Русалка

от iolka
максифлафф, романтика (романс) / 18+ слеш
Гарри Поттер Драко Малфой
14 янв. 2018 г.
14 янв. 2018 г.
22
99449
2
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
Проснувшись поутру, Драко долго валялся в постели и приводил в порядок сумбурные мысли.

Поттер – русалка! Русалка, надо же. А Драко думал, что между ними и людьми невозможна связь. Ну, это же Мальчик-Который-Выжил! Что с него взять? Он всегда умудряется вляпываться в такие неприятности, которые обычным людям и не снились.

Значит, его мать, отдавшая за него свою жизнь, была волшебным существом. Теперь все встает на свои места – и сила защиты, и ее эффект. А после вступления Поттера в наследие защита исчезла, о чем старый маразматик Дамблдор наверняка не в курсе, потому что не знает о наследии. Драко ухмыльнулся.

Забавно было бы поглядеть на его рожу, если он узнает, что его обожаемый Поттер – рыбка покрупнее. Драко хихикнул и тут же посерьезнел.

Хотя теперь директор не должен узнать. Иначе ему станет известно, что Малфой – вейла. А если это попадет в газеты, отец его по головке не погладит. Да и что уж себе-то любимому врать, Драко не хотелось выдавать гриффиндорца. Он был… Другим он был. Абсолютно. Красивым, сообразительным, с потрясающей магией огромной силы, хорошим чувством юмора, великолепным телом… Так, Драко Люциус Малфой! В какую даль вас занесло?

Не сказать, что Драко был против отношений с парнем. Будучи абсолютно неконтролируемым весь июнь (из-за чего отцу пришлось его забрать из школы, благо, что СОВ сдали в мае), он перетрахал уйму мужчин и женщин. Все это было как в каком-то опиумном дурмане, и он плохо все помнил. Но что запомнил точно, так это то, что больше ему нравились мальчики. Хорошо, что бисексуальность в магическим мире не осуждалась, а была, пусть и нечастым, но абсолютно нормальным явлением.

Только вот как теперь вести себя с Поттером? О затаскивании этого гриффиндорского недоразумения в постель не может быть и речи, он убежденный натурал. Значит, дружба. Но нужно действовать постепенно, так, чтобы это не выглядело подозрительным для гриффиндорцев и слизеринцев. А то – два соперника, лютых врага, вдруг стали ходить под ручку. Драко стало смешно от такой мысли. Он решил для себя, что пока будет вести себя по-прежнему, а позже обговорит с Поттером план действий. Боже! Обговорит с Поттером… Еще позавчера такая мысль казалась бы ему верхом безумия, а сегодня… Сегодня все встало с ног на голову, и в этом виноват Мальчик-Который-Выжил, как, впрочем, и всегда.

Завтрак начинался через двадцать минут, и Драко нехотя поднялся из постели. В чем еще была прелесть бытности не только старостой, но и Малфоем, так это в повышенном комфорте размещения. С пятого курса ему выделили собственную комнату с личной ванной и разрешили привезти домовика из Мэнора. Приняв душ, одевшись и причесавшись, Драко поспешил в Большой Зал.

Сонные слизеринцы вяло приветствовали своего Принца. Драко уселся на свое обычное место рядом с Креббом с одной стороны и Блейзом Забини с другой. Напротив него зевала Панси Паркинсон, и стремительно поглощал овсянку вечно голодный Гойл.

Драко намазал джемом пару тостов, налил в чашку кофе и пододвинул блюдо с яичницей. Несмотря на то, что лег он вчера почти в четыре, трех часов сна хватило, чтобы не чувствовать себя разбитым и не испытывать отвращения к еде, как это обычно с ним бывало при недосыпе.

