A thousand kisses deep

от PriestSat
миниангст, флафф / 6+
Двенадцатый Доктор Одиннадцатый Доктор
15 июл. 2017 г.
15 июл. 2017 г.
1
6415
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Основные персонажи:
   Двенадцатый Доктор, Одиннадцатый Доктор, Пси (Псай)
Пэйринг:
   Питер Смит (12 Доктор)/Мэтт Смит (11 Доктор), Клара Освальд, Пси (Джонатан), Мисси
Рейтинг:
   R
Жанры:
   Ангст, Флафф, Драма, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
   OOC, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
   Мини, 16 страниц, 1 часть
Описание:
Развитие отношений может быть совершенно безрадостным. А может быть и нет.

Посвящение:
vivatixa.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. продолжение фанфика My oh my. Вторая часть из трех.
2. http://pleer.com/tracks/48725883GZm песня Леонарда Коэна "A thousand kisses deep".
3. http://i68.fastpic.ru/big/2015/0313/a8/6e8edeacae20e9e830371561019250a8.jpg обложка.


Мэтт всегда любил небольшие авантюры, впрочем, избегая всего, что было связано с деньгами или личными отношениями. Но сейчас в его жизни происходила самая большая авантюра под названием «Питер Смит и Клара Освальд». Он не знал, как выкручивается Питер, чтобы Клара ничего не заподозрила. Но они продолжали жить вместе, значит, Смит красиво лгал. Точнее, лгал умело и незатейливо.

Мэтту было проще: он не общался с Кларой. Снимал маленькую квартирку, ничем не выдавал свое новое увлечение и, судя по всему, никто не догадывался о его связи с Питером. Но иногда ему казалось, что он ходит по тонкой струне, натянутой над бездной. Конечно, нынче каминг-аут не привел бы к краху карьеры и не стал бы причиной травли, хотя нашлись бы гомофобы.

Но Клара… она не заслуживала такого предательства. Мэтт был твердо уверен, что она смертельно обидится и на него, и на Питера. Порой ему казалось, что Смит чересчур равнодушно относится к возможному раскрытию их отношений. Каждый раз, когда Мэтт ехал во внедорожнике, он нервничал — а вдруг кто-то его узнает? Насчет своих коллег он не особо беспокоился, в отделении никто не знал Питера. Клару там видели всего один раз, она заходила к Мэтту в тот день, когда решила, что разлюбила его.

Разговор прошел на удивление спокойно. Клара чмокнула Мэтта в нос, обняла, нахмурилась. Попросила не таить на нее зла: «Со временем ты все поймешь», и добавила: «Желаю встретить человека, который будет тебя любить и не передумает, как я».

Но оставались пациенты, их родственники, однокурсники Мэтта и просто знакомые.

Смит задумчиво тер пальцами пожелтевший синяк на запястье. Прошлой ночью он спросил Питера: «Скажи, с Кларой ты поступаешь так же, как и со мной?»

— Нет. Женщины похожи на изысканное, праздничное угощение, — ответил Питер, затягиваясь сигаретой. В темноте Мэтт видел, как тлеет огонек. — Мужчины — это будничная еда, которую обычно не берегут.

Мэтту стало неприятно такое сравнение. Он подавил в себе желание встать и уйти, но больше в ту ночь не разговаривал с Питером. Он отвернулся от него и сделал вид, что уснул. Ласки Питера всегда были похожи на экзекуцию. С тела Мэтта почти не исчезали кровоподтеки, царапины и раны от укусов. Ему приходилось носить водолазки, чтобы закрывать шею, и он старался не раздеваться в присутствии коллег. Самое ужасное в этой ситуации было то, что он пристрастился к боли во время секса. Однажды он попросил Питера ударить его по лицу, но тот отказался: «Останутся следы, разве ты не понимаешь?».

***


Сослуживцы Клары не могли не заметить ее приподнятого настроения. Девушка явно была счастлива и не собиралась сдерживать свои эмоции. Все были в курсе перемен в ее жизни. Каждое утро бойфренд привозил ее на работу, два раза в неделю приезжал за ней после окончания рабочего дня.

— Да он намного старше ее.

— Кто он? Доктор? Алгебраическая геометрия? Господи, вот это да. И о чем они говорят по вечерам?

— Он ей что, лекции читает? А она сидит и смотрит на него своими огромными глазами.

Подобные пересуды проходили мимо ушей Клары. Она полностью погрузилась в мир, наполненный счастьем и заботой, которой ее окружал Питер. Она считала себя счастливейшей из женщин.

Поэтому Клару не волновали ночевки Питера вне дома. Он объяснял их тем, что ему изредка требуется уединение для работы. «Изредка» происходило два раза в неделю, Клара знала, что он в это время сидит в своей старой квартире. У нее не было ключей от нее, впрочем, Клара не собиралась проверять, чем именно занимается Питер. Она знала, что он преподает, а по вечерам пишет небольшие статьи для специализированных изданий. Он выглядел уверенным и влюбленным, и это радовало Клару и, чего греха таить, тешило самолюбие.

***


Услышав замечание, что он плохо выглядит, Мэтт долго разглядывал себя в зеркале туалета, но никаких изменений во внешности не увидел. Он ел и спал как всегда, дурными мыслями не маялся. Сегодня он должен был приехать в Гринвич: у него с Питером была договоренность не встречаться в людных местах. Поэтому Питер не появлялся в больнице.

