Фатальная ошибка.

от In Flame
минифантастика, драма / 16+ слеш
2 сент. 2017 г.
2 сент. 2017 г.
1
8.866
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
2 сент. 2017 г. 8.866
 
1.

- Центр управления полетами. Диспетчер Бусов. Капитан Кошай, сообщите обстановку на борту корабля. Как слышно, Кошай?

Мимо пронесся Горовой с каким-то прибором, выдергивая Олега из размышлений.

- Не спи, не спи, художник, не предавайся сну!

- «Атлантик», это диспетчер Бусов. У вас все нормально? Прием!

Отбросив в сторону край пледа, под которым Олег просидел незнамо сколько, он развернулся к микрофону и включил связь.

- Это капитан корабля «Атлантик» - Олег Кошай. Сообщаю обстановку, все нормально. Идем верным курсом, в заданной направлении, через полтора дня будем на месте. Провиант, оборудование, комплектация, люди – все в порядке. Бусов, есть изменения или дополнения по экспедиции?

В эфире раздалось привычное шипение, а затем Бусов снова прорвался в эфир.

- Генерал Власов внес поправки. Никаких посторонних действий на планете, действуйте строго по плану. Собрать образцы грунта и домой. Это ясно?

- Так точно, - отрапортовал Кошай. – Пришлите копию инструкции с поправками. Конец связи.

Микрофон зашумел и вырубился, погружая Олега в такую манящую и привычную тишину. Он откинулся в кресле, прикрывая глаза. Ему грезилось море, восходящее солнце, еще не прогретый песок под босыми ногами, легкий ветер треплющий отросшую рыжую шевелюру.

- Включи тормозной ход, обещали метеоритный всплеск – сказал где-то над ухом Горовой.

Олег все еще пребывал в объятиях грез по земле, морю и восходящему солнцу. Именно там, в мечтах от обернулся и улыбнулся подходящему к нему Сашке. Сашка выглядел загорелым и веселым. Его голубые глаза светились задором, а в белокуром ёжике волос застряли небольшие капельки воды, которые казались Олегу хрустальными бусинами. Он улыбнулся, протягивая руку, и заваливая Сашку на песок, смеясь предлагая еще немного покурить перед полетом. А Сашка ни слова не говоря подтягивает его к себе и целует в губы.

Бзынькнул переключатель скоростей, вытаскивая Олега из грез. Он потянулся и нажал на синюю кнопку передачи сообщения. А потом развернулся, смотря как на другом экране появилась инструкция с поправками генерала Власова. Ее нужно было распечатать в двух экземплярах: одна останется в корабле, другую он вложит в коробку с оборудованием.

- Ему опять неймется!

Олег улавливает нотки раздражения в голосе бортового медика. Иза Горидзе могла сейчас лететь на Марс, в составе экспедиции его друга Мишки Колесова. Но почему-то она выбрала «Атлантик». У Олега была мысль, что Иза выбрала его команду по научным соображениям. Колесов летал на Марс трижды, и дважды брал с собой Горидзе, в качестве врача. Но экспедиция на Сатурн проводится впервые. Возможно шикарная брюнетка Иза, просто не могла не попытаться оставить свой след в истории и здесь. Амбиции в таких вещах есть всегда, а у Изы их было хоть отбавляй.

- Мне кажется, что пока мы доберемся до Сатурна, Власов раз тридцать внесет поправки, - куражится Горовой. – Говорил же комиссии, стоит поменять Власова на более молодого – Крутковского.

- Тому тоже палец в рот не клади, - усмехается Горидзе, заплетая волосы в косу. – Крутой слишком, оправдывает свою фамилию.

Слушая двоих из команды, Олег думал о том, как будет хорошо вернуться через пару дней домой, принять душ, пройтись по траве… Он даже никогда не мечтал летать на космических кораблях. Все изменил случай. И у случая было имя – Геннадий Моховиков. Олег тогда работал в техническом отделе Роскосмоса. Он занимался обшивкой кораблей, которые полетят в космическое пространство. До того, как Олег встретил Геннадия, он проработал в своем отделе пять лет.

Геннадий Моховиков был уникальным человеком. Он никогда не летал в исследовательские экспедиции в составе команды или в паре, всегда все в одиночку. Многие скидывали это на неуживчивый характер, другие – на природную замкнутость и нелюдимость. И только Олег знал, как на самом деле. Олег любил Гену именно за то, что он такой, отличающийся от большинства. Их отношения продолжались последующие шесть лет, до того рокового дня, когда Гена погиб на своем исследовательском «Шаттле».

Расследование, которое производил технический отдел и Роскосмос, подтвердило версию, что подвела обшивка, не выдержав заданной скорости полета. Тогда был уволен коллега Кошая – Мирча Бук, румын по происхождению. Его назвали главным виновником трагедии, которая унесла жизнь Гены. Но Олег знал, что настоящий виновник так и не был найден, или же его просто прикрыли вышестоящие, которые узнали о том, что Моховиков гей. Люди такой ориентации не допускались не то, что к полетам, а вообще до космической программы. Это просто было недопустимо. Тогда. Сейчас с этим немного проще, но все же Олег решил скрывать свое отношение к Сашке Горовому и не распространяться на эту тему во время экспедиций.

Электронные часы на приборной панели, высвечивали ровно девять утра. На земле сейчас всходило солнце, выбираясь из кучевых облаков, собирая капельки росы и звеня ключами закрывающихся замков входных дверей. Лето. Середина июня. Олегу хотелось улыбнуться, но вместо этого, он поднялся с кресла и медленно побрел в помещение столовой, где уже собрались ребята его команды, обсуждая вчерашний матч орлов и тигров.

- Все было хорошо, пока они не выпустили этого олуха царя небесного – Беляева. Вот он все и запорол на корню!

- А вот не надо, Маш, пороть горячку. Если бы не он, на семидесятой минуте, орлы бы разбили собственный клюв. Кто их подстраховал? Вы гляньте, это же Беляев! А где, скажите, был Самсонов в это время?!

- Саш, Самсонов в то время уже на лавке был, - подколола Горового Лера. – Эта позиция – Куджи была. А он вместо того, чтобы блок там ставить, ушел индивидуально против Славко играть.

Олег опустился на лавку напротив задумчиво ковыряющейся вилкой в салате Валерии Жуковой, единственной девушки на борту, у которой была степень магистра космических наук.

- Какой хоть счет? – сонно спросил Олег, заставляя всех обсуждающих, повернуться на него и замолчать.

- Равный, в серии. Завтра последняя игра, я, черт возьми, хочу на нее попасть! – серьезно сказал Саша. – Я поставил на тигров большие деньги, и, если они не будут топтаться в штрафной целый час, я разбогатею.

- Попадешь, я обещаю! – сонно ответил Олег, наливая себе кофе. – Давайте не будем за столом про спорт. Что там у нас со временем и режимом? Кого-то мучает бессонница?

Все молча уставились в свои тарелки, а Олег обратил внимание на Изу. Развод в конец измотал Горидзе. Но если с нервами она справлялась, то бессонница выматывала. Олег знал об этой проблеме и иногда жалел, что не отказал ей, оставив на земле. Но беда в том, что в этой экспедиции нужен был квалифицированный врач, а Мирон Кнутц, который проработал с Олегом на «Атлантике» четыре года, резко собрался сменить сферу деятельности.

- У меня все нормально, - улыбнулась Иза.

Ее «нормально» всегда выглядело как «просто отстаньте от меня».

- Тебе виднее, - согласился Олег. – Давайте быстро пробежимся по тому, какие на сегодня дела намечены.