Покончив с яичницей и приступив к тостам, (п.б: как-то он много ест! А фигура? п.а: это здоровый трахающийся организм. Ему положено xD) Драко начал что-то напевать. Забини с усмешкой посмотрел на него, и Драко тут же смолк. От расспросов и нападок его спасли совы, принесшие утреннюю почту. В Пророке не было ничего интересного, так что Драко, быстро охладев к печатной продукции и убрав в карман письмо от матери, оглядывал Зал, полный учеников. К этому времени спускались даже засони. Найдя взглядом Поттера, которого не было, когда он пришел, и совы только-только прилетели, Драко тут же отвел глаза. Но его взор снова вернулся к смуглому парню, волосы которого были растрепаны еще больше, чем обычно. Гарри улыбнулся ему и едва заметно кивнул. Драко машинально дернул головой в ответ, и Поттер тут же что-то весело ответил Грейнджер. В сторону Драко он больше не смотрел.
На Древних Рунах Драко было скучно, Трансфигурация не произвела на него никакого впечатления. И вот после обеда он мирно посапывал на Истории Магии, исподтишка наблюдая за дремлющим небезызвестным гриффиндорцем. Ближе к концу урока тот, наконец, проснулся, догадавшись, что на него смотрят. И в ответном взгляде скользило осуждение наряду с насмешкой.

За весь день они не перекинулись и словом. Драко видел, как Поттер быстро поужинал и смылся из Большого Зала, но, придя ночью к озеру, никого там так и не встретил, хотя прождал до полтретьего ночи.

На следующее утро он твердо решил, что сегодня встретится с гриффиндорцем и поговорит с ним. И тут же Драко себя одернул: а о чем он собрался с ним говорить? Зачем вообще ему теперь встречаться с Гарри? Подумаешь, общая тайна!

От этой мысли почему-то стало как-то неуютно, накатила волна прохлады, сползшая по позвоночнику. Драко прикрыл глаза, пытаясь успокоить непонятно с чего разбушевавшиеся нервы, и на темной изнанке век тут же проступил образ ярких зеленых глаз, поразительно контрастирующих с золотисто-голубыми прозрачными крылышками.

Для чего русалке крылья?

Драко вздохнул, растер лицо руками, отгоняя назойливые образы. Да хотя бы об этом. А что? Хорошая тема: для чего русалке крылья. И встречу можно назначить в Выручай-Комнате или Ванной Старост, только предварительно подучить хорошие Запирающие…

Истинно вейловский разум тут же укатил не в ту степь, и Малфой досадливо застонал от неуместного напряжения в паху.

На Зельеварении Драко никак не мог сосредоточиться на своем зелье, чему совершенно не был рад Снейп. Драко старался себя не выдать, не смотреть на Золотого Мальчика, но его взгляд против воли возвращался к гриффиндорцу. Тот его, конечно же, не замечал – сосредоточенно нарезал ингредиенты, помешивал варево в котле, закусывал губы, когда задумывался, и еще больше взъерошивал растрепанные волосы. К концу урока Драко хотелось плакать от собственной беспомощности перед магией наследия.

Когда прозвенел звонок, Драко дождался, когда Поттер соберет вещи, и вышел одновременно с ним, в дверях коснувшись его руки и вложив в нее короткую записку.

«Приходи после ужина в Выручай-комнату, захвати книги.»

***

Драко не пошел на ужин. Вместо этого он пошел на восьмой этаж и долго ходил вдоль стены, определяя, что хотел бы увидеть внутри. В конце концов, он остался доволен результатом, зашел внутрь, вызвал своего эльфа и попросил принести поесть. Сердобольный эльф, которого напрягала излишняя худоба хозяина (который устал напоминать ему, что это досталось от отца), притащил целую гору всякой снеди с кухни.

Малфой как раз дожевывал четвертый сэндвич с курицей, когда дверь приоткрылась, и в помещение скользнул Поттер. Он огляделся и восхищенно присвистнул. А посмотреть было на что: огромное светлое озеро с прозрачной водой, ровная, мелкая, мягкая и ярко-зеленая травка вокруг, темный, но не зловещий лес насколько хватало глаз (п.б. вот мне чисто с научной точки зрения интересно: сколько должно быть глаз, чтобы хватать? :) п.а : и правда. Очень насущный вопрос xD). Небо было голубым, но солнца не было. Тепло.

Тут Поттер заметил Драко, сидящего на крупном валуне. Перед ним на большом плоском камне был сервирован пикник. Малфой приветственно махнул ему, дожевывая. Гарри отвернулся, направился к двери, на ходу вытаскивая палочку, и наложил Запирающие и Отводящие внимание чары. Коричневая деревянная дверь очень странно смотрелась среди высоких дубов, прямо по кромке темного леса.

