Русалка

от iolka
максифлафф, романтика (романс) / 18+ слеш
Гарри Поттер Драко Малфой
14 янв. 2018 г.
14 янв. 2018 г.
22
99449
2
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Драко Малфой споткнулся о корень, тихо выругался и быстро нырнул за ближайший куст, опускаясь на землю и сжимая ушибленные пальцы ноги, чтобы унять пульсирующую боль. Когда пульсация немного утихла, он высунулся из своего укрытия и оглядел дорожку. Она была пуста.

Драко поднялся с земли, отряхнулся и продолжил путь, крадучись и каждые пару минут накладывая на себя дезиллюминационные чары – они получались слабыми и быстро развеивались.

Вытоптанная тропинка привела его к берегу озера. Он спрятался в тени раскидистой ивы, откуда ему было очень хорошо видно небольшие мостки, на которых иногда рыбачил Хагрид.

Воздух осенней ночи был теплым, пах волшебством и увядающими цветами. Легкий ветерок теребил гладь озера, оставляя рябь и морща лунную дорожку. Луна была почти полной, хорошо освещала окрестности.

Учебный год начался всего неделю назад, но старосты уже должны были патрулировать коридоры. Именно поэтому Драко, патрулирующий шестой этаж, смог услышать легкие шаги, но ничегошеньки не увидел. Хотя пламя факелов дрогнуло, словно кто-то прошел мимо. Драко понял, что это Поттер разгуливает по замку в своей мантии. Слизеринцу было интересно, куда же намылился Мальчик-Который-Выжил в самом начале учебного года, глубокой ночью и без своих верных Уизела и Грязнокровки. В том, что он был один, Драко был уверен.

Драко спрятался в нише, и Поттер, должно быть, его не заметил. Потому что, как только звук шагов поравнялся с нишей, Драко бросил в него следящие чары. Они и подсказали слизеринцу, куда идти. И привели его сюда, под дерево на берегу хогвартсского озера.

На мостках появилось колебание воздуха, и появившийся из ниоткуда Поттер скинул с себя сверкающую ткань. Он огляделся, аккуратно положил ее возле своих ног. Поттер подошел к самому краю, задумчиво посмотрел на воду, присел, протянул руку, собираясь коснуться гладкой поверхности озера, но тут же резко ее отдернул. Выпрямился. Снова огляделся.

Драко недоумевал, что этому грифиндорскому придурку могло здесь понадобиться. Ну не купаться же он сюда явился!

Так думал Малфой, пока Поттер не начал стягивать с себя свитер. За свитером последовали брюки, за ними – рубашка. Гриффиндорец зябко поежился, а Драко нервно сглотнул. Горло моментально пересохло, потому что в свете луны Гарри Поттер был… прекрасен.

Мускулистое точеное тело с золотисто-смуглой, а сейчас, в сером свете, казавшейся чуть темнее кожей. Длинные ноги, растрепанные темные волосы… Вейла внутри Драко забилась раненой птицей.

Драко был полувейлой, всего лишь в третьем поколении, а это значило, что истинный партнер ему не светит, полная трансформация и полноценные чары тоже. Но зато оставалась истинно вейловская светлая внешность, и поразительное обаяние. А также тяга к прекрасному.

И в этом случае прекрасным являлся Поттер, топчущийся на самом краю деревянных мостков.

Обреченно, как показалось Драко, вздохнув, Гарри шагнул в воду.

Она приняла его спокойно, без брызг. Парень вошел в нее, как нож в масло и тут же скрылся, оставив после себя такую же ровную гладь, как и была до этого.

Драко пораженно выдохнул. Сердце его забилось чаще от волнения, ладонь, держащую палочку, свело судорогой от напряжения. Поняв, что весь натянут, как струна, он заставил себя расслабиться и задышал глубоко и ровно.

