Hell is living with/without you

от PriestSat
мидиангст, хeрт/комфорт / 16+ слеш
14 нояб. 2017 г.
14 нояб. 2017 г.
2
11746
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Примечания автора:
Кое-где абьюзные отношения.
Фанфик является продолжением фанфика "Это всего лишь первый раз" https://ficbook.net/readfic/6132554
Название фанфика - слегка измененное название песни Alice Cooper "Hell is living without you" (1989).

Основные персонажи:
   Генри Харт, Капитан Чел
Пэйринг:
   Рэй Манчестер, Генри Харт, Сирена и Джейк Харт, Швоз, ОЖП, ОМП

Генри очень гордился тем, что у него есть бойфренд, да еще и с настолько офигенным телом. Он наслаждался завистливыми взглядами однокурсников и знакомых. Почти никто не проявлял к нему агрессию, и он перестал думать о предосторожности, вел себя беспечно и не задумывался о последствиях.

Квартира Рэя ему понравилась. Особенно Генри пришлось по вкусу то, что ему была отведена комната. Он с радостью перебрался бы к Рэю, но побаивался, что родители воспримут это слишком негативно. Он надеялся, что в Холмогорске никто ни сном ни духом не ведает о его связи с Рэем Манчестером.

Генри на уикэнд приезжал к Рэю, а в остальные дни заставлял себя учиться.

— Ты сегодня не уходишь? — спросил Том, сосед по комнате. Генри, не отрываясь от ноутбука, покачал головой. — Почему? «Хвосты» подбираешь?

— Не твое дело.

— Слушай. — Том сел рядом с Генри. — Между нами… твой приятель такой здоровенный, накачанный. Кто у вас сверху? Говорят, что качки — пассивы, это правда?

— Отвали! — Генри отпихнул его. — Сказано — не твое дело.

Том с насмешкой протянул:

— Я так и думал, ты его сучка.

Генри чуть не уронил ноутбук.

— Ты ошибаешься. — Он знал, что не стоит впутываться в бесполезные препирательства, но не мог остановиться. — Это он — моя сучка.

— Докажи, — запальчиво ответил Том. — Пригласи меня и мою девушку к своему бойфренду. Выпьем, а потом пусть он тебе отсосет.

— Умом тронулся? — Генри отложил ноутбук. — Ничего ты не увидишь, потому что не твое собачье дело.

Разговор закончился тем, что Генри двинул Тому в глаз, за что получил нехилый удар по зубам.

Рэй не на шутку разволновался, увидев Генри с разбитыми губами.

— Что случилось? На тебя напали?

— Я подрался с соседом по комнате. — Генри с самым несчастным видом сидел на диване в гостиной. Рэй поспешно принес ему апельсиновый сок. — Вот ты глупый, как я буду пить? Ты забыл трубочку. Видишь, рта не могу открыть.

Рэй принес трубочку. Генри сделал глоток и поморщился.

— Печет. Другой сок есть?

Рэй принес стакан мангового сока. У Генри что-то перемкнуло в голове. Он положил ноги на журнальный столик и приказал:

— Сделай массаж.

Рэй как-то странно на него посмотрел.

— Обойдешься. У тебя проблема с лицом, а не с ногами.

— Что тебе стоит? Помнишь, как ты бросился ко мне, когда думал, что я убит пушечным ядром?

— Ты откуда об этом знаешь? Ты же был без сознания.

— Рассказали, — небрежно ответил Генри, откидываясь на спинку дивана. Рэй велел:

— Иди и помой ноги. Давай, давай.

Генри с недовольным возгласом подчинился и только после посещения ванной получил массаж. Он распластался на диване, постанывая от сильных и одновременно нежных прикосновений к ногам. Рэй, стоя на коленях, увлеченно растирал пятки и пальцы, поглаживал свод стопы и надавливал на особо чувствительные точки.

— Я сейчас кончу, — признался Генри, когда стало невтерпеж. Рэй проворно перебрался поближе и расстегнул его джинсы. Генри взвыл, ощутив, как член погружается в рот Рэя. Он приподнял голову, что увидеть самое охрененное зрелище из всего увиденного. Рэй делал минет, полностью заглатывая член. Генри вцепился в волосы Манчестера и не отпускал, пока тот не начал задыхаться.

— Извини, — пробормотал Генри. Откашлявшись, Рэй ответил:

— Я в порядке. Ты не причинишь мне вреда.

Он продолжил отсасывать.

— Твою мать, — выдохнул Генри, кончая. Рэй с довольной улыбкой выпрямился, на его губах виднелась белесые капли спермы. — Спасибо, — неожиданно для себя сказал Генри.

Вечером они пошли в итальянский ресторанчик, и Генри со смехом рассказал причину драки. Рэй сосредоточенно слушал, сдвинув брови, словно до него не доходил смысл слов.

— То есть я сделал то, что просил твой сосед по комнате? — вдруг спросил он. Генри едва не подавился лазаньей.

— Я не думал, что ты это сделаешь. Поверь, я никогда бы не заставил тебя… никогда бы не принудил ни к чему такому, что ты сам не захочешь сделать, — забормотал он. — Никогда.

— Верю. Не переживай, я тебе верю.

Этой ночью Генри не захотел заниматься сексом. Он обнимал Рэя и раздумывал, что будет дальше.

