Creare vita

от iolka
миниангст, романтика (романс) / 13+ слеш
Гарри Поттер Драко Малфой Теодор Нотт
20 янв. 2018 г.
20 янв. 2018 г.
4
7592
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Глава 1.

К небольшому парку Литл-Уингинга подъехало желтое такси. Из машины вышел высокий светловолосый юноша, одетый в брюки и рубашку, явно стоившие не одну сотню фунтов. Через руку у него был перекинут темно-серый пиджак, в тон брюкам, за плечом висел кожаный рюкзак.
Машина уехала в неизвестном направлении, а юноша направился прямиком в парк.
Целенаправленно пересекая парковые дорожки, чтобы выйти с другой стороны, Драко Малфой - а это был именно он - услышал странные звуки. Свернув с дорожки и пройдя чуть-чуть через кусты, он вышел к небольшой детской площадке, со сломанными лазелками, песочницей и единственным уцелевшим атрибутом – качелями. А возле песочницы пятеро парней ногами избивали сжавшегося в комок парня.
Тот уже практически не подавал признаков жизни, обмяк, даже не пытаясь защитить растрепанную голову от ударов…
- Эй, отвалите от него! – крикнул Драко, выхватывая палочку и направляя ее на четверых кабаноподобных парней и одного тощего.
Один из них, завидев палочку, затрясся мелкой дрожью и попытался прикрыть задницу. Драко прищурился.
- Проваливайте! – максимально ледяным и презрительным тоном процедил он.
- Дэн, пойдем… - тот, что понял, что перед ним маг, обратился к самому внушительному и, наверняка, главному.
- Да что этот хлюпик сделает?! Вон, палкой какой-то тычет! – глубокомысленно выдал предводитель этой шайки. – Так что не трусь, Больший Ди.
- Он же богатенький сынок, что он против нас сделает? – подал голос еще один, тощий.
Драко хмыкнул. Взмахнув палочкой, Малфой наслал на них заклятие щекотки - парни синхронно побледнели и бросились врассыпную, поскуливая от ужаса и не разбирая дороги.
Драко подошел к лежащему на земле бессознательному парню и перевернул его, подцепив носком ботинка. И с ужасом понял, что это Гарри Поттер – на лбу шрам, на носу перекошенные очки.
Эпискеи, Тергео, Эванеско, Эннервейт. Из сумки запасной комплект зелий – Восстанавливающее и Укрепляющие. Не для того Драко Малфой ехал в маггловский район, чтобы тот, кого он искал, подох от избиения магглами. Ну, не подох бы, конечно, но несколько дней лечился бы точно.
Полубессознательный Гарри Поттер проглотил зелья и, прикрыв глаза, устроился на земле поудобнее.
Драко ждал, когда тот соберется с силами, чтобы открыть глаза. Затрещали кусты. Драко резко обернулся. Какой-то парень сломя голову вылетел на площадку с той стороны, в которой исчезла компания. Он тут же упал рядом с Гарри на колени, поднял его и прижал к себе. Из рукава выскользнула палочка, и прибывший произнес двойной Эннервейт. Казалось, Драко он не заметил.
Гарри открыл глаза.
- Ну и надо тебе было к ним лезть опять! – заорал парень.
- Я не лез, – спокойно и тихо ответил Поттер. – Я на качелях качался, а они сами пришли.
- Тебе сейчас уведомление из Министерства должно прийти. Идиот, ну зачем?.. – юноша уткнулся лицом в волосы Поттера.
- Это не я, – тихо ответил Гарри. – Это Малфой.
Парень резко вскинул голову и посмотрел на изумленно наблюдающего за этой сценой Драко.
- Малфой?!
- Тео?! – одновременно прозвучали два голоса в парковой тишине.
***
Письмо из Министерства действительно прислали. Сова-сипуха, недовольно нахохлившись, сидела рядом с белоснежной Хедвиг на окне. Заперев дверь комнаты за собой, Поттер рухнул на кровать, Теодор отвязал письмо, а Драко скинул рюкзак и теперь удивленно озирался – не так он представлял себе жилье Героя Магического Мира.
- Это было третье предупреждение, Гарри, – Тео отложил письмо и тяжело вздохнул. – Боунс приписала в постскриптуме, что тебя спасает только то, что этим занимается именно она и до твоего дня рождения осталось около месяца, а еще - что именно ты должен уничтожить Волдеморта.
Гарри облегченно выдохнул. Теодор присел на кровать рядом с ним и опустил руку ему на лоб.
- Тебе нужно отдохнуть.
- Здесь Малфой, – пробормотал Поттер, а Нотт словно только что вспомнил об однокласснике и указал ему на стул.
- Зачем ты здесь? – потребовал он, когда Драко сел.
- Хотел просить помощи, – Малфой смутился и опустил глаза. – Я едва сумел покинуть дом крестного, и то только потому, что Лорд был занят, и на меня у него времени не было. Он бы все равно поставил мне Метку, несмотря на провал.
Теодор кивнул. Поттер повернулся на бок и с интересом разглядывал Драко.
- Так, значит, он обещал тебе Метку после убийства Дамблдора?