Пискнул телефон, оповещая о получении смс.

«Заболела кошка, мы едем в ветклинику. Опоздаю на час или два. Дождись в баре». Мэтт скрипнул зубами. Вот такие смс или звонки на подобные домашние темы, заставляли его чувствовать себя чертовой тайной любовницей. С такой особой охотно проводят избранные часы, но только не праздники и обычные семейные вечера. Однажды он попытался донести до Питера, что не стоит оповещать его о жизни с Кларой, но Смит лишь дернул головой и ничего не ответил. Разумеется, он не выполнил просьбу Мэтта.

Сидя за стойкой бара, Мэтт очень медленно пил пиво, не желая сильно опьянеть. Рядом с ним — хотя свободных мест было предостаточно — сел молодой мужчина в одежде серых оттенков. Он выглядел так, словно сошел с рекламы модного бренда.

— Джин! — попросил он у бармена и без всякого вступления обратился к Смиту: — Ты встречаешься с Питером.

Мэтт уставился на него, не зная, чего ожидать после такого заявления.

— Я Джонатан, но все называют меня Пси, — продолжил мужчина, протягивая руку. — Не бойся, я не собираюсь драться.

Мэтт ответил на рукопожатие и непроизвольно посмотрел в сторону входной двери.

— И как тебе мой доктор-интроверт? — спросил Пси, залпом выпивая стакан. — Повторите, пожалуйста. Гм, кажется, ты уже подумал, что Питер — сердцеед и трахает все, что шевелится? Что он весь нарасхват?

— Я так не подумал, — возразил Смит. — С чего ты взял?

— Он живет с твоей бывшей девушкой, параллельно встречаясь с тобой, — утвердительно произнес Пси. Мэтту показалось, что пристальный взгляд Джонатана разделал его, классифицировал части, повесил на них кучу ярлыков и поместил на воображаемую полку, присвоив порядковый номер. — Да, я немного проследил за вашей жизнью.

— И на каком основании? — Мэтт раздраженно выпрямился.

— Не волнуйся, это не судебное разбирательство, — засмеялся Пси, хлопая его по ноге. — Ничего противозаконного, я умею оставаться невидимым. Я слушал его лекции и подавал большие надежды. А потом, — он наклонил голову и показал широкий шрам над левым ухом, — со мной случился один неинтересный фокус. Мне пришлось оставить математику, впрочем, вообще все обучение. Реабилитация немного затянулась, пришлось заново учиться ходить. К тому же, я потерял часть воспоминаний.

— Зачем ты мне это рассказываешь? — спросил Мэтт, ощущая, как что-то сдавливает его легкие, словно пытаясь убрать весь воздух.

— Я вернулся в Лондон две недели назад. — Пси попросил третью порцию. — Соседи Питера сказали, что в квартире он появляется периодически. Значит, он кого-то встретил. Но кого? — Он ухмыльнулся и снова хлопнул Мэтта по ноге. — Он никогда не будет жить с мужчиной, несмотря на чувства. Значит, это женщина. В университете не наблюдалось никого подходящего. Значит, это женщина со стороны.

Он рассуждал, размахивая руками и, как бы между прочим, продолжая выпивать.

— Было совсем нетрудно отследить маршрут Питера, и я увидел эту женщину. Навел справки, нашел словоохотливую дамочку и — вуаля! — сбор информации состоялся. Клара Освальд, учительница математики. Что ж, весьма предсказуемо. Умненькая, миленькая, проворная. А потом нарисовался ты. Врач-травматолог. У, какой важный! Я тебя начал уважать, впрочем, Питер никогда не отличался плохим вкусом.

Мэтт достал деньги и положил их на стойку. Он хотел встать, но Пси не дал ему это сделать, удержав за руку.

— Я не враг. Поверь, я не собираюсь портить тебе жизнь. Не буду устраивать сцены ревности. Упс, кажется, все разрешилось само собой.

Не оборачиваясь, Мэтт понял, что позади него стоит Питер. Пси расплатился за джин и вышел из бара.

— Что это значит? — Питер не последовал за ним.

— Ничего. — Мэтту показалось, что сейчас обрушится потолок.

Он ожидал большего проявления эмоций от Смита, но Питер, как ни в чем не бывало, отвез Мэтта в свою квартиру. Встреча прошла, как обычно, но примерно в половине второго ночи Питер попросил оставить его одного. Он вызвал такси и вручил таксисту деньги, несмотря на возражения Мэтта.

Совершенно сбитый с толку Мэтт попробовал объясниться с Питером в фейсбуке. Но тот не появлялся онлайн, не отвечал на звонки и смс. Расстроенный Мэтт провел два дня, как во сне. Он перебрал все варианты развития событий, вконец разнервничался, и позвонил Кларе.

— Алло! — Шум на заднем фоне давал понять, что в школе перемена. — Я слушаю! Алло! Кто это?

«Она удалила меня из списка контактов?» — подумал Мэтт, но вслух сказал:

— Это я.

— Кто? А, извини, очень шумно, я не сразу поняла, — зачастила Клара. — Что ты хочешь?

— У тебя все в порядке? — Он не мог напрямую спросить о Питере.

— Да, конечно же все в порядке! — удивленно ответила она. — А ты как?