«Если повезет, то найду работу в Лос-Анджелесе. Если нет, то поеду куда-нибудь. А он? — Генри прислушался к тихому и мерному дыханию Рэя. — Все бросит, как бросил в Холмогорске, и поедет за мной? Это что, получается, мы привязаны друг к другу? Но мы не супруги, чтобы так прочно приклеиваться». Он отстранился от Рэя и начал рассматривать его в отблесках лунного света.

«Кажется, возраст все-таки берет над ним верх. — Генри провел кончиками пальцев по едва намечающимся „гусиным лапкам” возле глаз. — Кстати, сколько ему лет. Когда мы познакомились, ему было тридцать четыре. Тогда сейчас… плюс восемь. Сорок два? — Он удивленно заморгал. — Я перестал отмечать разницу в возрасте, причем давно. Между нами два десятка лет». Генри стало неприятно от таких раздумий.

— Ты чувствуешь свой возраст? — спросил он утром. Рэй не блистал кулинарными талантами и предпочитал покупать готовые завтраки в забегаловке на первом этаже.

— Нет. — Он положил Генри на тарелку три блина и полил их кленовым сиропом. — Почему я должен его чувствовать? Впрочем, предполагаю, что мое старение замедлилось из-за облучения. Надеюсь, что и дальше буду выглядеть таким же красавчиком.

Генри никогда не понимал, была эта фраза шуткой или Рэй говорил всерьез.

— Смешно в твои годы так о себе отзываться.

— Мои годы? — засмеялся Рэй, но Генри уловил беспокойство в его взгляде. — О чем ты?

— Тебе сорок два.

— Ну и что? Приятного аппетита.

— Ты стареешь, — продолжил Генри. Рэй заметно рассердился.

— Если ищешь способ от меня избавиться, так и скажи! — Он бросил вилку на стол. Отскочив от пластиковой столешницы, вилка упала на пол. Чертыхнувшись, Рэй наклонился за ней, а затем опустился на колени, чтобы выудить вилку из-под стола. В этот момент Генри, повинуясь порыву, вскочил и поставил ногу на спину Рэя.

— Ты же понимаешь, что мне достаточно повести плечами, чтобы ты улетел, — сказал Рэй. — Прекрати.

— Ты меня любишь?

— Люблю.

— Тогда повинуйся. — Генри сам не знал, что на него напало. — Слышишь? Ты должен повиноваться, или я от тебя уйду.

— Ты меня проверяешь, — неуверенно ответил Рэй. — Я тебя люблю и всегда любил, но терпеть такие шутки не намерен. Довольно.

— Нет. — Генри навалился всем весом на ногу, чтобы удержать Рэя. Параллельно он понимал тщетность усилий. Он ощутил, как дрогнул Рэй, словно собирался встать.

«Сейчас я полечу кувырком».

Время шло, а Рэй оставался в том же положении. Генри покраснел от стыда и убрал ногу.

— Извини. Извини. Я не знаю, зачем это сделал.

Рэй повернул голову, и Генри увидел искреннее непонимание в его глазах.

— Я не хочу от тебя избавляться. — Он обнял Рэя за шею. — Прости.

***

Настроение испортила однокурсница Сельма, которая иногда поддевала Генри насчет его сексуальной ориентации. Она любила плоские злые шутки и не выбирала выражения. И она сильно напоминала Генри его сестру Пайпер.

В тот день Сельме было скучно, она прицепилась к Генри, расспрашивая о Рэе.

— Он что, принимает препараты? Стероиды?

Генри нравились ее каштановые волосы, да и сама Сельма выглядела привлекательно. Поэтому он терялся, когда она принималась за него.

— Нет и еще раз нет. Не стероиды и вообще ничего такого.

— Ну как же, такая гора мышц. — Сельма оглянулась на своих подруг, которые как по команде притворились, что их тошнит. — Перекачанный до ужаса. Фу. У тебя нет никакого вкуса, если ты выбрал такое чудище.

Генри растерялся и рассердился одновременно.

— Ой, тебе в голову не приходило, что твой бойфренд (это слово Сельма произнесла нараспев) похож на мясную лавку. И не говори, что все женщины мечтают о таком типаже. Это совсем не так. И вообще, тебе стоит задуматься об учебе. Смотри, отчислят за неуспеваемость. Видать, все силы оставляешь в постели.

Подруги захохотали.

Вечером, ужиная в кафе, Генри устроил неприятную сцену, потому что настроение не улучшилось, а Рэй, как назло, сказал несколько неправильно построенных фраз подряд. На замечания Генри он с насмешкой говорил: «Ну и что? Подумаешь!»

— Это невыносимо! — не выдержал Генри, отталкивая тарелку. Он не рассчитал силу, и тарелка сбила стакан. Рэй вскочил, на голубой рубашке с птичками расплывалось темное пятно от пролитой содовой.

— Зачем? — Он приложил салфетку к пятну.

— Так получилось. — Генри стало не по себе, и от этого он разозлился еще больше. — Ты должен научиться говорить правильно. Нельзя оправдывать собственную безграмотность отсутствием школьного образования. Да, отец забрал тебя из школы, когда тебе было восемь, но кто мешал наверстать упущенное?

— Не надо читать мне мораль.

Официант вытер разлитую содовую со стола и принес новую порцию.

