1948. Живые

от iolka
миниангст / 13+
Джеймс «Баки» Барнс / Зимний солдат Стив Роджерс
10 янв. 2018 г.
10 янв. 2018 г.
1
906
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
О том, что Баки размораживают именно сегодня, Стив узнал из разговора техников, которые позвали его на примерку нового боевого костюма.

— То есть как — сегодня? — ледяным тоном спросил Стив. Мужчина и женщина подняли головы, и у них обоих на лицах появилось очень виноватое выражение. Они пустились, было в сбивчивые и неловкие пояснения, но Стив не слушал. Он выдернул иголки, державшие ткань по фигуре, спрыгнул с табурета, отчего чуть не треснул пол, и побежал к лаборатории так быстро, как только мог.

За дверями было целое столпотворение. Полковник Филлипс, Пегги, Говард, сотрудники СНР, несколько врачей, ученых, лаборанты, а также толпа людей, которых Стив видел впервые в жизни.

Когда дверь открылась, все повернулись к нему, и в наступившей тишине отчетливо было слышно шипение нагревающейся камеры.

Говард объяснял, как будет проходить процесс, пока Стив таскался к камере, чаще, чем на работу — утром и вечером, и в обед, когда получалось. Только вот Говард говорил, что до разморозки еще как до Луны — они не учли все риски и не проработали все возможности. И он обещал обязательно позвать Стива.

Стив сжал руки в кулаки и быстро пересек помещение, встав рядом с камерой (которую, к слову, окружали трое вооруженных автоматами бойцов). По краям помещения он заметил еще десяток.

Если Стив что и понял за время работы с СНР, так это то, что боятся они не его, как боевую единицу, а того, что он может выкинуть в любой момент. Стив не признавал секретности и мнимых жертв во имя всеобщего блага, не верил в необходимость лжи и увиливаний. И мог в любой момент послать к черту все годы их работы.

— Если вы не хотите в ближайшее время получить огромный скандал в прессе, то сейчас же покинете это помещение.

— Капитан Роджерс, — начал один из чиновников, — мистер Барнс может иметь неоценимые сведения о наших противниках, или, того хуже, может работать на них и уничтожить Резерв изнутри. Вы просто недооцениваете все риски.

— Это вы их переоцениваете, — Стив напрягся, потому что шипение камеры прекратилось. — Если Баки что-то и знает, то он сам решит, делиться с вами или нет. А за то, что он не является вражеским агентом, я могу поручиться своей жизнью. У вас минута, чтобы покинуть помещение. Оставшиеся здесь будут оценены мной как враги, подлежащие немедленной ликвидации.

В толпе раздался чей-то шепот «он не шутит», и, кто поспешно, а кто очень нехотя, они начали уходить. Стив не повернулся к камере, пока в лаборатории не остались только знакомые врачи, лаборанты и Говард.
Стив посмотрел на него, разочарованно и обещающе, поймал ответный слегка виноватый взгляд, и повернулся к камере.

Баки широко открытыми глазами смотрел на Стива сквозь прозрачное стекло, а по лицу его текли слезы. Губы шевелились, что-то едва слышно шепча — Стив не мог уловить даже своим обостренным слухом.

Он открыл замки — давно успел их изучить, затем освободил Баки от ремней, удерживавших его в вертикальном положении, и подхватил ослабевшее тело на руки.

С волос Баки капала вода, он весь был влажный и холодный. Стив благодарно кивнул медику, протянувшему плед и указавшему на широкий диван в глубине лаборатории.

Баки дрожал в его руках, худой, плачущий, такой родной. У Стива тряслись губы, а руки так и чесались поубивать всех, кто сделал с Баки такое.

Стив опустился со своей ношей на диван, закутал Баки в плед и прижал к себе. На них направили тепловентилятор и подали стакан с соломинкой — теплое молоко для Баки.

Баки отпил совсем немного и взглядом попросил убрать стакан. Едва Стив от него избавился, Баки подался ближе, прижимаясь плотнее.

— Ты пришел за мной, — очень тихо и сипло выдавил Баки. — Ты снова...

Он умолк, сипло вдохнул воздух, и Стив опять потянулся к стакану, чтобы напоить Баки.

— Я думал, что ты мертв, — выдавил Стив, убирая стакан. Баки с усталым вздохом устроился головой на его плече. Он слабо улыбался, разглядывая Стива.

Стиву было не очень удобно, но он не хотел терять контакта с глазами Баки, когда будет признаваться в своем самом постыдном поступке. Ведь если бы у него получилось, Баки никто бы не спас. Баки так и остался бы в руках врагов, и неизвестно, чем завершилась бы его жизнь, какие страдания ему пришлось бы перенести.

— Я попытался покончить с собой, после того, как ты упал.

Этого не знал никто, кроме Говарда. Поэтому на периферии раздался пораженный вздох, и за ним послышался тихий шепот Говарда о контрактах и конфиденциальности.

Баки растерянно моргнул. И неожиданно жестко выдал хриплым голосом:

— Так я все-таки умер от того экспериментального аппарата?

— Что? — Стив растерялся. — Нет. Баки, нет. Ты жив. И я жив. Мы нашли базу, где тебя держали, но я зачищал другое крыло, а потому не знал, что нашли тебя. Узнал только через несколько дней... Хотя все равно прошло уже несколько месяцев с того дня. Боялись тебя... вытаскивать. Вдруг что-то пойдет не так.

— Стив, — Баки, похоже, не мог контролировать движения, его руки дергались в объятиях пледа, но высвободиться у него не получалось, и вскоре он затих. Только в его глазах Стив различал странные чувства.

— Я очень хочу врезать тебе сейчас.

— Врежешь, обязательно, — Стив слабо виновато улыбнулся, — когда поправишься.

— Значит, уже завтра, — Баки кивнул. — Готовься.

Он прикрыл глаза и снова приник к плечу, щекотно дыша в шею.

— Я рад, что ты выжил, сопляк.

— Придурок.

Стив не смог сдержать слез, спрятав лицо во влажных волосах Баки.
Написать отзыв