История Тори

от iolka
мидиангст, романтика (романс) / 13+
Астория Гринграсс Гарри Поттер
20 янв. 2018 г.
20 янв. 2018 г.
3
5042
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Я скинул тяжелую сумку на стол в библиотеке. Гермиона недовольно что-то пробурчала, но я не обратил внимания, тяжело опустился на стул и потер забинтованную и саднящую после вчерашней отработки у Амбридж руку. Стерва старая. Убил бы.
- Сильно болит? – от Гермионы не укрылся этот жест и наверняка мученическое выражение лица.
- Зудит, – сквозь зубы отозвался я.
- Сходи в Больничное Крыло, попроси что-нибудь у мадам Помфри…
Я резко ее перебил.
- Не надо, Гермиона. Амбридж не победит здесь, я не побегу за помощью!
- Но это же…
- Я все сказал. – отрезал я. Может, и глупости, и мне действительно стоило бы… Но как представлю, если кто-то из учеников обмолвится, что видел меня в Больничном Крыле, она же не отстанет. И тогда два часа моей отработки превратятся в четыре, а левая рука – в кровавое месиво. Ненавижу.
Чтобы хоть как-то отвлечься от внимания подруги, я оглядываю библиотеку. В третью неделю занятий она почти пуста. Кроме нас за дальним столиком сидят двое Райвенкловцев, а за столиком у стеллажей - хрупкая девушка с волнистыми светлыми волосами. Книги стоят вокруг нее стопками, и саму девушку не очень-то видно из-за них.
- Кто это? - я дернул Гермиону за рукав и указал на заваленный книгами стол.
Грейнджер фыркнула.
- Астория Гринграсс, 4 курс Слизерина, однокурсница Джинни. Хорошая девочка, не понимаю, почему не попала на Райвенкло, ей там самое место, по-моему. Ее старшая сестра Дафна учится в Слизерине с нами на курсе, – выдав короткую справку, подруга снова уткнулась в книгу.
Я же взгляда от девушки не отводил. Хоть и из-за книг было видно только светлую макушку, я внимательно наблюдал за малейшими движениями. Изредка она запускает пальцы в волосы, потом спешно приглаживает их. Иногда она чешет затылок, или постукивает пальцами по волосам. Наблюдать за ней завораживающе – я не знаю ее, но сосредоточившись на действиях, не думаю ни о Волдеморте, ни об Ордене, ни о Сириусе, ни о жабе Амбридж. Я просто дышу в такт с незнакомой девочкой.
Через полчаса, вспомнив, наконец, что собирался писать эссе по зельям, я поднимаюсь и плетусь к стеллажу с книгами.
Выбирая учебники, я рассеянно скольжу взглядом по корешкам старых книг, вспоминая, что бы могло пригодиться для написания домашней работы. Внезапно ощущаю острую вспышку боли – меня ударили по руке. Вскрикнув, отшатываюсь, схватившись за покалеченную конечность.
И смотрю… в небо? в море? Я не знаю.
Потому что таких цветов не бывает в нормальной жизни.
Мысли кружат в голове, рот чуть приоткрыт, правая рука все еще сжимает левую, а сам я не двигаюсь с места, разглядывая пронзительно-голубые глаза стоящей напротив девушки в слизеринской мантии. Она хмурится, скользя взглядом по забинтованной руке. Протягивает мне книгу.
- Это трактат о свойствах шерсти канадского грифуха, и ты вряд ли найдешь в этой библиотеке что-то еще по этому поводу.
Голос у Астории Гринграсс был напряженным, но тихим. Сама она была светлокожей, с розоватой тонкой кожей; хрупкой, на целую голову ниже меня, с тонким телосложением, симпатичным лицом, тонкими губами, изогнутыми в нейтральной ухмылке, очаровательным носиком с россыпью немногочисленных веснушек на нем.
К сожалению, я отмечал все эти детали периферией сознания, все еще пялясь в ее необыкновенного цвета глаза.
- Поттер, а ты свои-то видел? – выдергивает меня из мыслей недовольный голос. Смотрю на нее как в первый раз. Она хмыкает. – Цветные глаза у сильных волшебников – это вовсе не нонсенс, а показатель силы. Ты мог видеть идеально-черные у Снейпа, или ярко-голубые у Дамблдора.
- У тебя другого оттенка, - говорю я. – А смотреть Снейпу в глаза я бы в здравом уме не рискнул.
- А ты разве в здравом? – она кривит губы. А меня берет злость – ненавижу «Ежедневный Пророк» и Риту Скитер.
Увидев, наверное, как перекосилось мое лицо, Астория смягчается.
- Они редко когда пишут правду. Я не думаю, что тебе стоит обращать на это внимание.
От удивления я снова открываю рот.
- Закрой, пикси залетят! – теплая ладошка хлопает меня по подбородку, Астория улыбается ошарашенному выражению на моем лице и отворачивается, собираясь идти к столу. Но затем оборачивается.
- Книга для эссе для Снейпа. А руку намажь экстрактом бадьяна.
- Чем? – ошарашено переспрашиваю, ощущая холод в пальцах – настолько крепко я бессознательно сжимал книгу.
- Экстракт бадьяна, – терпеливо повторяет Астория, поджимая губы. – Это куда лучше, чем растопырник. Тот только воспаление снимет, а бадьян устраняет последствия волшебства и лечит. У Помфри попроси.
- Не буду. – я заупрямился, сам не знаю почему. Просто иногда находит интуиция.
