Такое кино

от Wacom
драбблыэротика, романтика (романс) / 18+ слеш
22 окт. 2017 г.
22 окт. 2017 г.
1
3581
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Обстоятельства складываются на удивление удачно, хотя идея Сехуна слишком банальна - просмотр кино, как главная возможность попытаться овладеть Луханом, но изначально не так плоха. Желание хоть немного приручить к себе этого хитрого и слишком свободолюбивого парня, показать свои чувства, жажду обладания, по плану Сехуна должно наконец-то оправдаться. Но нельзя высказывать в лоб своё признание, с диким зверьком так не поступают, а медленно, с хорошо продуманными действиями поначалу ослабить бдительность, отвлечь, а после овладеть и не столько телом, душой, а если хватит сил и терпения, то и сердцем.

Сехун знает, что Лу не пойдёт смотреть фильм только в его компании, и всего пара минут, несколько слов и Чанёль, который вовсе не против посмотреть перед сном хороший фильм, соглашается пойти с Се в зал и предлагает захватить не только Лухана, но и Бэкхёна, потому что тот ещё не спит. Пока Сехун собирает всю компанию по разным комнатам, сначала вытащив сопротивляющегося Лу с его постели, затем уговорив только что вышедшего в одном полотенце из душа Бэка, Чанёль выбирает из большого списка скачанных фильмов какую-то явно ещё не просмотренную всеми новую мелодраму. Бэкхён, переодевшись в свежие кофту с длинным рукавом и глубоким вырезом и лёгкие брюки, приходит в зал и садится на пол, облокотившись спиной о кресло, сгибает ноги и, склонив голову набок, всматривается в стоп-кадр.
- Что за фильм? – произносит он и поворачивается в сторону севшего рядом с ним Чанёля, в этот же момент чуть дёргается и сжимает руки между ног.
- Название такое длинное, что я его просто не запомнил. Что-то там про любимых, - отвлечённо говорит высокий парень и вертит головой в поиске более удобного места.
Он замечает, как Бэк весь сжимается и усиленно всматривается в экран невидящим взглядом. Чанёль медленно рассматривает красивый профиль парня, длинную шею, напряжённые плечи, затем то, как стройные ноги сжимают между собой сцеплённые руки, и немного щурится. Мысли текут размеренно и вырисовывают чужой силуэт, запоминая все мелочи и изгибы. Подсознание красиво выворачивает стройное тело перед взором Пака, а развитая фантазия прибавляет больше откровенных картинок. Он улыбается и, словно ленивый кот, переползает на кресло позади Бэкхёна.
- Мы только вдвоем… будем смотреть его? – чуть сглотнув, произносит Бён в ожидании ответа. – Где Сехун?
- Видимо, всё ещё уговаривает Лухана, - Чанёль устраивается поперек кресла, закидывая длинные ноги на один из широких подлокотников, а руки - за голову, и облокачивается спиной о другой.

Бэкхён закрывает глаза, чувствует, как двигается ткань на кресле от движений Пака, и по его спине пробегает холодок. Ноги сжимаются так, что местечко между колен уже побаливает, а руки давят на пах. Бэк старательно медленно, как бы непринуждённо встает и перебирается на стоящий неподалеку диван. Не хватало ещё того, чтобы Чанёль догадался о его чувствах. Уже несколько недель Бён дико мучается и скрывает свою чрезмерную привязанность и зависимость от высокого красивого парня, потому что не знает, как признаться другу, который, что скорее всего, не испытывает желание к своему полу. Такие мысли совершенно не радуют Бэка, потому-то он и выбирает молчание, а не разбитое вдребезги сердце.

