказал я почти без запинки.
– Вы всегда знакомитесь ночью с девушками, которые вам понравились?
– Нет. Но сегодня особенный случай. Я не мог упустить его.
Не могу сказать, шел ли у меня из ушей пар, когда я это говорил, но мозг усердно работал как поршни паровоза, выуживая из памяти все, что было прочитано в книгах о пикапе.
     – Я Кристин, как ты мог уже заметить, – мягко сказала девушка и слегка улыбнулась уголком рта, впервые – только мне.
Это воспоминание – самое ценное, что осталось у меня о ней. Момент знакомства, полный надежд. Начало дороги, длина которой еще не известна. Предвкушение радости и удовольствия. Блаженная наивность.
– Я Крис. Рад познакомится.