Эманация.

от In Flame
минифантастика, драма / 16+ слеш
3 сент. 2017 г.
3 сент. 2017 г.
1
7.422
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
3 сент. 2017 г. 7.422
 
1.

День выдался солнечным и жарким. Совсем не таким, про какие тут рассказывали местные жители. Новгород все же не смотря на все, город северный. Поэтому Татьяна ехала сюда не особо надеясь на хорошую погоду и была приятно удивлена тем, что почти каждый день на озере можно было провести целый день.

Больная спина почти не давала о себе знать, возможно и потому, что здесь Татьяна не сидела на месте, а все время куда-то ходила. Даже будучи не любителем рыбной ловли, она поучаствовала в марафоне "Кто больше поймает рыбы за час". И пусть в итоге она не попала даже в пятерику лучших рыбаков, конкурс оказался познавательным и интересным.

Пансионат в который заселилась Татьяна был не в знаменитой Старой Руссе, а прямо на берегу озера Ильмень, и назывался просто "Береговой". Сюда в основном приезжали лечить остеохондроз и искривление позвоночника, а так же различные заболевания нервной системы.

Будучи человеком замкнутым, Татьяна не предполагала знакомиться здесь с кем-либо. Она никогда не считала себя той, на которую могут запасть мужчины. Природа наградила ее только красивыми глазами небесно-голубого цвета. Но на этом все. Сама она никогда не считала себя красивой, стесняясь большой груди, высокого роста и смуглой кожи. А так же ямочек на щеках. Хотя в Санкт-Петербурге ее ждал мужчина, который утверждал, что женился бы на ней, если бы это было нужно. Петр никогда не нравился Татьяне. Он был заносчив, высокомерен, расчетлив. Но при этом он делал ей дорогие подарки и ходил по пятам. Именно эта навязчивость и отпугивала Татьяну. Она всегда считала, что с человеком должно быть интересно естественным путем, а не с помощью навязанных методик.

Вот и в пансионате в один из первых дней она дала от ворот поворот соседу по этажу, белобрысому Максу, который пытался ее клеить за обедом. Пришлось даже повысить голос, чтобы молодой человек понял, что ему здесь не рады.

Татьяне было слишком хорошо одной, чтобы заводить даже кратковременные романы. Да и нужны ли они ей? Через пять дней она вернется в город, к работе. А долгосрочные отношения с мужчинами в ее планы давно не входили. Хотя временами она была очень одинока, заводить отношения ради того, чтобы "дома кто-то ждал", она не хотела.

- Молодой человек, вам что не ясно было сказано!

Татьяна обернулась на дальний столик, где Макс уже приставал к другой девушке. "Вот ведь кобель!" - подумалось Татьяне. Она быстро поднялась из-за стола, на котором остался дымящийся кофе и преодолев расстояние в несколько шагов, резко осадила Макса из-за спины:

- Походу стоит вызвать охрану, если вы сейчас же не уйдете! - с нажимом сказала Татьяна, смотря на отчаянного парня.

Макс хотел было возразить, но появившиеся вовремя в столовой охранники отбили у него это желание и он решил убраться восвояси.

- Ваш знакомый? - посмотрела на нее снизу вверх светловолосая, курносая девушка лет двадцати восьми.

- Сосед по этажу. Он видимо в отчаянии, - пояснила Татьяна свои наблюдения. - Если еще раз подойдет, вызывайте охрану.

- Так и сделаю, - кивнула девушка. - Может, позавтракаете со мной?

Предложение было настолько неожиданным и не вытекало из перманентного знакомства, что Татьяна остановилась в ступоре. Заметив это, девушка скривилась и пояснила:

- Не люблю просто есть одна, мужчины так и норовят подсесть.

Через пять минут они уже сидели за одним столиком и пили каждая свой напиток. Татьяна кофе с молоком и корицей, а Лена, так звали девушку, зеленый чай с яблочным пирогом.

- Как тут отдыхается? - спросила Лена, смотря вокруг, как народ начал расходится на процедуры.

- А вы разве сами не на отдых сюда приехали? - вернула вопрос Татьяна, считая, что логично было бы предположить, что девушка тоже отдыхать приехала.

Лена очаровательно улыбнулась, обнажая ряд белых зубов, среди которых было два ослепительно золотых.

- Ну что вы! Я разве похожа на отдыхающую? - она пожала плечами и отхлебнула чай. - Я здесь по работе, если можно так сказать.

- И кем же вы работаете, если не секрет? - нагло любопытствовала Татьяна.

- Наукой занимаюсь, - коротко ответила Елена. - Эта наука, имеет косвенное отношение к краеведению и естествознанию.

- Косвенное? - переспросила Татьяна, не понимая о чем речь.

- Да, - кивнула Лена, не зная как на самом деле объяснить постороннему человеку, чем она занимается. - У меня редкая область науки, так просто не объяснишь.

- А вы попытайтесь, - подначила Татьяна, понимая, что ей стало любопытно, что же за область исследует ее новая знакомая.

Елена отставила пустую чашку от себя и смешно прикусила нижнюю губу.

- А если я скажу, что исследую область возможной альтернативной жизни на земле, вы мне поверите? - хитро прищурила один глаз девушка. - Только честно!

Татьяна никогда не верила во всю эту чепуху, о которой писали в газетах и снимали шоу: экстрасенсов, аномальные зоны, древние цивилизации и прочее. Она занималась вполне земными вещами и была далека от мистики так же как и от науки, какая разница альтернативной или нет.

- Скорее всего нет, - честно ответила Татьяна. - А вы занимаетесь альтернативной жизнью? Чем вас обычная не устраивает?

Хороший вопрос, который Елена несомненно оценила. Лену вполне устраивала ее жизнь, другое дело, что она родилась с научно-исследовательской жилкой в крови. Ей всегда все было интересно, а особенно внеземные формы жизни. Да и как это может быть не интересно?!

- А для того чтобы заниматься исследованиями других форм жизни обязательно нужно чтобы обычная не устраивала?!

- Это бывает сплошь и рядом, - уклончиво ответила на вопрос Татьяна. - Вы, видимо, не исключение. Но знаете, я пожалуй лучше пойду на массаж, а потом прогуляюсь до лодочной станции, - она поднялась из-за стола и попрощалась: - Всего доброго!

Елена вздохнула. Вот так обычно все и бывает, когда девушка распространяется о своих увлечениях. Люди уходят и больше не возвращаются.