Между тем прошла пара минут, а гриффиндорец все не показывался. Драко всерьез заволновался. А что, если он решил утопиться? У него, кажется, крестный умер…

Драко со всех ног рванул к мосткам. Но на хлипкие деревянные доски ступил осторожно. Он вскинул палочку, и преодолел уже половину пути, когда по воде метрах в пяти от мостков пошла рябь, и над поверхностью показалась темноволосая мокрая голова.

Драко облегченно выдохнул и опустил палочку. Поттер пока что его не заметил. Он смотрел на середину озера и о чем-то напряженно размышлял. Потом, словно что-то решив, чуть приподнялся и нырнул. То, что увидел Драко, заставило его приглушенно вскрикнуть: едва голова Поттера скрылась под водой, показалось нечто зеленое и блестящее, в следующую секунду сменившееся полупрозрачными жемчужно-зелеными плавниками, с силой хлестанувшими по воде! Все происходило в секунду, Драко даже не был уверен, что ему не померещилось. Его вскрик разнесся над водой, но Поттер его не мог слышать.

Русалка! Поттер плавал с русалками!

Это была первая абсурдная мысль, посетившая голову слизеринца. Рука с палочкой снова поднялась, и он преодолел еще пару метров, поравнявшись с кучкой одежды гриффиндорца. Ее обладатель в это время снова вынырнул над водой.

Второй абсурдной мыслью было сдать его директору. А лучше Снейпу, а то старый дурак благоволит Поттеру, и тот, конечно же, будет вновь отпущен.
Поттер меж тем огляделся, и Драко с садистским удовольствием наблюдал, как приоткрылся в немом изумлении пухлогубый рот, и как расширились огромные глаза, не скрытые уродскими круглыми очками.

Малфой выдавил ухмылку и поманил его пальцем. На лице Поттера отразилось страдание. Капли воды, стекающие с мокрых волос падали на плечи, стекали по лицу как слезы, сверкали в ярком свете небесного светила.

Поттер медленно подплыл к мосткам.

- Вот уж не думал, что ты такой идиот, Потти! – Протянул Малфой в своей обычной манере. – Плавать с русалками ночью, да еще и в полнолуние – это мог догадаться сделать только такой придурок как ты.

На что Гарри как-то горько усмехнулся. Усмешка исказила его черты, ставшие темными и дьявольскими на миг.

- Все куда хуже, Хорек, – просто и обреченно ответил Поттер. Он схватился за край мостков, подтянулся на сильных руках и сел, поворачиваясь боком к Малфою. Огромный русалочий хвост свесился с другой стороны.

Драко ошарашено выдохнул. Третьей абсурдной мыслью стала: «Бля, я сплю!»

Ноги его подкосились от шока, и он медленно сел. Он потряс головой, но ухмыляющийся Поттер никуда не исчез. Впрочем, как и его хвост. Болезненный щипок в предплечье доказал, что это реальность. На этом абсурдные мысли на сегодня закончились.

Драко некоторое время просто пялился на него, а потом пригляделся внимательнее.

Хвост был широким, покрытым крупной темно-зеленой чешуей и заканчивался раздвоенным полупрозрачным блестящим плавником. По бокам, примерно на уровне коленок, были еще два таких же полупрозрачных острых плавничка. От них всех исходило непонятное золотистое рассеянное свечение.

Драко подобрал покоящуюся на земле челюсть и перевел взгляд на лицо Поттера. Яркие зеленые глаза его вечного соперника смотрели с насмешкой, торжеством, печалью и обреченностью.

- Давно? – только и смог выговорить Драко. Его голос прозвучал хрипло.

Гарри пожал плечами. Из-за которых выглядывали полупрозрачные сияющие золотистым светом зеленоватые крылья – плавники! Сегментированные наподобие стрекозиных, но по форме напоминавшие лепестки роз. Четыре прекрасных, влажных от воды и сияющих от света и наполнявшей их магии, крыла.

Малфой снова подобрал челюсть. А Гарри чуть развернулся, чтобы слизеринцу было удобнее смотреть. Драко кашлянул, прочищая горло. Потом трансфигурировал из щепки, валявшейся под ногами, стакан и наколдовал в него воды. Он залпом выпил и закашлялся, потом плеснул себе в лицо и вытерся полой мантии. Поттер наблюдал за ним с улыбкой.