2.

Такие полеты никогда не вызывали у Кошая тоску по Земле, потому что он всегда знал, что вернется. Он иногда мог предчувствовать какие-то проблемы в пути, но всегда знал, что это не помешает им вернуться домой, на Землю, к родным.

Этот полет не был чем-то из ряда вон, потому как пробные полеты спутников к Сатурну уже осуществлялись. Единственное, что не могли сделать роботы, это распознать какие образцы почвы надо брать, а какие лучше не трогать. Поэтому экспедиция на Сатурн готовилась почти семь лет. И многое поменялось с тех самых пор, когда генерал Власов, был еще рядовым космобиологом, планировавшим самостоятельно одиночный полет на эту сложную планету.

Скрипнула дверь отсека и в небольшом помещении для отдыха, появился Саша Горовой. Он небрежно бросил куртку на спальное место и вразвалочку подошел к Олегу.

- Тебя ведь никто не видел? - не оборачиваясь, поинтересовался Кошай, пытаясь разобраться в схеме нового прибора по захвату образцов грунта.

Саша был явно более расслаблен, поэтому инстинктивно улыбнулся вопросу, коснувшись руками плеч друга.

- Наши девочки заняты инструкцией и комплектованием, думаю, что им нет дела до нас сейчас. Так что...

Жилистые руки Саши сжали напряженные плечи Олега. Здесь, в космосе никогда не знаешь, что преподнесет следующая минута или час. А если учитывать, что время относительно и весьма условно, то...

- Расслабься, хоть на пару минут, - прошептал над ухом Саша, руки которого уже проскользнули с плеч на грудь Олега, а затем ниже, под футболку. - Час как минимум нас никто не побеспокоит, так что мы можем просто использовать это время с пользой для нас двоих.

Олег резко развернулся, вставая с металлического кресла, тут же потянувшись за поцелуем к Саше и тот с удовольствием ответил на это действие, крепче прижимая Олега к себе. Поцелуй углубился, когда руки Олега блуждавшие по спине друга, стянули рабочую рубашку и залезли под футболку. Легонько царапая постриженными ногтями пресс Саши, Олег толкнул его к свободной от приборов стене. Саша не сопротивлялся, отдаваясь каждому поцелую, каждому движению. Вскоре футболка Саши присоединилась к рубашке на полу, и Олег добрался рукой до двойного ремня на штанах своего механика. Клацнул замок и они оба замерли, перед неистовым желанием обоих. Первым прервал оголтелую паузу, сам Олег, рывком стянув с Саши штаны, обнажая голую страсть и вожделение механика. Поцелуй вышел смазанным, похожим больше на укус. Саша застонал в губы Олегу, когда правая рука того, сжала его член.


- Не туда кладешь, - поправила Лера коллегу. - Это нужно в коробку с пробирками. Сюда вот, - показала Стрекалова.

Иза проследила, как Лера прошлась до нужной коробки, открыла ее и положила голографический регистр между пробирками. Она сглотнула, когда Стрекалова развернулась к ней уперев руки в бока, показывая бодрый рабочий настрой.

- Смотрю тебе нравится работать в неурочное время, - с трудом оторвав взгляд от серьезного лица Леры, заметила Иза. - А я всегда думала, что в такие времена ты читаешь в своем отсеке.

- Читаю, - подтвердила догадку Лера. - Но покуда Кошай попросил меня перепроверить оборудование, я пошла ему навстречу.

- Так просто?

- А зачем усложнять? - пожала плечами Лера, открывая очередную коробку с приборами. - Мы с Кошаем давно в одной лодке. - К тому же, я уверена, что Олег Борисович приведет меня к замечательным открытиям во Вселенной...

Иза вцепилась в очередной голографический регистр, наблюдая как ловко и мастерски, Лера перепроверяет оборудование, делая пометки в компьютере. Иногда, когда та склонялась над очередной коробкой, белый локон свисал на лицо, мешая просмотру содержания коробки. Лера машинально заправляла его за ухо, продолжая работу. Обычное движение руки, вызывало у Изы странные желания, которые мучили ее уже какое-то время. И она с ужасом понимала, что скоро наступит предел всех этих мечтаний о втором пилоте.

- Ты меня вообще слушаешь?

- А? - улыбнулась Иза, понимая, что она напрочь прослушала, что только что говорила Лера. - Прости.

Стрекалова кивнула, понимая, что она снова вещала в пустоту. Ну, ничего, ей не привыкать. Но в последнее время, поведение Изы напоминало ей, как на нее смотрела одна девушка в Космическом Институте. В итоге то приключение едва не вылилось в серьезные однополые отношения. Но слава всем Богам, не вылилось. И теперь вот Иза... Вот уж на кого бы Лера никогда не подумала.

- Может, я тут сама закончу, а ты иди, отдохни, - предложила второй пилот, конечно, из самых добрых намерений.

- Отправляешь, значит, меня! - огрызнулась Иза, сама не осознавая с чего.

Лера выставила руки перед собой, показывая, что она не имела ввиду ничего плохого.

- Спокойно! Я всего лишь предложила тебе заняться тем, чем ты сейчас действительно хочешь...

Ох, лучше бы Стрекалова не говорила последнего предложения!

Иза положила голографический реестр на коробку и сделала несколько порывистых шагов в сторону Леры.

- Ты даже не представляешь, что я сейчас в действительности хочу!

Лера даже не успела удивиться, как ощутила себя у шершавой стены комплектовочного отсека, под страстным напором рук Изы, которая не мешкая схватила второго пилота за лацканы космического комбинезона и рванув на себя, впилась в губы нетерпеливым поцелуем...


Аристарх возлежал на ящике в которой складывали разный механический мусор. Позади звенел глубинами космоса иллюминатор, на который четвероногий обитатель корабля не обращал ровно никакого внимания. Кошай уже пять лет брал этого пса в свои полеты. Никто толком не знал, откуда он его взял, да никто толком и не спрашивал. Брать животных на борт космических кораблей запрещено не было, уже лет как сто. Бывало раньше редко встретишь на борту космолетов котов или собак, а тут иногда вот даже рыб с собой возят и игуан. Это уже было настолько не удивительным, что стало привычным. Поэтому четвероногие браться наши меньшие с удовольствием становились живыми талисманами экспедиций. Аристарх не был исключением.

- Ари, хватит там ворон считать! - прикрикнула на пса рыжеволосая Валерия, старший лаборант экспедиции. - Тащи сюда ключ номер шесть, да побыстрее! Все болты ослабли, того и гляди разгерметизируемся, на фиг!

Аристарх, был простой дворнягой, таких называют "псы с городских окраин", но шерсть его была ухоженной и мягкой, рыжевато-серого окраса. И добрые коричневые глаза. Он редко рычал, еще реже обнажал клыки. Но Лера рассказывала, что как-то сын генерала Власова, попытался замахнуться на Кошая при Аристархе, и реакция пса последовала незамедлительно. Пришлось его оттаскивать от младшего Власова. Но это отбило охоту у парня поднимать руку на старшего по званию.

Пес сладко зевнул, вскочил с лежанки, тряхнул мохнатой головой и схватил со стены именно ключ шесть, потрусил в отсек к Жуковой.

- Смотри, скоро этот пес тебя заменит, - усмехнулась младший лаборант Маша Сушко. - Он иногда в инструментах разбирается лучше моего бывшего мужа. - Где носит Лерку и Изу? Двадцать минут как должны были закончить с проверкой. Спать они там что ли улеглись!? Может, проверить их, а?