— Рэй, это в самом деле возмутительно. — Генри захотелось довести его до слез. Он знал, что так можно сделать, надо было хорошо постараться. Ему были известны все больные места Рэя. — Ты на многое реагируешь как ребенок. Пора повзрослеть.

— Хватит. — Рэй помрачнел. — Ты портишь мне аппетит. Я реагирую, как умею. Извини, но я не телепат, чтобы читать твои мысли и реагировать так, как ты ждешь. Не мешай ужинать.

— Тебе никто не говорил, что ты глуповат? — Генри знал, что этим точно нанесет удар по самолюбию Рэя. — Нет? Так вот, я открою тебе глаза. Ты туповат и малообразован, твои знания оставляют желать лучшего, и тебе лучше держать рот на замке, чтобы не позориться в обществе.

Он с удовольствием увидел, как дрогнули губы Рэя, а глаза увлажнились. Усилием воли Рэй подавил обиду и улыбнулся, хотя улыбка была похожа на оскал.

— Хорошо, я буду молчать в обществе, — скрипуче произнес он. — Потому ты не приглашаешь меня на всякие встречи, куда приходят со своими подружками и друзьями.

— Ты не подружка.

— Кажется, ты говорил, что все в курсе наших отношений.

— Да, но ты непрезентабельно выглядишь. — Генри внимательно следил за лицом Рэя, отыскивая признаки страдания.

— Неправда!

— Твоя мускулатура отпугивает моих знакомых. Они говорят, что ты похож на мясную лавку. И эти твои рубашки, стыд и позор. Жуткие цвета и рисуночки просто кошмар.

Рэй положил оплату за ужин на стол и вышел из кафе. Генри видел, как он брел по улице, ссутулившись и сунув руки в карманы, будто пытался максимально сжаться.

«Поздравляю, Генри, ты — идиот».

Он побежал за Рэем, остановил его и начал просить прощение, обещая, что больше никогда не станет говорить такое.

— Не знаю, что ты должен такого натворить, чтобы вызвать во мне ненависть. — Рэй погладил его по голове. — Я люблю тебя больше своей жизни и готов на все что угодно, лишь бы ты остался со мной.

***

— Пусть папик купит тебе машину, — говорил Том, толкая локтем своего приятеля, зашедшего покурить травку. — Слышь, Джон, у этого кретина такой потрясный ебарь, а он пешком ходит.

Судя по всему, Джону было абсолютно наплевать на окружающих. Но чтобы не потерять насиженное место, он согласно закивал.

— Отстань, — устало попросил Генри. — И хватит вонять.

— Эх, парень, не понимаешь ты своего счастья, — сокрушался Том. — Был бы я гомиком, нашел бы себе папика и жил бы на его денежки. При-пе-ва-ю-чи. Катался бы как сыр в масле. Нахрена бы мне эта учеба сдалась? И работа? В гробу бы я видал работу. Дал бы в задницу или отсосал, и делов-то.

Генри, едва сдерживаясь, снова попросил отстать. «Не зря Рэй говорил, чтобы я не торопился с каминг-аутом. Какой же я был дурак, что не послушался», — он в очередной раз возненавидел себя и свой болтливый язык.

— Или, что еще лучше, трахнул бы папика. И денежки в карман. — У Тома азартно сверкали глаза. — Слушай, Генри, а давай я трахну твоего папика, а он мне деньжат отслюнявит.

— В последний раз прошу, отстань.

— Или что? Снова в глаз дашь? — Том дернул своего приятеля за капюшон куртки. — Спорим, что родители Генри не в курсе пристрастий своего сынка? А что будет, если я им позвоню?

— Ты не посмеешь, — прошипел Генри, сжимая кулаки. — Не посмеешь.

— Это мы еще посмотрим. — Том, сложив пальцы «пистолетом», прицелился в него и громко щелкнул языком.

Генри вышел, чтобы успокоиться. Он решил пробежаться и заодно убить время, пока Том с приятелем накурятся. То, что он оставил телефон на кровати, Генри сообразил, возвращаясь с пробежки, и его словно окатило кипятком. Он со всех ног бросился в комнату.

Том с приятелем ушли. Генри схватил телефон. «Хорошо, что поставил пароль. — Он просмотрел входящие и исходящие. — Непонятно, рылся кто-то в списках или нет».

Глубокой ночью он проснулся от того, что его тормошили за плечо.

Том нависал над ним темной кучей.

— Что тебе надо? — враждебно спросил Генри.

— Я тут покумекал. — От Тома пахло травкой и пивом. — Дай денег, и я отстану. Никому не буду звонить, надо оно мне триста лет.

— У меня мало денег. — Генри пошарил в карманах и в сумке. — Вот, всего двести баксов.

— А на карточке?

— Я не могу остаться без гроша. Родители и так немного переводят.

— Этого мало за молчание.

— Так, все. Я не поддамся на шантаж.

— Помнишь, что ты выболтал о своем папике? — Том приобнял Генри, заставив его содрогнуться от отвращения. — Милый сосед, ты был обкуренный почти до потери сознания. Сказал, что познакомился с папиком в тринадцать. Я могу позвонить твоим предкам и сообщить, что их сына принуждали к противоестественному сексу восемь лет.

Генри оттолкнул Тома.

