Контрольная репетиция

от iolka
миниAU, романтика (романс) / 13+
Нацу Драгнил (Саламандер)
20 янв. 2018 г.
20 янв. 2018 г.
1
2226
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Нацу шел по пустынным коридорам Арены, от больничного отсека, где навещал Люси, к выходу в город, чтобы вернуться в гостиницу «Медовая косточка» до полуночи. Он и так с Люси засиделся.
Уверенные, но вместе с тем неслышные, драконьи шаги создавали едва уловимое эхо, слышимое, опять же, наверное, только драконам. Или их убийцам.
Нацу не гордился своим званием «Убийцы». Нет, он понимал, что его магия именно так называется, но убить своего отца или мать, убить Игнила… для него это было выше понимания.
Для Нацу не было ничего выше семьи, друзей и еды. И ни в каком другом порядке!
На развилке коридоров Нацу остановился. Не потому, что не знал, где город, а где выход на арену – он мог бы определить это по запаху, а потому, что уловил чье-то бесшумное приближение и знакомый запах, только вот вспомнить его обладателя… Нацу вдохнул, прикрыв глаза, чтобы сосредоточиться. И тут же мир для него померк, на затылок обрушился тупой удар и сознание отключилось.
***
Сознание вернулось к Нацу быстро. Впрочем, как и всегда – он и просыпался рывком и в следующую секунду был готов бежать на все четыре стороны.
Осознав разум, Нацу попытался осознать тело. И с ужасом понял, что, во-первых, он явно сидит. Во-вторых, он полностью обнажен. В-третьих, на глазах у него белая повязка – что белая, догадался по тому, что тьма перед глазами стояла серая, как если бы на несколько слоев белой ткани светили яркой лампочкой. В-четвертых, Нацу не может пошевелить не единой мышцей или конечностью.
В разуме Драгонслеера недолго возбуждались мыслительные процессы. Придя, на его взгляд, к самому очевидному выводу, Нацу, недолго думая, выпалил:
- Не смешно, ледышка идиотская! Я не извращенец, чтобы раздеваться в общественных местах! Отвяжи меня и я, так и быть, буду бить тебя не сильно.
Ответом ему послужил легкий и явно не греевский смешок.
Нацу замер.
Голос. Втянул воздух. Запах. Закрыл глаза и попытался ощутить пространство остальными пятью – включая магию – чувствами.
Комнатка была явно небольшая. Но хорошо освещенная и теплая. Хотя, в этом, наверное, стоило винить похитителя, потому что источником теплоты и света был именно он. Окон нет. Дверь одна и плотно закрыта.
Запах похитителя был явно знакомым. И… родным... Но каким-то другим. Более… слабым, что ли. Незавершенным.
- Стинг, - заключил Нацу, расслабляясь. Он не считал белого дракона серьезным противником – на беговом соревновании он показал себя слабаком.
- Он самый, Нацу Драгнил, - бархатным тоном протянул Эвклиф. В его голосе Нацу почудились рычащие нотки, от которых защекотало где-то в позвоночнике.
- И зачем тебе я? Боишься продуть на завтрашнем бою и решил заранее избавиться от соперника? – насмешливо спросил Нацу. – Так вот, не надейся. Меня найдут, а тебе наваляют!
Стинг явно опешил.
- Кто?! Свою шаверму ты отправил с мелкой убийцей драконов…
- Не смей оскорблять Хэппи! – рявкнул Нацу и рванулся из удерживавшего его заклинания… хотел рвануться – даже на миллиметр сдвинуться не получилось.
- Ой-ой-ой, - Нацу наяву представил, как Стинг презрительно скривил тонкие губы.
- Уррод! Зачем ты меня похитил, отвечай, придурок!
- Нацу-Нацу-Нацу, - Драгнил явственно почуял, что Стинг подходит ближе к нему, сидевшему на каком-то широком и длинном ящике с постеленной на него шкуркой соломенного матраса. Нацу ощутил повеявший жар и острый мускусный запах. От этого аромата закружилась голова и он вдохнул его еще раз. Жар словно проник через ноздри в мозг, прокатился по позвоночнику и заставил поджаться кончики пальцев на ногах.