Валерия тряхнула рыжей шевелюрой, закручивая болты до упора.

- Сами разберутся. А то потом ор от Стрекаловой слушать, о том, как мы ей работать мешаем. Да ну на фиг! - резонно ответила Жукова. - Пойдем лучше поспим пару часиков, пока тут автопилот сам пересчитает все.

- Лады! - согласилась Маша. - Я обещала брату позвонить. Забери Аристарха, чтобы по кораблю не слонялся.

3.

Ночь на космическом корабле время странное. По сути на кораблях дальних полетов и "Шаттлах", как такового дня и ночи не существовало. Пилоты отмечали земные сутки и время, запрограммированные в ЦУП. Хотя Кошай, человек который летал на Марс трижды, отмечал, что стоит ступить на другую планету, начинается другой ответ времени дня и ночи. Ведь на каждой планете свое летоисчисление и сутки. Поэтому ночь - это было условное время суток, по земным меркам ночь в это время года длилась до смешного мало.

Обычно ночью Кошай и второй пилот Стрекалова кораблем не управляли, предпочитая автопилот. Это весь удобно, потому как, космические корабли строились ориентированные на компьютеризированное оборудование, программную часть которого писались программистами Земли. И вмешательство человека требовалось незначительное, разве что в форс-мажорных ситуациях повышенной сложности, коих всегда было весьма малое количество. В основном автопилоты работали четко, исправно и без особых сбоев. Именно поэтому им доверяли самые ценные грузы космолетов. Людей и дорогое оборудование.

Олег лежал на спине на верхней койке, вытянув ноги и смотрел в иллюминатор перед ним. В круглое окно его отсека были видны мелкие частицы метеоров, пыли пульсаров, звездный ветер и глубокое темное зовущее пространство космоса. Оно настолько завораживало Олега порой, что он забывал о времени и мог часами так лежать, неподвижно, глядя в глубины Вселенной.

Саша безмятежно дрых на койке ниже, отвернувшись к стене и накрывшись только пледом. Иногда он что-то бормотал сквозь сон, но Олег уже настолько привыкший к "голосовому лунатизму" своего механика, даже не замечал.

Оторвавшись от иллюминатор, Олег глянул на электронный циферблат над компьютерной приборной панелью. Часы отражали два часа ночи по земному времени. Нужно было сходить и проверить заданные пути и время пребывания. А так же уточнить режим нахождения на Сатурне. Сообщить в ЦУП, что все идет по плану, и через пять часов "Атлантик" будет уже на Сатурне, где ему предстоит много работы в кратчайшие сроки. В обратный путь корабль должен отправится не позднее трех часов по полудню в земном времени. Олег был уверен, что десяти часов им хватит, чтобы собрать нужные образцы грунта, воды, если они ее добудут, полезных ископаемых, если они попадутся им, упаковать все это и вернуться на Землю. Задача весьма проста. Если бы ни одно но...

Час назад у Олега появилось странное чувство, что впереди их ждало что-то непредвиденное, то, что они не смогут предотвратить. Однажды у Олега уже было такое ощущение, именно тогда погиб Гена. Но сейчас они летели на необитаемую планету, где им даже по сути делать ничего не надо. не надо вести геологоразведовательных операций, исследовать местности и ландшафты, не надо ставить "маячки" и закапывать в грунт "компьютерные опознаватели". Им нужно просто привести образцы почвы для исследований. Все.

Нехотя спрыгнув с койки, стараясь не потревожить Сашу, Олег обулся и побрел в капитанскую рубку проверить все.

- Не спится?

Олег едва не подпрыгнул от неожиданного вопроса Леры, которая восседала в кресле второго пилота и крутила в руках "Кубик Рубика".

- А сама-то чего? - вернул Кошай вопрос.

Стрекалова положила собранный кубик и уставилась в приборную доску. Олег заметил волнение, но лезть в душу не собирался. Захочет - сама расскажет. А рассказать, видимо есть что.

- Надо курс проверить, - пробубнил под нос Олег и убедится что мы летим туда, куда надо. - Давно ты здесь сидишь?

- Достаточно, - коротко ответила Лера.
Олег перезадал скорость и проверил режимы антиметеоритного потока, а так же голографическую защиту. Все было в норме. Автопилот работал без сбоев. Впору было интересоваться сбоями личного состава.

- Что случилось? - повернувшись в кресле спросил Олег.

Стрекалова молчала, пытаясь читать инструкцию с исправлениями Власова, но даже Олегу было заметно, что это действо лишь для вида.

- Выкладывай! - осторожно надавил Кошай.

Ему было чертовски не все равно, что происходит. Ведь за весь личный состав отвечал он. И душевное состояние его коллег должно быть в норме или хотя бы удовлетворительным.

Они со Стрекаловой были знакомы уже приличное количество лет. Она хорошо знала о многое, о чем не знали остальные. К примеру о том, что Кошай нетрадиционной ориентации. Олег считал, что такие знания больше сближают людей, делающих одно дело. Это не всегда было так, но чаще всего именно так.

- У нас с Горидзе отношения "не по уставу", - наконец, решилась сказать Лера.

Почему-то Олег осознал, что подозревал что-то подобное. В поведении Изы прослеживалось, что она чем-то вымотана, и это не развод. Только и пришло Олегу в голову, что развод Горидзе затеяла, с целью освободить себя для другого человека. Вот уж новость, что этим человеком могла оказаться Лера Стрекалова.

- Давно?

Лера покачала головой. Было видно, что для нее самой это стало почти откровением. И рассказывать подробно она не желала. Но на этот раз Кошай подумал о том, что из-за этих недомолвок, может что-то пойти не по плану.

- До постели уже дошло? - задал Олег чересчур откровенный вопрос, заставивший Леру вздрогнуть и повернув голову, впиться недоуменным взглядом в лицо капитана.

- Я не... - она запнулась и покраснела.

- Да ладно, - улыбнулся Кошай, - мы все здесь взрослые люди. К тому же во избежании эксцессов, я должен знать какая у вас стадия отношений.

- Она меня поцеловала в отделе комплектации. И я...

- Ты не сопротивлялась и тебе понравилось. Я прав?

В глазах Леры отражался страх и недоумение. Олег понимал какого это. Если бы он был другой ориентации, возможно он бы сразу же сообщил в ЦУП и по приземлении Леру бы сняли с полетов. Скорее всего, она бы больше никогда не летала в экспедиции и вообще... не летала. Но Олег слишком хорошо знал, что хороших профессиональных пилотов всегда не хватает. И разбрасываться ими подобным образом было бы глупо и недальновидно.

- Ты прав, - после некоторой паузы подтвердила Лера. - Что теперь с нами будет?

Олег улыбнулся.

- Ничего. Будете работать и держать свои отношения "не по уставу" в тайне. Поверь мне, Горидзе это не впервой.

- Что? - не поняла Лера. - В каком смысле? Я думала, что она была замужем.

- Именно поэтому. Она была замужем за главным кодером программы "Международные полеты", а ее муж был чернокожим ивуарийцем Мартином Хаксли, профессором, отношения с которым вообще были под большим запретом. Но они оба были молоды и глупы, так вот это и случилось.

- Значит, ты не сообщишь куда следует? - осторожно поинтересовалась Лера.

- И зачем мне это? Потерять второго пилота для будущих экспедиций? Я не совсем сошел с ума еще! - серьезно сказал Олег. - Никому я сообщать не стану. Мне надо тут поработать и все перепроверить, а ты иди отдыхать. Это приказ!

- Слушаюсь, капитан.