— Бетти выздоровела? — ляпнул Мэтт и тут же прикусил язык. Голос Клары стал чужим и подозрительным.

— Откуда ты знаешь, что она болела?

— Да я просто так спросил, — начал выкручиваться Мэтт. — Животные часто болеют. Спросил наугад.

— Нет, не наугад. Бетти заболела в первый раз. Ты следишь за нами? — Клара почти кричала, и он понял — не все в порядке. — Ты ничего не хочешь мне сказать?

— Питер тебя бросил? — Мэтт знал, что нельзя задавать такой вопрос, но не смог удержаться. Клара выключила телефон.

***


Конечно же Клара знала, что придется спуститься на землю. Слишком много счастья не могло длиться вечно. Сначала она заметила странный контакт в телефоне Питера. Нет, она его не контролировала, просто случайно просмотрела последние звонки. Контакт без имени, только номер: одиннадцать. Освальд сразу вспомнила свой список кавалеров, который она составила шутки ради. Соседский мальчишка, воздыхатели в школе, которые носили ее портфель. Застенчивый парень, даривший букеты в колледже. Еще какие-то ухажеры, она помнила только лица и смешные манеры.

Одиннадцатым был Мэтт. Если говорить откровенно, то он заслуживал звания Номер Один. Ее первая настоящая любовь.

Если Питер перезванивался с Мэттом, то почему? Они общались за ее спиной? Более чем странно, тем более, что Мэтт умудрился несколько раз в телефонных разговорах негативно отозваться о Питере. Она знала, что он редко менял свое мнение о людях, будучи довольно проницательным.

Возможно, она ошибалась, и Номер Одиннадцать был не Мэттом. Мало ли какая математическая фантазия напала на Питера, когда он присваивал имя контакту. Конечно, лучше всего было задать ему вопрос, но Клара не решилась.

С этого момента с ее глаз словно спала пелена. Она стала замечать недостатки Питера, особенно его стремление жить рядом, а не вместе. Он будто исполнял ритуалы, способствующие успешной совместной жизни. Питер делал небольшие, но приятные сюрпризы, расспрашивал Клару, как она провела день, внимательно ее слушал. Он заботился об ее комфорте, никогда ничего не забывал и часто советовался насчет покупок, совместных поездок и всего, что составляет семейную обыденность.

Клара вдруг поняла, что почти ничего о нем не знает, кроме скупых сведений типа даты и места рождения, имен родителей, названия университета, перечня научных званий и достижений. Она не знала, что он любит есть и пить, Питер не проявлял инициативу на кухне. Он послушно покупал все, что просила Клара, съедал обеды и ужины, приготовленные Кларой, нахвалил их. Но она не могла понять, его ли это вкусы. Или он просто потакал ей, чтобы сделать приятное? Он ходил с ней в кино на модные блокбастеры и был в курсе всех новинок. Но теперь Клара думала, что он составил в голове некую таблицу, куда внес все нужные данные.

В какой-то момент она поняла, что наступит день, когда Питер исчезнет из ее жизни. От такой мысли у нее все поплыло перед глазами, Клара была вынуждена сесть.

Первым тревожным звонком стал разговор с Мисси, учительницей литературы, которая больше всех в школе обсуждала личную жизнь Клары. Как бы невзначай, она остановила Освальд в школьном дворе.

— Вчера со мной разговаривал один странный молодой человек. — Мисси говорила быстро, заглядывая Кларе в глаза. — Расспрашивал о тебе и Питере. Сказал, что давний друг твоего бойфренда. Очень давний и очень близкий. Ты не в курсе, кто это?

— Нет, — отрезала Клара. — У Питера много знакомых, я не могу всех знать.

— Ну да, ну да, — скептически протянула Мисси. — Само собой, трудно общаться с асами математики. Наверно, приходится молчать и слушать?

Освальд чуть не дала ей пощечину, настолько наглым и липким был взгляд Мисси.

Второй звонок прозвенел, когда она получила и-мейл с неизвестного адреса. Название письма было более чем красноречивым: «Питер встречается с твоим бывшим парнем». Поколебавшись, она открыла и-мейл, к которому прикрепили фото: Мэтт входит в подъезд дома, в котором находилась квартира Питера. Это могло ничего не обозначать, но сомнение было посеяно.

Третьим, решающим звонком был разговор с Мэттом. К тому же последние два дня Питер был каким-то подавленным и заторможенным, словно обдумывал проблему. Доведя себя до высшей степени напряжения, Клара показала ему фотографию.

Его объятия стали молчаливым признанием. Он никогда первым не обнимался, а в этот раз долго не размыкал рук, прижимаясь к Кларе с таким отчаянием, что она растерялась.

— Извини, но я не понимаю… — сказала Клара, когда Питер все-таки отпустил ее. Он закурил, зная, что курение в доме было категорически запрещено.

— Я люблю тебя и Мэтта, — произнес он, докурив сигарету до середины. — Прости. Знаю, это аморально и неправильно, прости, если сможешь.

— Мне надо все обдумать. Уйди, пожалуйста, я должна все осмыслить. Просто уйди.

Он не стал спорить.

***


Пси ждал Питера, стоя посередине стоянки. Не говоря ни слова, он проследовал за Смитом.

— Я вернулся, — заявил он, войдя в квартиру. Питер захлопнул дверь и швырнул сумку на пол.