— Ну, а что? — пьяно хихикнул Том. — Так все и было. Это ведь правда. Шпили-вили в милую детскую попку. Э, не, только не в глаз, кулаки убери! В общем так. Завтра ты выдаешь пять сотен баксов, и я замолкаю на месяц. Потом еще и еще. И так до конца учебы. У тебя нет выхода, детка. — Он тяжело сел на свою кровать. — Или твоего папика посадят за педофилию. Если не хватает бабла, то попроси у него, — подмигнул Том. — Не, вижу, что не мотивировал тебя. Уверен, ФБР или ЦРУ заинтересуются твоим суперменским бойфрендом.

Генри подскочил на кровати, лихорадочно вспоминая, что именно наговорил в состоянии накуренности.

— Ты о чем?

— Ты хвастался, что переодевался в суперменский костюм и ловил преступников. Я пошарил в интернете и нашел, представь себе, сообщения о неуязвимом Капитане Челе и его доблестном помощнике, Опасном Малом. Увлекательные сообщения, я тебе скажу. Бэтмен отдыхает. А он действительно неуязвимый? Если в него выстрелить или нож воткнуть в сердце, он умрет? Уверен, ЦРУ и ФБР будут за него драться.

— Это… это… — Генри не находил слов, чтобы заткнуть Тома.

Он проиграл.

— Видишь, сколько у меня козырей, а у тебя ничего нет. Так что плати, детка. Отстегивай бабло, да не тормози. Господи Исусе, ты шкатулка с сюрпризами!

Генри не мог уснуть до утра. Слушая храп соседа, он перебрал все варианты решения проблемы, начиная от убийства и заканчивая позорным бегством.

Днем Том получил требуемую сумму.

***

— Как ограбили? — возмущался Рэй. — Нет-нет, ты правильно сделал, что отдал кошелек. Лучше так, чем травма. Но тебе нужно на что-то жить. Я перечислю деньги, не волнуйся.

— Я не хочу брать у тебя ни цента. — Генри изображал крайнюю степень печали. — Не хочу.

— Это наименьшее, что я могу для тебя сделать. — Рэй обнял его, убаюкивая, как ребенка.

Генри смотрел слишком виновато, и Рэй заподозрил неладное.

— Я всегда честен с тобой, — сказал он. — Если у тебя неприятности, я хочу о них знать. Клянусь, ничего не буду предпринимать без твоего согласия.

— Нет, все хорошо. — Генри отвел взгляд. — Бывает, что людей грабят.

— Я в курсе. — Чем больше Рэй на него смотрел, тем больше подозревал, что Генри его обманывает. — Ты дорог для меня, поэтому все, что с тобой происходит…

— Я же сказал, все хорошо, — грубовато ответил Генри. — Ты мне не мамочка и не папочка, я устал от заботы.

«Началось, — с досадой подумал Рэй. — Я ему надоел».

— Хочешь йогурт? — спросил он как можно жизнерадостнее.

***

Рэй работал в комиссионном магазинчике, торгующем всякими редкостями, которые немного не дотягивали до антиквариата. Он без проблем втянулся в работу, потому что имел опыт подобного занятия в своем магазине «Чепуха». Ему не было скучно, если клиенты приходили раз в день, и он чувствовал себя как рыба в воде при наплыве посетителей. Кроме него, работало еще двое продавцов, с которыми Рэй быстро нашел общий язык.

Высокий молодой парень в красном худи показался ему знакомым.

— Добрый день, — приветствовал Рэй. — Желаете продать или купить?

— Купить. — Парень наклонился вперед. — Тебя.

— Не понял.

— Том, живу с Генри в одной комнате. Думаю, руку ты мне не пожмешь.

— Почему? — с улыбкой ответил Рэй, хотя угрюмый вид парня не давал повода для веселья.

— Не хочу мешать работать. — Том посмотрел по сторонам. В магазине лениво бродили несколько покупателей. — Первое. У меня есть телефоны всех родных и близких твоей сучки по имени Генри. Я знаю, что ты трахаешь Генри с его тринадцати лет.

Рэй предостерегающе поднял руку, но не успел перебить Тома.

— Э-э-э, не шуми. — Том поднес указательный палец к его губам. — Продолжу, если ты не возражаешь. Улавливаешь связь? Номера телефонов, тринадцать лет, педофилия, скандал. Второе. Капитан Чел, слышал о таком?

Рэй застыл с глуповатой усмешкой.

— Слышал, не притворяйся статуей. Генри такой болтливый, вывалил всю свою историю.

— Я не прикасался к Генри до его совершеннолетия. — Рэй все-таки вставил реплику. — Не было никакой педофилии.

— Докажешь в суде? — подмигнул Том. — Это, знаешь ли, модная штука, все вытаскивают скелеты из шкафов, почему бы и вашим не присоединиться к празднику жизни?

На него и Рэя поглядывали другие продавцы.

— У тебя нет доказательств. Генри меня не оговорит.

— Куда он денется, — засмеялся Том. — Ему так заморочат голову, что он маму родную оговорит. Насчет неуязвимого Капитана Чела, уверен, что тебя разберут на детали в какой-нибудь лаборатории ЦРУ или ФБР.

— Уходи.

— Неверный ответ. Две важные причины, чтобы взяться за телефон, и всего одна маленькая жертва с твоей стороны. Два раза в месяц я буду трахать тебя. Ну что, согласен?

Рэй мог без особых усилий взять Тома за шиворот и вынести из магазина. Но тогда бы ему пришлось оправдываться перед хозяином, да и посетителям вряд ли понравился бы поступок продавца.

