Стражники

от iolka
мидиангст, романтика (романс) / 13+ слеш
20 янв. 2018 г.
20 янв. 2018 г.
6
16194
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Глава 1.
Светлое и солнечное осеннее утро начиналось привычной суетой собирающихся на завтрак соседей по спальне. Рон разыскивал подевавшуюся куда-то домашнюю работу по зельеварению, Симус наспех дописывал эссе для профессора Спраут, Невилл пытался применить гладящие чары к своей, кое-как сброшенной вчера мантии, а Дин, собрав сумку, распахнул окно и вдохнул теплый, ароматный воздух бабьего лета. Гарри улыбнулся, наблюдая за смуглым соседом – тот выглядел счастливым и умиротворенным.
Сам Гарри завязывал шнурки на кроссовках и одновременно вспоминал порядок закладки ингредиентов в сегодняшнее зелье – Снейп соизволил предупредить класс о грядущей проверочной.
Затянув узелок, Гарри поднялся, подхватил сумку, оправил мантию и направился вниз, в Большой Зал. Учебный год начался две недели назад, шестой курс не подразумевал по завершению никаких экзаменов, кроме обычных школьных, война, набравшая за лето обороты, внезапно замерла, и Гарри Поттер со спокойной совестью решил, что можно насладиться свободой.
Однако судьба распорядилась иначе.
***
Гарри решил сократить путь до Большого зала, и пошел через малоиспользуемый коридор на пятом этаже, когда из-за поворота ему навстречу вынырнула его личная школьная Немезида – Драко Малфой. Малфой, что странно, был без своих шкафоподобных телохранителей, а увидев Гарри, вообще улыбнулся, что было немыслимо!
Но дальше – больше. Гарри был настолько поражен улыбкой на вечно искривленном презрительной усмешкой лице, улыбкой, сделавшей Драко человечным и… красивым, что не успел отреагировать, когда Драко схватил его за рукав и куда-то поволок. Очнулся Гарри лишь тогда, когда за поворотом Малфой втолкнул его в заброшенный класс.
Гарри уже хотел было возмутиться, достать палочку и начать дуэль, ну или попросту врезать наглой хоречьей морде, он еще не решил, когда одно обстоятельство отвлекло его от этого.
За учительским столом сидел ни кто иной, как Люциус Малфой. Но примечательным было не это. А то, что оперевшись руками об этот самый стол с другой стороны, на холеного аристократа орал всегда спокойный и невозмутимый глава Аврората Кингсли Шеклболт.
- …Они же еще дети! – как раз кричал Кингсли Малфою-старшему, когда младший втолкнул Поттера в аудиторию. – Неужели ты хочешь нашей судьбы своему сыну и этим мальчикам?! Одумайся, Люциус!
- Ты не хуже меня знаешь, что выхода нет. Нас осталось лишь двое и вдвоем нам Сердце не удержать, - холодно ответил Малфой.
- Отец, я привел его! – вставил в паузу Драко. Это привлекло внимание старших мужчин. Шеклболт обхватил себя руками, словно ему было холодно. Люциус благосклонно кивнул.
- Присаживайтесь, Поттер, - он махнул рукой на ряды парт.
Гарри перевел взгляд туда и только сейчас заметил, что он не один такой. За крайней партой сидели Колин Криви и Дин Томас, а на среднем ряду – Блейз Забини.
- Мне… на завтрак надо, - запротестовал Поттер.
- Гарри, - с нажимом попросил Кингсли. Вздохнув, Поттер уселся на первую парту с краю. Кингсли он доверял. Драко занял место рядом с Блейзом.
Кингсли оперся бедром о преподавательский стол, Малфой поднялся и отзеркалил его позу.
- Наверное, вам интересно, зачем вы здесь, в такой… пестрой компании, - начал Люциус.
Поттер фыркнул, и Шеклболт бросил на него умоляющий взгляд.
– Уверяю вас, отсюда вы уйдете другими людьми.
- Мне больше интересно, как вы вышли из Азкабана! – прорычал Гарри. Вид старшего Малфоя напомнил ему о его крестном, который погиб в Министерстве. Малфоя тогда взяли авроры, и сопроводили в Азкабан, и он должен был пребывать там и по сей день.
- Я его вытащил, - гулким басом произнес Шеклболт. – Почему? Дослушай сначала, и поймешь.
Гарри прикрыл глаза, беря под контроль эмоции, и приготовился слушать, что же такого может сказать Малфой, если даже проверенный человек, член Ордена Феникса, считает это важным.
- Итак, - продолжил Малфой, - я знаю, что каждого из вас в последнее время посещают странные сны. О светло-розовом свете, белом храме в небесах, и голубо-розовом кулоне в оправе из металла.
Гарри удержался от выражения собственного изумления. Судя по напряженным лицам всех остальных, Люциус угадал.