- Та-а-ак, что за фильм? – в комнату входит полусонный Лухан, зевает и почёсывает подтянутый животик под выцветшей, но любимой футболкой. Тёмно-синие джинсы облегают стройные сильные ноги, и лишь три незастегнутые верхние пуговицы говорят о том, что их надели без всякой охоты.
- Хён? – вопросительно смотрит на Чанёля вошедший за сонным парнем Сехун. – Что выбрал?
- Да, какая-то драма про сороковые года. Кажется, фильм основан на реальных событиях, - Пак жмёт плечами и переводит взгляд с Сехуна, который всё ещё стоит в дверях, на каштановую макушку усевшегося перед ним на место Бэка Лухана.
- Я так и знал, что будет скукота, - со вздохом произносит Лу, листая журнал, который притащил из своей комнаты. – И чего я вдруг спать не лег, ах ну да… Фильм! Какой-то…
- Ладно тебе, хён, мы давно так не собирались. Разве плохо посидеть всем вместе и посмотреть что-нибудь интересное?
Лухан лишь машет рукой в сторону Се и рассматривает рекламный блок. Чанёль склоняется к парню, обнимая одной рукой, и что-то спрашивает у Лу, тот отвечает. Двое парней наблюдают за разговаривающей парочкой, и представшее перед ними красочное зрелище даёт повод для ревности. Из-за положения тел Чанёль практически касается щекой щеки Лухана, а тот отвечает почти в его губы, когда поворачивается в сторону задавшего вопрос парня. Лухану всё равно, хотя он единственный, кто знает о влюбленности Бэкхёна, а Чанёль лишь отвлекает немного раздраженного Лу, чтобы просмотр фильма прошёл без перепалки между самым старшим и младшим в их компании. Потому что вечные задевания Сехуна и резкие несдержанные ответы или выпады Лухана порой почти доводят их до драки, только Пак всегда успевает вовремя вмешаться.
- Ну, мы смотрим или ждём, пока вы насладитесь своим… журналом? – несдержанно и чуть раздражённо от слишком интимной близости между парнями на кресле спрашивает Сехун и садится на диван к Бэку. – Где пульт?
- А, да. Вот, держи, - Чанёль возвращается в свою прежнюю позу и кидает Се пульт от телевизора.

Вся прелесть мелодрам в том, что там, каким бы ни был сюжет, всегда найдётся хоть одна недлинная, но красиво выстроенная постельная сцена. Сехун знает о маленькой слабости Лухана - быстро возбуждаться в моменты экранного секса и непременно желает воспользоваться ею. Единственное, что его немного разочаровывает, это довольно большое между ними расстояние. Да и мнущийся рядом непривычно тихий Бэкхён не спасает положение, не об этом соседе по дивану мечтал Сехун, но просить Лухана пересесть к нему или переместиться самому не позволяет гордость. А время и ситуация играют-таки ему на руку. Минут через пятнадцать Лухан пересаживается на диван, когда Бэкки встаёт, чтобы принести из кухни графин с соком. Теперь всё именно так, как и загадывал Сехун. Лу полусидит-полулежит вдоль дивана, упираясь босыми ступнями в бедро Се, и это место соприкосновения горит и распространяет жар по всему телу парня. Руки младшего поначалу сложены на груди, но как только рядом с ним оказывается объект его желаний, он чуть скатывается с дивана и как бы непринуждённо кладет их по разные стороны. Одна рука ложится на ворсистую ткань покрывала, другая – на ткань чужих джинсов. Сехун тихо вздыхает, как перед самым ответственным заданием, и собирается с мыслями, всматриваясь в экран на появившегося в кадре знакомого актёра.

Когда Бэкхён возвращается в комнату, то сразу же высказывается самому старшему о том, что тот нагло занял его место, но Лухан абсолютно равнодушно продолжает смотреть фильм, и парню приходится поставить сок на соседний журнальный столик и сесть на пол. Поначалу Бэк садится перед Лу, но его почему-то сгоняет с этого места Сехун, и парню приходится вернуться на первоначальное место – перед Чанёлем. Да, он нервничает, но после непродолжительного мысленного самобичевания успокаивается и, усевшись поудобнее, наконец-то начинает вникать в фильм.