- Это началось в мой день рождения, – тихо сказал Гарри. В голосе его была бесконечная печаль, но Драко, как вейла, чувствующий больше эмоций, чем люди или не люди хотели показать, уловил облегчение от того, что Гарри может это кому-то рассказать:

– Утром я пошел в душ и через десять секунд после того, как на меня попала вода, валялся на полу вот с этим, – он кивнул на свой хвост. – Сначала я, понятное дело, испугался. Даже заорать хотел, но потом передумал. Сидел, пока не высохло. А высохло – он сам исчез. Днем я ушел из дома и пошел далеко за город, к речке. Там намок, и он снова появился. Я сидел и думал, что мне делать, и не придумал ничего лучше, чем вызвать Добби и Кричера. Кричер – домовик, доставшийся мне в наследство от Сириуса, моего крестного. Он погиб в мае, в том происшествии в Отделе Тайн. Кричер меня ненавидел, но как только увидел хвост, сразу поклонился и пообещал служить. Перво-наперво я запретил им говорить об этом хоть кому-нибудь. Попросил выяснить, что это, как с этим бороться и куда это девать. Через полчаса, когда хвост исчез, а я снова оказался в своей одежде, эльфы вернулись с кипой книг. И к вечеру я уже знал, что я такое. Я наполовину русалка, потому что моя мать была ею. Это уже выяснял Добби. Оказалось, что она, будучи на четвертом курсе, утонула в этом озере. Чтобы спасти ее, королева русалок сделала ее одной из них и научила управлять своей сущностью. Так никто не догадался о смерти Лили Эванс. А она даже не думала, что это так отразится на мне. И еще ирония – этот чертов Тремудрый Турнир тоже был на моем четвертом курсе, и я тоже чуть не утонул. На самом деле, меня тогда русалка и вытолкнула. Правда же, смешно?

Он беспомощно смотрел на Драко, в глазах его стояли слезы.

- А я… - Драко прочистил горло, – а я вейла.

Поттер часто заморгал.

- Не целиком, – успокоил его Драко, – так, небольшие плюсики. Я тоже этим летом наследие принял. И крылья у меня тоже есть.

Гарри внезапно засмеялся. Облегченно и даже радостно. И Драко засмеялся вместе с ним.

- Покажи крылья, пожалуйста, – отсмеявшись, попросил он. Тон его голоса был серьезен, как и взгляд.

Драко колебался. Потом решился.

- Только никому не говори, ладно? – попросил он.

- И ты обо мне. Пожалуйста, – согласился Поттер.

Драко расстегнул мантию, стянул рубашку, сел на колени, согнулся, выгибая спину, и напрягся. Через секунду из его спины словно выросли и развернулись два тонких серебристых стержня. Они дрогнули и, дернувшись, рассыпались – развернулись перьями, больше всего похожими на битое стекло и так же сверкающими. Услышав восхищенный вздох Поттера, Драко поднял голову и сел.

- Нравится? – самодовольно спросил он, с удовольствием наблюдая за восторгом на лице Мальчика-Который-Выжил-И-Стал-Русалкой. Тот закивал, а затем чуть подвинулся, переползая с мокрого места. Чешуя красиво сверкнула. Поттер перехватил взгляд Драко.

- Это ты еще в солнечном свете не видел, – похвастался он.

- И ты мои. Они знаешь, как сверкают? Аж смотреть больно. А можно… - Драко нерешительно замялся, – потрогать можно?

Поттер захихикал и подвинул хвост ближе к парню:

- Трогай.

- Ты можешь потрогать мои крылья, если хочешь, – поспешно сказал слизеринец. И тут же прикусил язык. Вейлы разрешали касаться своих крыльев только тем, кому стопроцентно доверяли. Но Поттер не входил в круг доверенных лиц Малфоя. Его друзья вообще не знали о том, что он вейла. Знал только его отец. И вот теперь гриффиндорец восторженно его разглядывал. Восторженно, но с недоверием и даже опаской.