— Не слышу ответа. Не ломайся, ты же здоровенный мужик, с тебя не убудет. Зато все счастливы и довольны.

— Ты требуешь у Генри деньги? — Рэю казалось, что звуки доносятся до него сквозь подушку.

— Грешен. — Том опустил глаза. — Каюсь, был эпизод отъема денежных средств. В принципе, ты можешь давать мне деньги и свое тело. Тогда Генри успокоится и будет жить припеваючи. Я верну ему те пять сотен баксов, которые взял сегодня. Так что, встретимся этим вечером? Я приму душ и подстригу ногти.

Рэю было нужно от него избавиться.

— Вот адрес. — Он написал на визитке магазина. — В девять вечера.

— Умница. — Том потрепал его по щеке. — Ой, прости, не сдержался. Ребята, это шутка, мы старые приятели, — обратился он к продавцам, которые не сводили с них глаз. — Всего хорошего, удачной торговли.

Рэй не мог сосредоточиться на работе и вышел в подсобку, чтобы успокоиться и обдумать ситуацию.

«Если его убить, то куда деть труп? Если найдут труп, то без затруднений выйдут на меня. — Рэй потер затылок. — Голова идет кругом. Нет, убийство исключено, я долго не протяну в тюрьме. Тогда остается капитуляция. — Он содрогнулся, представив себя в постели с Томом. — Гадость, нет. Бегство? Том продолжит шантажировать Генри. Попробовать уговорить? Ну почему же я такой неизобретательный? — Рэй ударил себя по лицу. — Думай, думай. Как же тяжело что-то решать. Хочу обратно в Чел-пещеру, там все было просто и ясно. — Он прикинул, насколько быстро сможет собрать вещи и купить билет на самолет. — Нет. Бегство ничего не решит. Я несу ответственность за Генри. Если бы я отказался с ним встречаться, сейчас бы не возникла тупиковая ситуация. Получается, я сам во всем виноват, мне и расхлебывать. Это всего-навсего секс, в самом деле, я же неуязвимый. Со мной все будет в порядке».

***

В назначенное время Том вошел в квартиру, толкнув ногой дверь. Он снял худи и бросил его на пол, туда же полетели кроссовки.

— Подними, — приказал он. Рэй не притронулся к вещам.

— Я чего-то не понял. Подними, что я сказал!

— Речь шла о сексе, а не о прислуживании, — спокойно ответил Рэй.

— Ладно. Где секс? И деньги? Я вернул деньги Генри, не переживай. — Том стянул с себя футболку. — Давай, пошевеливайся. Сначала отсоси, но не до конца.

Рэй боролся с желанием свернуть ему голову.

— Генри сказал, что ты его сучка. Утверждал, что он тебя трахает. — Том снял штаны, оставшись в носках и трусах. — Я жду. И не вздумай меня придушить, я оставил записку своему другу, если не позвоню ему через два часа, он пойдет в полицию. Слушай, чувак, не тяни резину. Раньше начнем, раньше кончим. Точнее, я кончу, а ты — как получится.

«А что, если взять и выйти из квартиры? Поминай как звали. Генри, помни о Генри. От тебя зависит его благополучие».

— Спальня там.

— Хочешь на кровати? Да я совсем не против комфорта. — Том, снимая на ходу оставшиеся вещи, пошел в указанном направлении.

«Что же делать? — Рэй окончательно растерялся. — Думай, глупая башка. Соображай. Может, предложить ему больше денег? Отдать все, что накопил. Так ведь нет гарантий, что он снова не начнет шантажировать».

— Я жду! — крикнул Том.

«Он загнал меня в угол. — Рэй, пошатываясь, сдвинулся с места. — Некуда деваться».

Том разлегся на кровати, спихнув покрывало и одеяло на пол.

— Поклоняешься? — Он кивнул на фотографию Генри. — Красивая рамка. Дорогая?

Рэй приблизился к кровати. Он ненавидел Тома до белых вспышек перед глазами, но на кону была спокойная жизнь Генри, его настоящее и будущее.

— Я помылся. — Том указал на свой член. — Волосы сбрил, так что мешать не будут. Что-то ты раскис, смотреть тошно. Вот, держи. — Он протянул две таблетки. — Шлюхи такое принимают. Тело здесь, а разум там, — он посмотрел вверх. — Никаких угрызений совести. Это как сдавать машину в аренду, только вместо машины тело.

— Я не могу тебе верить, — хрипло сказал Рэй. — Ты гарантируешь, что не потребуешь большего?

— А что у тебя есть кроме тела и денег? Ясно, ничего. У меня нет репутации кидалы, если что. Неси пиво или что у тебя там в холодильнике есть.

Рэй проглотил таблетки, запив их имбирным пивом. Эффект наступил довольно быстро. Как и говорил Том, сознание Рэя разделилось. Одна половина со стороны наблюдала за тем, как вторая половина покорно трахается. Рэй был невозмутим и спокоен, будто смотрел порнофильм. В какой-то момент сознание выключилось.

Рэй очнулся, лежа на растерзанной кровати. Он дотащился к ванной и долго смотрел на себя в зеркало.