Фильм о безответной любви молодого писателя к интересному неукротимому парню, который ни о чём не задумывается, лишь прожигает свою жизнь, наслаждаясь свободой. Чанёль молчит, он знал, какой именно нужно было выбрать фильм, и делает вид, что ни о чём не догадывается. Двое парней на диване молчат: Сехун - по причине своей страсти к старшему, а сам Лу в силу своего возраста делает вид, что тема геев его нисколько не трогает, хотя для него она довольно щепетильна, только об этом никто не знает, почти никто. Бэкки поначалу пытается высказаться по этому поводу, но тёплая рука сидящего позади него парня охлаждает его пыл, а скорее - вводит в ступор. Бэкхён затихает, даже немного сжимается и собирает все силы, чтобы не сбежать в свою комнату. В нём будто взрывается ком противоречия и не даёт ни одной возможности мыслить более адекватно. Он впервые в жизни боится себя, своих чувств и совершенно не знает, как ему облегчить свои страдания.

Парни смотрят фильм в полной тишине. Свет в комнате выключен Бэкхёном после прихода из кухни. Комната находится в полумраке, лишь отсвет от экрана освещает её, окрашивая холодными цветами. Сехун выжидает ещё несколько минут и ближе к середине фильма устраивается позади Лухана, подложив под голову руку, чтобы видеть происходящее. Лухан, как ни странно, не произносит ни слова, даже молча двигается чуть вперед, предоставляя больше места младшему. Сехун же внутри весь дрожит и искрит, еле сдерживая себя, предвкушая, когда Лу почти что сонно хлопает глазами, потому что начинает засыпать.
Чанёль полностью расслаблен, он наслаждается и фильмом, и окружением, незаметно наблюдая за всеми. Он видит каждый маленький шажок Сехуна, видит поведение Лухана, который, видимо, совсем не против такой компании, а также Пак чувствует, как нервничает Бэк, особенно в момент страстного поцелуя между главными героями в фильме.
- Да, что за… - шёпотом произносит Бэкхён и пытается снова встать, но, как и в прошлый раз, его останавливает рука сидящего позади Чанёля, а шёпот на ухо пускает дрожь по всему телу Бёна.
- Останься.
Одно слово, но такое горячее и тонкое, что Бэкки чуть ли не тает на этом самом месте, радуясь тому, что объект его желания не видит его лица в данный момент.
Чанёль же всё знает и давно, потому что сам догадался, замечая каждый раз взгляды парня в свою сторону. Он не ощущает таких же сильных чувств к нему, но не прочь попробовать испытать себя. Ведь парень не только красив, нежен и отзывчив, но также горяч и страстен. Это замечали и замечает каждый, кто чуть ближе знакомится с вечно весёлым и неугомонным юношей. А сейчас Бэкки тих, совершенно другой, но от этого не менее привлекательный, даже наоборот. Пак чувствует, как от одной только мысли по его телу распространяется желание. Ему остаётся лишь выбрать момент, а он знает, что такой шанс выпадет ему и довольно скоро.

Отчаяние бросает главного героя фильма в объятия другого, нелюбимого. Он сам приходит к парню, избавляется от своей одежды и ложится на постель, предлагая себя без каких-либо слов. Такой беззащитностью невозможно не воспользоваться, и экранный любовник, раздевшись, берёт главного героя жадно со всей страстью, не отрывая взгляда от чужих глаз, пока владеет его телом…

Сехун чувствует, как из-за происходящего на экране действия Лухан пытается незаметно отодвинуться и сжимает руки между ног. И младший понимает, что не должен упустить такой шанс. Он склоняется к самому уху Лу, обнимает парня рукой, прижимая напряжённое тело к своему, а когда тот дёргается, Се прикусывает мочку его уха. Лухан от таких действий сначала пытается выпутаться из объятий, потому что первые несколько секунд не понимает, что делает младший, а после закрывает глаза и закусывает губу, понимая, что Сехун явно знает о главных точках на его теле.
Пальцы младшего скользят по чужим рукам, зажатым между ног, высвобождая их, затем - по гладким напряженным мышцам живота под футболкой лежащего перед ним парня. Язык оставляет влажный след по кромке уха. Свободной рукой Се поворачивает Лухана к себе лицом и впервые пробует нежность его губ. От первых долгожданных ощущений голова идёт кругом, перед глазами всё плывёт, и оба парня закрывают их. Почему старший не сопротивляется и не возмущается, как сделал бы раньше, Сехун не знает, поэтому смелеет и опускает ладонь на полувозбуждённую плоть поверх синих джинсов.
- А… Се, - сдавленно шепчет Лухан, но его затыкают жарким несдержанным поцелуем.
Проскользнув пальцами под пояс джинсов, Сехун от понимания, что на старшем нет белья, закатывает глаза и сжимает подрагивающее в его руке достоинство. Он не успевает поймать губами стон старшего, потому что тот резко разворачивается к нему всем телом и вжимает в спинку дивана, а затем жадно впивается губами в губы Сехуна.

