Ты показал мне небо

от Antilopa
мидиромантика (романс) / 18+ слеш
Бэкхён (Бён Бэкхён) Чанёль (Пак Чанёль)
3 окт. 2017 г.
3 окт. 2017 г.
4
16255
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Зрители с замиранием дыхания следили за тем, как красно-белый параплан вальсировал в небе. Пилот оказывался выше самого крыла, но уже через несколько секунд возвращался в исходную позицию и с такой же лёгкостью вновь повторял сложную фигуру параакробатики. После он красиво пролетел по спирали, ловя нужный поток, и крыло быстро завертело, сначала в одну сторону, а после и в противоположную. Казалось, что вот-вот и параплан с треском грохнется вниз, но пилот умело взмывал, чтобы уже в следующее мгновение опять раскачать его, и параплан послушно продолжал исполнять волю своего хозяина.
– Обожаю его, – прошептал парень, так же, как и все присутствующие, с блаженной улыбкой на губах продолжая наблюдать за пилотом.
– Кому же он продал душу, чтобы так летать? – послышался смешок рядом.
– Ладно, хватит пялиться, он садится. И если это не победа, то я – не Ким Чондэ, и ни черта не смыслю в парапланеризме, – парень отложил бинокль, в который всё это время наблюдал за полётом, и рацию, натянув ниже на глаза кепку и двинувшись в сторону берега.
– Дэ, я с тобой, – позвали его и быстро догнали, идя вровень.
Все внимательно проследили за тем, как спустя минуты пилот аккуратно приземлился на специальную платформу, установленную на середине озера, и огромное крыло параплана медленно опустилось следом, задев кромку воды. Пилоту помогли собрать параплан и усадили в моторную лодку, которая быстро домчала его до берега, где парня уже встречали довольные и счастливые сокомандники.
– Бэк, это было шикарно! – Бэкхён перетащил параплан на деревянный пирс, а следом протянул руки, чтобы его ухватили и помогли самому взобраться, и тут же оказался в крепких дружеских объятиях.
– Чан, вы ведь сняли полёт? – широко улыбнулся он и, отдав другу свой шлем со словами «с тебя и этого груза хватит», вместе с Чондэ поднял параплан, следуя за Чанхуном и продолжая улыбаться.
– Конечно, сняли, – тот обернулся к нему. – И ещё сотня людей, это точно. Но я тебе и без видео могу сказать, что ты был великолепен. Все высшие баллы от судей – твои.
– Думаешь? – Бэкхён остановился и стащил солнцезащитные очки, прищурившись от яркого солнца, что отражалось в водной глади, и посмотрел на друга. Засунув очки в нагрудный карман, он поднял взгляд в небо, где уже парил другой параплан, а его пилот ловил нужные потоки и готовился к исполнению аэробатических фигур.
– Уверен, – на Бэкхёна пристально посмотрели, разглядывая его лицо, и едва улыбнулись. – Хочешь понаблюдать?
– Чан, я хочу в туалет, – рассмеялся Бэк и вместе с Чондэ удобнее перехватил груду ткани. – И если я в ближайшее время этого не сделаю, то кому-то будет стыдно, и этим кем-то, скорее всего, буду я.
– Поэтому хватить трындеть, – весело поддержал его слова Ким. – Не хочу стать свидетелем его позора в день победы.
– Пф… – закатил глаза Бэкхён, но всё же двинулся дальше.
Схватив параплан в охапку, молодые люди не спеша двинулись к командной палатке, где их уже ждали остальные. Ещё раз глянув в небо, Бэкхён проследил взглядом за парящим парапланом, и уголки его губ удовлетворённо приподнялись. Всё же находиться там, наверху, и наблюдать за этим отсюда, с земли, – разные и абсолютно несоразмерные вещи.
– Чан, как ты? – Бэкхён кинул взгляд на друга, заметив, что тот всё ещё бережно ступает на недавно повреждённую ногу.
– Отлично, – отмахнулся парень. – Уже не могу дождаться, когда полетим с тобой в паре.
– Ты сначала после перелома восстановись, хорошо?
– Бэк, не будь моей мамой. Мне хватает её длительных и поучительных речей.