Лера слезла с кресла и не спеша направилась в свой отсек. Олег проводил ее взглядом и затем вернулся к своим занятиям, ощущая, что чувство чего-то неизбежного пропало.

4.

Сатурн был безмятежен и прекрасен. Олег смотрел на него в большое широкое окно из кабины пилотов и думал, что все же Вселенная творила удивительные вещи, почти рукотворные. Когда Кошай летал на Луну, там он тоже восхищался созданию Вселенной, но Луна была более привычна глазу, чем восхитительные по своей красоте и эффектности кольца Сатурна.

Перед тем, как разбудить команду, он сделал несколько снимков планеты для статистики и документалистики отчетов. После того, как они соберут образцы, нужно будет писать своеобразные выводы и прилагать к ним фотографии. Так было всегда, уже много лет. Пару фотографий Олег решил оставить на телефоне, чтобы вернувшись иногда вспоминать о том, как было здорово в этой экспедиции.

На космических кораблях типа "Атлантик" были оборудованы специальные кнопки подъема личного состава, компьютеризированные сверху до низу, но Олег предпочитал каждого будить индивидуально, уважая факт того, что все они люди, а не роботы из одного инкубатора. Это было его, так называемой, фишкой.

Сперва он отправился к Лере, чтобы лично удостоверится, что она вообще спала. Олег немного беспокоило состояние второго пилота, ибо Стрекалова должна быть практически в идеальной форме, чтобы если что заменить его. Это было важно. К счастью, Лера спала как сурок и пришлось долгое время трезвонить в специальный звонок на двери отсека, через прозрачное стекло которого было видно, что второй пилот просыпается с трудом.

- Я встаю, - пробурчала Лера, сонным взглядом смотря на улыбающуюся физиономию Олега. - Оставь в покое звонок, прошу тебя...

Олег кивнул и перестал звонить. Пока он наблюдал за тем, как Лера пытается раскачать себя чтобы уже окончательно проснуться, мимо проплыла тихой сапой Маша, в хорошем настроении и оповестила Олега, что они с Валерией уже приготовили завтрак, поэтому лучше не ковыряться в постелях долго.

- Стоит включить опознаватель опасных астероидов, - проворчала Лера, сидя за столом в импровизированной кухне. - Если конечно, ты этого еще не сделал.

- Я предоставляю эту работу тебе, - улыбнулся Олег. - Сможешь осилить?

- Очень смешно, - скорчила гримасу Стрекалова.

- А почему у нас голографичка отключена? - появилась в кухне Горидзе.

Заметив сонную Леру, пытающуюся заваривать кофе, она села рядом с Валерией, уставившись на Кошая.

- Потому что атмосфера Сатурна и его кольца не позволит нам ее задействовать. А испортить хорошую и нужную вещь я не готов - пояснил Олег.
Последним вполз в кухню Саша. Он улыбнулся Олегу и похлопал по плечу Стрекалову, которая наконец-то заварила себе кофе.

- Сегодня большой день, ребята! - весело сказал он. - Сегодня мы увидим грунт Сатурна воочию! Это не может не радовать, м?!

Все сонно закивали, одна Горидзе пожала плечами и ответила:

- Давайте быстрее соберем грунт и уберемся восвояси, у меня плохое предчувствие.

Вот тогда Олег и вспомнил о своем ощущении. Сейчас оно снова дало о себе знать, покалыванием в области солнечного сплетения.

***

Все было так, как должно было быть и как было запланировано. Олег и Лера остались на борту, остальные отправились на разведку. Первую в жизни подобных экспедиций на данную планету. Все шло по плану, и первая разведка показала, что Сатурн вполне приемлемая планета, чтобы ходить по ней в скафандрах в которых они ходили по поверхности Марса и Луны. Единственное отличие от тех экспедиций, это высокая плотность воздуха и если со скафандром что-то случится, они могут погибнуть мгновенно.

Вторая вылазка уже была в полном составе, включая Леру и Кошая. Самое удивительное открытие, что сделал личный состав "Атлантик" было так же бесподобно, как и сама планета Сатурн. Пробыв какое-то время на поверхности планеты, они обнаружили, что плотность воздуха начала меняться в сторону естественной среды обитания планеты Земля. Это было уму не постижимо! Но вполне реально. Кошай зафиксировал время. Плотность воздуха достигла приемлемой за рекордно короткий срок, в полтора часа. Однако, снять скафандры и проверить можно ли дышать без них, никто не посмел. Они могли просто не знать всех подводных камней планеты и ее атмосферы, может это некая "приманка" для исследователей, или даже и экспериментов не стоило.

Однако было и еще одно но. В скафандры того времени, были встроенные передатчики и рация. Ребята общались по ней во время вылазок, чтобы контролировать процесс сбора материалов и грунта. Стрекалова заметила первой, что как только она подходила к своеобразным скоплениям камней на поверхности Сатурна, в рациях появлялись помехи. С одной стороны Горовой, предположил, что это отражение от скал которые в своем составе могут иметь полезные ископаемые, которые могли создавать помехи, но с другой Горидзе предложила, что возможно в скалах есть какая-то примитивная жизнь. На что остальные только улыбнулись.

К часу дня, личный состав должен был сделать обеденный перерыв и затем закончить сбор грунта. Олег, Лера и Маша остались комплектовать ящики и коробки, чтобы потом им не тратить время на это. Дело пошло быстрее, когда Кошай включил музыку. Остальные пребывали в отсеке для отдыха, восстанавливая силы.

- Вы не заметили ничего странного? - вопрошала Иза, вглядываясь в ребристую поверхность Сатурна. - Во-он за тем холмом Бессмертия, мне показалось, что я видела движение.

- Ты слишком мало спишь, Горидзе! Вот тебе и мерещатся сатурняне везде, - беззлобно улыбнулся Саша. - Брось ты это бессонное дело, иди поспи, а мы тут сами закончим, а?

Иза кивнула, не Саше, а скорее себе. Может, и правда у нее галлюцинации уже от всего того, что происходит с ней и в ее голове. Надо бы развеяться. Или просто поспать.

- Может, ты и прав. Но Кошай будет не доволен.

- Я сам с ним поговорю, - убеждал Саша. - Все ему объясню, думаю, что он войдет в твое положение и не отстранит от работы в следующий раз.

- Хорошо, - сдалась Иза. - Мне нужен всего час, потом я буду в норме.

Знал бы Саша, какую чудовищную ошибку он тогда совершил, поверив Горидзе, что она спать пойдет и ей нужен всего лишь час. Механик поверил на слово человеку, который никогда не уходил спать во время работы, какой бы трудной и изнурительной она не была. Саша просто не знал Горидзе так, как знал ее Олег.

Иза же проходя мимо отсека со скафандрами, юркнула в него и закрыла дверь. Быстро надеть тяжелый скафандр труда не составила, Изе уже приходилось с этим сталкиваться и не раз в других экспедициях. Но вот с выходом могли быть проблемы, поэтому она решила дойти до холмов Бессмертия за скалами. Кислорода в скафандре должно было хватить ровно на час, этого более чем достаточно, чтобы проверить свои догадки и вернуться еще до того, как Кошай или кто-то из состава заметят ее отсутствие. В любом случае, когда она вернется, если даже кто-то ее застанет врасплох, будет проще объяснить, чем если она не вернется.

Не учла Иза только одного. Когда человек нервничает и волнуется, кислород кончается быстрее, ибо человек начинает учащенно дышать. Когда она с большим трудом справляясь с тяжелым скафандром дошла до холмов Бессмертия она с ужасом обнаружила, что ошиблась в расчетах. Что кислорода действительно хватит на час, но этот час уже почти позади. Потому как время на Сатурне текло по-другому, следовательно рассчитать его по земному нужно было прибавить еще час. Выходил прискорбный вывод: ей может не хватить кислорода на обратный путь.