Бэкхён слышит стон, который доносится явно не из телевизора, потому что постельная сцена в фильме уже прошла. Он медленно поворачивает голову в сторону дивана и успевает закрыть рот ладонью перед тем, как ляпнуть вслух что-то явно нечленораздельное, потому что он в шоке. Чанёль наблюдает всё со стороны с самодовольной улыбкой и склоняется к самому его уху, шепча:
- Тсс. Только тихо.
- Чанёль… - выдыхает Бэк и дёргается, когда по обе стороны от его тела опускаются чужие длинные ноги и сжимают его между собой.
Пак склоняется над Бёном, берёт его лицо в руки и поворачивает к себе, а затем целует в губы, дразнит языком, скользит им по губам вмиг замершего парня. Целоваться вверх тормашками забавно, но не менее волнительно. Бэкки от такого совершенно неожиданного поворота поначалу тихо что-то пищит и еле-еле двигает губами, потому что боится, что всё, что сейчас происходит, и не только с ним, со всеми, - сон. А затем отдаётся во власть склонившегося над ним парня.
Пару на диване совершенно не волнует, что происходит вокруг них. Они вжимаются друг в друга, ласкают, высвобождают свои тела из плена ненужной одежды. Их поцелуи несдержанны, как и стоны, что с каждым поцелуем и ласками заставляют дрожать их тела. Лухан подминает младшего под себя и вдавливает всем телом в диван, когда их плоти соприкасаются и трутся друг об друга. Он рывком садится поверх бёдер Се и стаскивает с него и с себя футболки. Склоняется и оставляет влажные следы от своих поцелуев от шеи до груди. Проскользнув рукой между дрожащими телами, Лу сжимает обе плоти в своей горячей ладони и поначалу доставляет им обоим удовольствие, двигая только рукой. Сехун сжимает ягодицы парня, чуть приподнявшись над поверхностью дивана, стонет и не может оторвать взгляд от красивого лица. Все чувства и эмоции отражаются в мимике Лу: в глазах плещется желание, губы горят алым цветом, чуть покусаны и влажны от поцелуев, брови немного сдвинуты, потому что с каждым движением его руки они оба проваливаются в бездну сладкого удовольствия. И Сехун всё видит, всё замечает и запоминает каждую секунду. Слишком долго он ждал, слишком часто мечтал об этом.

