Подарок

от iolka
сонгфикобщее / 13+
16 янв. 2018 г.
16 янв. 2018 г.
3
6352
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Государственные дела – просто жуть, какая скучная и тяжелая работа. Я так и не привык к ним за все года моего правления. Поэтому, постаравшись побыстрее закончить самые важные из них, я скрылся от Советников через потайной коридор и проскользнул к своим комнатам. Дожили – Правитель в собственном дворце бегает от Советников. Кому рассказать – не поверят.

Заперев за собой двери и не заходя в спальню, я отправился к купальне, чтобы принять душ*.

Уже стоя под горячими струями воды, уносящими усталость в слив, я позволил себе тяжкий вздох. Война, после которой я занял трон, закончилась почти двадцать лет назад, а ее отголоски я, кажется, буду ощущать всю жизнь. Завтра вот, пройдет официальный прием посла с Севера. Ничего плохого, вроде бы. Но если учесть, что я у северного короля, как кость в горле – ничего хорошего тоже.

Замерзший как ледышка, блондин, которого я приветствовал сегодня в своем тронном зале, не показался мне собеседником, с которым можно договориться. Он вежливо мне улыбался, и, ссылаясь на усталость, поспешил удалиться в отведенные ему покои, а почти у выхода – обмолвился о подарке от короля Эйса. Что там за подарок – одни Боги знают, но мне очень не понравилось выражения лиц посольской свиты – хищные и расчетливые.

Не сказать, что я был плохим королем. Нет, даже наоборот. Я, можно сказать, поднял нашу страну на новый уровень за двадцать лет правления. Сам я вышел из самых низов, но всегда мечтал о лучшей жизни для себя и для своего народа. Поэтому я начинал с разбоя, чтобы накопить денег, а потом и собрал армию, с которой сверг тогдашнего короля и занял его место. Я полностью сменил придворных, всех до единого, даже слуг. Набрал своих верных соратников, которые, как и я, знали, что нужно моему народу и могли бы мне помочь.

Я не питал иллюзий насчет них – власть развращает, как и богатство, но пока что я мог удержать их в узде и регулярно отправлял «узнать о нуждах простых граждан» - без средств пожить среди простых людей, причем неважно, был ли это Советник по казне или Советник по межкоролевственным отношениям. У меня были равны все.

Мы приняли новые законы, мы сделали все, что в наших силах, чтобы улучшить жизнь простых людей – того слоя, из которого вышли. Люди любят меня именно за то, что я такой же, как они.

Вымывшись ароматным травяным отваром, я вытерся огромным отрезом южного хлопка – самого лучшего в мире, и отправился в спальню. И здесь меня ожидал сюрприз.
Я машинально схватился за кинжал в ножнах на бедре, которые никогда не снимал, даже в душе или в постели, но отпустил рукоять, когда догадался, ЧТО это, точнее, КТО.

На моей огромной мягкой постели спал, раскинувшись, тот, кого по праву можно было назвать ПОДАРКОМ.

Бронзовая гладкая кожа мягко мерцала в свете свечей, расставленных по периметру комнаты. Тело его было гладким, ровным, красивым – стройные ноги, округлые косточки на щиколотках и коленки, сужение в талии, что редкость для мужчины, широкие плечи лучника, крепкие мышцы рук, длинная бронзовая шея, которую так и хотелось вылизать, оставить на ней метку, четкая линия волевого подбородка и красивое лицо. Не по-женски, а настоящей юношеской красотой – светло-розовые полные и чувственные губы, прямой, немного вздернутый носик, пушистые каштановые ресницы, лежащие на красивых скулах. Каштановые волосы, жесткие, густые, вьющиеся, полностью закрывали шею, а еще вились в паху, и больше нигде на совершенном теле. В мочках ушей посверкивали в неровном свете большие серьги-кольца. На шее был повязан бант из широкой ленты. Откуда прознали, гады, что я больше тяготею к юношам, чем к девушкам?

Это явно помесь, фавна и обычной женщины, скорее всего. Его выдавали острые длинноватые ушки, торчащие из густоты волос, и острые кончики треугольных ногтей на пальцах рук.

Волшебные существа редко когда совокуплялись с людьми, но когда это происходило – их отпрыски ценились на вес золота в тройном эквиваленте. Малыш наверняка знал знахарство, умел гадать на звездах, выращивать самые прихотливые растения и стрелять из лука без промаха – все то, что способны делать фавны. Волшебные существа полукровок не принимали, поэтому мальчик наверняка вырос с людьми, а значит, нечеловечески умен… Подарок от короля Эйса…

Что ж, если король подарил мне его, это можно считать знаком к примирению. Ну, а если вспомнить выражения лиц посольской свиты и самого посла, то, включив мозги, дефицитом которых я никогда не страдал, можно понять, что мой подарок должен меня убить.

Как бы то ни было, я ему не позволю. Полукровки куда умнее людей, и верны сами себе, потому что ни в том сообществе, ни в нашем, человеческом, их не принимают. Они одиноки. На этом я и собирался сыграть.