— Это ты прислал фотографию? — спросил он, подходя к Джонатану. — Сначала ты исчезаешь, ничего не объяснив, оставив за собой шлейф долгов и подозрений в кражах. Я искал тебя, но твоя семья наотрез отказалась общаться. И вот, ты появляешься и сразу начинаешь гадить.

— Ты ошибаешься. — Пси снял кофту и футболку. — Ты заблудился. Зачем ты связался с той очаровательной девушкой?

Питер схватил его обеими руками за голову и притянул к себе, жадно целуя.

— Я тебя убью, — пообещал он. — Не смей разрушать мою жизнь!

— Нет никакой жизни, — спокойно ответил Джонатан. — Ты ждал меня, а все остальные — это временное явление.

***


Измученный Мэтт приехал к Кларе через четыре дня после последней встречи с Питером. Она встретила его на пороге, не давая войти. Мэтт с болью в сердце заметил ее заплаканные глаза и нездоровую бледность.

— Что тебе надо? — тихо спросила Освальд. — Питер ушел, я его об этом попросила. Не понимаю, как ты мог так со мной поступить? Или ты думал, что я соглашусь на совместное проживание? Постель на троих и все такое?

— Конечно же нет, — оправдывался Мэтт. — Никогда!

— Еще это измена, — продолжила Клара. — Питер изменял мне с тобой. Господи, я произношу эти слова! За что вы так со мной поступили?

— А как ты хотела? — Мэтт начал защищаться. — Мы должны были во всем признаться? Или я должен был попросить у тебя разрешение: можно я займусь сексом с Питером? Сейчас тобой руководят эмоции, но когда ты успокоишься, то поймешь, что не все так ужасно.

— Меня возмущает не ваш секс. Я толерантно отношусь к сексуальному разнообразию. — Клара вытерла слезы. — Возмущает измена. Ложь. Тайна. Питер обманывал меня. Если бы он сразу признался, что нуждается в сексе такого рода, я бы ничего ему не сказала. Но он столько времени дурачил меня, словно я безмозглая курица. И, признаюсь, у него это замечательно получалось. Выходит, он мне не доверял?

Она так посмотрела на Мэтта, и у него будто что-то внутри оборвалось. Он хотел обнять Клару, но она сделала шаг назад и захлопнула дверь прямо перед его носом.

***


Пока Клара была на работе, Питер забрал все свои вещи, а ключи от дома прислал с курьером. Он сменил номер телефона и удалил аккаунт в фейсбуке. Освальд не стала его разыскивать, пустив все на самотек. В ней словно выгорели чувства, будто она выбросила часть себя, связанную с Питером.

Мэтт пытался наладить с ней отношения, но Клара его избегала. Он пришел к ней в школу, но она закрылась в подсобке. И он понял, что лучше оставить ее в покое.

Тогда Мэтт переключился на Питера, справедливо решив, что тот не имел права оставлять его без объяснений. Посчитав, что одной недели должно быть достаточно, чтобы все обдумать, Мэтт приехал в Гринвич. Дверь ему открыл улыбающийся Пси. Пройдя мимо него, Мэтт увидел иссиня-черные отпечатки пальцев на шее Джонатана.

— Питер любит такие забавы, разве ты не заметил? — с ухмылкой спросил Пси.

В квартире плавал сигаретный дым, от которого не спасали приоткрытые окна. Питер сидел за столом в гостиной и читал книгу. Перед ним высилась гора книг и журналов, стояла чашка с кофе, а в пепельнице громоздились окурки. Смит выглядел уставшим и каким-то полинявшим. Он мельком взглянул на Мэтта и вернулся к чтению.

— Питер, к тебе гость, — доложил Пси, ногой пододвигая к Мэтту стул. — Давай изображу провидца? Он пришел, чтобы устроить генеральный разбор полетов. Предъявит тебе претензии, скажет, что не заслужил быть покинутым.

— Заткнись, — ровным голосом приказал Питер. — Уйди.

— Да ладно тебе! — Пси обнял его, крепко целуя в висок. — Мы знаем друг друга целую вечность. И ты вдруг секретничаешь? С кем? С однодневкой? Господи, Питер! Не смеши меня, умоляю. Ну посмотри, разве я не идеален? Ты занимаешься любимым делом, я обеспечиваю тебя всем необходимым. Никакой заботы о готовке или стирке, никаких супермаркетов! Я идеален, запомни это.

— Прекрати немедленно! — прорычал разъяренный Питер. — Заткнись!

— Он боится меня прогнать, — неожиданно спокойно сказал Пси, отходя от него. — Я его шантажирую. Да-да, это некрасиво. Но, если посмотреть на ситуацию с другой стороны…

— Я сверну тебе голову! — пообещал Питер, сжимая кулаки. Мэтт счел своим долгом вмешаться и громко сказал:

— Все, хватит, я лучше уйду.

— Нет, с чего бы это? — было заметно, что настроение у Пси менялось почти ежеминутно, и Мэтту показалось, что он под кайфом. — Оставайся, располагайся. Можем как следует потрахаться, пока Питер складывает воедино волшебные формулы. Это чрезвычайно увлекательно, если, конечно же, мозг работает. Ну что, пошли?