***

Татьяна вернулась в номер уже вечером. День оказался насыщенным. Сперва ее хорошо размяли на массаже, затем она совершила большую обзорную прогулку за озеро Ильмень, пройдя в общей сложности почти 25 км. Затем прокатилась на катере по самому озеру и смотрела закатное солнце вместе с остальными отдыхающими.

Удобно устроившись на кровати, предварительно скинув туфли и блузку, она облачилась в легкий халат и решительно намеревалась дочитать книгу, которую начала еще в поезде который вез ее в пансионат. Но едва ли она прочла хотя бы пару страниц, как поймала себя на мысли, что думает о том, что сказала ей за завтраком ее новая знакомая. Вот уж никогда бы Татьяна не подумала, что ей в память может так запасть какая то альтернативная фигня, в которую она даже не верит.

Какое-то время Татьяна размышляла над тем, что не совсем корректно повела себя с девушкой. Ну и что, в конце концов, что она не понимает, чем занимается Лена. Им же не детей крестить! К тому же оказалось, что сама Таня хотела бы узнать больше об этой области. Да и почему нет?!

С этой мыслью она отложила книжку и погрузилась в сон.

Татьяна проснулась от настойчивого стука в дверь. Нехотя разлепив глаза, она уставилась на часы стоявшие на прикроватной тумбочке. Они беспристрастно высветили ровно три часа ночи. Решив таки посмотреть, кто ломиться к ней в номер, когда нужно спать и десятые сны видеть, она в глазок обнаружила взъерошенного и возбужденного Макса, соседа, который приставал к ней позавчера. Он что-то бормотал о том, что у него в номере происходит какая-то жуткая фигня, что ему нужен просто свидетель того, что он не сошел с ума, и что-то еще в этом роде. Татьяна усмехнулась про себя, сонно почесывая затылок. Оригинальный способ затащить женщину к себе в номер, а может и в постель. Поэтому даже не ответила ничего, вернувшись в постель, где едва коснувшись подушки, провалилась в сон.

2.

Утром поспать подольше Татьяне не дали. Сперва в семь утра ее разбудили шаги и разговоры в соседнем номере, а затем к ней и вовсе постучала охрана. Когда Татьяна вышла, наконец, посмотреть, что там случилось, в коридоре было много народу. Обеспокоенные жильцы, два охранника и полицейский. Высокий мужчина, одетый в гражданское посмотрел на нее поверх очков и спросил:

- Вы из номера семь? Ничего не слышали этой ночью?

Татьяна посмотрела на соседний номер, где проживал Макс. Дверь была опечатана и ее посетило нехорошее чувство.

- Нет. А что случилось?

Полицейский снял очки, потер переносицу и устало ответил:

- Гражданин Максим Соколов, проживающий в этом номере сегодня ночью пропал.

Это было сказано так буднично, что стало невыносимо тошно. Хотя что поделать, у полицейских это работой называется. Для них это и есть будни.

- Пропал? Куда? Он... Он вчера вечером стучался ко мне в номер, что-то говорил, но я не разобрала.

- Вы же сказали, что ночью ничего не слышали? - переспросил светловолосый полисмен.

- Так это было еще не ночью, вечером, часов в десять. Я уже собиралась спать, когда он барабанил в дверь.
- Почему вы ему не открыли? - поинтересовался коп.

- Потому что он уже приставал ко мне два дня назад, я подумала, что ему снова приспичило или он нашел оригинальный способ заманивать девушек в свой номер.

Полицейский усмехнулся, хотя веселого было мало.

- А о том веществе на стенах вы что-нибудь знаете?

- Веществе?! - переспросила Татьяна. - Что за вещество?

Она смутно припомнила, что когда Максим стучал ей вчера в дверь, он говорил о том, что у него что-то течет из стены, и ему нужен свидетель что он не сошел с ума!

Полицейский пожал плечами.

- Ждем спеца по этой дряни, - махнул он рукой. - Надеюсь, он что-то прояснит. Прошу вас далеко не отходить от пансионата, во избежании проблем. Это временно, пока мы не выясним, что происходит.

Татьяна кивнула, хотя она не понимала, как она или кто-то здесь может помочь. Или они подозревали кого-то.

Проходя мимо полицейского, она заметила на его плаще шеврон МВД и фамилию - Горский. Интересно, что за вещество которое они не смогли опознать. Вот бы выяснить.

- Эй, - окликнул ее кто-то, дергая за рукав рубашки.

Татьяна обернулась. Перед ней стояла ее вчерашняя знакомая, перед которой она хотела извиниться утром.

- Разговор есть, - почему-то шепотом сказала она. - Пойдем в сад.

Небольшой красивый сад располагался за помещением столовой. В этот самый час там не было ни души.

- Слушайте, Лена, я вчера была груба, - попыталась начать разговор с извинений Татьяна. - Извините.

- Не бери в голову, - неожиданно перешла "на ты" Лена. - С тобой порядок?

Татьяна кивнула, соображая, почему они шепчут.

- Горский идиот, - сказала Лена присев на скамейку. - Нужно было вызвать спецгруппу, здесь не далеко же. А лучше другую организацию, я к ней прямое отношение имею. А сейчас приедут всякие вшивые эксперты, которые не в зуб ногой во всем этом...

Елена будто бы разговаривала с собой, забыв, что Татьяна стоит рядом. Но разговор заинтересовал тем, что Татьяна из него не поняла ни слова.

- О чем ты говоришь? - тоже перешла на другое обращение женщина.

Елена развернулась к ней лицом, в ее глазах читалось раздражение и злость.

- Я говорю о том, что произошло в номере Макса. Ты ведь знаешь что?

Татьяне показалось, что Лена пытается ее разыграть или подшутить. Это было совсем не смешно.

- Макс пропал, - тихо ответила Татьяна.

- Нет, - возразила Лена. - Макс умер.

Татьяна уставилась на Лену. Она никак не могла понять странных интонаций в ее голосе. Это не было похоже на страх, больше на торжество! Выходит, она обрадовалась тому, что Макс мертв, если это конечно был не розыгрыш, чтобы ей что-то доказать. Оригинальный способ заводить знакомых. Нечего сказать!

- Умер? С чего ты взяла?!

- Потому что знаю.

Татьяна сделала два шага назад от скамейки и у нее в голове промелькнула мысль, что она может стоять рядом с убийцей. Нет, конечно, она не верила до конца, что Лена могла убить Макса, но исключать этого было нельзя, вдруг это правда. И откуда столько торжества в голосе?!