Мальчику было, лет девятнадцать, навскидку. Хотя, полукровки стареют медленнее и живут дольше, поэтому ему могло бы быть и тридцать, и сорок. Он мог быть моим ровесником, а мне сорок пять.

Честно говоря, полуфавн манил с нечеловеческой силой. Особенно его острые соски с темными ареолами. Хотелось проверить, останется ли на ней виден засос. В любом случае, я не собирался терять голову, и позволять себя убить. Я намеревался получить удовольствие.

Отбросив ненужное полотенце, я прилег рядом с фавном, и провел ладонью по гладкой горячей коже груди, потом потянул за край ленты банта и отбросил ее к черту. Мальчик приоткрыл глаза, оказавшиеся большими, глубоко-карими, а его брови, скрытые вьющейся челкой – не очень толстыми и прихотливо изогнутыми.
Моя ладонь продолжила путешествие по его телу, пальцы ущипнули сосок, заставив мальчика дернуться. Я нахмурился – кто знает, что именно Эйс делал с ним и как воспитывал? Если фавн предан ему, мне придется его убить. Но что, если он боится короля? Стоило подумать над этим.

Скользнув рукой ниже, я очертил пальцами ровный пупок – значит, роды у его матери принимал умелый лекарь, скорее всего придворный, потому что повитухи в народе завязывают по-другому, я тому свидетельство. Скорее всего, это значило, что в мальчике королевская кровь. Народов севера, раз он оттуда, а по вот цвету кожи, явно восток или юг, где водятся фавны. Он ценнее, чем я думал.
Огладив с нажимом тазовую косточку, я заставил полуфавна чаще задышать, а из гнезда темных завитков начал подниматься смуглый красивый член, ровный и длинный. Переведя взгляд на лицо фавна, я улыбнулся – на его щеках цвел румянец, а четко очерченные губы были влажными и приоткрытыми.

- Как тебя зовут? – спросил я.

- Лоркан, - голос, неожиданно, оказался бархатным и низким.

- Я – Эйдан, - отозвался я, зарываясь пальцами в густую паховую поросль и сжимая руку в кулак. Лоркан дернулся и зашипел, я ухмыльнулся краем губ.

- Ты уже был с мужчинами, Лоркан? – продолжил спрашивать я. – Только честно.

- Если честно, - Лоркан закусил губу, и мне захотелось сделать то же самое самому. – То был. Но после того как чародей напоил меня каким-то отваром, мое тело вернулось в первозданный вид.

- Что это значит? – поинтересовался я, лаская основание члена фавна пальцами и изредка проводя ногтями.

- Мое тело снова девственно, - Лоркан пожал плечами и подался бедрами навстречу моей руке. Я хмыкнул. – И нет шрамов, - добавил он.

- А были? – я приподнял бровь, вглядываясь в темные глаза юноши.

- Много, - неожиданно хрипло ответил он. – Его величество король Эйс любит доставлять боль.

Я кивнул, убирая руку от уже полностью вставшего члена и поглаживая низ живота.

- Что Эйс обещал тебе за мое убийство?

Лоркан прикрыл глаза, судорожно вздыхая, и снова посмотрел на меня.

- Свободу, - он оттянул от шеи ожерелье, которого я раньше не заметил. Довольно длинное, мальчик мог бы его сам снять – а раз не мог, значит, оно магическое. Две нитки с крупными овальными бусинами, одна красная, вторая желтая.

- Ты не можешь их снять? Ты же волшебное существо.

Лоркан покачал головой.

- Они сделаны для таких, как я. И снять их может только тот, кто надел.

- Любые цепи можно перебить более сильными, - заметил я.

- Есть только одни цепи, что сильнее этих, - шепотом проговорил юноша, глядя на меня. – Но это из одного рабства в другое.

- По-твоему, брак – это рабство? – удивился я.

- Тогда почему великий король Эйдан не женат? – ухмыльнулся мальчишка.

- Потому что король-простолюдин еще не встретил того, кого бы захотел видеть рядом с собой, просыпаясь каждый день, - в его же тоне, ответил я. После продолжительного молчаливого поглаживания, я нарушил зыбкую тишину: – Меня удивляет, что Эйс отправил тебя убивать меня, вместо того, чтобы привязать к кровати и заставить рожать ему детей.

Лоркан вздрогнул и напрягся под моей ладонью. В его глазах я увидел настоящий ужас, прежде чем он сумел взять себя в руки.

- Эйс не знает об этой особенности полукровок, - поборов испуг, отозвался фавн. Да, если бы Эйс знал, Лоркана ждала бы еще более незавидная участь, чем есть. Интересно, как ему столько лет удавалось скрывать свои особенности? Есть же книги, к примеру.

– К тому же, кому попало, я не могу подарить дитя. Только если захочу сам и открою внутри себя магическую полость.