- Ч-что ты делаешь? – растерянно спросил Нацу, ощущая, как Стинг уселся перед ним и зачем-то провел пальцем по коленке Нацу. Тот снова хотел дернуться, но не получилось.
- Я, как ты выразился, похитил тебя… именно за этим, - Стинг тихо засмеялся. Нацу прошиб пот. Он его правильно понял?!
- Да, да, малыш-Нацу, такой невинный, такой беспомощный, - шептал Стинг, пока его пальцы порхали по коже Нацу, касаясь чувствительных мест под коленками, на лодыжках, с внутренней стороны бедер, на боках, оглаживали выпирающие тазовые косточки, кубики напрягшегося пресса и ключицы. От всех этих манипуляций, горячего шепота и сводящего с ума запаха возбуждения другого дракона, Нацу сходил с ума.
- Ты не можешь двигаться, это мое заклинание. Мой секрет. Мое священное заклятие, его малая форма. Коготь белого дракона – оно не даст тебе двинуться, но позволит все почувствовать… Он здесь, - ноготь прочертил завитушки пентаграммы по животу Драгнила, а затем, то же проделал язык Стинга, - Ммм… Нацу, ты потрясающе пахнешь, тебе говорили? Ты сводишь меня с ума с самого детства. Сначала одним своим существованием и силой, тебе принадлежащей, потом своей пропажей и мнимой смертью, но я-то знал, что ты жив – чувствовал… А сейчас, много позже, это твой запах, Нааацу…
Лихорадочный шепот туманил разум, Нацу закусывал губы, чтобы не начать стонать. Он ощущал свою вполне закономерную реакцию и ужасно стеснялся – ведь это было впервые, чтобы он с кем-то разделял возбуждение, пусть даже этот кто-то – ненавистный враг из другой гильдии. Это все равно было важно.
Нацу было стыдно за свой стоящий член, еще щеки алели, а дыхание сбилось. Если бы Эвклиф немного отвлекся от вылизывания его уха и нежного местечка за ним, а также сводящего с ума лихорадочного шепота, в который Нацу не вслушивался – хватало одного звучания прерывистых шипяще-рычащих звуков, то белый дракон заметил бы реакцию Нацу на его действия…
Но что-то подсказывало Драгнилу, что именно этого Эвклиф и добивается – особенно когда осознал последнюю сказанную фразу:
- Точно так же, как сейчас, я поимею тебя в завтрашнем бою, Натсссу, - Эвклиф прошипел его имя и тут же впился резким, болезненным поцелуем в припухшие и красные от покусываний губы. Против воли Нацу застонал.
А осознав полностью сказанное, снова рванулся, но опять безуспешно.
- Тише, Нацу, - Стинг усмехнулся, и с силой огладив ребра, потянул Нацу на себя, понукая съехать. Ноги Драгнила оказались закинутыми за голову белого дракона, а его обжигающее дыхание щекотало чувствительную головку стоящего члена.
- Вау, - восторженный выдох Стинга заставил Нацу залиться краской от ушей, до, казалось, самых пят. – Ты такой… ммм… большой, твердый, - рыча пошлости, Стинг не переставая, гладил живот, бедра и безволосый лобок – все выжигалось пламенем, что было для Нацу уже привычным. Но он-то никому этого не показывал, прекрасно зная состояние ТАМ Грея или Гажила, как волосатое. Пожалуй, он был единственным в гильдии, у которого не было волос в паху – даже четырнадцатилетний Ромео мог похвастаться островком черных волос.
Но все мысли мигом вылетели из головы, когда невыносимо горячий – выше человеческой температуры – рот Стинга обхватил красную от прилившей крови головку его члена. Нацу вскрикнул и подался вперед, и на этот раз у него получилось сдвинуться немного. Но он не обратил на это внимания – слишком был затянут новыми, несомненно, приятными, ощущениями.