Потом он подошел к Драко и открыто улыбнулся.

- Хорошо устроился.

- Ага, – Драко кивнул. И зачем-то пояснил:

- Это озеро находится на территории наших владений, но я в нем никогда не купался.

Гарри хихикнул, пытливо разглядывая слизеринца.

- Чего? – испугался Драко и коснулся щек.

- Ничего, – со смехом ответил Гарри, вытащил из сумки две книги и передал Малфою.

- Это же учебники! – разочарованно протянул Малфой, наскоро проглядев привычные книги за пятый курс.

- Это маскировка, – Гарри коснулся палочкой обложки одной из книг и прошептал «Фините». То же самое и со второй. Драко зачарованно разглядывал расписанную красивым узором кожаную обложку. Яркие зеленые, голубые, серебристые оттенки складывались в причудливые завитушки, цветы, волны, узоры. Драко не мог оторвать от них взгляда. Теплый смех заставил его поднять голову.

- Что опять?

- Ты бы видел свое лицо, – Гарри присел прямо на траву. – Никогда не видел у тебя такого выражения раньше. Кроме той ночи, когда ты смотрел на мои крылья.

- Не понимаю, тебя это удивляет или что? – Драко насупился, уменьшил книги и положил их в карман.

- Да нет, – Гарри снова улыбнулся, взял с покрывала аппетитный персик и впился в него белыми острыми зубами. У Драко пересохло в горле, когда по пальцам потек сок, и Поттер принялся его слизывать. Малфой поспешно нашарил бокал с водой и залпом выпил его до дна. Гарри как будто ничего не заметил. Драко подозревал, что так оно и было.

- Эй, Малфой? Ты меня слушаешь?

Драко с трудом перевел взгляд с персика на глаза гриффиндорца и кивнул.

- Я говорю, что не привык еще, – Драко снова кивнул. – Я хотел спросить…

Гарри отложил косточку, достал палочку и заклинанием очистил липкую руку. Потом облизнул пухлые губы, смакуя вкус, и продолжил:

- Насчет наших с тобой стычек. Может, сделаем вид, что выросли? Дружить сразу, конечно, не выйдет. Мы еще не настолько близко знакомы. Но не ругаться, не драться, не пакостить друг другу. Ты мог бы не оскорблять меня.

- А Грейнджер и Уизел? – Драко отвел глаза и смог сформулировать мысль. Стояк это, конечно, убрать не помогло, но задать вопрос уже было легче.

- Тебе решать. Но я бы не хотел, чтобы ты и с ними ругался. Все-таки, если мы хотим мирно сосуществовать, то надо это делать в целом, а не избирательными кусочками.

Малфой согласно кивнул.

- Не жди, что все сразу получится. Уизел часто лезет первым.

- Ты мог бы ему не отвечать, – Гарри пожал плечами.

- Ага, и упасть в глазах сокурсников. Не, Поттер, не выйдет. В Слизерине главное – репутация.

- Знаешь, я могу кое-что сделать, – Поттер потупил взор и принялся теребить пуговицу на мантии.

- Что? – заинтересованно спросил Драко.

- Я могу песней заставить его подчиняться, – Гарри поднял голову и всмотрелся в лицо слизеринца. Тот недоверчиво смотрел на него.

- А ты сможешь? Так, чтобы не сделать его фанатиком или не влюбить в себя?

- Ну… - Гарри снова опустил голову. Щеки у него заалели соблазнительными пятнышками румянца.

- Что такое? – живо встрепенулся Малфой.

- Я пробовал это на моих родственниках. С тех пор они во мне души не чают, а кузен… он…

Тут гриффиндорец залился краской под цвет флага своего факультета.

- Дай догадаюсь, он в тебя втрескался? – Драко попытался задушить на корню вспыхнувшие нотки ревности, но у него это получилось плохо.

- Что-то вроде. Он все время норовил меня… - Гарри опустил голову еще ниже и закрыл лицо руками.