- Это я тоже знаю, - кивнул я. – Давай, вместо того, чтобы пачкать мои простыни моей же кровью, заключим брак, ты подаришь мне наследника, и, если захочешь, уйдешь на все четыре стороны после этого. Ты же знаешь, что брак при желании разбить проще, чем узы рабства. А еще одно преимущество брака со мной в том, что можно будет отомстить Эйсу. Пойти войной на Север, убить его или взять в плен. Мне все равно придется с ним воевать. Да и фавн при дворе – плюс и почет.
Лоркан задумался.

- Ты лучше, чем Эйс, - наконец, сказал он. – Ты чище, честнее. Я чувствую в тебе магическую силу – небольшую, но не темную, не оскверненную кровью. Ты не использовал ее во зло.

- Я ее вообще не использовал практически. Только для ловкости или силы удара, или предчувствия опасности.

У меня уже бок затек, если честно, поэтому я рывком усадил Лоркана на себя и закинул руки за голову, откидываясь на подушки и расслабляясь. Фавн был немного дезориентирован резким движением, но не испугался и быстро пришел в себя.

- Решай, давай, - я улыбнулся ему. – Только знай, что живым из этой комнаты, в случае отказа, ты не выйдешь. Я трахну тебя и убью.

Лоркан задумался.

Он явно чувствовал, что я говорю серьезно: как бы мне ни было жаль такой красоты, совершенного тела, прекрасных навыков, и возможной пользы, я убил бы его, не задумываясь, предварительно хорошенько выебав.

Фавн окинул меня внимательным взглядом, даже обернулся, и приподнялся, внимательно рассматривая со всех сторон. Я прекрасно знал, что он увидит: крепкую фигуру воина, с налитыми стальными мышцами, широкую кость, и мощное телосложение; светлую кожу, испещренную шрамами, внушительный, даже в спокойном состоянии, член, золотистые завитки волос на икрах, предплечьях и груди; что до моего лица, то мне говорили, что я красив, и женщины, и мужчины: упрямые черты, мощный подбородок, при этом острые скулы, крупные четкие губы, ямка на подбородке, ярко-голубые глаза, над ними кустистые брови. Не далее как утром, я был гладко выбрит и ровно подстрижен – теперь русые вьющиеся волосы едва-едва касались шеи. Ничего, отрастут, я и оглянуться не успею, опять в глаза будут лезть и свободно заплетаться в толстую косу, в которой так удобно прятать мелкое оружие.

- Нравится то, что ты видишь? – поинтересовался я у Лоркана, который загорающимся взглядом следил за моими губами.

- Нравится, - хмыкнул он и уперся руками мне в грудь, устраиваясь на мне поудобнее и мимоходом потираясь попкой о член. – Я согласен на твое предложение. Жалко такого убивать.

- Аналогично, - я хмыкнул и обеими руками взялся за его ошейник. Лоркан напрягся.

Сосредоточившись, я позвал магию.

- Мать моя, Магия! Я, дитя твое, от духа твоего, призываю тебя в свидетели и спасители. Обрати эти цепи, как держу я их, закрепи на моих руках, на моем сердце, в моей душе, закрепи меня в этом человеке, а его во мне, как моего супруга, равного мне.

Лоркан, прекрасно чувствуя нарастающую в воздухе мощь, вцепился в мои запястья и сжал зубы. Он наверняка ощущал, как рвались связывающие его узы, разрывались, и замыкались на мне, на моих запястьях. Я чувствовал жар вокруг своих рук, а ожерелья, зажатые в моих руках, пылали, обжигая до волдырей, но я терпел, сжав зубы.

Магия меня проверяла, оценивала, рассматривала. Я был открыт перед ней, и что важно, я был чист. Она согласилась.

В ту же секунду вокруг моих запястий и запястий Лоркана, вспыхнул яркий свет, обжег острой болью, что Лоркан даже вскрикнул, и рассеялся.

Лоркан покачнулся на мне, его глаза были прикрыты, а губы дрожали, я с трудом разжал кулаки, и тут же сорвал с его шеи дурацкие рабские клейма, отбрасывая подальше.

Он всхлипнул, падая на меня, а я обхватил его за плечи, прижимая к себе. Ожоги на моих ладонях стремительно затягивались – Магия пока еще была благосклонна.

- Сколько ты был его рабом? – тихо спросил я.

- Всю жизнь, - глухо отозвался Лоркан. – Я сын его сестры, принцессы Эйраны.

- Она же умерла… сколько там лет назад?

- Ну да, мне тридцать четыре. Она умерла в родах. И я никогда не покидал подземелий. У меня были три комнаты – спальня, нечто вроде зала, где меня обучали, и пыточная, где…

Я прижал его голову к своей груди, пальцем прикрыв рот.

- Забудь, до поры, до времени. Я помогу тебе отомстить ему, тогда и вспомнишь.

Фавн дрожал, приходя в себя, а я рассматривал неснимаемые браслеты на своих запястьях, которые закрепила Магия – символы нашего брака. У Лоркана были такие же.


*Первые настоящие душевые с поступающей вверх водой придумали древние греки. предполагается, что тут альтернативная реальность, соотносимая с веком 5-6 н.э.
Написать отзыв