- Откуда? - только и смогла спросить Татьяна, чувствуя, что вместо вопросов ей стоит вернуться в номер собрать вещи и выехать из пансионата.

Елена сосредоточила взгляд на своей новой знакомой. Ей только сейчас пришло в голову, что Татьяна могла подумать на нее. Да, Боже мой, она же и мухи не обидит! Она просто исследует все эти вещества внеземные! И точно знает, что это предупреждение. Горский не видит этого или не хочет видеть, хочет быть школяром, выслужиться перед начальством, но дело это он не раскроет. Это дело не раскроет никто!

- Эй, - сказала Лена. - Только не надо ничего такого думать, хорошо? Я Макса пальцем не тронула.

- Откуда мне знать? - отозвалась Татьяна, сделав еще пару шагов к бегству.

Вопрос прозвучал настолько логично, что Лена задумалась. Разумеется, она никого не убивала. Но вопрос был логичен и точен. Татьяна наверняка задавалась вопросом, кто же тогда убил Макса. А Лена задалась вопросом как объяснить человеку не верящему во внеземное, что оно, черт возьми, существует. И мало того, именно оно приложило "руку" к убийству Макса. Убийству ли?

- Ты знаешь, что такое эманация? - задала, казалось бы, отстраненный вопрос Елена.

Татьяна отрицательно покачала головой.

- Это истечение неизвестных веществ оттуда, откуда они течь не должны. К примеру, с потолка или из стены, или даже из воздуха.

- Хочешь сказать, что это чертово вещество в номере Макса его убило? - сложила паззлы Татьяна.

- Ты видела это вещество?! - осторожно поинтересовалась Елена.

- Нет. Там куча народу и все опечатано. Что это за чертовщина, объясни мне?

Только Лена приготовилась все разложить Татьяне по полочкам, как взвыла сирена тревоги, едва не оглушив обеих женщин, да так неожиданно, что они обе едва не подпрыгнули на месте.

- Дело дрянь! - сжала руку в кулак Елена. - Пора мне сваливать отсюда, здесь сейчас начнется.

- Что начнется? - не поняла Татьяна.

- Расследование. И поверь, оно не приведет их ни к чему, а люди будут пропадать. Один за другим.

Елена вздохнула и тут ее осенило!

- Макс ведь стучал к тебе перед тем, как...

Татьяна почувствовала нехороший холодок по спине.

- А вчера ты едва не поколотила его в столовой, много народу видело.

- К чему ты клонишь? - разозлилась Татьяна.

- К тому, что Горский дотошная сволочь, а люди - бесхребетные твари, - едва не оскалилась Елена. - Если не хочешь "крылья сложить" как в песне поется, хватай вещи и уезжай отсюда. Ничего хорошего здесь тебя не ждет! Горский любит разводить фигню на постном масле, когда расследование превращается в выяснение кто кому и за что должен! У тебя вещей много?

- Одна сумка. А что?

- Едем со мной. Я не кусаюсь, - предложила Елена.

- Но Горский просил никого не уходить далеко, а уезжать и подавно. Еще подумают, что я его укокошила из-за того, что он ко мне клеился, - обреченно произнесла Татьяна.

- Господи! - прорычала Елена. - Хочешь здесь остаться и наблюдать как эманация поглотить здесь все и всех? Да пожалуйста!

Она резко поднялась со скамейки и направилась вон из сада. У ворот она остановилась и бросила напоследок:

- Дело, конечно, твое, как умирать. Но если захочешь пожить подольше, я буду ждать тебя в шесть вечера за воротами пансионата, со стороны водонапорной станции, она такая синяя с белой каймой. Буду ждать полчаса, если ты не придешь, я уезжаю без тебя. Ариведерчи!

3.

Целый день Татьяна провела в своем номере раздумывая над словами Елены. Сперва она была настроена решительно убраться из этого места, но потом ей пришла в голову мысль, что она даже не знает от чего бежит. В конце концов Лена запросто могла оказаться какой-то сумасшедшей, которая верит в мистику, переселение душ и Нло. А этот Горский всего лишь выполняет свою работу. У нее появилась мысль узнать у него, в чем собственно дело.

К тому времени, как у Татьяны появилась мысль выяснить все подробности, эксперты уже посетили номер Макса и вышли оттуда усталые и злые. Номер был заблокирован немедленно и перед ним установлена другая охрана из МВД. Видимо были таки серьезные опасения в заражении всего пансионата. Но никаких объявлений ни перед обедом, ни после него сделано не было, из чего можно было сделать два вывода: либо эксперты ничего не нашли, либо все же нашли, но не хотели разводить панику раньше времени.

- Татьяна, полагаю, - узнал ее Горский. - Что-то вспомнили?

Она вошла в номер, который теперь был занят Горским и прикрыла за собой дверь. Номер был завален какой-то аппаратурой и коробками неизвестного назначения.

- Что происходит детектив? - спросила она. - Все настолько серьезно?

Он улыбнулся, поднялся из-за стола, обошел его и указав на коробки, сказал:

- Видите это? Это коробки с похожими делами. Мне придется их все пересмотреть до понедельника. А вы тут со своими вопросами.

- А я не из праздного любопытства, детектив. Я знать хочу, стоит ли съезжать или вы разберетесь с этим? И почему не было объявлено ничего?

- Вы как с луны упали, - покачал головой Горский. - Это тайна следствия знаете ли, разглашению не подлежит. Вы что, детективных сериалов не смотрите!

Это был весьма осознанный подкол. Татьяне подумалось, что Горский весьма привлекательный без того ужасного костюма на два размера больше и нелепого плаща, который ему не шел. У мужчины были светлые волосы и серые пронзительные глаза, плюс ямочка на подбородке, которая лишь подчеркивала симпатичную внешность и довольно молодое лицо. На вид Горскому было не больше тридцати, но изъяснялся он как сорокалетний.

- Не смотрю, - согласилась она. - И если честно, мне плевать, кто что не знает. Что за вещество вы там нашли?

- Это тоже подпадает под тайну следствия, - сказал он сухо.

- А если я помочь смогу? - лукаво сказала она, подходя к нему ближе.

- Вы? - переспросил он. - Вы вроде сказали что работаете дизайнером. Или я ошибаюсь?

Татьяна припомнила, что не говорила здесь такого никому, выходит он уже порылся в ее личном деле, выходит подозревал, как и предполагала Елена. Ну, дела!