- А я не порежусь? – осторожно спросил он. Но спрашивал абсолютно о другом. И Драко понял. И вздохнул.

- Мне придется. И тебе придется, Поттер. Потому что если хоть одна живая душа узнает об этом, мы вылетим из школы. Потому что магические существа в волшебном мире еще хуже, чем магглорожденные и маглы, ты же в курсе. Нас сочтут опасными только потому, что мы можем чуть больше, чем они. И самое противное в этом то, что я, например, вейлочарами даже не обладаю. Так, очаровать в момент. Но только собеседник отвернется, все сразу развеивается.
Поттер серьезно кивнул. Потом вопросительно посмотрел на Драко и, дождавшись ответного кивка, протянул руку к крыльям.

Выглядевшие острыми, как осколки стекла, крылья оказались мягкими и шелковистыми на ощупь. По телу Драко пробежала волна дрожи, замершая в кончиках пальцев, висках и паху. Он ощутимо вздрогнул.

- Неприятно? – спросил Гарри, разочарованно и с испугом одергивая руку.

- Нет, – Драко замотал головой, – наоборот, – и потупился, заливаясь краской. Чтобы не упасть в грязь лицом окончательно, он протянул руку к хвосту гриффиндорца и провел пальцами по гладкой и шелковистой чешуе, которая больше всего была похожа на ощупь на нежную кожу девичьих щек. Однако она была прохладной, и места стыка чешуек были четкими и твердыми. Драко гладил эту потрясающую зеленую чешую, пока не понял по смеху гриффиндорца, что гладит уже его голень. Малфой одернул руку и с гневом посмотрел на однокурсника. Тот пожал плечами:

- Высыхает и исчезает. Как туман рассеивается.

- А куда деваются ноги, когда появляется хвост? – хмуро спросил Драко.

- Вот уж не знаю, – фыркнул Поттер, – я их не чувствую, если ты об этом. Хвост – это как одна нога, но и по ощущениям - ничего общего.

- Ясно, – пробормотал Драко. Он снова согнулся, напрягся, и с легкими щелчками его крылья сложились в серебристые острые стрелки, которые втянулись в кожу.

Одеваясь, Драко думал о том, что увидел. Потом в голову закралось подозрение.

- А как ты после квиддича теперь будешь в общей душевой мыться? Или Уизел в курсе и тебя как-то прикрывать будет?

- Нет, никто не знает, – покачал головой уже одевшийся Поттер, – только ты.

Драко это польстило, а в груди появилось какое-то непонятное тепло. Поттер ему доверяет. Хотя, это вынужденная мера – и Драко тут же скис.
Гарри помахал у него перед лицом рукой.

- Ты меня слушаешь?

- Слушаю, – буркнул Драко.

- Тогда, где восторги? – подозрительно спросил Поттер, – или ты не рад?

- Рад чему? – поинтересовался Драко, застегивая последние пуговицы на мантии.

- Тому, что я из команды ухожу.

Драко несколько секунд пораженно на него смотрел.

- То есть как?

- Вот так, – вздохнул Поттер и терпеливо повторил то, что сказал ранее:

- Я – водное существо. Я могу контролировать воду, но не воздух. Мне им даже дышать тяжелее, не то, что мчаться сквозь ветер. Я могу и умереть.

- А как ты объяснишь своим уход из команды?

- Скажу, что надоело, – пожал плечами Гарри. И достал из кармана очки. В ответ на удивленный взгляд, он пояснил:

- Для конспирации. Но они мне больше не нужны. Я заказал зелье для избавления от них и сказал об этом всем, кому смог, но курс два месяца. Так что к Хеллоуину перестану их носить.

- Нда… - протянул Малфой, – Уизел будет в ярости.

- По поводу? – поинтересовался Поттер, поднимая мантию-невидимку и бережно ее отряхивая.

