Медузиада

от Remi Lark
миниангст, юмор / 18+ слеш
27 сент. 2017 г.
27 сент. 2017 г.
1
2014
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Мифология, Кун Н.А. «Легенды и мифы Древней Греции» (кроссовер)
Основные персонажи:
   Медуза Горгона, Артемида, Афина, Персей
Пэйринг:
   Медуза Горгона, Афина Паллада, Артемида, Персей
Рейтинг:
   NC-17
Жанры:
   Ангст, Юмор, Мифические существа
Предупреждения:
   Нецензурная лексика, Кинк, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
   Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
   закончен Описание:
Откуда у Медузы змеи и на голове и почему ее взгляд обращает в камень
Посвящение:
Моим чудесным соавторам Gabriel <Lee> Lark и Kira Kuroi, без которых ЭТО бы не появилось

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

О музы! Уши заткните скорее и слушать меня не спешите:
Был в изумлении страшном я, речи услышав такие.
Этот рассказчик потом уверял всех подряд не однажды,
Будто бы истину нам он глаголил отважно, забыв о божественном гневе.
Впрочем, вернемся мы к нашим баранам, точнее, к игривым девицам,
Что разыграли великую драму пред всеми людьми и богами.

Этот рассказ про мудрейшую деву Палладу
И про Горгону, с тентаклями вместо волосьев.
Повесть про то, что делили прекрасные девы,
Зевса попутно терзая капризами либо мольбами
И посылая к Олимпу угрозы, но громкие в меру.
В общем, внемлите мне, если, конечно, хотите.

Тайная страсть пробудилась однажды в Афине Палладе,
Страсть, что терзала ее еженощно и изредка днями.
Дева измучилась, даже слегка похудела,
Очи же стали совсем как у птицы, что ловит ночами
Мышек и прочих безвинных тварюшек печальных.

Взор свой направив однажды на страсти предмет, увидала
Очи Медузы, что жадно за шагом Афины следили.
И совоокая дева, подумав, смекнула — Эроса стрелы
Попали и в сердце Медузы Горгоны, обеим досталось.
Страсть разгорелась подобно костру, что питают
Кровью земли и отборными сучьями жены.

Что ж титанида? Гуляя однажды по брегу морскому,
Что дал приют для нее и для двух ее кровных сестричек,
Громко взмолилась: «О боги! За что наказали?!
Надо подумать о том, чтобы род свой продолжить, но как же?
Если сгораю от страсти к Афине прекрасной?
Как мне на ложе с мужчиной возлечь? Не желаю!»

Вмиг очутилась пред ней совоокая дева Афина
(Видно, бродила она по тому же по брегу морскому,
Воздух целебный вдыхая и встретить мечтая Медузу).
Ласково глядя в глаза титаниды Горгоны и томно вздыхая,
Дева поведала тайну, которой и боги не знали:
Эроса шутки лишили Афину покоя. Смутилась Медуза.

Очи потупя, она отвечала Афине Палладе: «Послушай,
Надобно нам меж собой побыстрей это дело уладить.
Может быть, ежели страсти дадим хоть разочек мы выход,
Жар и томленье в груди уж не будут волною вздыматься?»
«Ты, титанида, умна и хитра»,— отвечала Афина Паллада,
Без промедленья ее на песок привлекая с лобзаньем.

Тихие стоны рвались из груди титаниды,
Жадно Афина ее целовала, и море
Было свидетелем ласк, расточаемых девой.
То она пальцами нежно соски теребила,
То вдруг к губам приникала и страстно кусала,
Как драгоценности стоны ее собирая и вздохи.

Вскрикнув, Медуза в томлении ей отвечала,
Ласками жаркими страстно Афину терзая,
Пальцы ее то сжимали округлые груди,
То опускались на ости подвздошных костей, -
Там замирали и дальше стремились упрямо
Русые кущи любви посетить, с них росу собирая,

Тайной тропой Афродиты спускаясь до лона,
Изредка лишь погружаясь в то жаркое место, -
Сразу потом возвращаясь, смущаясь деяньем,
И теребили они бугорок наслажденья,
Легкою птичкой иль грубою лаской своею
До наслаждения пика ведя совоокую деву

И, притомившись, лежали игривые девы,
Нежно и трепетно груди лаская друг друга,
В тесных объятьях от жара любви отдыхая,
Грустно вздыхая, что фаллоса нету у женщин.
«Знаю, что делать нам, — после Афина сказала,
Локон Медузы слегка теребя. — Нам поможет отец мой!»