- Я много чем увлекаюсь. А есть вещи которыми я серьезно занимаюсь, к примеру геологией и химией.

Это было чистой правдой. Несколько лет назад, когда Татьяна встречалась с инженером-геологом она увлеклась минералогией и органической химией чтобы быть ближе к своему бой-френду. Однако это все ее отношений с Олегом не спасло, они расстались когда тот переспал с лаборанткой в командировке.

- Как ваше увлечение химией может здесь помочь?

- Я знаю многие вещества, о которых не пишут в Интернете. Могу взглянуть, может даже ответ дам. М?

Горский почесал затылок. Ему очень хотелось чтобы в этом деле появились хоть какие-то зацепки, тогда можно будет от них и на них дело строить. Только вот экспертная группа строго-настрого запретила без их ведома кого-то запускать в номер. Они обещали вернуться завтра, с каким-то представителем, уполномоченным разобраться во всем этом. Но до завтра еще практически целый день, а дело могло сдвинуться с мертвой точки уже сейчас.

- Ладно, - сдался он. - Я разрешу вам посмотреть. У вас десять минут.

Татьяна улыбнулась. Это оказалось проще, чем она полагала. Он то уже подумала, что ей придется переспать с Горским, чтобы попасть в номер Макса. К счастью, с карьеристами сейчас проще.

Первое, что заметила Татьяна попав в номер Макса, в помещении пахло тухлыми яйцами и хлоркой. Скорее всего сероводород выделился из распада частиц каких-то веществ. Она вытащила носовой платок и закрыла им нос и рот, на всякий случай. Затем она обошла небольшой одноместный номер, такой же как и у нее. Она вспомнила, что Горский сказал, что дверь была заперта изнутри, скорее всего постоялец номера заперся сам. Осмотрев номер, она подняла глаза на стену над кроватью. Там, накрытая специальной прозрачной клеенкой, через которую было все видно, находилась она. Та субстанция. Эманация, как бы сказала Елена. Вещество было бело-зеленого цвета, внешне напоминало гной. Оно проистекало прямо из стены, где была едва заметная трещина. Процесс истечения не замедлялся ни на секунду, и внизу, где на кровати, располагалось пластмассовое ведро, оно было уже почти до краев наполнено истекшей из стены субстанцией.

Татьяна подошла ближе и присела на корточки. Вещество не источало запахов, не пузырилось, не проявляло какие-то жизненные процессы. Она вспомнила, что Елена сказала что Макс возможно мертв. Но в таком случае, где его труп, почему здесь ничего не было обнаружено. Ей пришла в голову мысль, что это все кто-то мог подстроить, тот кто имел конкретный зуб на Макса. А это вещество явно нужно было взять на анализ, сделать пробы и тогда уже от этого плясать. Странно, что Горский и сотоварищи до сих пор этого не сделали.

На дверью номера раздались голоса. Татьяна вытащила свой смартфон и сделала несколько фотографий и даже короткое видео, на 22 секунды.
- Ну, что скажите? - встретил ее в коридоре Горский, снова в своем стремном плаще. - Нашли что-то?

- Сероводород, - тихо сказала она.

Он усмехнулся.

- Думаете, я этого не знаю без вас? Что-то еще?

- Похоже на сок тропического дерева, он может быть ядовитым, но только если попадет в кровь.

Горский открыл рот.

- Мы в России! Какие тропические деревья вам тут?!

- Вы просили ответа, а теперь недовольны, - подколола Татьяна. - Нужно пробы взять, перво-наперво, а потом после результатов можно расследовать, - деловито размышляла она. - Ясно?

- Ясно, - согласился Горский. - Может вы ко мне в напарницы пойдете? - предложил он без улыбки. - А то со мной никто работать не хочет.

- Не удивительно, - ответила Татьяна. - Вы одеваетесь как гей.

Он недоуменно уставился на нее. Наверное он считал, что одевается по последней полицейской моде, в плащ, как все детективы. Но в этом плаще он выглядел не как детектив, а как педик. Это не могло не бросаться в глаза и не улыбать.

За всеми этими разговорами и собственным расследованием, Татьяна не заметила, как наступил вечер. Вернувшись в свой номер, она машинально собрала сумку, а потом почти час сидела и раздумывала, что ее пугает во всем этом. А пугало ее то, что эта субстанция находится прямо рядом с ее номером, и за ночь, она может отправится в след за Максом, где бы он там ни был. Поэтому желание сбежать вместе с Еленой, неукоснительно росло. Только вот, она же совсем не знает эту девушку! Как она и могла предположить еще утром, она запросто может оказаться какой-нибудь ненормальной фанаткой непознанного...

Однако, что плохого случится, если она просто попробует поверить Елене?!

4.

- Была уверена, что ты не придешь! - усмехнулась Елена, увидев перед собой Татьяну с сумкой на плече. - Я же по твоему психически больная. Ты готова к путешествию с психом?! - подколола она.

Знала бы Лена, сколько раз по дороге Татьяна хотела повернуть обратно. И не просто повернуть, а рассказать Горскому, что тут ходят всякие и говорят что он мудак. Но нет, любопытство влекло Таню, которая в детстве мечтала о приключениях. Нужно было дожить до 37 лет, чтобы иметь возможность их получить. Почему она должна отказываться сейчас?

- А ты готова путешествовать с человеком, который не верит в чертовщину, аномальные зоны и Нло? - парировала Татьяна.

- Еще и не таких видала! - усмехнулась снова Елена. - Садись! Мы удираем из этого места. Ты уверена, что Горский не следил за тобой?

Татьяна кинула сумку на заднее сидение, где помимо этого лежало куча всего, вплоть до свернутой палатки и резиновой надувной лодки. Затем она забралась на переднее сидение и осторожно захлопнула дверь.

- Нет, не уверена. Я же не Джеймс Бонд, - безразлично ответила она. - Но думаю, что ему не до меня. Там эксперты прибыть должны были.

- Только этих олухов не хватало! - сделала недовольной лицо Лена, осторожно разворачивая свой джип.

- Что вас связывает с Горским? - полюбопытствовала Татьяна, пристегиваясь.

- Работали вместе, - нехотя ответила Елена. - Это было давно и неправда. Он мудак, не будем о нем.

Что-то подсказывало Татьяне, что Лена не просто работала с ним, но лезть в душу не захотела. Может, пройдет какое-то время, Лена сама расскажет. А сейчас у них впереди дорога неизвестно куда и зачем.