– Чан, он прав, – отозвался Чондэ.
– Всё, правда, нормально, – примирительно улыбнулся Чанхун. – Я ведь уже хожу, так что нога постепенно разрабатывается.
– Лучше бы ты разрабатывал её под присмотром врачей, а не тащился сюда, – фыркнул Бэкхён.
– Ага, и пропустил сегодняшнее зрелище с тобой в главной роли?
– Чан…
– Всё, парни, хватит меня лечить. За последние два месяца я вдоволь пресытился докторами. Давайте лучше подумаем, где отпразднуем очередную победу Бэкхёна. Я, кстати, недавно нашёл довольно уютный бар, в котором готовят просто шикарный арбузный фраппе.
– О, Боже, Пак Чанхун! – рассмеялся Бэкхён. – Ещё даже окончательных результатов нет. А фраппе я тебя и так угощу.
– Да всем и так всё понятно, – вновь обернулся парень, солнечно улыбаясь. – И я запомнил твои слова, – он ткнул в друга пальцем.
– Чан прав, – поддержал его Чондэ. – Это твоя победа. Так что угощаешь ты всех, – хитро добавил Ким, подмигнув Паку.
– Вы сговорились!..



***


Прикрыв глаза, Бэкхён тяжело вздохнул и закусил губу, справляясь с подступающей дрожью во всём теле. Он сглотнул и переступил с ноги на ногу, заставляя себя вновь посмотреть на гроб, рядом с которым стоял священник, читающий молитву, что провожала его лучшего друга в последний путь. Встретившись взглядом с матерью Чанхуна, он тут же виновато опустил его, всего лишь за мгновение сумев прочитать в глазах напротив обвинение и презрение.
Сжав руки в кулаки, Бэкхён постарался собрать всё своё самообладание и стойко выдержал то, как гроб опустили в могилу. Выдержал и громкие всхлипы родственников почившего друга, когда в могилу закидывали землю.
Выждав, когда все присутствующие на похоронах положат цветы и уйдут, он приблизился к свежему холму и наклонился, дрожащими руками положив свой букет и смотря на фото улыбающегося друга. Но жёсткий голос вывел его из прострации, заставив напрячься:
– Ну что, доволен? – женщина даже не скрывала ненависть. – Добился своего?
– Госпожа Пак, – тихо обратился к ней Бэкхён, обернувшись и медленно поднявшись на ноги.
– Если бы не ты, Чанхуну никогда бы даже в голову не пришла мысль о полётах, – выдавила из себя женщина. – Но нет, он ведь всю свою жизнь ставил тебя себе в пример. Бэкхён такой, Бэкхёнэтакий… – она сжала губы и прикрыла их белоснежным платком, не позволив себе заплакать. – Я была права, не поощряя всю эту вашу богадельню, но твоё мнение для него всегда было превыше родительского. И вот к чему всё это привело, – женщина обвела взглядом могилу, и её глаза вновь ожидаемо заслезились.
От одной из небольших групп людей отделился молодой представительный мужчина и подошёл к ним.
– Мам, – позвал он и, обняв её за плечи, ласково поцеловал в висок.
– Простите, – прошептал Бэкхён. Возможно, он смог бы сказать ей намного больше, но только не при таких обстоятельствах. Да и был ли смысл?
Госпожа Пак развернулась в объятиях сына и уткнулась ему в грудь, сдерживая рвущиеся изнутри всхлипы, и Бэкхён непроизвольно глянул на старшего брата Чанхуна, которого за всё время их с Паком дружбы видел от силы раза три, и мельком.
– Идём, – тот негромко позвал мать и потянул её за собой, но женщина всё же обернулась и смерила Бэкхёна злым взглядом:
– Не желаю видеть тебя даже близко, – прошептала она и послушно двинулась к ожидающему чёрному автомобилю.
Бэкхён прижал к лицу ладони и буквально вжался в них, собирая себя по кусочкам, на которые, казалось, рассыпался ещё в тот миг, когда врач сообщил, что Чанхун умер. Но если тело сейчас и было единым, то душа напоминала скорее рваный ошмёток, нежели что-то цельное и осмысленное.