Он в самом деле двинулся в сторону спальни, но тут, окончательно разозлившийся Питер вскочил и вытолкал Пси из комнаты в прихожую. Закрыв дверь, он привалился к ней спиной и виновато сказал:

— Вот такая у меня теперь жизнь.

— Ты сам себя в нее загнал, — заметил Мэтт. — Почему ты оставил Клару? Только не надо «она меня выставила вон».

Питер что-то пробормотал, глядя в потолок.

— Ты выбрал бегство. Забился в эту квартиру, как трусливый суслик в нору. — Мэтт видел, что Питер колеблется, и торопился выговориться. — Когда в последний раз ты выходил на свежий воздух?

— В пятницу я читал четыре лекции, — ответил Питер. — Не вызывай во мне вину. Я и так знаю, что кругом виноват. Перед Кларой, перед тобой. Перед Джонатаном. Как показала жизнь, я ничему не учусь и годами наступаю на одни и те же грабли.

— Ты любишь Клару? — Мэтт пытливо всматривался в него. — Скажи честно, без пафоса и позерства.

— Я не пафосный и не позер, — досадливо ответил Питер. — Прошу, не мучай меня расспросами. Неважно, люблю я кого-либо или нет. Все, забудь о моих словах. Нет никакой любви, я хотел тебя заполучить из чувства ревности. Хотел просто обладать тобой, как вещью.

— Это неправда.

Питер открыл дверь, жестом приглашая Мэтта уйти.

— Ты не только трус, а еще и подлец, — сказал Мэтт. — Посмотри, что ты разрушил. Из-за тебя Клара меня оставила. Из-за тебя я не могу вести прежний образ жизни. Думаешь, все, как и ты, могут уползти в дальний угол?

— Эй, приятель! — Пси толкнул его по направлению к выходу. — Придержи коней, а то не туда заедешь. Видишь, тебе тут не рады. Катись-ка ты в ад!

— Убери руки! — Мэтт толкнул его в ответ, и Пси едва не упал, чудом удержавшись на ногах. — Питер, пожалуй, вот такая жизнь для тебя. Прячься дальше.

***


— Хочешь принесу «колу»? — Пси снова повис на шее Питера. — Я так счастлив, что вернулся! Ты не представляешь, через какой ад я прошел!

— Я хочу, чтобы ты признался кое в чем. — Смит стряхнул с себя Джонатана.

— В чем угодно, любовь моя! — Пси откровенно дурачился. — Спрашивай! Я воплощение откровения!

— Воровство в кампусе — твоих рук дело?

— Ой, как скучно! — воскликнул Пси, сразу отходя от Питера. — Ну, раз я пообещал говорить правду и ничего кроме правды, то да. Не все случаи, но половина точно мои тяжкие труды. Ну не смотри на меня так, словно собираешься проломить голову. Не надо, этот череп уже был вскрыт. Что такого преступного в стремлении немного уравновесить этот жестокий, несправедливый мир? Я ведь не оставил тех богатеньких нытиков без гроша? Нет? Вот то-то и оно. Я не брал все деньги, не крал карточки и не заставлял подписывать чековые книжки. Немного наличности там, чуток бумажек здесь. Что такого? Никто не умер от голода, разве не так?

Питер вернулся за стол.

— Послушай, дорогой мой доктор, я тебя ни разу не обворовал. — Пси, отодвинув в сторону вещи, сел на стол прямо перед Смитом. — Конечно, ты поступил некрасиво, я был твоим студентом, а ты затащил меня в постель. Секс с несовершеннолетним, это не по правилам. И это до сих пор может серьезно повлиять на твою карьеру и репутацию. Представь, как все рушится. Годы напряженного труда, годы насилия над мозгом, учеба, зубрежка. Все это полетит к чертям, если всплывет наш роман пятилетней давности.

— Все произошло по обоюдному согласию, — сказал Питер, отворачиваясь в сторону. — Ты мог отказаться.

— Но ты был чертовски настойчивым. И, бьюсь об заклад, ты точно так же приманил сегодняшнего гостя. Звонки, смс, электронные письма — все вроде бы ненавязчивое, но одновременно очень действенное. Ты уловил слабину в обороне и мгновенно запустил в него свои когти. Твой любимый сценарий.

— Ты мешаешь мне работать.

— Конечно, мешаю! — радостно провозгласил Пси. — У меня не все в порядке с головой, не буду скрывать. Ты так и не удосужился выяснить причины моего исчезновения. Я понимаю, тебе недосуг.

— Опухоль? — спросил Питер. — Разумеется, поэтому появился шрам.

— Не угадал. — Пси перестал паясничать. — Не опухоль. На меня напали в кампусе, избили, потом сунули в багажник и отвезли в Крауч Энд, прямо к дому моих родителей. А это примерно пять миль от Лондона. Родителям популярно объяснили, чтобы я больше не появлялся в кампусе, да и в университете заодно. Сначала я отлеживался дома, но боль в голове нарастала, пока не начались припадки.

— Я звонил твоим родителям. — Питер сильно побледнел. — Они сказали, что ты куда-то уехал, и не оповестил их куда именно.

— Ну, конечно же, они так сказали! — Пси хлопнул в ладоши. — Они были чертовски напуганы, верили, что я могу угодить в тюрьму. Держали меня дома, пока я не потерял сознание и не мог очнуться около часа. Все это время они суетились вокруг меня, решая, что лучше — оставить сына умирать дома, или вызвать врача. Хорошо, что бедные мои старики испугались расследования и отправили меня в больницу. Небольшая операция помогла привести череп в порядок. Подробности слишком тоскливы и душещипательны, поэтому я их пропущу.