Стинг здорово работал языком, заглатывал не очень глубоко, но вытворял нечто, от чего Нацу чувствовал, как трясутся ноги. Если бы он не сидел – съехал бы по стене. Не менее важными были и звуки, издаваемые Стингом – ему явно нравилось действо, а вибрации рта посылали по члену Нацу искры удовольствия. Горячая волна, поднявшаяся откуда-то из глубин естества, хотела, было, погрести Нацу под собой, подарив море удовольствия, но Стинг неожиданно отстранился и сжал член под головкой, вместо удовольствия принося боль. Нацу зашипел и дернулся.
- Нет, Нацу, - Драгнил почувствовал, как Стинг садится, расставляет широко его согнутые в коленях ноги, и наклоняется так близко к нему, что они соприкасаются лбами – челки обоих мокрые от пота и возбуждения, удушливый терпкий запах наполняет комнату и заставляет терять контроль.
Стинг целует. Целует то жестко и резко, то мягко, лаская. Нацу пробует солоноватый привкус своей смазки и сладковато-терпкий – слюны белого дракона.
Руки его бродят по груди Нацу, надавливают на ключицы, заставляя вздрагивать, выкручивают соски, заставляя шипеть от неприятного, но возбуждающего ощущения, обводят контуры герба Фейри Тейл на плече, и магия отзывается на магию покалыванием. Одна рука опускается на член и накрывает головку. Стинг разрывает поцелуй, облизывает губы Нацу, собирая слюну, тяжело дышит, явно – улыбается, и…
Пальцы скользят под яички, гладя чувствительную кожицу, и касаются сморщенной дырочки. Нацу пробивает током.
- А вот теперь самое интересное, - шепчет Стинг, но Нацу не может его понять. Он весь захвачен волнующим ощущением. И он весь – от головы до пяток – ощущает неправильность происходящего. Влажный палец проникает внутрь на фалангу, и для Стинга все становится делом секунды.
Между ними вспыхивает пламя, и в следующий миг Стинг обнаруживает себя на лежанке лицом вниз, а сверху – Нацу, удерживающий его руки.
Ловкие пальцы отточенными движениями скользят по спине и шее, изредка впиваясь в плоть, и Стинг, не успев ничего толком понять, холодеет. Он не чувствует свою магию. И он не может двинуть ни одним мускулом. Однако он все еще возбужден и ощущает горячее тело Нацу на себе, его вес, его дыхание на своем загривке. И все же Эвклиф тщетно бьется с так не вовремя предавшим его телом – он не может покориться, пусть Нацу и его главная мечта.
- Что ты со мной сделал? – крикнул Стинг, покрываясь холодным потом беспомощности.
- Мой враг меня этому научил, - Нацу хихикает и с удовольствием проводит языком по влажной и солоноватой шее белого дракона. – Где-то на полчаса я перебил твою связь не только с мышцами, но и с Чи. Я считаю это подлым способом, и стараюсь так не делать, но ты первый начал, так что мы квиты. Кстати, Печать Когтя Дракона я бы советовал тебе прочнее закреплять – ее слишком легко выжечь.
- То-то я смотрю, ты скоро справился, - шипит Стинг, пытаясь не уронить достоинство.
- Меня отвлекали, - Нацу хмыкнул и сорвал, наконец, с глаз белую повязку. Тусклый свет давал прекрасное освещение, и Драгнил видел перед собой красивую спину в капельках пота, принадлежавшую неслабому парню. У Грея и то плечи уже были. У Нацу – чуть шире.
- Отпусти меня! – попытался дернуться Стинг, как ранее Нацу, но его попытка была так же бесполезна. Теперь он понял, какой ужас и панику испытал драгонслеер в первые минуты.