– Бэк, что она тебе сказала? – Бэкхён почувствовал на своём плече крепкую руку, сжавшую его.
– Правду, – парень отнял ладони от лица и вдохнул жаркий полуденный воздух, расстегнув тугой ворот рубашки и оттянув галстук. – Она сказала правду, Дэ.
– Но ты ни в чём не виноват. Это ведь врачи не досмотрели.
– Изначально во всём виноват я, – вынес сам себе приговор Бэкхён.
– Идём. Я больше не буду тебе ничего говорить – в данный момент в этом нет смысла. Но пройдёт время, и она поймёт, что была не права, несправедливо обвиняя тебя.
– Дэ…
– Я сказал – не сейчас. Идём, – повторил друг и, ухватив Бэкхёна под локоть, потащил его к своему старенькому форду.



***


– Эй, чемпион, вообще не представляю чем, но ты ему понравился, – рассмеялся в наушнике Чондэ, следивший за Бэкхёном в бинокль.
– Иди на хрен, – пропыхтел тот, – и ты тоже иди на хрен! Пошёл вон! – прокричал он уже орлу, который последние пять минут только и делал, что парил над ним, постоянно норовя сесть на крыло параплана. – Пошёл вон, я сказал! – птица едва коснулась лапами ткани, но тут же испуганно отлетела, правда недалеко. – Вот же прицепился, – выругался Бэк, и ушёл правее, огибая горный склон.
– Кстати, утром звонила вот та симпатичная блондиночка из энергопоставляющей компании.
Бэкхён отчётливо расслышал в голосе друга хитрые нотки, но вновь обратил взор нанавигатор, сверяясь с введёнными координатами маршрута, и посмотрел вдаль, прикидывая время полёта до нужного объекта.
– Ты ей сказал, что мы сегодня обработаем информацию и отправим?
– Ой, не отчётная информация ей нужна, – рассмеялся Чондэ. – Заказала она тебя, – добавил он. – Полёт в тандеме на эту субботу, на одиннадцать утра у тебя уже забронирован.
– Дэ, перекинь её к другому инструктору, я планировал в субботу в город смотаться.
– Дама настойчиво пожелала полетать именно с тобой.
– Ну, блин, – выругался Бэкхён. – Какая разница?
– Ну, видимо, для неё она есть, учитывая, что девушка ещё в начале разговора целенаправленно поинтересовалась именно о тебе.
– Ладно, – пилот разглядел вдалеке горные линии электропередач и направил параплан к ним. – Только больше ничего для меня на этот день не бронируй, мне, правда, нужно в город выехать.
– Договорились. Что там у тебя? – поинтересовался Чондэ, потеряв Бэкхёна из виду.
– Почти на месте, – отрапортовал тот.
– Отлично. Машина уже ждёт тебя у подножья со стороны Каменного перевала. Если что –маякуй. Хотя… подожди-ка… – Ким замолчал в переговорном устройстве и вновь появился на канале лишь спустя минуту. – Бэк, у нас здесь гости, так что я передаю тебя другому.
– Что за гости? – напрягся Бэкхён.
– Да так… – неоднозначно протянул Чондэ. – В общем, будь на связи.
– Дэ?
– Бэк, всё хорошо, честное слово.
– Ладно, – не совсем веря, всё же согласился Бэкхён.
Он выверил свою высоту и скорость ветра, и немного изменил направление полёта, стараясь подлететь со стороны солнца. Одной рукой проверил, делает ли запись его камера, и начал осторожно приближаться горному склону, на котором были расположены металлические опоры, пролетая над проводами и выискивая повреждённый участок. Едва дувший боковой ветер немного мешал, но, выровняв крыло параплана, Бэкхён полетел дальше, снимая простирающийся под ним горный склон, покрытый негустым лесом.
