Мы будем летать

от Wacom
миниэротика, романтика (романс) / 18+ слеш
Дио (До Кёнсу) Кай (Ким Чонин) Сухо (Ким Чунмён) Сэхун (О Сэхун) Сюмин (Ким Минсок) Чанёль (Пак Чанёль)
22 окт. 2017 г.
22 окт. 2017 г.
3
7377
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Солнце уходит за точку зенита, медленно опускаясь к горизонту, но светит ярко, еще не заливает небо оттенками красного цвета. Звуки города равномерно гудят, переливаясь разнообразными звучаниями, иногда прерываясь на особенно громкие: сигналы проезжающих машин, пролетающий одинокий вертолет, и отдаленно раздающиеся песнопения начинающегося праздничного шествия.

Резкий порыв ветра сгоняет голубей с края крыши, они разлетаются в разные стороны и снова возвращаются на свое место, глупо пялясь на виновника их волнения. Невысокий парень не замечает ни птиц, ни яркого солнца и проносящихся мимо окон высоток. Многообразные вывески стремительно мелькают перед глазами, превращаясь в одно сплошное размытое полотно, пока Джунмен пересекает местность по крышам зданий очередного квартала. Преследователи совсем близко, а до нужного места еще минут сорок. Джунмен с легкостью перепрыгивает расстояние в шесть метров до следующей крыши, находящейся немного выше той, от которой он оттолкнулся, и поворачивает голову вправо, высматривая параллельно движущуюся с ним стройную фигуру.

- Я тебя вижу, только не пропадай из виду, Се, – Джунмен слышит в ответ только тяжелое дыхание и краем глаза замечает, что его парень перемещается немного быстрее него.
Приметив висящий в воздухе над зданием неоновый указатель, Мен подает жест правой рукой и резко сворачивает налево. Сехун понимает, что тот решил сократить путь через городские трущобы.
- Это опасно, - выдыхает Сехун и перепрыгивает высокую ограду на школьной крыше, оставляя за собой клубок пыли на соседней.
- Нас там точно не поймают. Это больше наша территория, чем их. Не отставай!

Джунмен успевает быстро протиснуться в узкий проход между жилых зданий и зацепиться рукой о железку, торчащую между кирпичей. Кровь оставляет свои следы на стене, но Мен не замечает боли: ему нужно всеми силами успеть к ожидающему их с Сехуном Кенсу. От них слишком многое зависит, чтобы в такой напряженный и тяжелый момент обращать внимание на столь незначительные раны. Джунмен не оборачивается: он знает, что его напарник не отстает, а им нужно прибыть на место вдвоем одновременно. Засекреченная компьютерная программа разделена на две части, чтобы при захвате одного из них, другой мог уничтожить свою часть, и не дать преследователям восстановить всю информацию.

- Эй, голубки, - голос Чанеля слишком громко и весело для такой ситуации звучит в наушниках обоих парней, отчего Сехун успевает состроить недовольную гримасу на лице и перепрыгнуть через мусорные баки. – Сверните на перекрестке пятой и шестой к зданию старого торгового центра, там, в конце улицы, будет выход на главную площадь. Сегодня какое-то шествие или празднование, как раз затеряетесь в толпе, пока я вам буду искать лучший выход.
- Еще раз назовешь нас голубками, сотру нахрен твои уши об асфальт, понял? – шипит Сехун и со всей силы отталкивается от земли, взлетая сразу на четвертый этаж высотного здания, цепляясь руками за край балкона.
- Будто это секрет. Что за возмущения? – недовольно бурчит Чанель в этот же момент с сумасшедшей скоростью постукивая по клавиатуре, выискивая для своих отходные пути.
- Чанель! – рявкает Сехун и сжимает кулаки.
- Се, прекрати. А ты, - Чанель понимает, что лидер обращается к нему, - хватит засорять канал. У нас слишком мало времени, они дышат нам прямо в спину.
- Прости, Мен, - тише говорит Чанель и, не отнимая взгляда от монитора, продолжает, - Да, я вижу и их, и вас, скоро все найду. Вам главное затеряться в толпе. Не забудьте надеть маски, стащите у кого-нибудь - там карнавал.

Сехун измотан и зол, нервы на пределе, слишком тяжело им далось это задание, и когда он очередным рывком выпрыгивает на крышу отеля, покрытую огромными лужами, то даже радуется тому, что один из преследователей все же успел за ним и стоит сейчас напротив. Как раз время выпустить пар, избавится от накопившихся за весь день нервишек. Всего в долю секунды Се успевает включить камуфляж и словно испариться в воздухе, а через пару секунд нанести жертве пару ударов ногой. Мужчина чуть выше Сехуна и шире в плечах, но значительно медленнее. Даже не смотря на то, что удары были нанесены в голову и грудную клетку, он встает и даже успевает отразить очередной невидимый удар. Сехун уворачивается от чужой руки и пытается сделать захват, но мужчина выкручивается из хватки и успевает достать локтем чужие ребра.