Но то, что произошло в следующие несколько мгновений, заставило ее на время забыть о кислороде и вообще о цели своего визита сюда. Когда она наклонилась, чтобы подобрать странный блестящий образец камня, она почувствовала, что кто-то... смотрит ей в спину. Она обернулась настолько быстро, насколько позволял скафандр и едва не вскрикнула от неожиданности. Перед ней, без специального оборудования, масок, скафандров или каких-то еще приспособлений для дыхания, стояли... люди! Да, это были именно люди, но что-то в них явно таило угрозу, поэтому следующее, что сделала Горидзе, нажала на правом рукаве скафандра кнопку сигнала тревоги, который тот час пошел на корабль. Однако, это последнее действие, которое она запомнила, перед тем, как провалиться в вязкую темноту.

5.

Кошай хорошо знал свой космический корабль. На нем он летал уже пять лет. До этого был у него корабль другой модификации, но ЦУП признал его негодным к дальним космическим полетам и списал на запчасти. Но Олег, будучи хорошо знаком с начальником отдела запчастей, Егором Сухановым, утащил из старого корабля несколько своих интересных фишек на новый.

Эти фишки были разработаны им и Моховиковым, еще на заре их отношений. Одна из них, радар со встроенным выявлением опасности по голосовым сигналам. Аналогов в стране этому прибору не было и нет. Такая фишка встраивалась в обшивку капитанского "мостика" корабля и в случае озвученной опасности, с заранее запрограммированными параметрами сигнал зашифровывался и отправлялся на землю в виде Азбуки Морзе. Это был сигнал SOS.

Кошай никогда и подумать не мог, что ему пригодится этот радар. Они с Геной его делали скорее ради забавы, чем для реальной пользы.

Все произошло настолько неожиданно для личного состава корабля "Атлантик", что Кошай успел только сказать одно слово, на которое должен был среагировать радар. Однако, уже потом Кошай начал понимать, что радар и тогда у них был недокомплектован, да так, что возможно он в итоге ничего не сможет передать никуда.

Когда Олег открыл глаза, перед собой он увидел расписанный потолок. На картине был изображен какой-то странный мир со странными существами, которые местами напоминали кошек, местами змей. Но сама картина была выполнена талантливо и очень четко. Олег не понимал где он находится и в голове что-то противно пищало и скрипело. Пошевелить ногами и руками он не смог, но мыслил и предполагал, значит он жив.

Через какое-то время неожиданно перед собой он увидел ...человека с синем свитере с пронзительно зелеными глазами. Человек сидел на небольшом белом кубике, в руках держал что-то наподобие планшетного компьютера и наблюдал за ним. Прошло еще какое-то время перед тем, как человек заговорил. Сперва Олег не понимал ни слова, речь человека была словно на зажеванной магнитофонной пленке, но потом он стал разбирать слова и даже целые предложения.

Человек представился Винсентом. Он долго рассказывал, что корабль Кошая нарушил суверенитетную зону на планете, поэтому они были вынуждены реквизировать их корабль и их самих. Из дальнейшего рассказа Винсента Олег понял, что их не похищали сатурняне, они просто охраняли свои владения... И только после его осенила мысль: они не первые на Сатурне! Здесь есть цивилизация людей (!?), которые видимо живут здесь уже долгое время. Настолько долгое, что создали колониальные союзы.

Олег хотел что-то сказать и даже возразить на пару замечаний, но оказалось его речевые и другие функции заблокированы. Винсент пояснил, что так лучше для них самих, потому что перед тем, как дать им слово, он пояснит все до конца.

Их колония называла себя - "Сопто", что на диалекте космического языка означает "существа с земли". Винсент пояснил, что его избрал совет космических колоний на Сатурне, до него это место занимал его отец, Круадо. Колония Сопто насчитывало более миллиона сатурнян, они называли себя "молто", что с космического диалекта значило - третьи. На Сатурне они жили под землей, где строили свои катакомбы и развивали науки.

Олег слушал и понимал только одно. Если они нарушили границы, значит чтобы вернуться домой, им будет предложена какая-то цена. Однако так делалось людьми на земле, но не факт, что так делается людьми с Сатурна, возможно что у них совершенно другие критерии в этой области.

Олегу показалось, что Винсент говорил вечность. Однако когда он закончил, Кошай наконец-то мог почувствовать ноги, руки и язык... Это было такое облегчений, что он улыбнулся и подпрыгнул. Чем вызвал настороженность у Винсента, который уже приготовился махнуть каким-то приспособлением и снова загнать Кошая в неподвижность, но передумал.

Когда Кошай обрел способность говорить, он задал только один главный вопрос:

- Что надо сделать, чтобы улететь отсюда?

Наверное Винсент ожидал каких-то других вопросов, поэтому какое-то время молча разглядывал Олега. Зачем он проложил планшет на белый куб, на котором все это время сидел и встал с него. Олег показалось, что здесь на Сатурне ходить ногами как-то не принято. потому что Винсент скользил по воздуху, иногда сгибая ноги в коленях.

- Вы не сможете, - ответил он, наконец.

- Почему? Наш корабль уничтожен? - чересчур просто поинтересовался Олег, не подозревая, что на самом деле скажет ему Винсент.

- Вы нарушили границы колонии. Я наблюдал. Вы могли не нарушать, но ваша сотрудница, полагаю, без вашего ведома совершила рейд в запретную зону, где была обнаружена нашими законниками и вы были изъяты с корабля как захватчики, - пояснил Винсент. - Я наблюдал, - повторил он снова. - Вы могли собрать образцы и улететь уже к заутреннику.

- И что теперь? - нетерпеливо спросил Олег. - Мы пленники?

Только сейчас он заметил, что у Винсента на голове и лице нет волос, а вот на руках их довольно много.

- По нашим законам, мы не можем отпустить вас обратно, - спокойно сказал Винсент, понимая, что эмоции здесь только помешают. - Вы не сможете вернуться домой.

Наверное, Олег предполагал нечто подобное, но все же надеялся договорится. Однако теперь, он понял, что их шансы вернутся на землю минимальны. И все же, они еще были. Хотя Кошай понимал, что имел ввиду Винсент, когда говорил о том, что они захватчики. Они не были ими, но стоит отпустить их домой, сюда вернется Национальная Гвардия, и тогда они ими станут уже в полной мере. Поэтому страх сатурнян в данном конкретном случае вполне оправдан.

- Что с нами будет? - после короткой паузы спросил Кошай.

- Вы останетесь жить на Сатурне под эгидой нашей колониальной коалиции и лично под моей охраной. К сожалению, как бы я не относился к гостям с разных планет меня обязывает безопасность моего народа, поэтому если вы попытаетесь совершить побег, вы будете уничтожены без предупреждения. Надеюсь, что вам понравится на Сатурне.

Он изобразил некое подобие улыбки и поклонившись, вышел из кабинета, который представлял собой практически замкнутое пространство, без дверей как таковых. Двери открывались неожиданно, появляясь прямо в стене. Технология строительства таких помещений видимо далеко шагнула от земной.

Через неопределенное время к Олегу пришел другой человек назвавший себя Коццо. Он был высок, плечист и нескладен. Говорил с каким-то странным акцентом, глотая слова и целые предложения, но он принес с собой одежду серого цвета с шевроном белого куба с тремя черными точками внутри. Коццо пояснил, что такую одежду здесь носят все внутри коалиции, хотя он сам был одет в полностью черный костюм.