- Квиддич, очки… тайны от него. И еще одежда. Я заметил, ты больше не в обносках.

Поттер зарделся, как маков цвет, что было видно даже под луной:

- Мне Кричер попенял, тогда я попросил его меня сводить по магазинам, – он хихикнул, – хорошо, что есть маскирующие чары, а то магглы, да и маги, со смеху бы померли: Героя Магического мира одевает домашний эльф.

Представив эту картину, Драко рассмеялся.

- Это действительно хорошо, - заключил он, – наследие изменило тебя в лучшую сторону, я имею в виду внешность.

- Тебя тоже, – смущенно ответил Поттер и посмотрел в глаза Драко. Тот смотрел в ответ и поражался, какими зелеными были глаза гриффиндорца.

Сердце гулко бухало в груди, и Драко сглотнул, а потом сказал, только чтобы хоть что-то сказать:

- Так ты зачем на озеро поперся?

Момент исчез. Поттер отвел взгляд, и они вместе пошли по мосткам к дорожке.

- Ближе к полнолунию моя сила вырастает. А еще я целую неделю не плавал. Да и сегодня не сильно удалось.

- Извини. Но ты мог пойти в Выручай-комнату и попросить у нее пруд или бассейн. Тогда бы я тебя не встретил.

- Не догадался, – Поттер и смутился, и обрадовался, – но я рад, что встретил тебя. Так тяжело держать это в себе и не иметь возможности хоть с кем-то обсудить.

- Я тебя понимаю, – Драко вздохнул, – мне вот первый месяц все время трахаться хотелось, – он смутился, но все равно продолжил: – Отец такие счета потом из борделей наполучал… - Драко закатил глаза, – я неделю боялся ему на глаза попадаться. А потом прошло. Само. Стабилизировалось.

- Да уж. Я чертовски рад, что я не вейла, – хмыкнул Поттер.

- У тебя тоже приятного мало, – не остался в долгу Драко, – Что насчет душевых? Насколько я знаю, у Грифов один душ на спальню, а ты не староста, чтобы ходить в ванную старост. Хотя тебя и там застукать могут. Та же Миртл, к примеру.

- Это не проблема теперь, – улыбнулся Поттер, – Когда я научился контролировать русалку, я могу не превращаться от капли воды, а делать это только когда захочу.

- Здорово, – восхитился Драко, – Это же быстро у тебя вышло! У тебя вроде в конце июля день рождения.

- Да. 31 числа. В первую неделю я еще плохо с этим справлялся, но Добби и Кричер делали за меня всю работу по дому у Дурслей, и я все время посвящал самоконтролю и учился магии русалок. Я могу петь как сирена, – он хихикнул, – это нечто в духе вейлочар. Могу управлять водой. И даже погодой. Но это пока так слабо… Просто один раз меня дождь застал по пути домой, и я так разозлился, что он тут же перестал капать. Только потом я потерял сознание и два дня провалялся со слабостью.

- Значит, можешь, – подтверждающе кивнул Драко, – А у тебя эти книги с собой? Я совсем ничего не знаю о русалках. Было бы интересно почитать.

Поттер засмеялся. Драко смущенно потупился.

- Я дам тебе эти книги, – пообещал гриффиндорец. – Кто бы мог подумать, что с тобой, Малфой, можно конструктивно общаться, – он фыркнул.
Мальчики подошли к дверям замка и Поттер остановился.

- Я бы тоже не подумал, что с тобой можно, – серьезно сказал Драко. – Ты всегда казался мне заносчивым придурком, которому корона жмет.

Поттер расхохотался.

- Ты мне тоже, поверь, – потом он набросил мантию, которая мгновенно скрыла все его тело, кроме головы.

- До встречи, вейла, – Поттер обезоруживающе улыбнулся, сверкнул зеленющими глазами и исчез прежде, чем Драко смог что-либо ответить.

- До встречи, русал… ка, – пробормотал Драко, когда справился с потрясением.
Написать отзыв