Он помнил, что Том пытался разорвать ему рот. Рэй повернулся спиной к зеркалу, чтобы рассмотреть себя сзади. Кажется, Том старался расцарапать ему спину, но ничего не получилось. Засохшая сперма покрывала лицо и застряла в волосах. Рэй наполнил ванну водой и лег в нее, подумав, что утопиться, к сожалению, не удастся.

Он убрал в спальне. «Второго раза я не перенесу», — Рэй не мог спать на кровати, на которой подвергся изнасилованию. Он устроился в гостиной.

Рэй был уверен, что утром будет хуже. Но Том не солгал, — таблетки помогли Рэю абстрагироваться от случившегося, словно с ним ничего не произошло. Он поехал на работу и в прежнем режиме общался с посетителями, как ни в чем не бывало трепался с коллегами, обедал, пил кофе.

Но где-то в глубине души нарастали протест и ненависть к самому себе. «У меня не было другого выхода. — Рэй дернул головой. — Как его, стечение обстоятельств? Да, так и есть, это стечение обстоятельств. Я ничего не мог сделать. Нет, я мог выбросить Тома. Но не сделал этого».

— Мне вернули деньги! — выпалил Генри, перешагнув порог квартиры.

— Поздравляю. — Рэй прищурился. — Кажется, ты говорил, что тебя ограбили. Что, у вора проснулась совесть?

Генри запнулся, начав что-то объяснять.

— Неважно. — Он плюхнулся на диван. — Я отдам тебе долг.

— Оставь себе. — Рэй сел рядом с ним. — Я могу сделать маленький денежный подарок.

Генри потянулся за поцелуем, и Рэй с готовностью ответил. Рука Генри скользнула по волосам Рэя и нырнула за воротник рубашки. Вторая рука прижалась к лицу. В памяти Рэя возник момент, когда Том со всего размаха ударил его по щеке, а потом впился ногтями в скулу, словно хотел содрать кожу. Том горел желанием проверить, насколько Рэй неуязвим, поэтому старался на славу, пустив в ход нож и кулаки.

Рэй отстранился от Генри, подавляя панику.

— Что такое?

— Кажется, я заболел. — Рэй уставился в пол. — Плохо себя чувствую. Тебе лучше уйти, чтобы не заразился.

— Надо было раньше сказать, пока мы не поцеловались, — укоризненно произнес Генри. — Сходи к врачу.

— Нет, полежу денек-другой. — Рэй заставил себя улыбаться как и раньше. — Говорят, жидкая плазма помогает от простуды.

— Неужели? А где ее взять?

— Заказать по интернету. — Рэй прыснул от смеха, глядя на озабоченное лицо Генри. — Шутка. Я шучу. Если станет совсем худо, обращусь к врачу. Теперь иди домой и следи за карманами. Вдруг опять ограбят.

***

Генри не мог понять, с какой стати Том отдал ему деньги и перестал говорить о разоблачении. Том вообще перестал обращать на него внимание. Сначала Генри решил, что идея шантажа выветрилась из головы Тома вместе с травкой. Потом предположил, что Рэй каким-то непостижимым образом обо всем узнал и популярно объяснил Тому, как нужно себя вести.

«Скорее всего, так все и случилось. — Он ликовал. — Да-да! Я так и знал! Рэй, я в тебе не сомневался».

Рэй прислал сообщение, в котором попросил не приходить неделю. Генри немного поволновался, но подумал, что Рэй сам со всем разберется.

Дело шло к окончанию семестра, и Генри с ужасом узнал, что может быть отчислен за неуспеваемость. Это не входило в его планы, и Генри как следует налег на учебу, наверстывая упущенное.

***

Генри совсем не хотел столкнуть кипу бумаг со стола. Бормоча под нос ругательства, он ползал по полу, собирая разлетевшиеся листы и журналы. Генри не сразу понял, что держит в руке визитку магазина, в котором работал Рэй.

Он перевернул ее и увидел адрес, написанный знакомым корявым почерком.

Все встало на свои места, как кусочки пазлов.

«Том приперся в магазин, потребовал деньги и получил их. Очевидно, Рэй будет платить ему ежемесячно, поэтому Том отстал от меня».

Открылась дверь. Генри повернулся и, увидев Тома, ткнул ему в лицо визитку.

— И что? — беспечно спросил Том. — Что тебе надо? Живи спокойно, твой папик все уладил. Он такой клевый, ты не представляешь. Особенно под кайфом, господи Исусе, он просто бомба. Любую шлюху заткнет за пояс. Ты бы в сутенеры подался. Будешь грести деньги лопатой. Он офигенно берет в рот, ни одна девка так не умеет.

Генри ударил его прямо в торжествующую улыбку, затем навалился сверху, нанося удары куда попало. Он остановился лишь тогда, когда Том обмяк и перестал сопротивляться.

«Я его убил».

Генри перевернул Тома и похлопал его по щекам.

— Ты мне нос сломал, — стонал Том. — Сучка недорезанная, ты мне зубы выбил.

Генри схватил куртку и выбежал из комнаты.

***

Сообщение от Тома гласило: «Сегодня вечером. Жду не дождусь».

Рэй чуть не швырнул телефон в стену, но сдержался, все-таки, магазин не был местом для выплеска эмоций. Он зашел к хозяину и попросил отгул за свой счет, объяснив это срочным семейным делом. Его предупредили, что на второй раз он будет уволен.

Дома Рэй включил скайп и нажал видеовызов. Через несколько минут перед ним появился Джейк Харт, отец Генри.