После того, как Олег надел принесенную одежду, Коццо надел ему на правую руку какой-то браслет, пояснив, что это предохранитель безопасности. С браслетом нельзя выйти на поверхность планеты, не имея специального кода, который знает только Винсент или его законники. А уже после всего этого, он неожиданно, даже не преодолевая каких-то расстояний оказался в комнате со своим личным составом, который был весь обряжен в такие же одежды и браслеты.

- Олег!!! Слава Богу! - бросился его обнимать Саша. - Мы думали, они тебя убили!

Кошай осмотрел быстрым взглядом всех и остановил взгляд на Горидзе, которая притихши стояла в углу совершенно белой комнаты без окон.

- Какого черта ты нарушила устав?! - нервы Олега все же не выдержали. - Я же просил, не отходить от корабля без моего ведома!

Он махнул рукой и замолчал. Остальные тоже молчали, боясь даже думать, что теперь с ними будет. И все же Лера не выдержала паузы.

- Что они с нами сделают, капитан?

Олег молчал. Он понимал, что сейчас нужно какое-то решение, универсальное и умное. Но ничего не приходило в голову, в голове вообще было пусто как в вакууме. Он покачал головой, и тут ему пришла в голову идея. Идея, которая возможно поможет им вернуться домой, или уничтожит их всех.

6.

Кошай, будучи подростком всегда верил в человечество, не смотря на все стереотипы, завоевательские амбиции и политические интриги. Повзрослев, он не перестал в него верить, хотя более подкованные в политических распрях коллеги, утверждали, что: "Человек - завоеватель! Всегда и везде будет именно так!" Все годы отданные в Роскосмосу, Олег пытался опровергнуть этот тезис, что человек рожден покорять и завоевывать, а не изучать и исследовать. Саша, будучи его теперешним партнером, резко не разделял эту позицию, считая ее детским взглядом на взрослые проблемы.

Олег очень долго ждал в кабинете, больше похожим на берлогу, Винсента. И пока его не было, осматривал жилище. Не смотря на то, что они все жили под землей на Сатурне, здесь они реально преуспели, даже больше чем человек на Земле. Планета Земля была скудно изучена внутри. А здесь, все блага, только вон темень вечно непроглядная, и судя по всему, свет они извлекали не совсем так, как это делают земляне. У Олега промелькнула мысль, что ..."вот пожить бы тут годик, все исследовать, а потом с открытиями вернуться на Землю".
Комната, в которой жил Винсент была неким подобием пещеры. Теплая и ухоженная, она тем не менее таила какой-то жуткий стресс в себе, возможно потому что не имела окон как таковых. Да и возможны ли они под землей? Пространство внутри освещала странная конструкция на потолке, когда к ней подходили ближе, она разгоралась ярче. Олег подумал, что это вроде "умного дома", что практикуется у них на планете. Вместо кровати и стульев, стояли кубы. Такие, как в том кабинете, где Олег очнулся. Одеяло, которое лежало на кубе представляющим кровать, было жестким и колючим, из неизвестного Кошаю материала. Возможно на Сатурне они выращивали какие-то экзотические сорта льна или еще какого-то продукта, из которого потом изготавливали одежду и ткани. Далее, на стене висел странный треугольный прибор, похожий на жидкокристаллический телевизор, только с двумя кнопками внизу. Это почти все, что было в помещении. Олегу подумалось, что минимализм здесь явно в моде, хотя он сам тяготел к нему, здесь ему казалось. уж слишком всего мало.

- Добрый день! - неожиданно появился за спиной Винсент.

Кошай едва не подпрыгнул от неожиданности появления мужчины. Он так и не понял, как в этих помещениях открывают двери и почему их вообще не видно.

- Простите, за опоздание. Совещания не требуют отлагательств.

Повернувшись к Винсенту, Олег заметил, что его губы сомкнуты и не шевелятся. Это напугало Кошая. Он невольно подумал, что кто-то из них мертв!

Винсент же прошел внутрь помещения, щелкнул пальцами и свет разгорелся ярче, затем он подошел к треугольному экрану и что-то сказал на неизвестном диалекте, растягивая звуки. Экран включился и на нем замелькали какие-то неизвестные письмена. Винсент просто стоял и смотрел на них, какие-то время. А потом развернувшись к Олегу, сказал:

- Я знаю, что вы боитесь. В этом нет необходимости, я поясню.

Он щелкнул пальцами и экран погас, но сразу же в воздухе появилось небольшое белое облако, которое затем стало серым и опустилось на каменный пол жилища. На него и присел Винсент как на перину. Затем он улыбнулся и сотворил такое же для Олега, предложив тому сесть напротив, чтобы начать разговор. Когда Олег удобно устроился в этом импровизированном кресле, Винсент сказал:

- У нас на планете речевая функция человека, давно устарела. Мы ее используем редко, в основном общаясь через систему самосознания. По вашему - телепатически, - объяснил как можно проще Винсент.

Он был все в том же синем свитере и темных штанах, а на ногах ботинки. Такие были у рабочих и военных на Земле, они стоили всего двадцать рублей. Олегу подумалось, что возможно сатурняне ходили вообще без одежды или надевали какие-нибудь странные комбинезоны, но чтобы не пугать сородичей с планеты Земля, они решили надеть то, что возможно могли носить на Земле, и вполне себе угадали с выбором. Могло сложиться так, что они посещали Землю и знали, что сейчас в моде, что носят, чтобы быть обычным землянином.

- Вы посещаете Землю? - не удержался от вопроса Олег, понимая, что пришел сюда совсем не за этим.

- Редко. Это очень дорогостоящие манипуляции и поездки, - прямо ответил Винсент. - У нас на Сатурне не существует транспортных средств как таковых. У нас есть трансляторы и прогрессоры, которые могут быстро и точно перемещать в пространстве и времени. Но их топливо - это дорогое удовольствие, понимаете?

Олег кивнул. Ну, еще бы! Должно же у них хоть что-то быть дорого.

- Я хотел вам предложить "погостить" у нас год-два, - неожиданно перешел Винсент на другую, более насущную тему.

- С чего бы это?! - напрягся Олег. - Мы перестали быть пленниками и стали гостями?

Капитану "Атлантики" показалось, что Винсент улыбнулся, обнажив ряд белых как мел зубов.

- Это хороший выход из сложившейся ситуации, - продолжил Винсент. - К сожалению, моя коалиция способна поддержать в полной мере только такой вариант. Вы понимаете о чем я?

Конечно, Олег все понимал, но он не мог не попробовать предложить и свой вариант. Хотя, самому Олегу, он казался фантастикой. Еще и потому, что на земле его бы точно с таким предложением не поняли, но они ведь не на Земле, а на Сатурне, где живут люди, по прогрессу далеко ушедшие вперед.

- Могу я предложить свой вариант? - осторожно попытался прощупать почву Олег, понимая, что Винсент хоть и зависит от коалиции, но свое веское слово сказать может.

- Конечно, - ответил Винсент.

- Я так понимаю, что ваши технологии ушли от наших невообразимо далеко, - начал издалека Кошай, пытаясь как можно более полно и четко сформулировать свое предложении чтобы избежать непоняток. - Это значит, скорее всего и медицина ваша на высшем уровне, судя хотя бы по вашим зубам и цвету кожи. Мое предложение состоит в том, чтобы отправить нас домой, предварительно уничтожив все наши воспоминания от того дня, когда моя сотрудница нарушив устав, отправилась в запрещенную зону и была замечена вашими законниками.