Чанёль видит, что парочка на диване, позабыв о невольных свидетелях, увлеклась процессом. Их тела соприкасаются друг с другом, их губы слиты в поцелуе, а руки творят что-то совершенно непристойное. Пак улыбается: ему нравится то, что он видит. А интерес к притихшему Бэкки возрастает. Переведя взгляд на сидящего между его ног парня, он замечает, насколько тот возбуждён. Поэтому Чанёль встает с кресла, хватает растерявшегося Бёна за руку и уводит в спальню, где рывком бросает на кровать и под его пристальным взглядом избавляется от одежды.
Бэкхён еле дышит. Ему всё ещё кажется, что он то ли провалился в глубокий сон-мечту, то ли попал в параллельную вселенную. Потому что Чанёль никогда не выказывал своего желания или даже в шутку не говорил о парнях, предпочитающих парней. Может, ему стоило быть более наблюдательным, но Бэкки понимает, что за своей влюблённостью и борьбой со своими желаниями, он не замечал самого главного – Чанёля, который может и был всегда весёлым малым, но внутри был совсем иным. Таким, каким его, возможно, никто и не знал.
Бэкхён, наблюдая за маленьким стриптизом, пытается воспроизвести в памяти хоть какие-то моменты, связанные с Чанёлем, когда сам Чанёль, стоящий напротив и уже полностью обнажённый, медленно приближается к притихшему парню.
- Бэкки, - тихо шепчет он и легонько толкает парня в грудь, усаживаясь поверх его бёдер. – И давно ты так, - кивает на внушительную выпуклость на чужих брюках, - хочешь меня?
Бэкхён почему-то машинально опускает руки вниз и прячет за ними свой немаленький «стыд», а сам моментально краснеет, словно впервые испытывает неловкость. Впрочем, в такой ситуации он и правда впервые, и именно по этой причине он так тих и испуган.
- Так и не ответишь? – Голос Пака сквозит хитринкой, а руки нагло пробираются под лёгкую кофту, задирая её и в тоже время убирая руки парня так, чтобы они не мешали его раздевать.
- Я… Это всё…
- Только не говори мне, что ты меня не хотел и не хочешь, потому что мои глаза говорят об обратном.
Бэкхён молчит пару секунд, а затем что-то вдруг бессвязно бормочет себе под нос и, резко схватив Пака за шею, притягивает к себе и жадно целует. Чанёль успевает только подставить руку, чтобы не придавить парня под собой, а второй рукой уже стаскивает чужие лёгкие брюки вместе с бельём. Ему не терпится наконец-то стянуть с него эти раздражающие одежды, чтобы в полной мере познать то ощущение, когда их обнажённые возбуждённые тела соприкоснутся. А стонущий под ним Бён явно не против, потому что в этот же момент старается стащить с себя дрожащими руками кофту.

- Черт… Лу… - Сехун прогибается в спине, глаза прикрыты от удовольствия, а руки непрестанно сжимают чужие ягодицы под всё ещё не стянутыми джинсами. – Ты не будешь… Может мы…
- Потом… м-м-м, успеем ещё… - путано бурчит Лухан и вдруг возвращается в сидячее положение, дернув за собой Се. Разводит его ноги чуть шире, садится вплотную и, нежно прикусив кожу на длинной сехуновской шее, возобновляет движения рукой.
О Сехуну кажется, что он от очередного резкого или слишком медленного движения умелых рук умрёт на этом чёртовом диване, потому что то, что ты делаешь себе сам, ничто по сравнению с тем, когда тебе доставляет удовольствие другой человек, а особенно Лухан. Его кожа слишком нежна для парня, его губы такие сладкие, что совершенно не хочется отрываться от них, его руки немного грубы, но не менее опытны, потому что изводят сладкой мукой, разносят по телу разряды удовольствия или изводят в моменты ожидания ласки. И сил хватает лишь на то, чтобы тихо постанывать и чувствовать весь этот водоворот наслаждения.
Сехун ещё что-то бормочет между своими и чужими стонами и поцелуями, Лухан ему вторит, но они не слышат друг друга. Они  наслаждаются сладостью момента. Лу чувствует, что скоро спустит, и чуть сильнее сжимает их плоти в руке, когда Сехун вдруг целует так, что перестаёт хватать воздуха, а затем стонет, откинув голову назад. Лухан же взрывается тысячами искр и вцепляется зубами в тонкую кожу на шее Се, оставляя бордовые следы. Парни ещё несколько минут чуть вздрагивают, потому что рука Лу всё ещё двигается, несильно сжимаясь. Удовольствие медленно расползается по всему телу, дурманит голову и распространяет слабость. Голова Се запрокинута назад, он громко дышит и не произносит ни слова. Ему хорошо и хорошо настолько, что не хочется выговаривать лишних слов, чтобы не нарушить волшебство момента. Лухан чувствует то же самое и, чтобы продлить это ощущение, убрав руку, наклоняется чуть вперёд и оставляет нежные поцелуи на шее на месте укуса, и думает о том, что всё слишком странно и непонятно. Но он не жалеет ни о чем. Ему впервые за столь долгое время так блаженно, что не хочется упускать ни минуты и наслаждаться этим удовольствием в полной мере.
- Мне послышалось, или ты признался мне в любви? – тихо шепчет он где-то в районе тонких ключиц Сехуна.
- Тебе показалось, - с улыбкой произносит Се и, склонив голову, целует Лухана в место за ушком.
- Не думаю.
- И не стоит. Слишком отнимает время, которое можно провести с пользой.