- Сехун! Черт!
Джунмен безумно злой. За это время, пока Се ввязывался в бессмысленную драку вместо того, чтобы попытаться снова пропасть из виду, Мен успел уйти на довольно приличное расстояние. Зная, что преследователей не меньше десяти, он решает вернуться за своим парнем: иного выхода у него нет. Этот своенравный мальчишка за столь недолгое время, которое он находится в их компании, успел привязать Мена к себе. Поэтому, возвращаясь за Сехуном, Джунмен повторяет про себя только одно слово: "Успеть!"
- Нет, я справлюсь, - еле дыша, говорит Сехун, и Мен слышит очередные удары.
- Ты идиот, Се! – Чанель снова вмешивается, и радости в его голосе совершенно нет. – Вторая часть у тебя, ты совсем без мозгов?
- Чанни, я возвращаюсь к нему. Постарайся быстрее найти дорогу, - Чанель кивает на голос Джунмена, не задумываясь о том, что тот не видит его в этот момент, и еще ближе придвигается к монитору.

Сехун уворачивается от ударов и пытается сказать Джунмену, что он почти закончил с ублюдком, когда на крыше появляются еще двое. Он лишь на пару секунд останавливается, чтобы обдумать последующие движения, но прошивку его камуфляжа пронизывает острие ножа, оставляя на коже длинный порез вдоль ребер. Теперь его видно как на ладони. Сехун отскакивает в сторону, стаскивает с себя поврежденную маскирующую одежду и чертыхается, затем все-таки вырубает первого преследователя и отражает удары двух остальных. Кровь течет вдоль тела, пропитывая собой одежду. Силы постепенно покидают тело Сехуна, и он все же пропускает пару чужих движений, от которых рассекается бровь, губа и на несколько секунд спирает дыхание, а после он видит, как Мен вырубает одного из преследователей, и вместе они добивают второго.

- Какого черта? Они бы тебя убили! – Джунмен впервые так кричит на своего парня и почти срывает голос.
- Прости, - еле дыша, говорит Се и только в этот момент осознает, как ноет его тело и горит место в районе ребер. Злость настолько довлела над ним, что он совершенно позабыл о том, что использование камуфляжа тоже забирает силы.
- В последний раз мы ведем вместе одно дело. С этого дня ты отстранен от всех последующих. И никаких возражений!
Джунмен договаривает, останавливает рукой предшествующий поток негодования своего парня, когда на крыше появляются еще четверо преследователей.
- Черт, - шипит Джунмен, - Обхвати меня за шею и покрепче.
- Нет, - громкий голос Чанеля нарушает момент, - только не это... - тише добавляет он, вытаращив глаза в монитор, потому что знает, что последует за этими словами лидера.
- Поздно, - голос лидера спокоен, и это не хороший знак. – Чанни, мы скоро будем. Предупреди Кенсу.

Большие белые крылья делают первый взмах, разбрызгивая вокруг воду и оставляя на ней круги. Джунмен прижимает Сехуна кровавым боком к себе, обнимая за талию и взмывает вверх, оставляя преследователей стоять в немом ступоре. Ветер шумит в ушах и треплет слипшиеся пряди волос. Злость и негодование чувствуется буквально в каждой мышце напряженного Джунмена. Сехун знает, что после его необдуманных действий, Мён долго не будет разговаривать с ним, только думать о последствиях уже бесполезно. Он чувствует свою вину, но шелест крыльев, их белизна и сила отвлекают Се от тяжелых мыслей. Он ими заворожен, а полет словно впрыскивает знатную долю адреналина в кровь. Они парят выше всех зданий, почти задевая облака и там, в самом низу, Сехун замечает их квартал, их дом-убежище. Реальная картинка выдавливает из парня ранее испытанный восторг. Джунмен снижается к месту, где стоит и машет руками Кенсу. Они опускаются, и Сехун почти выпадает из объятий Мена, попадая в хватку сильных рук только подбежавшего Чанеля.

- Успели. Только зря ты... - Кенсу говорит спокойно, но его прерывают.
- Не будем об этом. Что сделано, то сделано. Пойдем.
Кенсу разворачивается на пятках к главному входу, Мен следует за ним в дом, затем в дальнюю комнату. Немного позади Чанель, обнимая за талию и перекинув руку Сехуна через свое плечо, ведет их за лидером. Сейчас надо будет слить всю информацию и передать ее по зашифрованным каналам тем, кто сделал им этот заказ.