- Я догадался, можешь не продолжать, – милостиво выговорил Драко. Только он знал, каких усилий ему стоило сохранить спокойный снисходительный тон. Внутри него все кипело от ярости и ревности. Какой-то маггл посмел... Аррр! Драко почти ничего больше не чувствовал из-за охватившей его злости, лопатки начали зудеть, и Малфой принялся глубоко и размеренно дышать, стараясь взять себя в руки. К чему бы это? С чего вдруг такие реакции? Все, что он прочел о вейлах, не объясняло происходящего с ним сейчас. Ладно бы он был вейлой наполовину, тогда бы это была ревность к посягающим на партнера и ярость, направленная на них. Но он просто не должен был испытывать ничего подобного по отношению к Гарри Поттеру, тайну которого узнал два дня назад и которого ненавидел пять лет до этого!

Придя немного в себя, Драко заметил, что Поттер внимательно его разглядывает. Когда они встретились глазами, Гарри хмыкнул и поднялся с травы.

- Я поплаваю. Позавчера не получилось.

- Хорошо, – Драко тоже поднялся. Ему не терпелось снова увидеть полупрозрачные крылья русалки.

***

Если бы Драко Малфой когда-нибудь был в дельфинарии, то ему было бы, с чем сравнивать это зрелище. Поттер устроил из своего купания целое представление: начиная от переворотов в воздухе, хождения по воде, созидания причудливых фигур и брызг, заканчивая полушутливым боем с ним же созданным водяным големом. Наблюдая за отточенными и резкими ударами и выпадами русалки-Поттера, которого было видно, то по пояс, то по шею, то по кончик хвоста, Драко осознал для себя, что никогда бы не хотел встретиться с подобным в бою, да еще и вблизи родной стихии. Магические волны, когда Гарри поднимал водяные стены или создавал ледяные стрелы, ощущались даже в пяти метрах от берега, куда вода не долетала. Звезды, фейерверки, цветы расцветали причудливыми ледяными фигурами. Всего на несколько секунд блестели и переливались - и снова обрушивались вниз. Ярко-зеленая чешуя сверкала на солнце, слепила и была везде – потому что Поттер всюду, умудряясь потрясающе быстро танцевать по всей глади озера. Он смеялся от переполнявшей его силы и восторга.

К концу представления уровень воды в озере значительно уменьшился.

Драко был весь мокрый – поначалу он стоял слишком близко и его несколько раз задевало. Завершив свое выступление для одного зрителя эффектным фонтаном и немыслимым кувырком из недр на добрых три метра над водой, Гарри устало выполз на берег, прополз по траве до сухого места и откинулся с блаженной улыбкой и усталым выдохом.

- Это… это… это было потрясающе! Невероятно! Мерлин, я такого никогда раньше не видел! – возбужденный и раскрасневшийся от восторга Драко упал рядом, нисколько не заботясь о состоянии дорогой мантии.

- Просто я давно не развлекался, а энергии скопилось столько, что она просто хлестала через край, – устало буркнул Поттер в траву (п.б.: ага, и он совсем не выпендривался. Ну просто ничуть! П.а. Ну да, он же хороший мальчик п.б. Золотой!). – Обычно если я практикуюсь раз в два-три дня, то так не могу. Такое – впервые.

Он подтянулся на локтях и поерзал и снова рухнул на землю:

– Мне самому это было… Когда первый раз на метлу сел – и то кайф не такой был.

Он замолчал и, кажется, начал засыпать. Через несколько минут молчания Драко осторожно коснулся обнаженного плеча, затем чешуек в основании крылышек. Правда, они тут же растворились с легким мерцанием, и Поттер оказался одетым в свою обычную, причем абсолютно сухую, одежду. Драко сильнее толкнул его за плечо.

- Чего? – тот поднял сонные глаза.

- Спросить хотел, во-первых, и разбудить – во-вторых.

- Спрашивай, – великодушно махнул рукой усталый и довольный Гарри.

- Тогда, на четвертом курсе. Помнишь, Дамблдор разговаривал с русалками…

Гарри перебил его громким фырканьем.

- Это были русалиды. Не путай. Русалиды, как ты мог тогда заметить – безобразны по форме. Они – те, кто предал природу, – Гарри мгновенно оживился, сон спал с него. Он сел и посмотрел в глаза Драко.