Бэкхён мычит в подушку, почему-то боясь стонать в голос. С каждым медленным толчком Чанёль заполняет его собой и распространяет по всему телу потрясающие вспышки удовольствия с остатками проходящей боли. Бэкки уже и не чувствует её, ощущение наполненности и странного, но сводящего с ума наслаждения заставляют его сжимать зубами ткань подушки и толкаться навстречу.
Чанёль скользит грудью по влажной спине тихо стонущего под ним парня и оставляет поцелуи на шее, плечах, позвонках – везде, где может достать в такой позе, потому что Бэкхён и его стоны заставляют хотеть его ещё больше.
Поняв когда-то, что Бэкки неравнодушен к нему, Пак всё чаще и чаще думает о нём и с каждым разом замечает, какая у того белая нежная кожа, длинная шея, тонкие красивые ключицы, стройные ноги и многое, чего он никогда раньше не замечал. С каждой такой мыслью желание обладать этим телом сквозит в Чанёле, но чем дальше всё это заходит, тем сильнее он желает Бэкхёна. И вот сейчас он сжимает это жаркое стройное тело, вдавливает с каждым горячим толчком во влажную постель и медленно сходит с ума, понимая, что никогда и ни с кем ему не было так хорошо. От этого удовольствия сводит всё нутро, глаза сами собой закатываются, руки дрожат от того, что Пак сдерживает себя, чтобы не сжать нежную кожу до синяков и ссадин. Он тихо рычит и, не сбавляя темпа, немного меняет позу, поставив Бэкки на колени. А затем, опустив руку, сжимает твёрдую плоть, чтобы довести Бёна до самого пика удовольствия. И Бэкхён сдается. Даёт себе волю насладиться в полной мере: стонет в голос, рычит и двигается навстречу так, что Чанёль срывается на бешеный ритм, кончая спустя пару минут. Бэкки немного запаздывает, но когда спускает, почти выкрикивает любимое имя, а затем падает на постель, утаскивая за собой и Пака, тяжело дышащего ему в затылок.
Чанёль перекатывается на бок, разворачивает Бэкхёна к себе лицом и долго целует его в нежные, распухшие губы. А после укрывает их одеялом, и, схватив в охапку парня, утыкается носом ему в затылок и засыпает.


- Так что это был за фильм? – потягивая свежезаваренный кофе, интересуется Бэкки, поглядывая то на Сехуна, то на Лухана. У Се на шее бордовое пятно явно от укуса, а у другого видны царапины на груди в глубоком разрезе футболки.
- Убей своих любимых. Кажется, так называется, - отвечает Сехун, почесывая подбородок с прорастающей щетиной.
- И чем всё закончилось? – продолжая наблюдать за парочкой, интересуется Бэк.
- Признанием в любви, - хмыкая, говорит Лухан и прячет лицо за упавшей чёлкой и огромной кружкой с чаем.
Сехун на его слова фыркает и даёт подзатыльник.
- Эй! Ты как обращаешься с хёном?! – возмущается Лу и получает в ответ высунутый язык и недовольную гримасу.
- Мы не досмотрели. Я не в курсе. Да и киноха скучная была, - как бы невзначай произносит Се и выходит с кухни.
- А ну-ка расскажи, что тебе там не понравилось? – Лухан следует за ним, и до Бэкхёна доносятся лишь отдалённые фразы, больше смахивающие на возмущения. Парень хмыкает и откусывает значительный кусок от шоколадного печенья.
- Доброе утро, - слова как мёд. Бён чуть вздрагивает, и не от неожиданности произнесённых на ухо слов, а от прохладной руки, что уже пробралась ему в брюки.
- Доброе… - с расплывающейся улыбкой отвечает Бэкхён…