Джунмен первым садится в кресло, и Кенсу подключает провода к его шее, когда Чанель успевает хотя бы немного обработать раны Сехуна и перевязывает его ребра. Кенсу же, не обращая внимания на окружающую напряженную обстановку, уже скачивает и передает информацию заказчику. Закончив с притихшим Сехуном, Чанель переходит к лидеру, занимается и его раненой рукой.
- Спасибо, Чанни, - Мен кивает, и парень отходит в сторону, уступая дорогу. – Кенсу-я, скорость нормальная? Успеваем по времени?
- Да. Не переживай. Можешь расслабиться наконец-то, вы свое дело сделали, осталась моя часть работы.

Похлопав Кенсу по плечу, Джунмен выдыхает, садится в соседнее кресло и закрывает глаза. Его еще трясет, ведь он чуть не потерял самого дорогого сердцу человека, и винит он больше себя, чем такого непослушного и своенравного Сехуна. А еще продумывает, как сделать так, чтобы информация о его способности не просочилась туда, куда совершенно ей не следовало бы попадать. Четыре преследователя были свидетелями, они первые претенденты на зачистку. Их нужно найти и уничтожить, но сложность в том, что лица были скрыты масками, а на одежде почти не было каких-либо опознавательных знаков.

- Чанни, прошерсти всю местность и узнай, куда остальные могли подеваться и, если это возможно, раздобудь информацию об их группе. У них на поясе была какая-то эмблема, может, фальшивая, но проверить стоит.
- Хорошо, - Чанель, не теряя времени, выскальзывает из комнаты, бросаясь к своему рабочему месту, а Кенсу как раз заканчивает с последними файлами, которые копирует с карты Сехуна.
- Все, программа у заказчика. Счет пополнен. На сегодня закончили, - отчеканивает Кенсу, откидываясь на спинку своего кожаного кресла.
- Спасибо, До. Хорошая оперативная работа. Составь отчет и можешь быть свободен. Не забудь про резервные копии и всю сопутствующую информацию. А заказчика как всегда... Пополним наш архив: кто знает, что нам судьба преподнесет в дальнейшем.

Джунмен легонько мажет рукой по плечу Кенсу и выходит из комнаты, направляясь прямиком в душ. Сил хватает только на то, чтобы смыть с себя липкий пот, обновить повязку на руке и лечь спать. Ему нужно хорошо отдохнуть перед предстоящей гонкой за сокрытие всех улик о его способности.
Сехуна Мен так и не зовет с собой, и парень, понурившись, плетется в свою комнату, с трудом принимает душ, а после приходит в комнату к Чанелю, держа в руках все необходимое для перевязки его ран.
Парень, сидящий за компьютером, очень зол на друга и первые минуты делает вид, что не замечает вошедшего Се, потому что еще занят просьбой лидера. Он тихо сопит и не отнимает бегающих по клавиатуре пальцев. Нужно к утру найти всю нужную Мену информацию, потому что с этого дня его жизнь под угрозой, а без лидера они просто жалкая компашка никому не нужных компьютерных задротов и брошенных на произвол судьбы людей, которых когда-то давно Джунмен превратил в одну из лучших наемных групп города.

- Чанни, - голос Сехуна тих. Парень чувствует вину и не знает, что еще сказать, да и вообще куда деть себя.
- Заткнись, - шипит Чанель, не отвлекаясь от поиска.
- Помоги, пожалуйста, и лучше выскажись...
Чанель медленно поворачивается в кресле к бледному парню, смотрит несколько минут, словно прожигая в нем дыру, и сначала помогает с обработкой ран и перевязкой, а позже подает голос, хотя совершенно не горит желанием разговаривать.
- Ты понимаешь, что подписал ему пожизненные мучения, а, может, даже и смертный приговор тем, что заставил его показать свои крылья. Он же последний из своего рода, тебе ли не знать. Это скажи спасибо, что прошло слишком мало времени и что я нашел ваших преследователей. Кто знает, что будет завтра. Я даже и думать не хочу, что что-то может плохое произойти, - Чанель не кричит, но произносит каждое слово сквозь зубы, а еще сжимает кулаки от бешеного негодования и злости на идиотское поведение Сехуна. – Я не могу понять тебя. Что произошло? Ты же сам говорил, что дорожишь им, что он тебе нравится. Да я помню, как ты чуть не задушил его в объятиях от счастья, когда он согласился быть с тобой. Он что, тебе совсем не дорог? Или ты свихнулся от своего эгоизма? Вспомни, он тот человек, который вытащил тебя из долбанного приюта, дал тебе вторую жизнь. Что с тобой, Сехуни?
Тихий парень вздыхает и закусывает губу, но рад, что друг не кричит и не добивает покрытое синяками и ссадинами тело, а прозвучавшее из уст Чанеля имя в мягкой форме не дает душе разорваться на куски.
- Я знаю, что идиот. Я знаю... Прости, что подвел вас всех.
- Не у меня ты должен просить прощения, а у него, но советую тебе даже и не пытаться подойти к нему ближайшую неделю. Ему будет не до тебя: надо спасать его шкуру, пока у нас есть еще время. Ложись спать, мне нужно дальше работать, а ты мне мешаешь.
Во взгляде Чанеля уже нет злости, там только боль и грусть, а еще, кажется, жалость к лучшему другу. Он провожает взглядом уходящего Сехуна и разворачивается к монитору: у него еще очень много дел.