Он никогда не любил летать с винтом, но полёты для души и рабочие полёты никогда не следовало сопоставлять. К тому же, там, дальше, сразу за грядой находились несколько горных деревень, жители которых пару дней назад остались без электричества, и местная управляющая компания наняла его провести детальный осмотр с воздуха. Личные предпочтения в такие моменты так и оставались личными предпочтениями, потому что имя и престиж школы, которые они с остальными ребятами зарабатывали годами, всегда стояли для Бэкхёна на первом месте. К тому же дополнительный доход никогда не бывает лишним, а с местными властями – как показало время – нужно уметь дружить. По крайней мере, именно умение ладить сейчас помогало их парапланерской школе пережить внезапно нагрянувшую проверку, организованную третьим лицом. И Бэкхён прекрасно знал это третье лицо.
Он отвлёкся от хмурых мыслей как раз вовремя – то, что он искал, как раз показалось на горизонте. Бэкхён подлетел ближе и, помимо видео, сделал ещё несколько фотографий, но всё же решил пролететь дальше над грядой, на всякий случай удостовериться, что обрыв проводов присутствует лишь в одном месте.



***


Бэкхён вытащил из багажника пикапа свой рюкзак с парапланом, и понёс его в складское помещение, а после помог работникам выгрузить громоздкий винт, с которым он летал, оттаскивая его туда же. Но только уже на выходе со склада приметил чёрный внедорожник, припаркованный на небольшой стоянке в стороне, и, не придав значения, двинулся к зданию школы, на ходу поприветствовав нескольких инструкторов, что курили перед самым входом. Не спеша войдя внутрь, он стянул свою ветровку и повесил на вешалку, махнув рукой девушке, которая сидела за администраторским столом и с кем-то разговаривала, делая пометки в рабочем блокноте, но увидев Бёна, замолчала на несколько секунд, проводив его растерянным взглядом.
Бэкхён прошёл дальше по коридору и, предварительно постучав, открыл дверь в небольшой кабинет.
– Свободен? – спросил он, но заметив в кресле для посетителей какого-то мужчину, жестом показал, что зайдёт позже.
Чондэ поднял на него глаза и, глубоко вздохнув, серьёзно на него посмотрел:
– Входи, – Ким пожевал губы, добавив: – мы как раз тебя и ждали,– Чондэ глянул на свои напряжённо сцепленные на столе пальцы и перевёл взгляд на сидящего спиной к Бэкхёну посетителя.
– Перекинешь видеозапись на компьютер? – Бэкхён подошёл ближе к столу и протянул Чондэ портативную видеокамеру. – Обрыв на тридцатом километре. На самом спуске, недалеко от дороги. И там повреждён всего лишь один пролёт, так что пусть наши энергетики не паникуют.
– Угу, – неоднозначно промычал тот, принимая камеру, но вновь посмотрел на посетителя, заставляя и Бэкхёна повернуться.
– Добрый день, – негромко поприветствовали Бэкхёна, и он замер, лишь спустя мгновение узнавая молодого мужчину в строгом костюме.
– Добрый, –Бэкхён поджал губы и сжал правую руку в кулак. Мужчина совершенно спокойно осмотрел его с ног до головы, а после встретил подозрительный взгляд Бэкхёна, едва улыбнувшись. – Чем обязан? – парень переступил с ноги на ногу, уже догадываясь о причине приезда этого человека в школу. То, с каким рвением Паки решили отобрать у Бэкхёна дело его жизни – не могло не волновать.
– Вот, решил посмотреть на тебя, – усмехнулся мужчина, продолжая без зазрения совести разглядывать его.
– Посмотрели? Отлично. А теперь можете выметаться и передать госпоже Пак, что мы так просто не сдадимся. В ближайшие дни школа подтвердит все права на предоставление обучения и проведение других работ, так что её закрытия – чего вы так упорно добиваетесь – не будет.
Мужчина вновь снисходительно улыбнулся, и Бэкхён отчётливо так почувствовал себя мышью перед удавом, который просто играет с ним, но в любой момент, который невозможно вычислить, может накинуться.
– Посмотреть на тебя, как на инструктора, – мужчина слишком удобно сидел в кресле и, казалось, совершенно не обращал внимания на колкий взгляд, которым смерял его Бэкхён.
Бэк нахмурился, пытаясь понять, что пропустил в чужих словах, когда на помощь пришёл Чондэ:
– Он хочет нанять тебя для индивидуальных занятий.