— Ты сильно изменился.

— Я воровал деньги, чтобы соответствовать тебе. — Пси соскользнул со стола, оседлав бедра Смита. — Я хотел достойно выглядеть, но тех денег, которые могли выжать из себя родители, ни на что не хватало. Бесконечные подработки были смехотворными.

— Ты сваливаешь на меня вину за свои поступки? — Питер вскинул брови, пристально глядя на любовника. — Это несправедливо. Я не заставлял тебя воровать и делать долги. Я тоже нуждался в свое время, но никогда не мог представить, что украду хотя бы монетку. Люди делятся на воров и честных. Так вот ты — вор. И не надо оправдываться, этому нет оправдания. С тобой поступили неправильно, надо было не калечить, а отвести в полицию. Но, согласись, ты сам довел себя до такого печального финала.

— Возьми меня прямо здесь, — прошептал Пси ему на ухо. — Ты ведь хочешь этого?

***


Мэтт сидел под дверью дома Клары, преисполненный решимости откровенно поговорить. Освальд знала о его присутствии, но не спешила открывать дверь. Она бесцельно бродила по дому, везде натыкаясь взглядом на следы пребывания Питера. Его ручка или карандаш, заметки на листках из блокнота, забытая книга, запасная зарядка от телефона. Одновременно память услужливо подбрасывала воспоминания о днях, когда в доме жил Мэтт. Там он любил сидеть, а вот тут всегда оставлял зонтик.

Клара остановилась, крепко зажмурилась, посчитала до десяти и повернула дверную ручку.

— Кофе или чай? — спросила она, когда Мэтт вошел в дом.

— Какао, — ответил он.

Они устроились на диване в гостиной. Клара сидела, подогнув ноги, Мэтт осторожно опустился на самый край дивана, держа обеими руками чашку с горячим какао.

— Как он? — спросила Освальд, потирая пальцами лоб. — Ты его видел?

— Он курил и читал очень толстую книгу.

Клара кивнула.

— В последнее время мне кажется, что я живу во сне. Никак не могу проснуться. Когда думаю, что проснулась, то это оказывается очередной сон, — сказала она, закрывая глаза. — Как сложно жить, Мэтт. Почему ты меня не удержал? Почему не попытался вернуть? Ты просто сдался.

— Ну давай, ругай. — Он виновато улыбнулся. — Я был уверен — ты знаешь, что делаешь. Мы взрослые люди, и каждый несет ответственность прежде всего за себя.

— Что мне делать дальше? — Клара смотрела на него одним из своих особенных взглядов, от которых у Мэтта мурашки бегали по телу, и хотелось совершить что-то особенное.

— Я не могу руководить твоей жизнью. — Он поставил чашку на столик и сел поближе к Кларе. — Ты должна сама во всем разобраться.

— Неужели он меня никогда не любил? — Освальд повернулась и положила голову на плечо Мэтта. — Скажи, какой он?

— Мы почти не разговаривали. — Смит наслаждался ощущением тепла, исходящим от Клары. — Много секса, много боли, но я не разочаровался.

— Много боли? — Клара отодвинулась от Мэтта. — Не понимаю. Питер — самый мягкий и нежный человек в мире.

Смит хотел закатить рукав водолазки и показать ей следы от укусов, но передумал в последний момент.

— Мы похожи на собрание группы поддержки, — сказал он, обнимая Клару и легонько прижимая ее к себе. Она промолчала, и вскоре Мэтт понял, что она задремала. Аккуратно, стараясь ее не разбудить, Смит откинулся на спинку дивана. Ему давно не было так спокойно, как сейчас.

***


— Хочешь еще сыра? — Пси поставил перед Питером тарелку с белыми кусочками, в которых виднелись темно-зеленые прожилки. Смит оторвался от просмотра журнала и всмотрелся в предложенное угощение.

— А, это «Дор Блю», вкусная штука. — Он съел пару кусочков и вдруг спохватился: — Но я не давал денег на подобный деликатес.

— Ты вообще не даешь деньги. — Джонатан широко улыбнулся. — Но не волнуйся, у меня есть средства.

— Ты не мог заработать. — Питер настороженно смотрел на него.

— Конечно не мог! — провозгласил Пси, вскакивая и выходя в центр комнаты. — Не мог! Но к чему тебе знать, где я взял деньги? Занимайся своим любимым делом и ни о чем не волнуйся. Я же сказал, что обо всем побеспокоюсь.

— Где ты взял деньги? — строго спросил Питер. — Отвечай!

— Ой-ой, чувствую угрозу в любимом голосе! — Пси захохотал. — Не злись, только не злись. От злости ты становишься некрасивым, и я начинаю тебя бояться.

— Где ты взял деньги? — повторил Питер, приближаясь к Джонатану. — Больше не буду спрашивать.

— Перейдешь к действию? Ой, мне страшно! Папочка выпорет меня ремнем! Ну давай, я только рад буду! Давай, тебе же хочется, я знаю! Помнишь, у тебя был широкий ремень с тяжелой пряжкой? Ты затягивал его на моей шее.