Джунмену и Каю, еще одному сотруднику их группы, хватает полторы недели, чтобы разобраться со всеми свидетелями той заварушки. Кай исправно выполняет свою работу – молча и быстро. Джунмену порой даже не нужно озвучивать свой приказ, чтобы тот выполнил то, что ему требуется на данный момент. Только холодность и порой жестокость Кая пугают лидера, но он знает, как именно нужно работать с таким человеком. Особенно знает того, кто может управлять этим красивым и хладнокровным парнем, потому что видит, как Кай смотрит на Кенсу. И даже глубокое молчание между ними говорит о многом. Джунмен видит и замечает каждую мелочь и, проходя мимо этой пары, не скрывает легкой улыбки. Он сам скучает по Сехуну, но дела еще не улажены, а времени слишком мало, чтобы подчистить до конца последствия их последней вылазки.

Сехун же молчит, даже не подходит к своему парню и мало ест. Каждый день он слушает очередную болтовню неугомонного Чанеля, наблюдает за их с Кенсу работой и пропадает вечерами в своей комнате, где он провожает очередной закат. Джунмена он почти не видит, но если и попадается ему на глаза, то успевает лишь кивнуть в знак приветствия, тихо проскользнуть в свою комнату и запереться в ней. Сехун еще чувствует вину за свою ошибку, хотя знает, что это дело закрыто и что беспокоиться больше не зачем.

Проводя время в одиночестве, Се вновь и вновь прокручивает в голове оставленную себе на память резервную копию полета. Вспоминает белые сильные крылья, как каждый их взмах уносит два тела на бешеную высоту, как трепещут в полете белые перья. А еще Сехун помнит последние минуты, когда они уже стоят на земле, а крылья Мена опущены, и их концы касаются асфальта, чуть шуршат при ходьбе. Только боль во всем теле и сильные руки Чанеля отвлекают его от лицезрения столь прекрасного и потрясающего зрелища. И он замечает, как сквозь волнение Кенсу и Чанни не могут оторвать свои взгляды от Джунмена, лишь стоит крыльям пропасть, как каждый возвращается к своей работе.

Сехун видел парящего лидера лишь раз, хотя и до этого знал об этой необычной способности Мена от тех же Кенсу и Чанеля. Когда-то таких, как их лидер, было много на Земле, но завистников было еще больше, и крылатых людей истребили. Как выжил Джунмен, Сехун не знал, да никто не знал, а Мен и не спешил делиться, как и выставлять напоказ свои крылья. Сехуну запомнился тот вечер и то чувство, которое при виде белых сильных крыльев разрослось до неимоверных размеров, почти разорвало изнутри и растеклось по всему телу. С того памятного вечера он безумно хотел дотронуться до крыльев, ощутить их своей кожей, оказаться в их окружении, но желание Сехуна исполнялось лишь в его мечтах. Даже когда Джунмен согласился быть вместе, Се так и не попросил показать ему свою отличительную и завораживающую особенность: боялся потерять то, что уже имел.

И только сейчас, спустя столько времени, Сехун понимает, что до жути боится потерять Джунмена, что больше никогда не поступит так опрометчиво и бездумно, потому что в следующий раз не выдержит того страха, который окутывал его сердце все прошедшие две недели. Он впервые осознает, насколько сильно дорожит Джунменом, насколько сильно любит его. И в этот момент ему хочется озвучить свои чувства любимому человеку. Сехун вскакивает с кровати, выходит из комнаты и быстрыми шагами направляется в сторону спальни их лидера, но не находит его там. Затем спускается в рабочую зону, где натыкается на странно ведущих себя Кая и Кенсу, узнает у них о том, что Джунмен уехал на какую-то встречу и скоро вернется. Тогда Сехун решает встретить его в самом начале их квартала. Он нетерпеливым шагом идет до круглосуточного магазинчика - одного из постоянных мест их встреч - и закуривает сигарету. Сердце внутри так и скачет, заставляя своего владельца нервничать так же, как и тогда в теплый летний вечер, когда Сехун впервые говорил о том, что неравнодушен к Мену. А ведь он так ему ни разу не сказал, что давно и по-настоящему влюблен, что это чувство больше, чем просто симпатия, но теперь он точно не упустит шанса наконец-то открыть свое сердце.