- Зачем это? Раз уж мы начали развлекаться, то мы продолжим, - Нацу деловито подтянул Эвклифа на четвереньки, оставив грудью на лежаке. Теперь тот выглядел открыто и дико возбуждающе. Нацу наклонился, вдыхая аромат его, кстати никуда не девшегося возбуждения и жарко выдохнул на коричневую звездочку ануса.
- Ты не посмеешь! – голос Стинга сорвался.
- А ты? – спросил в ответ Нацу, и после наступившей тишины хмыкнул: - То-то.
Облизав пальцы, Драгнил, интуитивно понимая, как будет правильно, погладил закрытый, но расслабленный анус и протолкнул туда легко вошедший палец. Разрабатывая податливую дырочку, он навалился на Стинга и принялся вылизывать влажную спину – это доставляло ему неописуемое удовольствие, отчего Нацу постанывал, не сдерживаясь, и потирался членом о бедро Стинга.
Когда в анус свободно стали проникать три пальца, что произошло довольно скоро, потому что Стинг был полностью расслаблен, Нацу, широко лизнув ладонь, провел по своему члену, увлажняя еще больше, и приставил головку ко входу.
Стинг, кстати, сдавшийся, и все это время и тихо млевший, даже не напрягался. Запах возбужденного и доминирующего Нацу сорвал крышу, так что белый дракон только с радостью подчинялся приносящим вспышки удовольствия пальцам, и широкому языку, скользившему по позвоночнику.
Драгнил вошел легко. Внутри было горячо, узко, а еще его безумно приятно сжало – постепенно возвращался контроль мышц Стинга. Зарычав, Нацу сразу же отпустил себя. Огонь вырвался и охватил два сплетенных тела, лаская, и наполняя силой.
Оставляя метки на белой шее Эвклифа, Нацу периодически посасывал мочку с сережкой в его ухе, и царапал пальцами герб гильдии Саблезуба. Он двигался сильно, резко, размашисто, постепенно ускоряясь, загнанно и хрипло дышал, и совершенно терял себя от подающегося навстречу Стинга, кричащего и стонущего от удовольствия под ним.
«Мальчишка…» - Нацу, несмотря на то, что они равны, примерно, по возрасту, ощущает себя гораздо старше. Да хоть бы и потому, что повидал он – больше.
Нацу тянет Стинга на себя и тот в полубреду, охваченный огнем Нацу, с своим слабым белым огнем, пляшущим на запястьях, упирается руками в стену и подается навстречу, сжимая сильнее, принимая – больше. Кусая белого дракона за шею, Нацу кончает, заполняя Стинга частью себя, отмечая его. Белая яркая волна выплескивается вихрем пламени и захлестывает Нацу удовольствием с ног до головы. Он закрывает глаза и торжествующе рычит. Стинг бьется под ним в конвульсиях, так и ни разу не притронувшись к себе.
Несколько минут они оба лежат в полуотключке. Нацу сверху, еще не выйдя из гостеприимного тела, и поглаживает выпирающую лопатку драгонслеера под ним. Ему не хочется никуда идти, не хочется ничего делать – только взять и заснуть, и желательно, чтобы Стинг Эвклиф проснулся рядом с ним.
Нацу не знает, откуда в его голове такие мысли – ему неважно. Важно то, что произошло сегодня, и, кажется, оно что-то изменило, хотя Нацу пока еще не понял, что именно.
Часы Арены бьют полночь где-то далеко по коридору. Нацу вздрагивает. Едва на помещение ложится тишина, он наклоняется к не менее ошарашенному произошедшим Стингу и шепчет в ухо, щекоча его дыханием:
- Точно также Я поимею ТЕБЯ в завтрашнем бою.
Стинг еще приходит в себя после услышанного, а за Нацу уже закрывается дверь – он успел одеться и выйти.
Нацу оказался в коридоре совсем рядом с развилкой, и, что есть мочи, кинулся в город, на бегу придумывая оправдание для Титании, которая наверняка будет разъярена.
Ни один из них еще не знает, что пару себе Дракон выбирает один раз и на всю жизнь.
Написать отзыв