- Куда мы едем? - спросила Татьяна, немного погода, когда пансионат скрылся из виду в белой ночи.

- Выживать, - буркнула Елена и Татьяне подумалось, что это она так шутит.

Кто же знал, что это далеко не шутки.

***

Татьяна открыла глаза, щурясь от яркого солнца. Когда она более менее проснулась. она вспомнила о том, что было вчера. Вчера она вечером села в машину к совершенно незнакомой девушке и они поехали в неизвестном направлении.

Куда?!

Татьяна огляделась. Вокруг было ...поле. Стелился туман и ощущалась утренняя прохлада. Лены в салоне не было, но ключи она оставила в зажигании. Промелькнула идея пересесть в кресло водителя и угнать машину, направляясь в ней домой. Но Татьяна вспомнила, что водитель она не важный, да к тому же ...это реальность, а не приключенческий роман.

- Проснулась!? - неожиданно появилась перед ней Елена с каким-то пакетом в руке.

- Господи Боже мой, ты меня напугала! - честно призналась Татьяна.

Лена улыбнулась, забираясь в салон, кладя пакет с чем-то ароматным внутри на колени к ней.

- Вот, я тебе принесла немного сэндвича с курицей. Свой я по дороге слопала. Завтракай и поедем дальше. Уже немного осталось.

Татьяна взяла пакет и выудила оттуда ароматный сэндвич.

- Немного? - откусила она кусочек.

Он оказался необыкновенно вкусным, хотя скорее всего Таня просто была голодна.

- У меня здесь есть кое-что, - неопределенно сказала Елена, смотря как Таня поглощает еду.

- А кое-что это что?

- Когда доедем - увидишь! - подогрела любопытство Татьяны ее новая знакомая.

Какое-то время они ехали молча. Лена следила за дорогой, пытаясь поймать информационную волну по радио, а Татьяна смотрела в окно, размышляя за каким чертом она поехала с Леной.

- У тебя есть кто-нибудь? - наконец, поинтересовалась Елена.

Татьяна посмотрела перед собой.

- В каком смысле?

- Бой-френд, - уточнила Лена.

- Ах, это. Нет.

- Совсем никого? - продолжала любопытствовать Лена. - Родители, друзья, коллеги?

- Родители давно умерли. Друзей я не завожу, а коллеги ... ну есть парочка.

Елена хмыкнула на предложении "не завожу друзей", но решила не вставлять реплику.

- Не густо, - констатировала она. - Хотя у меня почти так же. С той разницей, что родители от меня практически отказались, не приняв мой образ жизни и философию.

- И что же у тебя за образ жизни? - как-то безразлично спросила Татьяна, размышляя над тем, куда же они едут все таки.

- Разъездной, - коротко ответила Лена. - Меня дома не бывает, да и дома, особо нет. Не нужен он мне.

- И парня нет? - полюбопытствовала в ответ Татьяна.

- И зачем он мне? Они все мудаки!

Опрометчиво и глупо грести всех одним гребнем. Хоть бы сказала, что большинство, а то сразу все. Фи. Татьяна едва не фыркнула. Она не считала, что все мужчины - мудаки. некоторые были совсем ничего так, другое дело, разный опыт у них.

Они проехали по шоссе километров пятьдесят. Самое интересное, что за все время на встречу им попалось всего пара грузовиков, хотя по Яндекс. Карте в смартфоне Татьяны говорилось что это шоссе очень загруженное в летний сезон. Оказалось, что они находятся где-то в район Твери, а точнее тверской области и направлялись все дальше от Питера, что Татьяну почему-то не радовало.

Через какое-то время Татьяна заметила, что они старательно объезжают живые постройки: заправки, бары, закусочные и даже мотели. При этом судя по всему бензином машина была заправлена полностью. Татьяне подумалось, что Елена просто запасла его впрок. Но здесь она ошиблась.

- Надо остановится у заправки, - сказала Лена. - Только заправимся и дальше. Ясно?

- Чего ты боишься? - резонно поинтересовалась Татьяна. - Нас вроде никто не преследует.

Елена притормозила у обочины и повернулась к Татьяне. Какое-то время она молча смотрела на нее, зачем начала говорить.

- Я вижу, что ты не осознаешь всю серьезность положения. Давай, я тебе объясню вкратце. Мы с тобой не можем заночевать в мотеле или в каком-то хостеле. Вообще лучше не подходить к жилым зданиям, во избежании эксцессов. Ты думаешь, что Макс был первым пострадавшим от этой эманации? Это уже не первый случай, и не последний. Будут еще жертвы, много. Но когда люди поймут, что все это серьезно, их всех истребят как гусениц.

- Если мы все равно умрем, зачем пытаться выжить? - на полном серьезе спросила Татьяна, еще до конца не осознавая всю серьезность слов Лены.

- Ну, начинается! - разозлилась Елена. - Ты что, вообще не понимаешь, что я тебе только что сказала?!

Татьяна помолчала.

- Я понимаю, что я сделала ошибку, поехав с тобой. Думаю, что мне надо выйти и поймать попутку до Питера, или купить билет в Твери.

Татьяна открыла дверь и собиралась выйти из авто, когда Лена "извлекла последний козырь из кармана".

- Скорее всего в Питер ты не попадешь. Там все оцеплено и на карантине.

Татьяна замерла в положении вылезающего из машины. Она обернулась на серьезную Елену.

- Что?!

Елена закатила глаза, откидываясь в водительском кресле. Она уже поняла, что с Татьяной будет сложно, просто потому что, она не слышит и не хочет слышать. Но все это до поры.

- Вот, послушай! - Елена включила первую попавшуюся радиостанцию.

Через шипение и помехи донесся напуганный и серьезный голос ведущего, который сообщал о том, что город Санкт-Петербург и все его ближайшие города закрыты на карантин. Власти не сообщают подробностей, но похоже какой-то вирус захватывает города и идет он на юг. Ведущий попросил не создавать стрессовые ситуации и панику, и желательно не покидать тех городов, где более-менее безопасно!

Медленно, но верно до Татьяны начало доходить то, что Елена не псих, скорее наоборот, она пытается хоть как-то спасти ее. А в сущности, ей должно быть наплевать.

Какое-то время Татьяна молча переваривала услышанную информацию.

- И что будет дальше? - спросила она тихо. - Мы все умрем?!

Елена пожала плечами, не желая отвечать на данный вопрос. Однако, Татьяна, которая успела уже сесть обратно в машину и плотно закрыть дверь, оказалась настойчивым человеком.