Тотчас Афина отправилась к Зевсу в покои,
Там перед троном вела она мудрые речи,
Зевсу вовсю намекая на скорые трона шатанья.
Грозно нахмурились брови у Дия-Керавна, и пальцы
Тут же нащупали молнии, встал величаво,
Только он был остановлен премудрой Палладой.

Ласкою дева отца успокоив, сказала:
«Знаю я средство избавить нас всех от угрозы.
Надобно лишь нам на время Медузу заклясть бы,
Тотчас титаны замолкнут, и мир воцарится».
Дав на прощание пифос с заклятием нужным,
Зевс проводил свою храбрую дочь до порога.

Скорбно Медуза подругу свою ожидала,
Нервно ходила вдоль моря, и сам Конегривый
Ей оказать свою милость решил, но Медуза
Гордо ему отказала. Взъярившись, гневно обрушился
Бог на прекрасную деву, страстно ее он волнами
Довел до вершины блаженств и отхлынул.

Тут и Афина явилась, таща на загривке заклятье.
Наскоро девы обнявшись за пифос схватились.
Громко Афина сказала: «Божественной силой
Волосы девы пусть станут на время живыми!»
И замерла, созерцая, как гладкие пряди
Стали свиваться, шипеть, чешуей покрываясь.

Страстно Афина Медузу лобзала, меж тем раздеваясь,
И на песок улеглася, к подруге взывая:
«Что же стоишь! Обними меня крепче, покуда
Змеи твои вновь не стали обычной прической!»
Тут же Медуза приникла к источнику страсти,
Нежно лаская прекрасное тело богини.

Змеи шипели, несмело Афину лаская повсюду.
Жаркою страстью пылая, Медуза все ниже скользила.
В лоно Афины проникли затейницы-змеи, свиваясь,
Двигались медленно там, чешуей задевая
Нежную кожу. И громко богиня стонала,
Двигая бедрами, к пику любви подбираясь.

Эос несмело явила над миром рассветный румянец,
Гелиос шумно катил колесницу, Селена по своду гуляла —
Девы свой жар утолить не могли, с каждым разом
Страстно друг друга сжимая в любовных объятьях.
Лишь на четвертые сутки опомнилась дочерь Метиды
И на Медузу воззрилась, сомненьем терзаясь.

Волосы девы все так же змеились подобно тентаклям,
Нежно ластяся к Афине. Медуза рыдала:
«Видимо, слишком ты сильно заклятье сказала!
Волосы-змеи навеки проклятьем мне стали!»
Ласково ей отвечала Афина, играя власами:
«Ты хороша и тогда, и сейчас, моя радость!»

Страстью и ласкою нежной подругу свою успокоив,
Дева Афина пошла совершать справедливость.
Ей помахав на прощанье, Медуза печально
Стала бродить вновь по берегу моря седого,
Жалобным криком скалы вокруг оглашая,
Сетуя громко на долю жестокую слишком.

Минуло время, к Медузе вернулась Афина.
Что же узрела? Медуза хитон поправляет,
Томно глядят ее очи, следы поцелуев
Жарко на коже горят, разрумянились щеки,
Змеи сплелись, словно долго их кто-то тревожил,
Твердой рукою в горсти зажимая со страстью.

Руки простерши, вскричала Афина Паллада,
Громко и яростно слово ее разносилось,
Эхом летя над просторами моря, и в скалах
Дробно стучало, лавины собой вызывая.
«Что тут случилось? И кто же тот дерзкий налетчик,
Что обесчестить решился невинную юную деву?»

В слезы Медуза ударилась, стала виниться:
То Конегривый придет, на песочке разложит,
Или же явится, луком грозя, Артемида-девица.
«Жалкая участь, — рыдала навзрыд титанида. —
Сна и покоя лишили коварные боги Олимпа,
Некуда скрыться — сестрицы из дома прогнали!»

Гневно Афина взирала, сурово нахмуривши брови,
Выслушав молча, озлясь, отвечала Медузе:
«Ежели так, то отныне проклятьем смертельным
Станет твой взгляд — обращать будет в камень любого!
Волосы-змеи, источник блаженства и неги,
Будут кусать неугодных, посмевших тебя лишь коснуться!»

Выслушав деву, сказала на это Медуза:
«Как хорошо, отдохну хоть немного теперь я.
Камень? Отлично, продам я скульптуры и новый
Дом обустрою. Сестрицы пусть локти кусают!»
Так отвечала Медуза и легкой походкой
Прочь удалилась, Афину оставивши в шоке.