- И что это значит? – подал голос Дин Томас.
- Это ваше будущее предназначение, - Люциус едва заметно улыбнулся,расстегнул воротничок мантии и, потянув за цепочку, достал оттуда…
- Отец! – крикнул Драко.
- Это он! – воскликнул Колин одновременно с Блейзом. – Медальон из снов! Но откуда он у вас?
- Когда-то и мы были пятью мальчишками, думавшими, что получили великий дар, - горько сказал Кингсли. – Но дар оказался проклятием.
- Не драматизируй, Кинг, - Люциус бережно снял с шеи медальон и погладил прозрачный сейчас бок. – В данном случае, это сила, способная победить Темного Лорда.
- Ценой их жизней? – Шеклболт кивнул на смотрящих на них пятерых мальчишек.
- Брось. Мы сами выбрали неверный путь и подставились под удары. Сейчас ситуация другая, – отмахнулся Люциус.
- Что произошло? – потребовал Гарри.
Люциус вздохнул.
– Началось все, как водится, с легенды. И я, пожалуй, с нее и начну. Когда-то Вселенная была юной, а духи и существа жили под одним небом. Этот мир был единым, одно огромное королевство, где все подчинялось законам природы. Королевство, которое существовало целую вечность, пока духи и существа не узнали, что такое зло. Некогда единый мир распался, был поделен между теми, кто желал мира, и теми, кто хотел властвовать над другими и причинять им боль. Для безопасности мирных жителей, было принято решение разделить общий мир на части, а сделать это можно было, лишь возведя неприступную Завесу. Но так получилось, что создавая Великую Сеть, маги того времени не учли того, что они все же смертные существа. Их силы хватило лишь на то, чтобы отделить Землю от других миров, запереть нас в одном измерении и самим встать на стражу. Не учли они и того, что призраки не могут бороться. Они могут лишь наблюдать и предупреждать. Тогда, на последние силы, была сотворена Облачная крепость, Кондракар, а также шестеро Стражников для Великой Сети. Поначалу Души Кондракара работали со Стражами бок обок, предупреждали о разрывах, давали советы и подсказки, но с течением времени, им это наскучило. И предупреждения перестали приходить. Новым Стражам приходилось самим искать прорывы Сети, латать их и ликвидировать пришельцев из других миров, зачастую теряя товарищей в битвах. Как выбираются Стражи, доподлинно неизвестно. Лишь только то, что семьи Поттеров и Малфоев, некогда познавшие эту честь одновременно, создали мощное родовое «проклятие», согласно которому в каждом новом поколении Стражей - оба представителя этих семей. Таким образом, передавая знания и Сердце новым Стражам, старшее поколение или дневники и фолианты в семейных библиотеках всегда могли помочь новым Стражникам.
Рассказ Люциуса Малфоя заворожил, заинтриговал и оставил целую прорву вопросов. Одно только было ясно.
- Вляпались, - озвучил свою мысль Гарри Поттер.
Колин нервно хихикнул.
- А кто был предыдущими Стражами? – подал голос Блейз Забини. Ответил Кингсли.
- Я, Люциус Малфой, Джеймс Поттер, Сириус и Регулус Блэки.
- Поэтому, когда я пришел, ты кричал, что вдвоем невозможно держать это Сердце? Потому что Сириус умер? – Гарри посмотрел на темнокожего аврора, и тот печально кивнул. – Почему невозможно? И что это за Сердце такое?
Слово взял Люциус.
- Во-первых, Сердце Кондракара, это мощный артефакт, с помощью которого можно найти дыру в Сети, залатать ее, а также можно открыть портал в любой из известных миров, находящихся за Завесой. Еще когда Сердце только возникло – вместе с созданием Кондракара – оно поглотило в себя Сердце Земли, которое делало возможным перевоплощение в боевую форму. После поглощения Хранитель у Сердца мог быть только один. Поэтому Стражников стало не шесть, а пять. Четверо стихийников и один хранитель. Быть Хранителем, держать на своих плечах тяжелую ношу, может не каждый. Если поколение Стражей теряет Хранителя, Сердце могут удержать только трое. Лучше четверо. Но трое тоже вариант. Но никак не двое.
- А что будет иначе? – спросил Дин.
- Иначе? – Люциус содрогнулся. – Иначе… вы знаете, что такое Пангея?
Мальчики недоверчиво смотрели на Малфоя.
- Типа земля разделилась на континенты из-за того, что погиб Хранитель? – недоверчиво спросил Гарри.
- Не только хранитель, а еще и трое стихийников, поэтому катастрофа приобрела такой масштаб. Потом был Великий Потоп, извержение Везувия, но тогда успели найти новое поколение и стабилизировать ситуацию… Наше с Кингсли время истекает, мы не можем больше сдерживать мощь Сердца.