- Скажи мне, черт возьми, правду?!

Елена сверкнула глазами и резко развернулась к ней, что та отпрянула.

- Что тебе рассказать?! Что ты никогда не вернешься в свой город? Или то, что мы в самом эпицентре этой заразы? Или о том, что большая часть людей действительно исчезнут будто бы их ни было?! И да, все именно так! Все плохо! Очень плохо! Учитывая то, что никто не желает слушать правду, все хотят какое-то фантастическое лекарство от этой фигни, а его нет! Потому что это инопланетная фигня и она пришла чтобы очистить планету Земля от вируса под названием - человек! - пламенно заключила Елена.

- Откуда все это известно тебе?

- Потому что я исследую эманацию и ее виды всю свою жизнь. И я готова слушать и слышать даже самые фантастические версии, самые нереальные. Эта чертова эманация убила самого дорогого мне человека, именно поэтому я знаю все о ней. Как она проявляется, как действует и к чему это приведет. Все последствия: от и до! И поверь мне, эта фигня не остановится на Питере, Шанхае или Нью-Йорке! Она не успокоится, пока человек не исчезнет с этой планеты. Поэтому единственный выход у человечества - улететь к черту с планеты. Но вместо того чтобы реально строить корабли, человечество последние сто лет занимается несусветной херней, и теперь у него больше нет времени.

Самое страшное, что в словах Елены было столько горькой правды, что стало не по себе. И ведь правда, возможно были и раньше эти ..эманации и предупреждения. Но разве человек обратил внимания? Ему дороже были войны, борьба за власть и отмывание денег. Выходит, эти пришельцы, кем бы они ни были, вполне справедливы: вирусы нужно уничтожать. Они - вирус! На этом конец.

- Тогда и нам никак не сбежать от надвигающейся смерти! - обреченно вздохнула Татьяна. - Какой смысл бежать, если убежать нельзя?

- А если я тебе скажу, что можно, ты мне поверишь? - лукаво бросила Елена, вновь запуская мотор авто.

5.

Почему, когда у людей есть все что душе угодно, они не ценят этого. Но стоит это потерять, начинаются сожаления! И все вокруг говорят, что именно так устроен человек, что это заложено в нем. Это брехня! Человек устроен так, чтобы ценить, заботится и защищать то, что ему даровано свыше Вселенной. Почему же тогда стереотипы настолько живучи, что позволяют влезть в головы нормальным людям и сделать из них подобных эгоистов и пофигистов. Мы же все на одной планете живем!

- Бункер?!

Наверное лицо Татьяны выглядело удивленно, потому что Лена пожала плечами и ответила:

- Думала, что ты догадалась.

С каждым километром вдаль от своего города Татьяна понимала, что возможно она больше никогда не будет жить прежней жизнью. Она пыталась не думать о том, что все это может закончится именно в бункере, в который они направляются. Что в нем? Какая жизнь их там ждет? Или это вовсе не жизнь, а выживание!?

- А что потом? - задала логичный вопрос Татьяна, грустно смотря на пустую дорогу впереди.

Не смотря на кажущуюся уверенность, Елена боялась этого вопроса. Ибо она и сама толком не знала, что потом. Она только знала, что до бункера им надо добраться сегодня, завтра может быть поздно. Но что там в бункере, она понятия не имела. Она была в нем последний раз год назад.

- Это сложный вопрос, давай я на него отвечу тебе, когда доберемся, хорошо?

Татьяна кивнула и тут же последовал другой вопрос.

- Ты готова сегодня умереть?


Вечер стал склоняться над дорогой стремительно, когда они свернули на лесную дорогу, по которой не более десяти минут. Бункер располагался в совершеннейшей глуши, уходя вглубь пустынного леса, над мохнатыми елями и редкими соснами.

- Мы бросим машину здесь? - воскликнула Татьяна.

Ей почему-то стало жалко эту железную коробку которая уже завтра или послезавтра может встретить апокалипсис.

Лена снова удивленно посмотрела на нее, но ничего не сказав, вылезла из авто и начала пытаться найти в бункере дверь. Сперва казалось, что двери вообще не существует. Однако же Елена оказалась настойчивой и через 40 минут, они уже были внутри темного коридора, ведущего прямо под землю. Из машины они забрали несколько коробок, какие-то приборы, воду и бензин. Пришлось сходить несколько раз.

Когда они, наконец-то, попали в большое сухое неосвещенное помещение, Татьяна поняла, что они тут надолго. Какое-то ощущение безысходности поселилось глубоко внутри. Посветив фонариком, Елена обнаружила выключатели и включила свет.

- Вау! - только и могла произнести Татьяна, когда яркие лампы наверху открыли ей вид на помещение бункера.

Это было самое настоящее убежище. В большом помещении располагалось много всего, но больше всего у Татьяны взгляд зацепился за широкую тахту, "полевую кухню" и длинный стол, на котором стояло масса разнообразной аппаратуры, начиная с компьютеров и кончая навигационными рациями.

- Откуда это все у тебя? - немного погода решилась спросить Татьяна.

- Мой отец был военным геологом и палеонтологом. Когда был совсем молод, решил на случай ядерной войны построить себе бункер. Все над ним смеялись тогда, но сейчас как-то не до смеха. Хотя, он одним из первых, в конце 60 гг. обнаружил зачатки эманации биологического происхождения, но тогда его теория считалась заговором против жизни и ее засекретили, а его уволили, - грустно заключила Елена. - Вот его фотка, - показала она на небольшое фото в рамочке, висевшее над столом с приборами и компьютерами.

На фотографии сделанной явно давно, был запечатлен грузный мужчина, в военной форме и с черепом какого-то животного.

- Выходит, он оказался прав, на счет эманации и прочего, да?

- Он был прав, - кивнула Елена. - Просто его слушать не хотели, боялись. Теперь-то не хотят, а тогда вообще...

Они помолчали, а потом Елена сказала:

- Нам надо в южное помещение сходить, посмотреть запасы еды и воды. Нужно все упорядочить. А потом съедим гамбургеры, которые я взяла еще в пансионате, и нужно поспать.

Оказалось, что в бункере есть еще южное и северное крыло. В южном был провиант, а северном - оружие. Провианта было столько, что Елена аж присвистнула, причем судя по всему, он здесь лежал совсем недавно, всего пару лет. Значит, отец перед смертью его проверял, предположила Лена, либо еще кто. Насчет, еще кого-то, она осторожно предположила, что это друг отца Матвей Стрельцов, который несколько лет назад ухаживал за ней, замуж звал. Они вместе с отцом бункер оборудовали, Матвей хорошо рубил в электрике.