- Поттер, – Астория произносит мою фамилию, словно ставит диагноз. Ну, да, слухи о моем упрямстве – вовсе не слухи. Слизеринка поднимает свою сумку, копается там и вытаскивает темный фиал. Я не сопротивляюсь всё то время, пока она подтаскивает меня к своему столу, разматывает бинт, что-то едва слышно шепча, морщится от мерзкого вида опухших ран, откупоривает фиал и осторожно капает прямо на рубцы несколько капель.
Я шиплю. Щиплет. Астория весело хмыкает, достает палочку и произносит несколько заклинаний.
Когда она заканчивает, я с удивлением оглядываю здоровую руку с белесыми шрамами, старыми, словно им уже несколько лет. И ничего не болит.
- Шрамы от Темной магии никогда нельзя свести полностью. Если только выжечь или маггловскими методами, - говорит она.
- Спасибо, – пораженно говорю я.
- Обойдусь, – девушка все убрала, сунула мне в руки книгу и уселась за свой стол.
Я нерешительно топтался рядом, не зная, как реагировать на столь быстро меняющееся настроение. Зашедших в библиотеку в этот момент слизеринок Дафну Гринграсс и Миллисенту Булстроуд я в расчет не беру. Стою рядом со что-то пишущей на пергаменте Асторией и раздумываю, что ей сказать. У меня острое ощущения незавершенности, но единственное, что мне приходит на ум, это спросить:
- А тебе бадьян в сумке зачем?
Она поднимает свои невозможные глаза и смотрит на меня в упор.
- Таская большие стопки книг в подземелья, я часто спотыкаюсь и падаю. В процессе, я оббиваю себе коленки. Вот затем и бадьян. Я удовлетворила ваше любопытство, мистер Поттер?
Я резко киваю. Мне не нравятся такие перепады настроения. Даже у Гермионы такого ни разу не видел. Она закрылась. И я тогда – тоже.
- А мне зачем помогла? – хмуро.
Она снова смерила меня странным взглядом. Лицо ее стало холодной маской.
- Не могла же я допустить, чтобы Золотой мальчик истек кровью из-за какой-то отработки? Кто же тогда будет усмирять негодных слизеринцев и добьет, в конце концов, Темного Лорда?
Мои щеки вспыхнули, это я точно ощутил. А вместе с ними и шея, уши и лоб. Захотелось наорать на нее, ударить. Но она ведь девушка, да еще и младше. Только это меня остановило, настолько показалось, что это Малфой.
Она слизеринка, это я как-то упустил. Мысленно вздыхаю – что же я за дурак такой, готовый во всех видеть хорошее?
Кроме Амбридж – подсовывает разум. Плохое настроение снова возвращается.
- Спасибо за книгу, – шиплю сквозь зубы чуть ли не на серпентарго, и быстрым шагом удаляюсь из библиотеки. Правда, через минуту возвращаюсь, чувствуя себя идиотом, и забираю свою сумку со стола Гермионы. Окончательно покидаю библиотеку под тихое, едва слышное даже сидящей ближе всех к ней Гермионе, хихиканье Астории Гринграсс.
***
Три дня спустя, сжимая в руке свиток с проверенным эссе по зельеварению, я иду библиотеку.
Я знаю, кого я там встречу, но ее-то мне и надо. Как я и ожидал, странная слизеринка нашлась на своем месте, за столиком у стеллажей. Я подошел к ней и в нерешительности остановился. Запал иссяк, едва я увидел прямую спину, светлые кудри и стопки книг.
Я всегда робел перед девушками. Незнакомыми девушками. Симпатичными девушками.
Но, блин, в прошлом году мне нравилась Чжоу! Хотя, в этом, у нее глаза всегда красные и опухшие. Или это только когда она меня видит? Странно. Но все равно, плевать, потому что она уже разонравилась. А теперь вот это. Может, так и надо? Надо спросить у Гермионы.
Я решительно кладу свиток на стол, роюсь в сумке и достаю книгу.
Астория даже не поднимает головы.
- Дай угадаю? Выше ожидаемого? А было бы превосходно, если бы перевернул страницу и дочитал. Он не водится в Канаде. А помимо шерсти используются и другие части тела.
- Что?! – возмущенный вопль и строгий окрик от мадам Пинс. Я наклоняюсь и, снова шипя, спрашиваю. – Какого х*ра канадский грифух не водится в Канаде? Да и… Ты откуда знаешь? Он «удовлетворительно» поставил! Еще и написал, что совсем не пользуюсь литературой! Мерзкая сальноволосая летучая мышь!
Астория поднимает свои невозможные глаза и внимательно смотрит на меня.
- Ты сам виноват в своей невнимательности, – спокойно говорит Гринграсс. Я понимаю, что она права, но гнев не желает успокаиваться внутри и выливается новым вопросом.
- А ты-то откуда знала о МОЕМ домашнем задании?
Астория криво улыбается.
- Вообще-то, у меня сестра на одном с тобой курсе, и всегда просит советы насчет эссе или сочинений.
Мысль о том, что слизеринцы тоже люди, и, более того, им не чужды семейные отношения и взаимопомощь, надолго выбивает меня из колеи. Астория возвращается к своей книге, а я еще некоторое время смотрю на светлую макушку, а потом ухожу, буркнув напоследок все же наполненное благодарностью «спасибо». Ведь она пыталась помочь. А я сам виноват, что даже не попытался перевернуть страницу.
Написать отзыв