– Я думал, что уже сделал это, – вопросительно изогнул бровь мужчина, посмотрев на Чондэ.
– Нет, – моментально выпалил Бэкхён.
– Почему?
– Чего вы добиваетесь, господин Пак? – прошептал Бэкхён. – Серьёзно, ответьте хотя бы вы на этот вопрос, раз ваша мать не то, что поговорить с собой не позволяет, но и приблизиться на пушечный выстрел не даёт.
– В данный момент я добиваюсь лишь одного – возможности попасть в твой рабочий график, как клиент, – размеренно объяснил Пак.
– Чтобы накопать достаточно компрометирующего материала? – огрызнулся Бэкхён. – Так спешу разочаровать: все условия для безопасных учебных полётов соблюдаются. Школьные инструкторы относятся к таким вещам более чем серьёзно.
– Я знаю, – кивнул мужчина. – Поэтому и хочу воспользоваться твоими услугами.
Бэкхён посмотрел на него с подозрением и даже сложил руки на груди, пытаясь прочесть на чужом лице хоть толику подвоха, которую не мог прощупать в словах.
– Вы всегда можете воспользоваться услугами других школ… –начал было он, но Пак перебил его:
– Проверка, которая сейчас изучает дела этой школы, предоставляет практически идеальную информацию.
– А вы сомневались? – почти прошептал Бэкхён.
– Ни в коем случае, – рассмеялся мужчина.
– Тогда какого чёрта? – подпитываемая двухнедельным стрессом выдержка Бэкхёна балансировала на грани. Он, возможно, и наговорил бы этому человеку кучу просящихся наружу гадостей, но здравый смысл всё ещё подсказывал, что, общаясь с семьёй Чанхуна, не стоит опрометчиво разбрасываться словами – те, при желании, могут и раздавить. И то, что Чанхун был абсолютно не похож на свою властную мать и такого же старшего брата – всегда оставалось для его окружающих загадкой. Сам Чанхун лишь отмахивался и оправдывался тем, что такая жизнь не для него, а дела семейного бизнеса слишком далеки от его понимания, да и «старший брат всё равно прекрасно справляется там и без меня, я буду лишь мельтешащей под ногами обузой».
– Мне нужен полный курс обучения полётам на параплане, – выдал мужчина, смотря на Бэкхёна почти наивно, будто и нет между ними никакого напряжения.
– Зачем вам это? – почти обессилено выдохнул Бэкхён, не веря ни единому сказанному слову, какими бы отвлечёнными от проверки они ни были.
– Хочу понять, что чувствовал брат.
Бэкхён вытянулся по стойке смирно и сглотнул. Он долго стоял в полной тишине, раздумывая, ведь всё сказанное скорее всего обычная ловушка в период проверки, да и с возможностями семьи Пак любое, даже невинное слово, можно было вывернуть наизнанку так, что потом не докажешь свою правоту. А постоянное нахождение в школе Пак Чанёля обязательно обернётся неправильно истолкованным либо исковерканным пониманием слов или действий.
– Хотите отказать мне? – спросил Пак тоном, который даже не подразумевал отказ.
Бэкхён переглянулся с озадаченным Чондэ и на мгновение опустил голову, уставившись на носки своих ботинок.
– Официально обоснованных причин для отказа нет, – выдавил из себя Чондэ, видимо уже проверив нужные справки и документы, которые, похоже, и лежали перед ним на столе, и Бэкхён чертыхнулся про себя, но вслух сказал, подбирая каждое слово:
– Хорошо, мы постараемся подобрать вам инструктора.
– Я хочу именно тебя.
– Что? – удивился Бэк.
– Я сказал, что хочу, чтобы именно ты занимался со мной.
– Не имеет значения, кто будет с вами заниматься, все наши инструкторы…
– Ещё раз повторяю, меня интересуешь исключительно ты, – упрямо повторил Пак.
– Вряд ли это возможно, – медленно протянулся Бэкхён, – мой график, скорее всего, уже заполнен.
– Я плачу десятикратную стоимость.