— Выбросил. — Питер сложил руки на груди, всем видом показывая, что у Джонатана не получится его спровоцировать. — Успокойся и объясни мне происхождение денег.

— Колодец желаний. — Пси не собирался успокаиваться. В какой-то момент Смит понял, что у Джонатана сейчас случится истерика.

— Ну все, неважно. — Он взял его за руки и отвел в спальню. — Отдохни, все нормально. Спасибо за сыр.

— Он в самом деле понравился? — спросил Пси с детской интонацией, разом обмякая в объятиях Питера. Он закрыл глаза и вроде бы уснул. Но когда Смит вернулся в гостиную и продолжил читать журнал, мимо него промчался Джонатан, с грохотом закрыв за собой входную дверь.

***


Как-то незаметно для самого себя Мэтт снова переехал в дом Клары. Они спали в разных комнатах, но Освальд уже начала приучать себя к Мэтту. Медленно, со скрипом и с небольшими притирками, они снова врастали друг в друга.

Но они оба знали, что между ними все еще стоит Питер. И знали — каждый по отдельности — что от него было невозможно окончательно отказаться.

***


Смит быстро раскрыл источник денег Джонатана, он оказался банальным — продажа наркотиков. Пси занимался этим время от времени, но, к облегчению Питера, сам их не принимал. Смит постарался уговорить Пси бросить такой бизнес, а в ответ услышал: «Я буду делать то, что считаю нужным». Питер хотел выставить его из квартиры, но Джонатан заявил, что немедленно поведает всему миру об их связи, заодно приплюсует совращение несовершеннолетнего.

— У меня есть фото, много фото. И, поверь, они более чем скандальные, — говорил Пси, гладя Питера по лицу. — Я не из тех, кто сдается.

— Сколько тебе надо денег? — спросил Смит, сразу поняв, что сказал глупость. Джонатан рассмеялся и достал кошелек.

— Господи, Питер! Ты все такой же наивный! Это сколько тебе надо денег? — Он вытащил из кошелька пачку купюр. — Держи, для тебя ничего не жалко, хоть все забери!

— Ты знаешь, что я не возьму эти деньги. — Питер попятился. — Ты это знаешь.

— Ну да, ты честный и чистый, — с издевательской интонацией ответил Пси. — А вот я грязный и испорченный.

Он бросил деньги и кошелек на пол.

— Просто мне некуда идти. Я никому не нужен.

— Я могу подготовить тебя, и ты вернешься в университет! — оживился Питер. — Я помогу тебе восстановиться на факультете, и все будет замечательно!

— Я не в состоянии учиться! Я не могу систематически работать! — закричал Пси ему в лицо. — Как ты не понимаешь? Я ни на что не годен кроме торговли наркотой и секса! Я даже не могу машину водить! У меня случаются припадки, похожие на эпилептические, у меня постоянно болит голова. Но ты ничего не замечаешь. Ты ничего не знаешь. Ты не хочешь знать, вот в чем корень проблемы. Я подчинялся, и ты был счастлив. Я сломался, и ты выбросил меня на свалку.

Потрясенный услышанным, Питер тихо спросил:

— Почему ты не рассказал о своих проблемах? Есть реабилитационные центры, тебе помогут. Я оплачу лечение, давай, найдем подходящее заведение.

— Я не хочу! — агрессивно ответил Пси, топая ногой. — Не хочу! Я хочу умереть, чтобы прекратилось вот это!

Он ударил себя по голове.

— Постоянный шум, лязгание, щелкание, это как сидеть в куче насекомых, — кривя губы, быстро говорил Джонатан. — Не возражай, я все обдумал. Считай мое появление прощанием.

— Что за ерунда? — возмутился Питер. — Совсем рехнулся?

— Нет. Знаешь, я тут подумал на досуге. Зря я вообще пришел к тебе. — Пси подобрал деньги. — Это все неприкаянность. У меня нет дома, куда бы я мог по-настоящему вернуться.

Он посерьезнел.

— Нет никаких фото, я солгал. Уверен, ты об этом догадался.

Питер сказал «да» и загородил собой входную дверь.

— Ты никуда не уйдешь. Я обязан тебе помочь, — начал он, но его немедленно перебил Пси.

— Не используй этот тон преподавателя, от него хочется кричать. Иди ко мне, я тебя поцелую, а потом уйду. Вещи можешь выбросить, я за ними не вернусь. И не надо меня останавливать, я все равно уйду.

— Ладно, как хочешь. — Питер поднял руки вверх. — Не буду тормозить твой полет.

— Вот и хорошо. — Пси открыл дверь. — Замечательно.

Когда он ушел, Питер несколько раз ударил кулаками по стене и приглушенно выругался.

— Ты все равно придешь! — крикнул он.

***


— Рождество на носу, а у нас дом не украшен! — Клара щелкнула Мэтта по уху. — На чердаке полным-полно гирлянд и прочей мишуры. Ну-ка, полезай за этим добром!

— Эксплуататор! — в шутку возмутился Смит. — Я принесу, но вешать будем вместе.

— Ты подарок купил? — Освальд обняла Мэтта. — Ты догадался, что я хочу получить?

— Нет, конечно же нет. — Он с нежностью смотрел в ее глаза. — А ты догадалась о моем желании?