- И кто же из нас новый Хранитель? – спросил побледневший пуще обычного Драко.
- Для Хранителя держать Сердце не составляет труда, - сообщил Люциус. – Нашим Хранителем был Джеймс Поттер. По неясной насмешке судьбы, вашим Хранителем будет еще один Поттер.
С этими словами Люциус подошел к парте Поттера и опустил прозрачный кулон на стол перед ним.
Гарри разглядывал красивое ювелирное украшение и не решался притронуться к нему.
- Я… чувствую его, – хрипло сказал он.
- Верно, - Люциус отошел к столу. – Как только ты его примешь, оно станет вторым сердцем в твоей груди. Во всяком случае, так говорил Джеймсу Альбус Дамблдор.
- Директор был Хранителем? – изумленно спросил Гарри.
- Нет, он был Огнем. Также с ними был мой дед, Октавиан Малфой, Ричард Поттер, дед Джеймса, и неизвестный вам Джуно Лавгуд. Его правнучка была весной в Министерстве. Хранителем у этих Стражей был Геллерт Гриндевальд.
Пять изумленных вскриков нарушили тишину.
- То есть, - спросил Блейз, - Стражи пошли против Хранителя?
- Иногда, - Люциус стянул перчатки, - путешествия в другие миры и увиденное там не проходят бесследно. Например, можно лишиться рассудка. Или получить проклятие.
Люциус поднял вверх левую руку и показал пораженным юношам черный ноготь на большом пальце.
- Мое удалось запереть. В случае Гриндевальда, как мне рассказывал дед, проклятие вступило в противоборство с магией носителя и медленно убивало его, сводя с ума, выпуская наружу все потаенные злые мысли, он терял контрль над собой. И Стражам пришлось сковать его и спрятать в антимагической тюрьме. Насколько мне известно, сейчас Геллерт почти счастлив. Альбусу удалось быстро найти преемников, Чарльза Поттера и Абрахаса Малфоя, моего отца. Последний только заканчивал Хогвартс, Чарльз же был довольно взрослым человеком. Хранителем стал Абрахас, и остальных они нашли быстро.
- А как вы узнали, что именно мы являемся этими вашими… Стражами? – подал голос Дин.
- Мы всегда знали о двоих из вас, - начал Кингсли. – А в конце прошлого учебного года я прошелся по Хогвартс-Экспрессу с Сердцем, в надежде, что хоть один из Стихийников будет школьником. Каково же было мое удивление, когда вы все ими оказались.
- А как узнали, что именно я Хранитель? – спросил Гарри.
- Когда Сердце настроено на поиск… - Кингсли замялся, не зная, как объяснить.
- Ты не поймешь, - спешно сказал Малфой-старший, – пока не почувствуешь. Оно само все рассказывает.
На некоторое время в аудитории повисла тишина. Нарушил ее Колин Криви.
- И что теперь? А ничего, что я магглорожденный?
- Сердцу не важно, - заверил его Малфой. - Что же до дальнейших действий… Теперь вы примете Сердце, сроднитесь с новыми силами, уничтожите Темного Лорда и будете дальше жить, попутно латая прорехи Завесы и ожидая следующее поколение, которому можно будет спихнуть всю рутину.
- А если я… - у Гарри запершило в горле, и он кашлянул. – А если я не хочу принимать еще одно обязательство, еще ответственность? Что тогда?
- Ты так мечтаешь узреть конец света? – Люциус снова стал ледяным аристократом и вздернул бровь. – Всемирный пожар, или землетрясение? Выбирай: и я, и Кингсли, с радостью отпустим магию, чтобы не мучиться уже! Это тяжело, знаешь ли, мальчишка!
Грозовые глаза метали молнии, внутри зрачков, казалось, вспыхнуло пламя, атмосфера в комнате накалилась в прямом смысле, поднялась температура. Сердце Кондракара на столе перед Поттером мелко затряслось, прозрачное стекло заполнил ало-оранжевый огонь.
Стихийный выброс погасил Кингсли. Он встал позади Малфоя и крепко обнял его, уткнувшись лбом ему в шею. Через пару минут ребятам перестало грозить удушье и смерть от перегрева и, справившись с изумлением, Блейз подал голос.
- Значит, вы Огонь? – тихо спросил он.
- Да. Дополнительной способностью Огня является телепатия любому из членов группы и между ними. Огонь чаще всего координатор действий.
- Я Земля, - сообщил Кингсли. – Я могу становиться в два раза больше и в два раза сильнее, а еще могу двигать предметы силой мысли, телекинезом.
- Регулус Блэк был Воздухом, - продолжил Люциус. – Он мог становиться невидимым, а еще нюхать и слышать на огромные расстояния.
- Сириус Блэк, этот неугомонный придурок, был ответственен за Воду. И, как по мне, ему нельзя было доверять эту стихию. Потому что прилагающейся способностью является внушение. Внушение своей воли другим, и они не могут противиться.