- Не хотелось бы его тут видеть, - нахмурилась Елена. - Приставучий он, как банный лист.

Оружия было тоже достаточно, но оно против эманации, как слону дробинка.

- Куда делся Макс? Ты сказала, что он умер, но куда делось тело? Они... его забрали? Для чего?! - вслух размышляла Татьяна.

- Не забивай себе голову ненужными вопросами. Макса здесь нет.

- Но я хочу понять, - настаивала Татьяна. - Эта...эманация живая биологическая субстанция, значит она может переварить большое живое существо, вроде собаки или человека, да?

Размышление казалось вполне логичным, но если бы Татьяна только знала, как оно точно на самом деле, она бы не задавала его и не думала о нем.

- И почему от него пахнет сероводородом?

Елена споткнулась обо что-то внизу и едва не упала на Татьяну.

- Ты что, его нюхала?! - с удивлением и некой паникой в голосе спросила Елена.

- Да, - просто ответила Таня. - Я его даже на видео сняла маленько, вот, на телефон! - дополнила она, показывая на мобильный.

- Ты что рехнулась!?? - бросилась к ней Елена. - Покажи руки, живо!!!

Татьяна ничего не понимая, протянула руки к Елене, ладонями вверх. Они были чистые, только немного в мозолях.

- Ты идиотка!!! - заключила Елена, резко оставляя Татьяну в покое. - Дура, ей богу!

Теперь разозлилась Татьяна.

- Да объясни ты толком хоть что-то! Не все же такие ненормальные, как ты!

Это были правильные слова, человека, который ничего не соображал в палеонтологии, геологии, постапокалипсисах и эманациях. Совсем ничего!

Елена шумно выдохнула, приводя нервы в покое. В голове гудело. Она немного перегнула палку с раздражением, Татьяна права, нужно все пояснить.

- Пойдем, - сказала Лена. - Поедим, расскажу.


Тахта оказалась жесткой, но обе женщины вряд ли почувствовали это, когда уставшие присели на нее. Пока Татьяна переодевалась в некоем помещении которое Лена назвала "ванной комнатой", сама Елена пыталась по рации связаться со своими друзьями. Но либо рация была сломана, либо просто никто не отвечал. Попытки продолжались ровно до того момента, как к ней вышла Татьяна. До поры Елена не хотела говорить той ничего. Сперва надо наладить радиосвязь, а это ей так и не удалось.

- Оприходуем? - достала она из под полы бутылку виски. - Тут бычки в томате есть. Кто знает, сколько нам еще жить осталось!

6.

- Значит, тебя отец воспитал? - задалась вопросом Татьяна, опрокидывая в рот очередную порцию виски.

Елена усмехнулась, обнажая ряд белых зубов.

- Как бы не так! - сказала она беззлобно. - Мой отец был слишком одержим своими исследованиями и экспедициями, его и дома-то не было. А когда построил этот бункер со своим армейским прихлебалой, Витькой - скворечником, вообще дома перестал появляться. Я его видела пару раз в полгода. Мама правда не грустила, быстро нашла ему замену.

- Скворечником? - переспросила Татьяна, не совсем понимая фамилия это или прозвище.

- Это он своего ученика так называл. Воробьев его фамилия. Они этот бункер вместе строили, мама даже подозревала что они и спали вместе. Да кто знает. У Витьки своей хаты не было, так он сюда часто мотался.

- А сейчас?

- Я понятия не имею, где он сейчас, - задумавшись ответила Лена. - Надеюсь ему хватит ума где-то в другом месте помереть, а не припереться подыхать сюда.

Они обе замолчали, раздумывая тем не менее об одном и том же, об этом Витьке, который может нарушить их идиллию, их совместное одиночество в ожидании неизвестно чего. Почему-то Лене вдруг подумалось о том, что этот несостоявшийся ученик и отцовский любовник, вполне может забрести на огонек, нарушив все границы личного пространства. Ей не хотелось думать, что тогда. Сейчас ей просто хотелось...

Она посмотрела на задумчивую Татьяну сидевшую рядом на тахте. Красивая шея, загорелые обнаженные плечи, Татьяна держала осанку и спину прямо. Это бросилось в глаза. Работа в офисе кого хочешь вышколит. Елене вдруг захотелось наклониться к девушке рядом, завалить на спину и поцеловать. Это желание было настолько сильным, что Елена начала трясти головой, будто бы это могло вытрясти из сознания несвоевременные желания близости.

"А вдруг это в последний раз?" - пронеслось в голове. "А вдруг, завтра они просто станут прахом, ветром в этом дремучем лесу. Не проживут своих жизней, не пройдут путь до конца, не узнают, что такое состариться..."

- Тебе плохо? - спросила Татьяна, смотря на то, как девушка рядом трясет головой.

Нет, Лене было слишком хорошо. То ли от выпитого, то ли от неожиданных мыслей о своей спутнице в далекоидущих последствиях. Алкоголь ударил в голову настолько неожиданно, что все начало резко выходить из-под контроля: мысли, чувства, желания!

Ведь возможно это последние желания, последняя возможность чувствовать. Здесь, на земле, которая без пяти минут будет чужой для них.

Татьяна смотрела на нее немного с удивлением, растерянностью и каким-то неуловимым ответным огоньком страсти. Страсти ли? Или после полбутылки виски ей начало казаться, что они друг другу нравятся. Давно нравятся, хотя они были вместе всего два дня!

- Нет, - выдавила из себя Елена, осипшим голосом.

Возбуждение уже набирало обороты и сбить его не выйдет. Слишком долго Елена была одна, слишком долго она ни с кем не ... Последняя девушка у нее была еще в Университете, а потом было уже не до отношений. Наука забрала все внимания на себя. Горский этого тоже не понимал и не принимал, поэтому они разошлись. Они пробовали быть вместе, строить что-то, но страсть Елены к девушкам, а Горского - к выпивке, погубило все. Даже желание создать семью ученых.

- Я тут подумала, - разрезала Татьяна тонким голосом оглушающую тишину вечернего бункера. - А ведь мы можем найти противоядие этой ...штуке. Ну, или... попытаться хотя бы. Как ты думаешь?