— Не уверена, но работаю над одним вариантом, — лукаво улыбаясь, ответила Клара. — ОК, продолжай подготовку, а я съезжу в супермаркет и привезу немного вкусностей.

— Холодильник забит до отказа, — напомнил ей Мэтт. — Ты просто хочешь улизнуть от меня и погулять по распродажам.

Она чмокнула его в губы.

***


— Привет. — Обалдевший Питер смотрел на Клару, стоящую на пороге его квартиры.

— Я могу войти? — спросила она, и Питер торопливо ее впустил. Клара с любопытством осмотрелась и в глубине души порадовалась, что нигде не видно признаков холостяцкой квартиры. Хотя запах табака был невыносим, им пропиталась одежда и волосы Питера.

— У тебя мило, — сказала Клара, присаживаясь в кресло. — Очень мило.

— Ты ожидала увидеть один из вариантов свинарника? — улыбаясь, спросил Питер. — Как ты?

— На седьмом небе от счастья. — Она взяла со стола книгу, пролистала ее, сдвинула брови и положила книгу назад. — Завтра Рождество.

— Да, я в курсе. — Волнующийся Питер ходил туда-сюда, нервно потирая руки и посмеиваясь невпопад. — Трудно было не заметить приближения праздника.

— Нужно украсить дом. — Клара поймала конец клетчатого шарфа, который зачем-то надел Смит. — Стой, не мельтеши. Я хочу рождественскую сказку с мандаринами.

— Их никто не любит. — Питер волновался все больше и больше. — Но если ты хочешь, я принесу тебе мандарины.

— Хочу. — Клара посмотрела на время в телефоне. — Извини, мне надо бежать. Так ты поможешь развесить гирлянды?

Сияющий взгляд Питера был красноречивей любых слов.

Но Смит все равно спросил — на всякий случай:

— Я прощен?

— Я думаю над этим. И не задерживайся, а то не получишь торт. — Иногда Клара изображала кокетливую дамочку, которой подошел бы викторианский наряд. Питер воочию представил себе это зрелище, и у него дух захватило от восторга.

***


Мэтт, мысленно называя себя Человеком-пауком, прикреплял гирлянды вдоль фасада дома. Делал он это сосредоточенно и усердно, поэтому не сразу узнал звук мотора подъезжающей машины. Узнав, сделал вид, будто ничего не слышал.

— Есть вторая лестница? — крикнул снизу Питер. Мэтт покосился на него и ответил:

— Нет, но ты можешь меня сменить.

Когда он слез, то очутился лицом к лицу с Питером.

— Меня Клара пригласила, — торопливо сказал Смит. — В машине пакет с мандаринами.

— Я люблю мандарины. — Мэтт не верил своим глазам, ощущая невиданный подъем настроения. — Твои волосы немного отросли, мне нравится.

— Ты здесь живешь? — Питер стряхнул с его куртки снег. — Пси ушел. Еще две недели назад. Я не знаю, где он сейчас.

Джонатана привезли неделю назад с ножевым ранением, и у него не было ни единого шанса выжить. Он уже был мертв, когда его вынесли из машины скорой помощи — нож перерезал аорту. По какому-то наитию Мэтт умудрился вытащить телефон из кармана куртки Пси. Он не ожидал от себя такой прыти, но позже до него дошло, как он рисковал. Он трясся от страха, но все прошло гладко. Ему помогла суматоха, поднявшаяся вокруг тела, ведь парамедики не сообщили о прибытии «Джона Доу». Они не сразу обнаружили документы Джонатана, спрятанные в потайном кармане джинсов.

Позже Смит нашел в телефоне Пси номер Питера, его адрес и пометку — «Любовь».

Сейчас Мэтт знал, что ни за что на свете не расскажет Питеру о смерти Джонатана.

— Ясно. — Мэтт прикоснулся к руке Смита. — Я рад тебя видеть.

— А я — тебя. — Питер несмело провел пальцами по его щеке. — Это были ужасные три месяца. Я соскучился по Кларе.

— Я сплю в той комнате. — Мэтт указал на одно из окон на первом этаже. — А вот и Клара! Пойдем к ней?

— Тебе не кажется, что все происходящее слишком напоминает традиционный финал дурацких рождественских фильмов? — спросил Питер, идя за Мэттом.

— Кажется. Но Клара хотела самого лучшего Рождества. Ведь каждое Рождество может быть последним, не так ли? — сказал Мэтт, не оборачиваясь.

— С этим не поспоришь, — отозвался Питер. Он все еще сомневался в происходящем, когда Клара бросилась к нему навстречу.

— Ну и как тебе мой рождественский подарок? — спросила она, выглядывая из-за плеча Питера. Мэтт показал два больших пальца.

— Ты еще на меня ленточку нацепи и завяжи бантик, — ворчливо сказал Питер, почему-то выискивая взглядом Джонатана среди гуляющих, которые проходили мимо дома Освальд, направляясь на площадь. Ему показалось, что среди толпы в самом деле был Пси, но уверенности не было. Поэтому Питер поспешно вытащил из машины пакет с мандаринами и заторопился в дом.

— Э, нет, так дело не пойдет! — Клара забрала мандарины, но мужчин оставила во дворе. — Не все гирлянды развешаны. Вас теперь двое, вот и приступайте с удвоенной силой.

Закрывая дверь, она услышала приглушенный смех.
Написать отзыв