Драко подавленно кивнул.
- И что ты хочешь, чтобы я сделал?
- Не знаю, – тихо сказал Драко. – Спрятал меня, помог. Я не знаю. Я не хочу умирать. И служить Лорду тоже не хочу.
- Я подумаю, что можно сделать, - Поттер тяжело вздохнул и закашлялся. Теодор побледнел, кинулся к столу и принялся спешно смешивать расставленные там ингредиенты. Получившееся сухое зелье он залил водой, нагрел над зажженной магией горелкой и тут же подал выпить непрерывно кашлявшему Поттеру.
Тот выпил, гулко глотая, и обессилено распластался по кровати.
- Что это с ним? – подозрительно спросил Драко у выглядевшего изможденным и несчастным однокурсника.
- Он умирает, – тихо отозвался Тео.
- Что? – чрезвычайно громко спросил Драко. Все его внутренности сковало холодом.
- Это побочный эффект, – подал голос Гарри. – Авада, не убившая меня в детстве, всего лишь обладала отсроченным действием. Я умру в ту секунду, когда мне исполнится 17 и вся защита и ограничения падут.
- А как же Лорд? – ошарашенный откровением, прошептал Малфой.
- Он связан со мной через шрам – раз, через кровь – два, и три – я был хоркруксом – предметом, заключающем в себе часть души Волдеморта. К счастью, последним. Все для нашей победы успел обеспечить Дамблдор. Уничтожив один из хоркруксов, он особым ритуалом связал с собой остальные, так что в момент смерти директора, с особой помощью Снейпа, они все были разрушены. В том числе и тот, что во мне. Но человеческое тело с живой душой это вам не стекляшка медальона или кольцо. Я тоже должен был умереть две недели назад. Моя душа и магия разрушаются, причиняя боль. Но я обязан продержаться до своего дня рождения, чтобы произнести одно старое заклинание и забрать с собой Волдеморта. Через месяц все закончится. Я уже составил завещание и собрал доказательства, которые обеспечат некоторым Упивающимся свободу. Единственное, что меня огорчает, это вы, два придурка.
Тео, слушающий размеренный тихий голос, не сдерживал слез и отвернулся к окну после последней реплики. Драко пытался совладать с собой, сглотнуть комок в горле и не дать жжению в глазах пролиться слезами, но не смог. Прозрачные капли покатились по щекам. Наблюдающий за ним Гарри грустно улыбнулся.
- Я знаю, больно будет всем, потому что по какой-то странной причине много людей успело меня полюбить. И больнее всего мне осознавать, что вы оба будете страдать еще больше, чем весь мир. Я вообще-то хотел написать тебе, Драко, чтобы ты поддержал Тео после моей смерти, но хорошо, что ты пришел сам.
- Не говори так, шрамоголовый придурок! – внезапно сорвался Драко. Он вскочил на ноги и орал на него.
– Ты просто не можешь умереть! Это невозможно! Ты же столько раз избегал ее, неужели ты сейчас опустишь руки?! Ведь есть же способ, наверняка есть, чтобы спасти тебя!
Хлесткий удар по лицу отрезвил Малфоя, он ошарашено уставился в темно-серые глаза Нотта, покрасневшие от слез, но пылающие яростью.
- Ты думаешь, я не пытался ничего сделать?! – прошипел он, затем прижал руки к груди, словно силясь унять боль. – Я даже хотел «Animam pro Anima» провести, но он уже не подействует, потому что его мать сделала то же самое. От Авады это не спасло. А больше здесь ничего и не поможет.
Теодор обессилено опустился на пол, закрыл лицо руками. Спина его вздрагивала, черные спутанные волосы были всклокочены и торчали в разные стороны не хуже поттеровских. Гарри тяжело поднялся с кровати и опустился на пол рядом с ним, обнимая и привлекая к своей груди.
Он посмотрел снизу вверх на Драко, и блондин тоже опустился на колени и разрыдался, прижавшись к гриффиндорцу.
Гарри что-то напевал, поглаживая юношей по волосам. Душа его разрывалась от боли, потому что он сам являлся причиной горя этих людей. Рон и Гермиона - его друзья, но они ничего не знают. И наверняка не сдержат слез на его похоронах. Но их горе пройдет, затрется со временем. А Тео и Драко вряд ли справятся. Скорее они закроются в себе, замкнутся, не отпустят и никогда не смогут стать счастливыми, забудут, как улыбаться и, запираясь в кабинетах огромных родовых поместий, будут планомерно уничтожать запасы алкоголя.
И Гарри ничего не сможет с этим сделать.
***
Стремительно полетели жаркие летние дни. Родственники Поттера стоически отнеслись к тому, что помимо одного сумасшедшего друга племянника, в их доме поселится второй, но возражать не решились – последний месяц можно и потерпеть, а там мальчишка станет совершеннолетним и мистическая защита крови падет.