Бэкхён пристально посмотрел мужчине в глаза, не видя в них и капли веселья. Деньги никогда не помешают, но учитывая, кому они принадлежат, каждый в школе подумает не единожды, пока примет решение. Только в данный момент решение стоило принять именно Бэкхёну, и он по-настоящему боялся промахнуться, зная, чем всё может обернуться. Плевать, что он сам мог остаться без работы, но вся остальная команда не должна была страдать лишь из-за того, что он пал в немилость влиятельной семье Пак.
– И сворачиваете проверку школы, – тихо выдал своё условие Бэкхён под изумлённый выдох Чондэ и ухмылку Пака. – Обычная оплата курса занятий и ваши проверяющие проваливают к чёртовой матери. Это мои условия. На другие я не соглашусь.
Бэкхён сжал руки в кулаки и попытался проглотить вставший в пересохшем горле ком. Он молился, чтобы Пак не прочёл в его упрямом взгляде страх, потому что Бэк умудрился сейчас поставить на кон всё, что было у него самого, а также и у его друзей. И этот страх уж точно не продержится внутри него слишком долго.
Пак медленно склонил голову набок и улыбнулся, спустя секунды дав свой ответ:
– Будь по-твоему, – он почесал щёку указательным пальцем, что-то для себя прикидывая.
– Тогда оставьте у Чондэ удобный для вас график, я подстрою под него свой, – не сводя взгляда с Пака, попросил Бэкхён, а следом развернулся и слишком быстро покинул кабинет, лишь в коридоре позволив себе полноценно вдохнуть воздух в, казалось бы, уже позабывшие, что это такое, лёгкие. Голова резко закружилась, и Бэкхён остановился возле стены, уткнувшись в неё лбом и пытаясь привести мысли в порядок.
Не слишком ли много он позволил себе? Не аукнется ли это на школе?
Бэкхён вздрогнул, когда дверь в кабинет Чондэ открылась, и из него вышел Пак Чанёль. Остановившись рядом с парнем, он улыбнулся и протянул ему руку:
– Надеюсь на плодотворное сотрудничество.
Бэкхён протянул руку в ответ, но промолчал, проводив того взглядом до самого выхода, а потом ещё долго стоял возле окна ближайшего учебного класса, наблюдая за неспешным отъездом мужчины.
Во что он ввязался? Во что он позволил втянуть школу? Но был ли у него выбор?
Сердце в груди рвалось наружу, и Бэкхён закусил губу, лишь сейчас осознавая, насколько Чанхун был внешне похож на своего старшего брата, но лишь с той разницей, что в младшем Паке абсолютно отсутствовал светский лоск и холёность, присущие мужчинам такого круга. Чанхун всегда был «своим парнем» и никогда не заговаривал о влиянии и деньгах своей семьи, а оттого никто и никогда даже не вспоминал, что Чанхун вроде как наследник большой компании, да и тот сам не особо жаждал быть этим самым наследником, лишь иногда жалуясь, когда совсем припекало, что мать им недовольна. Но если Бэкхён первое время и пытался что-то вставить в такое положение дел, то Пак всегда отмахивался тем, что «там и Чанёля без меня хватает».
Бэкхён никогда не смел даже думать о том, что однажды Чанхуна не станет. Вот так глупо и бессмысленно. Но это случилось, а Бэк спустя месяц так и не научился думать о друге в прошедшем времени. А воспоминания о том, сколько всего они прошли плечом к плечу не желали покидать голову Бэкхёна, который временами продолжал думать о том, как они с Паком могут… но реальность быстро и жестоко перечёркивала все мысли.
– Бэк, – услышал он за спиной голос Чондэ и замахал головой в преддверии вполне ожидаемого вопроса
– Не знаю, Дэ. Правда, не знаю.
– Думаешь, он что-то задумал?
– Скорее всего. В противном случае, зачем ему весь этот спектакль? – Бэкхён повернул голову к подошедшему ближе Чондэ и вздохнул.
– Я подобью ваши графики, но, Бэк, я тебя очень прошу – будь осторожен, – попросил Ким и положил ладонь на плечо Бэкхёна, сжав его. – И если что-то пойдёт не так, смело шли его на хер. Школе не впервой переживать проверки и подтверждать лицензию.