Татьяну алкоголь всегда пробивал на размышления и творчество. Он словно топливо заряжал мозги идеями, и тогда Татьяна могла говорить часами напролет. Наверное именно это отпугивало ее мужчин. Они просто не выдерживали этого потока информации.

Елена вцепилась в бутылку с остатками горячительного, стараясь даже не смотреть в сторону собеседницы. Она надеялась, что возбуждение так внезапно зародившееся у нее внутри, пройдет, отступит, даст возможность дышать... Но нет. Оно все набирало обороты.

- Что не так? - заметила, Татьяна, что Елена вообще ее не слушает. - Что с тобой?

Внезапно Татьяну посетила мысль, что Елена... уже не Елена. Кто-то. Что-то! Она осторожно попыталась отсесть от девушки дальше, но в это время холодная, просто ледяная рука Лены схватила ее за запястье свободной руки. Их взгляды неожиданно скрестились в немой схватке за превосходство. Татьяна вскрикнула, выронив уже пустой стакан из правой руки. В зеленых глазах Елены отразилась вся нерастраченная страсть за долгие годы и желание утолить эту страсть. Сейчас. Немедленно.

Татьяна без ответа поняла, что девушка перед ней возбуждена. Алкоголь ли подстегнул это или что-то еще, но сопротивляться, значит что-то испортить в этот вечер. Татьяне было страшно, но любопытство пересиливало. Она один раз целовалась с девушкой в колледже и тогда ей понравилось. Но с того момента прошло почти двадцать лет! Стоит ли пробовать еще?

Стоит!

Их губы очень быстро оказались друг напротив друга, чтобы в следующий миг соприкоснуться. Елена вела в этой страстном пьяном танце, Татьяна, как менее опытная в этом деле, уступала и велась. И ей нравилось. Вкус губ Елены был сладкий и горький одновременно. И это лишь подогревало, манило, раздирало любопытством изнутри. Хотелось большего. Хотелось здесь и сейчас. Хотелось внутрь! Сейчас же!

Выпитое туманило разум, руки обеих словно жили своей жизнью. Но поцелуи не прерывались, даже когда рука Елены скользнула под ремень Татьяны... Короткий вдох и Лена поняла, что ее тут ждали. Ждали!!! Возможно, она не так уж сошла с ума и виски не виноват, эта попутчица не просто так на нее свалилась. Не просто так поехала с ней, все не просто так. Именно это хотелось думать, даже проникая в Татьяну, резкими рывками, заставляя стонать в губы, вцепившись руками в бедра Елены. И пусть эта ночь будет последней...


Их обеих разбудил позывной по рации.

- Власов вызывает Бункер-3! Селезнева, ответь! Прием. Это Серега Власов. Вызываю Бункер-3, прием!

Наверное рация надрывалось какое-то довольно продолжительное время, потому что когда Елена более менее открыла глаза и прислушалась, голос вызывающего начал сипеть, будто бы он тут горланил всю ночь!

Ночь.. Елена внезапно вспомнила, что было ночью. Она срочно оглядела себя, на ней была одежда. Вся, кроме рубашки и носков. Она обернулась на еще не проснувшуюся Татьяну, на которой были только трусы и майка.

Быстро вскочив с тахты, Елена бросилась к рации, по пути понимая, что голова кружится и во рту как в пустыне. Однако, она понимала, что Власов не будет ждать вечно, скорее всего есть новости.

- Бункер -3 на связи! Власов, где тебя черти носили? - вместо приветствия заявила Лена. - Прием!

- И тебе доброе утро! - сквозь помехи смеялся Власов. - Ты готова лететь к черту с этой планеты, детка?

- Я не одна, - тут же обозначила Лена позицию Татьяны в этом приключении. - Двоих возьмешь?

- А что она умеет? - поинтересовался Власов. - Какая у нее область?

Лена почти забыла, что на корабль берут только тех, кто что-то умеет полезное для коалиции в космосе. Инженеров, строителей, врачей, копов, пожарных, психологов, кулинаров. Специалистов, короче. Но Лена считала что это неправильный отбор.

- У нее область - со мной! - рявкнула Елена. - Это все, что тебе нужно знать. Понял?

- Ты знаешь, что есть негласное правило, - возразил Власов. - Я не могу брать кого попало. Чебоксаров будет недоволен.

Связь ухудшалась, надо было быстрее все решать.

- К черту Чебоксарова! - крикнула Елена. - Ты знаешь, что его свод правил, лишь формальность. Мы все живые, понимаешь? Или ты мне предлагаешь сказать этой девушке, что... по техническим причинам Чебоксарова она не имеет права на жизнь!?

Татьяна едва проснувшись после бурной ночи, услышала именно два последних предложения. На самом деле у нее раскалывалась голова, но она все слышала и все поняла. Елена ее не бросит! Или хотя бы сделает все для этого! Но...

- Лен, я его старший технический помощник, я не могу... - пытался кричать через помехи Власов.

- Значит, не моги дальше! Я остаюсь на Земле. Конец связи!

Она нажала кнопку "отбой" на портативной рации и голос Власова оборвался на полуслове, уступая место оглушающей утренней тишине бункера.

- Значит, мы здесь умрем? - нарушила эту звенящую тишину сонная Татьяна.

Она была все еще не одета нормально и Елена вновь залюбовалась ее плечами и осанкой. Ну почему, почему, у них так мало времени? Или может быть его вообще уже нет!

- Они прилетят! - уверенно хлопнула ладонью по столу Елена. - Я им нужна, а значит, и ты тоже.

- И куда мы полетим?

- На космическую станцию, где уже шестнадцать лет живут люди. Смельчаки, бросившие вызов космосу и другой жизни, - пылко пояснила Елена, присаживая на тахту. - Я их всех неплохо знаю. Работали в одном НИИ.

- Почему ты им нужна?

- Я врач. А ты мой помощник. Я тебя всему научу, к тому же, как ты вчера сказала, ты хорошо знаешь химию и минералогию...

- Я ее знаю на уровне земном, а не...

Поцелуй прервал поток слов Татьяны. На миг показалось, что ночь продолжается, снова кружит голову. Снова опьяняет, манит и зовет. Зовет все продолжить, снова и снова. И снова...

- Бункер-3, - прорвалось снова сквозь шипение уже на другой портативной рации, вверху бункера. - Мы летим за вами, будьте готовы.

Женщины прервали поцелуй, улыбаясь друг другу.

- Ты будешь отличным моим помощником в космической цивилизации! - смеясь, сказала Елена, снова припадая к манящим губам. - Обещаю.
Написать отзыв