Винсент вздохнул и Олег подумал, что его космический собрат возможно предполагал нечто подобное. Хотя бы потому, что раз они общаются телепатически, то возможно и мысли умеют читать тоже.

- Послушайте, что я вам скажу, - немного грубо ответил Винсент. - Забудьте этот вариант! Для вашего же блага.

Вот после этого предложения, Олегу начало казаться, что далеко не один Винсент решает, что делать с "захватчиками".

- Для нас благо - попасть домой! - с нажимом ответил Олег.

Странную эмоцию выдало непроницаемое доселе лицо Винсента на слове "домой". Олегу даже подумалось, не ностальгия ли это по Земле!?

- Я понимаю вас, - сказал он, опять спокойным голосом, будто бы и не было этого настороженного и опасного всплеска. - Но для вас будет лучше выбрать вариант, который я вам предложил.

- Почему?! - только и спросил Олег.

Он никак не мог взять в толк, почему Винсент испугался этого предложения. Кошай был уверен, что их технологии позволяли стирать память , что называется "от сих, до сих". Но возможно данные манипуляции тоже дорогое удовольствие, а еще хуже, они могли быть у сатурнян под запретом.

- Потому что данная технология описанная вами, опасна. Не только для вас самих, но и для того, кто ее делает. Она не совершенна, у нее масса побочных эффектов, которые могут разрушить многие жизни. Подумайте, Олег, стоят ли все эти жизни: ваших спутников и наших хиллеров, вашего возвращения на Землю!

Кошай даже пропустил, что Винсент впервые назвал его по имени, хотя своего имени он не называл. Он настолько был уверен в ответе на вопрос, что пропустил мимо ушей еще больше открытий.

- Несомненно стоят! Возвращение домой стоит всего этого и многого другого!

- Упрямство, не лучшее качество землян, - только и ответил Винсент. - Если коалиция согласится в большинстве своем на это предложение, вы и ваши спутники должны подписать документ, отказ от ответственности. Это формальность для вас, а нам может спасти жизни. И еще, - голосом на полтона ниже дополнил Винсент. - Кто-то из вас в качестве перестраховки должен остаться на Сатурне на месяц по земному времени. Это перестраховка. Если через месяц сюда никто не прилетит завоевывать горизонты, вы так же смежите вернуться домой. Кто останется здесь, решать вам. А сейчас я удаляюсь на совещание коалиции по вашей проблеме. На это время, пока будет проходить совещание, вы и ваши люди будете размещены в апартаментах высшего класса, единственный минус - вы будете всегда под охраной. Хорошего отдыха!


Не успел Олег сказать Винсенту хотя бы двух слов, как оказался в просторной комнате, в которой стояла вполне земная мебель: диваны, кресла, столы, стулья, бильярдный стол и даже телевизор. Хотя при попытке все это использовать, оказалось что все это муляжи. Все, кроме диванов с креслами и бильярдного стола.

- Что это за чертовщина такая?! - возмутилась в голос Стрекалова. - Олег, может ты нам все же пояснишь, что здесь происходит и когда мы полетим домой?!

Кошай понял, что серьезного разговора не избежать. Поэтому предложил всем присесть на диваны и кресла и принялся рассказывать то, что он понял за последние несколько часов.

7.

Стрекалова, как и остальные коллеги Кошая не понимали в его рассказе одного. Как можно верить этим существам, если они тут от всех скрываются. Тогда Лера впервые озвучила мысль, которую Олег потом вспоминал еще очень долгое время.

- У меня одной впечатление, что на Сатурне не все так просто, как нам рассказывают? Кошай, я конечно понимаю, твою веру в живых существ, но сам подумай, как они тут выжили без защиты. Как пить дать, их кто-то извне защищает, возможно еще более высокоразвитые существа, о которых нам конечно никто говорить не станет. Но я не верю, что они здесь жили триста лет под землей и осваивали новые технологии без подсказок извне. Да бред это, ребята!

- Поддерживаю, - согласилась Маша. - Что-то тут не чисто, Олежек. Походу нам голову морочат. Может узнаешь у своего друга Винсента, как и почему мы должны им верить!

- Да поймите вы! У нас выбора нет. Верить, не верить. Такое впечатление, что вы домой не хотите! - разозлился Олег. - Я тут за вас бьюсь об эти скалы практически, а вы и домой лететь отказываетесь! У нас задание, мы должны вернуться!

- Ага, - с сарказмом кивнула Лера. - Вернуться? Со стертой памятью и еще Бог знает с чем в голове?! Ты дашь гарантии что они не насажают нам туда своих жучков и имплантатов, чтобы следить за нами?! Если дашь такие гарантии, я обещаю подумать!

Самое обидное, что гарантировать безопасность данной методики стирания памяти, не могли даже сами "стиратели", опять же, технология не надежная, как и предупреждал Винсент, поэтому могло случиться все, что угодно. И никто из сторон не мог ничего утверждать! Это было бы глупо в данной ситуации. Во всем была большая доля риска, но Олег считал, что она того стоила. А выходит - нет.

- Я не знаю, как остальные, - подала голос Горидзе. - А я - против!

- Ты бы вообще молчала! - огрызнулась Лера. - Если бы не твое любопытство, мы бы сейчас уже к дому подлетали!

- Хочешь сказать, у меня нет права голоса? - начала "закипать" Иза. - Я вообще-то тоже в личном составе, если ты не заметила!

- То-то ты о личном составе думала, когда нарушала устав! - подколола Стрекалова.

- Перестаньте обе! - повысил голос Кошай. - Сейчас мы должны решить, кто еще останется со мной.

- А что тут думать, - поднялся Саша с кресла. - Я остаюсь, без вопросов.

Но все остальные смотрели почему-то на Леру. Будучи вторым пилотом, остаться по логике с Кошаем должна она. Но с другой стороны, управлять нормально космолетом кто-то должен. Кто-то должен доставить остальных на Землю, а Стрекалова лучше всех знакома с "Атлантиком". Кошаю предстояло тяжелое решение и он его принял.

- В общем, я решил, что со мной Саша останется. А ты, - он кивнул на Леру. - Тебе доверяю доставить образцы грунта и экипаж на Землю. Аристарха заберете с собой, он там на корабле один наверное с ума уже сошел!

- Да не полечу я никуда! - Лера уперла руки в боки. - Пока не буду уверена, что эти хиллеры не сделают мне лоботомию! Как вообще можно доверять этим неандертальцам?!

- Неандертальцы здесь мы, - осторожно уточнил Саша. - Их технологии опережают наши на много столетий.

- Да, - не унималась Стрекалова. - Тогда какого черта они под землей здесь живут, а не захватили уже нашу планету и не расселились там?!

Это был чертовски интересный и важный вопрос, который заставил Олега серьезно задуматься. А, действительно, почему?! Ведь по словам Винсента, они посещали Землю и хорошо ее знали. Возможно, здесь и правда таился какой-то подвох. Но самое пугающее, похоже Винсент действительно верил в то, что им Земля ни к чему, им и тут хорошо. У Олега появилась мысль, остаться здесь, чтобы понять, что на самом деле происходит на Сатурне. Но остальные, должны отправится домой.

- Иза, -устало сказал Олег потирая переносицу. - Ты ведь все же медик. Технологии хоть и ушли далеко от нас, но основные понятия и правила в этом все же есть. Так?