В комнате Гарри теперь было не развернуться, поскольку стояли две раскладушки, помимо кровати. Поддерживающее зелье теперь требовалось не раз в день, а два, и Драко понимал, что к концу оно будет нужно каждый час…
Когда Гарри засыпал практически мертвым сном, они с Тео подолгу разговаривали. В основном о Гарри, пытались найти хоть что-то, чтобы помочь ему, но все было тщетно. Драко казалось, что он выплакал за неделю столько слез, сколько не плакал всю жизнь. И это при том, что наследнику Малфоев не пристало плакать.
Они оба, и Драко и Тео старались улыбаться и подарить Гарри максимально возможное количество счастья, но горечь и боль скреблись изнутри настырной кошкой.
Загвоздка была еще в том, что при всем желании хоть единственной близости, юноши не могли ее себе позволить. То заклинание, с которым Гарри собирался забрать с собой Темного Лорда, должен был читать чистый, то есть девственник. И чтобы вдруг не вышло так, что его жертва была напрасной, Гарри избегал прикасаться к себе и даже не позволял целовать себя. Максимально возможное – в лоб или щеку, при этом всегда он жутко смущался и розовел. У Драко или Теодора тут же начинало щипать глаза.
Они подолгу сидели перед сном рядышком, смотрели на спящего Гарри и впитывали любимые расслабленные во сне черты. Драко как-то взял Тео за руку и с тех пор всегда делал так.
Сегодня зелье Гарри потребовалось третий раз за день. Напоив его и проследив, чтобы уснул, Теодор спустился вниз, где у кухонного окна стоял Драко и всеми силами пытался сдержать себя, чтобы не начать крушить и ломать все в гневе.
Теодор тяжело опустился на стул, поставил локти на стол и закрыл лицо руками.
- Осталось всего две с половиной недели, – глухо сказал он. – Ингредиенты кончаются, надо в Косой и Лютный, там пара редких, для улучшенной версии, мне Снейп показал, как ее делать. Может быть, поможет.
- Я не могу показаться там, - тихо ответил Драко, обхватывая плечи руками, пытаясь защититься от холода, проникающего в самое нутро.
- Я знаю. Я сам пойду, под мантией-невидимкой Гарри.
Повисло тягостное молчание. Драко пытался справиться с очередным приступом истерики, Тео беззвучно вытирал слезы.
- Почему мы не можем его спасти? – глухо нарушил молчание Драко. – Почему он должен вечно всех спасать, нести ответственность за весь мир и страдать за этот самый мир, который его, то скидывает с пьедестала, то снова возносит? За что он заслужил эту кару? Неужто он такой ужасный человек… - Драко сбился, судорожно вздохнул и подавил всхлип.
- Наоборот, - тихо отозвался Тео. – Потому что он светлый и чистый. Потому что предоставь ему возможность сбросить с себя эту ношу, он отшатнется от тебя и с двойным усердием потащит ее дальше. Это же Гарри, он упрямый и сильный. Люди чувствуют его светлую силу, и потому тянутся к нему. Ты же слышал пророчество? – дождавшись кивка, Нотт продолжил. – Его сила, неизвестная Темному Лорду, в любви, как бы пафосно не звучали речи старика-директора. Когда он любит, тебя словно окутывает теплым коконом защиты и тепла, чувствуешь себя нужным и любимым…
- То, чего я никогда не чувствовал в своей семье… - тихо сказал Драко.
- Как и я, – Тео кивнул, вытирая глаза краем футболки.
- Я не выживу, если он умрет. Я умру вместе с ним, - не своим голосом сказал Драко. – Прямо там лягу и умру.
- Для этого он и хотел, чтобы мы были рядом друг с другом.
- Ты же понимаешь, что это не поможет?
- Прекрасно понимаю, – Тео кивнул, и стоящий к нему спиной Драко это скорее почувствовал, чем увидел. – Но он верит, что это сработает.
- Тогда и нам надо верить.
Послышался слабый шум, и в кухню вошла бледная миссис Дурсль, тетка Гарри.
Юноши раздраженно вытерли глаза, недовольные, что кто-то застал их за слабостью и собрались уходить. Петунья присела за стол и мученически посмотрела сначала на блондина, затем на брюнета.
- Это правда? – сдавленно спросила она.
- Что именно? – тихо спросил Тео.
- Что Гарри…
- Умирает, – холодно подтвердил Драко. – Медленно, мучительно, чтобы спасти этим весь мир.
- И даже вы, волшебники, ничего не можете с этим сделать? – недоверчиво спросила она.
- Миссис Дурсль, а Вам-то какое дело? – нахмурился Малфой. – Вы его никогда не любили.
- Я плохо с ним обращалась, но он – это единственное что осталось от моей сестры…
- И это единственное вы морили голодом и запирали в чулане, - отрезал Тео.
- Вы не понимаете! Он… он все равно дорог мне…
- Он умирает, – Тео вздохнул и подавил дрожь, крепко сжав руки в кулаки. – Тридцать первого июля его не станет. И поэтому мы здесь, чтобы… чтобы…
- Подарить ему хоть немного тепла и любви, - глухо подсказал Драко, закусывая щеку изнутри – не хватало еще разрыдаться перед магглой.
Женщина подавленно молчала. Тео решительно потянул Драко за собой к лестнице.
Написать отзыв