- Это его и погубило, - Люциус вздохнул. Он все еще не разорвал странных объятий с Шеклболтом. – Но больше всех доставалось Джейми. Совет Кондракара имеет привычку вызывать Хранителя Сердца, чтобы отчитать его за промахи или нагрузить заданиями для других миров. Порой совершенно бессмысленными и опасными, но с Советом не поспоришь. Помимо того, что Джеймс объединял нас всех и мог, в случае чего, объединить нашу силу направленным лучом поразительной мощи, он мог, при использовании Сердца и большой затрате энергии, использовать любую из наших способностей. Из своих у него была Молния, электричество и разряды тока подчинялись ему. Часто это служило наказанием. В основном Сириусу за провинности, но бывало пару раз, когда доставалось и нам. Например, мне, за пойманное проклятие. Еще он мог разговаривать с маггловскими электроприборами, договариваться с ними и заставлять работать. И, самое важное, своей этой молнией, по особому ее направляя, он мог лечить нас.
- И кто из нас кто? – нетерпеливо спросил Драко. – Я Огонь, как и ты, отец?
- Нет, - Люциус качнул белокурой головой. – Ты – Земля, сын.
- Но я же… - Драко изумленно воззрился на Кингсли, затем на свои руки, будто сравнивая.
- Не волнуйся, - хмыкнул Шеклболт. – Несмотря на твою худосочность, сила придет и ты поймешь, почему она выбрала именно тебя.
- Мистер Забини у нас Вода, - Люциус перевел взгляд на слизеринца. – При должной сноровке, с помощью Огня, Вода может исцелять поверхностные повреждения. Например, рваную рану вы залечите, а вот перелом уже нет, здесь работа для Поттера. Но нужна слаженность конкретно с Огнем. Чуть перегреть воду, дать избыток магической энергии - и вместо исцеления вы только добавите раненому еще ожог.
- А Огонь – это…
- Мистер Томас. Я был удивлен, признаться, - Люциус усмехнулся в ответ на негодующий взгляд Дина. – Не потому, что вы магглорожденный, нет. Потому, что я ни разу не услышал о вас ничего нелестного от Драко, в отличие от мистера Криви.
- Значит, я Воздух? – восторженно спросил упомянутый субъект.
Если бы кто-то, кроме Гарри, в этот момент смотрел на Малфоя-младшего, тот мог бы увидеть слабый румянец стыда, заливший бледные щеки.
- Ну, мистер Поттер? – Люциус повернулся к парню. – Вы примете Сердце?
Гарри тяжело вздохнул, обвел глазами собравшихся. В их взглядах полыхала надежда. У каждого своя.
Также молча он протянул руку и сжал в кулак Сердце Кондракара. Его пульсация ощущалась всем телом, она заполняла собою пространство. Яркий серебристый свет прорвался сквозь сжатый кулак и заполнил классную комнату, заслоняя собой все.
Сердца мужчин и юношей замерли в страхе и предвкушении. Один Гарри, казалось, ничего не испытывал, но только сначала. Сила словно наполнила его изнутри, волосы чуть приподнялись, обнажив шрам, и образовав ореол вокруг головы.
Вскоре вспышка начала гаснуть, пока совсем не втянулась во все так же сжатый кулак.
Гарри вздохнул, ОЩУЩАЯ Силу, Мощь, которая теперь наполняла каждую клеточку его тела, придавала смелости и уверенности. Сердце Кондракара нашло нового Хранителя и втянулось в кожу. Гарри ощущал теперь его рядом со своим, под левой ключицей. Он коснулся кожи там, моргнул, и магия окончательно развеялась. Гарри немного растерянно оглядел класс.
Блейз, Драко, Колин и Дин ничуть не изменились, но теперь их наполняла сила. Родная, близкая, бесконечно приятная. Они словно стали чуть взрослей, взвалили на свои плечи большую ответственность.
Зато Люциус и Кингсли удивленно и несколько недоверчиво рассматривали друг друга. То и дело касаясь разных частей тела, они старались ощутить разницу.
- Нет, не вижу, – заключил Кингсли.
-И я не вижу, – согласился Люциус. – Сила все еще здесь. Она не ушла.
- Единожды принятые, не могут быть отторгнуты, - неожиданно для самого себя сказал Гарри. Он озвучил мысль, появившуюся у него в голове. – Ваша Стихия всегда будет с вами. И вы даже можете по-прежнему использовать ее.
- Я-то уже испугался, что никогда не смогу летать, - улыбнулся Кингсли.
- Летать? – одновременно спросили Дин и Блейз.
- А мы вам разве не говорили о боевой экипировке? – удивился Люциус.
В этот момент дверь класса скрипнула и отворилась.
Написать отзыв