– У русалок есть свои законы. И если кто-то достаточно серьезно нарушает их – его наказывают. У русалидов нет крыльев.

Зрачки у Поттера были расширены, дыхание прерывистое – его словно било в лихорадке. Он изменился буквально за секунду.

Драко побледнел.

- Они им их…

Гарри кивнул, и было такое ощущение, что его сейчас стошнит. Он рывком поднялся с места и в пару секунд скрылся под водной гладью, так ее и не потревожив. Драко поражался, как у него это выходит так естественно, словно через воздух.

Малфой поднялся на ноги и в полной растерянности подошел к кромке воды. Было тихо. Очень тихо.

Собственная мокрая одежда неприятно холодила кожу, ощущение беспокойства за Поттера появилось словно из ниоткуда. Неужели рассказ о каре привел его в такое состояние?

Драко достал из кармана уменьшенные книги и вернул им прежний размер. Слава Мерлину, на них кажется, были водоотталкивающие чары.

Драко раскрыл книгу, у которой была расписана обложка, и застонал от разочарования и досады: язык, на котором была написана книга, был ему незнаком. Наверняка, русалочий. Зато вторая книга была на нормальном привычном английском.

Отыскав в оглавлении главу о русалидах, Драко погрузился в чтение.

По прошествии сорока минут он уже знал о них все, что было написано в книге. Русалидами становились русалки, нарушившие один из трех непреложных русалочьих законов. Первый – это намеренное ничем не продиктованное убийство, то есть убийство ради убийства. Второй – поедание человеческой плоти. Драко поежился – и такое бывает. И, более того, эти «провинившиеся» живут в озере на территории школы, полной детей! И Третий закон – это несанкционированное с Королевой обращение.

Если русалка нарушала закон, ей вырывали крылья, отбирали голос (как – Драко не понял) и навсегда лишали возможности вернуться в человеческую форму. Поэтому та, что назвала себя Королевой русалок, после второго испытания Тремудрого Турнира, так хрипела. А то, что Дамблдор знал их язык… Драко поежился. Откуда? Он же даже звучал омерзительно. Как ножом по стеклу.

Она была лишь предводительницей русалидов, низших в их иерархии. И Гарри ее не понял, потому что знать язык низших – это быть Низшим или происходить от них, а Поттер происходил от действующей Королевы русалок, которая сама – закон.

Между тем, прошло уже достаточно времени, а Гарри все не появлялся. Драко уже начал всерьез волноваться. Он убрал книги в карман и нервно расхаживал по берегу озера. Беспокойство нарастало, и, когда Драко уже был готов вспоминать заклинание головного пузыря и нырять за Поттером, на гладкой поверхности появилась рябь, а затем и голова Мальчика-русалки.

Лицо его было абсолютно непроницаемым, глаза – темными. Он неторопливо подплыл к берегу, снова выполз, перевернулся на спину и сжатием руки в кулак заставил воду испариться. Тут же, одно мгновение, хвост исчез, и Золотой мальчик поднялся на ноги. Он оглядел Драко, снова сжал в кулак руку, и от одежды вейлы пошел пар.

Недоуменные серебристые глаза встретились с непроницаемыми зелеными.

- Я тебе завтра все объясню, – хрипло сказал Гарри. – Извини, что заставил волноваться.

- Ты… - Драко хотел что-то сказать, но понял, что не может выдавить ни слова. Слишком уж этот Гарри был не похож на Гарри час назад.

- Завтра, – повторил Поттер. – Читай книги. А сейчас мне нужно уйти.

Не дожидаясь ответа блондина, он стремительно покинул Выручай-комнату, одним взмахом руки снимая свои заклинания с двери. С тихим хлопком дверь закрылась. Комната вмиг приняла вид уютной гостиной – одной из гостиных Малфой-Мэнора, в черно-бордовых тонах, в которой любил сидеть Драко. В камине полыхал огонь, перед камином лежала мягкая шкура.

Уже прозвенел отбой, но ему было плевать – он мог перенестись в свою комнату с эльфом или остаться спать здесь.

Драко вызвал личного домовика, приказал принести вино из своей комнаты в подземельях и устроился на ковре. Ему нужно было подумать. Уж слишком насыщенным оказался этот день.
Написать отзыв