— О, мистер Манчестер. Рад видеть. Куда это вы запропастились?

— Добрый день, мистер Харт. — Рэй откашлялся. — Ваша жена дома?

— Да.

— Позовите ее, пожалуйста.

Джейк скривился, словно у него заболел зуб.

— Можете говорить со мной.

— Я бы с удовольствием, но тема разговора касается вас обоих. И Генри.

Джейк позвал Сирену.

— Добрый день, Рэй. — Сирена, как и раньше, выглядела очаровательно. Рэй вспомнил, как заигрывал с ней на глазах у Генри. — Джейк говорит, что у вас важный разговор. Я слушаю.

— Я должен сообщить кое-что о Генри и обо мне.

«Легче попасть под асфальтоукладчик».

— О, как интересно, — иронично протянула Сирена. — Я в курсе, что вы встречаетесь с моим сыном.

— Кто с кем встречается? — не понял Джейк. — Сирена! Кто с кем…

— Помолчи, — шикнула на него жена. — Рэй, я давно догадывалась, что вы неспроста водили знакомство с Генри. Ведь у вас разница в двадцать лет, а вы позиционировали себя, как друг подростка. Странно, не так ли? Как я должна была расценивать эту дружбу? Как признак инфантильности? Или как желание найти кого-то, на чьем фоне вы будете выглядеть неотразимым? Пожалуй, это все соответствует истине. И, к сожалению, некоторых с возрастом тянет на молоденьких.

Голос Сирены Харт резал Рэя на куски и поливал серной кислотой.

— Я не прикасался к Генри. Не знаю, как доказать, но это правда. Я бы не позволил себе ничего лишнего.

— Наверное, я вам верю. — Сирена развела руки в стороны. — Раз доказательств нет, придется верить вам на слово. Это все, что вы хотели сообщить?

— Один человек, знакомый Генри, грозится, что позвонит вам и раскрутит дело о педофилии.

— Пусть звонит. — Сирена посмотрела на мужа, тот, ничего не понимая, кивнул. — Получит от ворот поворот. Но, Рэй, у меня к вам две просьбы. Одна — берегите Генри и относитесь к нему с уважением. Он славный мальчик, хоть и нуждается в твердой руке. У него есть склонность к прокрастинации.

Рэй не был уверен, что знает значение этого слова, но на всякий случай кивнул.

— И второе. Если вы хорошо подумаете, то примете правильное решение.

— Какое?

— Оставьте Генри. Посудите сами, вы старше его. Вы раньше состаритесь и станете тяжким бременем. Рэй, я знаю, что от любви невозможно отказаться, но вы должны так поступить. И откровенно говоря, ваше умственное развитие слабовато. Уйдите, прежде чем начнете раздражать Генри.

Рэй выключил связь.

«Я зря пожертвовал собой, они обо всем и так знали. Идиот, придурок! Надо было сразу позвонить Хартам!»

Рэй ударил по журнальному столику, по стеклу пошли трещины. Он ударил второй раз, и толстые осколки рухнули на пол. Рэй взял осколок и провел по руке, естественно, не причинив вреда. Он заорал от ярости, нанося новые порезы, точнее, пытаясь их нанести. Он мог бы спрыгнуть с крыши ближайшего небоскреба, но это вызвало бы всего лишь секундную боль и, возможно, потерю сознания.

Рэй проклинал свою суперспособность.

***

Том не пришел в назначенное время. Вместо него пришел Генри.

— Рэй, открой. Это я. Открой, пожалуйста.

— Не хочу.

— Не валяй дурака. Открой.

— Не буду. Я не в настроении. Я занят.

— У меня есть ключ, забыл?

Генри увидел Рэя, сидящего на полу посреди разбросанных осколков.

— Ты почему это делаешь?

— Хочу и делаю, — ответил Рэй, надеясь, что Генри воспримет все, как очередную дурацкую выходку. — Я что, не имею права разбить стол?

— Я знаю, что с тобой сделал Том.

— Перестань. — Генри выбил из руки Рэя осколок. — Ты не поранишься.

— Жаль.

— Зачем ты поддался на шантаж Тома?

— Ты тоже поддался. — Рэй прикинул стоимость столика и еще больше расстроился.

— Я-то что, но ты! Тебе столько лет, а ты все такой же, — Генри чуть не сказал «дурак», но вовремя сдержался. — Не важно. Нет, важно. Каким же надо быть тупым, чтобы поддаться на шантаж! Послал бы Тома куда подальше, так нет, ты предпочел заняться с ним сексом. Господи, ты так и не научился жить!

— Знаю, знаю. — Рэй начал собирать осколки в кучу. — Я везде виноват, вот единственный вывод. Твои родители, кстати, в курсе наших отношений.

— Зачем ты им об этом сказал? — ужаснулся Генри. — Кто давал тебе право с ними разговаривать?

— Вообще-то, я могу разговаривать с кем хочу и когда хочу, — огрызнулся Рэй. — Я тут подумал. Я о многом думал. И пришел к выводу, что я сейчас — это не я прежний.

— Все меняются с возрастом.

— Где легкость бытия? — Рэй вскочил. — Где предопределенность будущего? Зачем мне все эти тревоги и заботы?

— Вернешься в Холмогорск?