Долго стояла Афина и хмурила брови,
Тяжко уже сожалея о новом проклятьи,
Ярости волны еще ощущая от мысли,
Что Артемиду ласкали Медузы тентакли.
«Нет уж, сестрица! Ее ни за что не получишь,
Хитрая девка!» И устремилась скорее

В те заповедные кущи лесные, в которых
Храм Артемиды был скрыт за листвою густою.
Там луноликая неге в тиши предавалась:
Томно мечтая о новом с Медузой свиданьи,
Гладила нежно и бедра, и груди тугие,
Ноги сжимала и тихо протяжно стонала.

Стон сладострастный услышав, Афина Паллада
С яростным воплем вломилась к сестре, закричала:
«Порна дешевая ты, а не дева лесная!»
И оттаскала за косы, ничуть не страшась ее мести,
Злобно словами такими ее награждая,
Словно солдат сквернословый на поле сраженья.

Тут Артемида смолчать не смогла, тоже в косы
Крепко вцепилась, и драка меж ними возникла.
Боги с Олимпа взирали на ссору в великом сомненьи,
После разнять попытались. И что же случилось?
Крепко досталось Гефесту — хромает, бедняга,
Аресу больно меж глаз от Афины влетело.

Что же Медуза? Жила между тем одиноко,
К ней приходили, просили наделать скульптурок.
Тихо вздыхала Медуза, Афину порой вспоминая.
Как-то случился герой, испугался девицу,
Вести разнес, что она де людей обижает,
И разбираться послали с Медузой Персея.

Море вздымало под ним свои волны седые,
Чайки кричали, и острые камни ущелий
Жадно тянулись перстами, но был он их выше.
Вот, наконец, он на острове. Домик заметил,
Тихо подкрался, в окно заглянул и увидел
Мирно лежащую деву на ложе широком.

Тихо вздымалася грудь, чуть дрожали ресницы,
Капелька пота скользила меж персей упругих,
Томные стоны слетали с разомкнутых губ. Ретивое
Сердце взыграло в герое, единым усильем
В дом он вбежал и на ложе к Медузе улегся,
В лоно ее погружая свой жаждущий фаллос.

Вскрикнула дева, хотела раскрыть свои очи,
Только герой был не промах и быстро подушкой
Деве лицо он прикрыл. Возмутилась Медуза,
Впрочем, потом передумала, только вздыхала
И под Персеем она изгибалась, лаская героя,
Бедрами томно водя, и призывно стонала.

Так распалился Персей, что едва лишь излившись,
Снова Медузу решил он ласкать, но Медуза
Ловко скользнула, и сверху героя уселась,
Крепко зажмурив глаза. Зашипели тут змеи,
Ласково им улыбнувшись, склонилась девица,
Стала героя ласкать, ноготками порой задевая.

Нежно кусая Персея, Медуза, сползая, достигла
Сосредоточия мужества. Змеи шипели
И обвивались, сплетаясь, вкруг фаллоса, после
Пара игривых тентаклей скользнула чуть ниже,
Стала яички ласкать, в афедрон проникая.
Охнул герой, охуев, и излился повторно.

Дело свое совершив не однажды, Медуза
Томно раскинулась рядом с Персеем на ложе.
Севши с трудом, ей герой произнес: «Ты послушай,
Смерти твоей возжелали бессмертные боги.
Я не хочу убивать тебя. Что же мне делать?
Голову чудища мне принести повелели!»

Только лишь кудри раскинула нежная Эос,
План по спасению был разработан героем.
Быстро Персея таларии в нужное место доставив,
Крыльями прядая, ждали того лишь мгновенья,
Чтобы героя обратно к Медузе вернуть поскорее
Сделавшим дело — добывшим чудовища главу.

Змей напихавши подохших чудовищу в космы,
Нежно простилась Медуза с Персеем раз двадцать.
Бледный герой полетел возле самого брега —
Видно, девица весьма утомила героя,
Спас по пути Андромеду, Афине Палладе
Щит он отдал, рассказавши про битву с Медузой.

Минуло время. Персея давно уж женили,
Мирно в лесах Артемида зверей выпасает,
Мир и порядок наводит в Элладе Афина.
Счастливы все и довольны. Включая Медузу.
То Посейдон к ней заглянет, а то и Афина,
И Артемида дорогу прекрасно к ней знает.

Храбрый Персей на войну очень часто уходит.
После повсюду жена его видит трофеи:
Мертвые змеи, сплетясь меж собою в объятьях,
То из доспеха появятся, то из прически.
Мудро молчит Андромеда — вниманья хватает,
В доме достаток и мир. Ну, а что еще надо?
Написать отзыв