Горидзе не особо жаждала разговаривать, особенно после того, как ей недвусмысленно заявили, что после ее ошибки, прав у нее не осталось. Тем не менее, старшим по званию здесь все еще был Кошай, поэтому он запросто мог ее здесь оставить, а она не собиралась прозябать на задворках Вселенной, да еще и под Землей. Здесь ее любопытство и кончалось.

- Отвечаешь за всех головой, - жестко продолжил Олег. - Раз уж мы заварила эту кашу, тебе ее и расхлебывать. Здоровье личного состава оставляю под твою ответственность. Стрекалову назначаю капитаном, слушаться ее нужно беспрекословно. Это понятно?

- Да, капитан! - сухо ответила Горидзе.

Олег щелкнул пальцами и перед ними тот час материализовался Винсент и Коццо. Кошай кивнул Винсенту в знак того, что он уладил острые вопросы с личным составом, можно было начинать процедуру стирания памяти. Олег попросил Винсента и другого мужчину, по имени Андерий, присутствовать на процедуре, но ему тут же было отказано. Между тем, сага заметил странную особенность. В этой самой коалиции, в ее составе не было женщин, либо они так искусно маскировались, что заметить было трудно. На вопрос Саши, о том, что ... собственно, где же "слабый пол", Коццо взялся ответить, что "женщины это очень уважаемые люди на Сатурне, поэтому они не занимаются властью". Из этого ответа следовало, что возможно на планете был установлен утрированный матриархат, однако выяснять и исследовать это времени пока нет. А вот к однополым союзам судя по всему на Сатурне относились более чем хорошо, у них это считалось самыми престижными отношениями.

- Как же вы до земли доберетесь? - спросила Лера, перед процедурой.

На что Винсент пояснил, что отправит Сашу и Олега берез прогрессор второго уровня, и они доберутся без эксцессов. В это, конечно, мало верилось, насчет "без эксцессов", но разбираться с этим они станут лишь тогда, когда все будет хорошо.

Процедура стирания памяти заняла всего двадцать минут, затем в спящем состоянии четверо из личного состава были отнесены на корабль. Единственное, что несколько беспокоило Олега, это то, как Лера и остальные объяснят на земле отсутствие Кошая и Горового. Здесь могли быть осложнения, но Саша успокоил его.

- Уверен, что они даже не вспомнят теперь, кто мы такие. Может, для их же блага. И для нашего.

Наверное прошел больше, чем день, потому что желудок требовал еды, ну хоть какой-то. А Саша и Олег впервые подумали о том, что еда здесь наверняка совсем другая. И были сильно удивлены, когда им Коццо принес спаржу и что-то наподобие соевых сосисок, вкуса совершенно изумительного.

Здесь, на Сатурне люди ели всего ничего. Обычно один-два раза в день, однако их пища быстро насыщала желудок и есть потом долго не хотелось. Поэтому этакого ужина ребятам хватило аж до следующего утра.

Примечательно то, что Олег и Саша особо и не переживали по поводу своего пребывания здесь в качестве "перестраховки", они были уверены, что все пройдет гладко и через месяц они вернутся на Землю. Однако они вдвоем забыли одну немаловажную земную совершенно вещь. Ничего никогда не проходит гладко, особенно то, что изначально так должно быть. Чем глаже укладываешь, чем больше колдобин! Это непреложная истина была совершенно забыла Сашей и Олегом на пару дней, пока они осваивались на Сатурне.

Оказалось, что жить здесь весьма трудно, без света, привычной зелени и нормальных собеседников. И все же ребята не скучали. Наконец-то им представился почти отпуск, чтобы побыть только вдвоем, разделить несколько бурных ночей на планете, где поддерживались такие отношения. Мало того, даже поощрялись! Это был почти рай. Единственным минусом можно было назвать ощущение недосказанности, которое царило в воздухе, когда они встретились лицом к лицу с пресловутой коалицией, в которую кроме Винсента и Андерия, входило еще двое. Одно из них совершенно...бесполое существо, отдаленно напоминавшее человека, и разговаривавшего на космическом диалекте. Оно называло себя Гац. Другой представитель коалиции был существом наоборот двуполым, представлял расу скрещенных людей и дирей. Дирии были теми самыми существами, которые были изображены на той картине, которую Олег увидел, когда только очнулся на Сатурне. Внешне представитель дирий напоминал кота, который ходил на задних лапах, как человек. Говорил он на местном диалекте, и вполне сносно на русском. Звали его Милдарес. Однако Андерий называл его просто Милл.

Все четверо очень хорошо знали законы коалиций во Вселенной, свод космических правил и еще много того, о чем Олег и Саша даже не слышали. Земляне были поставлены в известность о том, что если сюда в течении месяца прилетит хоть один исследовательский космический корабль с Земли, начнется вторжение, и сатурняне будут вынуждены обороняться. Мало того, Саша и Олег будут их козырем, вот собственно, зачем нужна эта подстраховка.

- Мы вообще-то живые! - напомнил как-то между паузами в разговорах Саша, возмущенный тем, что их могут использовать как наживку.

- Мы - тоже! - был дан ответ Андерия.

Однако, трое из коалиции не сказали Саше и Олегу самого главного. Винсент был не посвящен в это, поэтому так же как и ребята оставался в неведении до того самого момента, когда произошло событие, которое ждали представители расы дирий.

Винсент тогда появился в комнате Саши и Олега настолько неожиданно, что застал сцену близости двух мужчин. Его это ничуть не смутило, будто это было у него в порядке вещей. Олег иногда замечал, что Винсент на него смотрит не так, как другие. Так что порядок вещей действительно был, даже если остальным он был непонятен и незаметен.

- У нас проблемы! - сказал он, и Олегу показалось, что он слышит волнение в почти всегда спокойном голове Винсента. - Они прилетели!

Не поняв из спешной волнительной речи Винсента ни слова, Саша и Олег быстро одевшись, явились под купол, откуда обычно можно было наблюдать кто, когда и где приземляется на планету Сатурн. Едва ребята поднялись наверх, их охватил не то, что страх, а ужас...

- Этого не может быть! - воскликнул Саша, смотря на находящимся в шоке Олега. - Как они узнали?!

Перед ними, примерно на том же месте, где две недели назад приземлялся "Атлантик", стояли несколько космолетов новой модификации. Когда Олег улетал, их как раз доделывали.

А потом Винсент шепотом сообщил, что его сняли с должности в коалиции, и скорее всего отправят сражаться на передовую, как и многих его коллег.

- На какую передовую? Сражаться с кем? - тараторил вопросы Олег.

- Эти ваши земные корабли по факту захватчики, вторженцы, - пояснил Винсент то, что узнал буквально только что. - Я верил, что земляне не станут лететь сюда и нападать. Я верил, - повторил Винсент словно сожалея. - Я хотел вернуть вас домой, ибо у меня никогда не было дома как такового, и я очень хотел чтобы он был у кого-то.

За его спиной уже появились несколько сатурнян со странным оружием в руках. Они несли его Винсенту, который видимо станет своеобразным штрафбатом сатурнян.

- Мы не хотели воевать, они нас все равно заставят, - бубнил Винсент.

- Они?! Кто они?! Дирии?! - пытался понять мысль Винсента Олег.

Внутри росло нехорошее чувство, что их обманули, предали, обвели вокруг пальца как пацанов, а они мало того, что поверили, да еще и попадутся в собственную ловушку!

Фатальная вера, фатальная ошибка.

- Грядет межпланетная битва за вашу планету земля, - сказал напоследок Винсент. - Прощайте!

Последний слова эхом отдались в голове Олега, которые только сейчас осознали, что развязали межпланетную войну и вскоре, возвращаться будет некуда.

Конец.
Написать отзыв