— Я не знаю. — Рэй нахмурился. — Ничего не знаю. Я должен разобраться в самом себе, и тебе лучше не мешать.

Генри бросил ему ключ от квартиры.

— Вот и ладно. — Рэй пошел за мусорным пакетом. — Вот и хорошо.

Дверь захлопнулась.

— Вот я один. — Он подул в пакет, раскрывая его. — Посреди развалин собственной жизни.

***

Генри думал, что Рэй перебесится, переживет «кризис среднего возраста», и все пойдет по-прежнему.

Он ошибся.

Рэй съехал с квартиры, не оставив адреса, сменил номер телефона и ликвидировал все почтовые ящики. Генри попробовал выяснить у Швоза, куда делся Рэй, но потерпел неудачу. Швоз тоже не выходил на связь.

«Что ж, все к тому шло. — Генри печально смотрел в окно. — Мои отношения с Рэем с самого начала были обречены на поражение. Ему нужен кто-то, кто будет его боготворить, смотреть влюбленными глазами, выполнять все желания».

Он порылся в папке со снимками, намереваясь удалить все, совместные с Рэем.

Рэй, восхищенно смотрящий на Генри, который сфотографировал его на фоне цветущих кустов. Генри вспомнил, насколько быстро он получал требуемое, чуть ли не по щелчку пальцев. Рэй всегда был готов защитить его любой ценой. «Ему ничего не повредит, вот он и защищал, — возразил Генри сам себе. — Так что нет никакого особого геройства».

«Не знаю, что ты должен такого натворить, чтобы вызвать во мне ненависть. Я люблю тебя больше своей жизни и готов на все что угодно, лишь бы ты остался со мной».

Слова Рэя прозвучали в голове Генри, заставив его испытать муки совести.

«Во всем виноват мой слишком длинный язык. — Генри укусил себя за палец. — Тварь болтливая, растрепал то, о чем нельзя было говорить. А ведь клялся, и неоднократно, никому не рассказывать о Капитане Челе. Если бы я молчал, если бы не выпендривался, то Рэй не уехал бы. Я его обидел, оскорбил, унизил. Зачем называл глупым и тупым? Своими руками все угробил».

Видеозвонок родителей только усугубил душевные страдания Генри. Родители сообщили, что не будут пытаться контролировать его жизнь.

— Генри, ты должен знать, что всегда можешь обращаться к нам за помощью. — Сирена говорила, положив руку на сердце, словно во время прослушивания государственного гимна. — Мы постараемся тебя понять и принять.

— Рэй меня оставил. — Генри с неприязнью увидел торжествующую улыбку матери. — В чем дело?

— Ни в чем. Он оказался умнее, чем я думала, и это не может не радовать. — Сирена не скрывала ликования. — Он понял, что мешает тебе жить.

— Он не мешал.

— Сынок, скоро ты поймешь, что мир не ограничивается Рэем Манчестером. Разве нет никого, кто бы тебе нравился?

Генри вспомнил Сельму и ее прекрасные волосы.

— Редко кто не ошибается в любви. Сначала думаешь, это именно тот человек, ради которого готов на все. Но потом находится кто-то лучше. Не зацикливайся на Манчестере, найди ровесницу. Вот увидишь, с людьми своего возраста намного интереснее и веселее.

Генри был бы рад выключить связь, но не осмеливался.

— Ты умный мальчик, а Рэй, если говорить честно, глуповатый нарцисс. Надо стремиться к небу, а не падать на дно. — Сирена не могла остановиться, хотя муж дергал ее за руку.

— Я люблю Рэя и не собираюсь от него отказываться. — Генри все-таки нажал на отбой.

Он составил план действий.

Первое. Постараться закончить курс. Второе, найти Рэя. Причем первый пункт этого нехитрого плана был, в принципе, выполним. Зато второй пункт напоминал поиски иголки в стоге сена: Рэй мог оказаться в любой точке страны или вообще выехать за ее пределы.

Генри, закатав воображаемые рукава, приступил к первому пункту.

***

— Ты уверен, что программа найдет моего друга? — Генри с надеждой смотрел на Кларенса, известного в университетских кругах как «Кларенс-хакер».

— Выделяю лицо твоего друга, помещаю в поиск. Программа сопоставит изображение со всеми изображениями в интернете, включая произведения искусства, ничего сверхъестественного, — пояснил Кларенс. — Это займет много времени, предупреждаю.

— Валяй. — Генри хлопнул его по плечу. — Вот твоя оплата. Позвони, когда найдутся соответствия.

Кларенс позвонил через два дня, и Генри сломя голову побежал к нему.

— Ну вот, что я говорил! — самодовольно провозгласил Кларенс, указывая на фотографию полного мужчины в плавках, сидящего за стойкой пляжного бара.

— Это кто такой?

— Да не он. Позади него.

Генри уставился в монитор.

Позади мужчины стояли пятеро человек с досками для серфинга.

— Вот этот, в красной рубашке с машинками и пальмами. — Кларенс хихикнул. — До чего же дурной вкус! С тебя остальная оплата.

— Где был сделан снимок? — Генри пожирал взглядом Рэя. — Есть предположения?

— Зачем предполагать? Смотри на подпись под фото. Остров Амелия, пляж Фернандина.

— Больше фоток нет?

— Серферы не любят фотографироваться, так что будь счастлив и такому улову. Так, где мои деньги?
Написать отзыв