Паранойя

миниангст, драма / 16+ слеш
Гарри Поттер Драко Малфой Северус Снейп
25 янв. 2018 г.
25 янв. 2018 г.
1
3558
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
- Я требую отменить совместные пары по ЗОТИ у шестых курсов моего факультета и Гриффиндора! – в ультимативной форме заявил Снейп, стоя в кабинете директора.
- Северус, друг мой, - Дамблдор внимательно посмотрел на него поверх очков-половинок, оглаживая бороду здоровой рукой, - что случилось? Давай обсудим это.
- Тут нечего обсуждать, Альбус, - довольно резко ответил Снейп. – Разве я многого прошу?
-Нет, - покачал головой директор и понимающе улыбнулся. – У тебя должны быть веские причины для того, чтобы в середине семестра менять расписание всей школы.
- Пожалуйста, Альбус, хоть раз сделай то, что я тебя прошу, и не задавай вопросов, - поджимая губы, выдавил из себя Северус. – Хоть раз исполни мою просьбу.
- Я уже исполнил твоё желание, друг мой, - развел руками старик. Снейп непонимающе на него уставился. – Ты – профессор ЗОТИ, как всегда и хотел.

Дамблдор перевел взгляд на окно, давая понять, что тема исчерпана и никаких изменений в расписании не будет. Снейп зажмурился, глотая обидное пренебрежение собой.

- Альбус, - позвал он вновь. Дамблдор повернулся, печально и устало улыбаясь, - ты не оставляешь мне выбора. Я не сделаю то, о чем ты меня просил. Я не стану убивать тебя.
- Станешь, - в голосе директора чувствовалось безысходность и неотвратимость. И Снейп прекрасно понимал, что обратного пути уже нет. Он сделает все, что от него требуется в нужное время. Его личные интересы никогда не были на первом месте. Он с силой потер лицо ладонью.
- Конечно, - обреченно подтвердил Снейп, развернулся и вышел из кабинета.

Глупо было надеяться на другой результат. Его паранойя – это его личные проблемы. Пытаться избавиться от нее бесполезно. Северус не верил даже в то, что если бы ему и удалось уговорить Дамблдора, то его бы не сожрала изнутри мысль о том, что у шестого курса Гриффиндора и Слизерина есть совместные пары и по другим предметам. А это значит, что его постоянная головная боль по имени Поттер все равно будет сталкиваться с новой головной болью по имени Малфой. Это была слишком ужасная мысль.

И прямо сейчас ему, Северусу Снейпу, предстояло лицезреть сразу две головные боли единовременно.

***

Вот уже целую минуту Снейп молчал. Класс настороженно на него смотрел, ожидая чего угодно. А Северус смотрел на Поттера, который пялился на Малфоя. Малфой, был бледнее обычного и, нервно пожевывая нижнюю губу, с болезненным блеском в глазах таращился на Поттера. Снейп закипал от злости. Он даже не понимал, кого больше ненавидит: развратного мальчишку – Поттера, строящего из себя мисс невинность – Малфоя, или самого себя за то, что у него паранойя. Ему казалось, что Поттер строит глазки Драко, как в прошлом году строил ему. И даже тот факт, что Гарри охотно подставляет свой зад по первому желанию Северуса, не мог разубедить его, что он соблазняет Малфоя.

«Гребанный любовный треугольник!» - выругался про себя Снейп, лицо его стало мрачнее тучи. Весь класс напряженно замер в ожидании кары небесной, но только Поттеру и Малфою не было дела до треволнений окружающих, как и до переживаний Северуса.

- Все свободны на сегодня, - прошипел сквозь зубы Снейп. – Мистер Малфой, прошу вас остаться.

Студентов как ветром сдуло. Малфой остался сидеть на своем месте с тоской и брезгливым презрением смотрел на своего декана. Поттер ушел последним, улыбнувшись и подмигнув Северусу на прощанье.

- Что вам нужно, профессор? – замучено спросил Драко, когда аудитория опустела. – Я уже говорил, что мне не нужна ваша помощь. Я сам справлюсь с его поручением!
- О, да, мистер Малфой, - саркастично улыбнулся Северус, - эту песню я уже слышал. Впрочем, меня это мало волнует. Если вы не справитесь, мне придется все равно делать это за вас. Хотите вы этого или нет.
- Тогда зачем я здесь? – скуксился Драко, видимо, желая побыстрее отделаться.
- Поттер, - зло выплюнул Снейп.
- Поттер? – непонимающе переспросил Малфой. – Да, он что-то подозревает, но ему никогда не понять самостоятельно, что происходит. Ему хватило мозгов только на то, чтобы попробовать прикончить меня. Да и то не вышло.
- Благодарите Мерлина, что я был рядом! – несдержанно выкрикнул Северус. – Он бы тебя уничтожил, а вместе с тобой сдох бы я, идиот!
- Но, я… - испуганно сжался Малфой.
- Молчи! Замолчи, мальчишка! – ярился Снейп. – Не прикидывайся дураком. Что между тобой и Поттером?!
- Что? – Драко непонимающе хлопал глазами. - Что?

Северус поморщился. Может это на самом деле паранойя? Действительно, что общего между этими двумя? Ни-че-го. Он в полном молчании прошелся вдоль парт и вернулся обратно.

Драко сидел тихо, настороженно наблюдая за ним. Он никак не мог взять в толк, о чем спрашивает Снейп. Что может быть между ним и Поттером, кроме ненависти друг к другу? Да, Поттер в последнее время постоянно пялится на него, но это не более чем еще один повод позлить. Иногда Малфою казалось, что это не просто игра в гляделки, а что большее. Возможно, Поттер действительно что-то знает. Знает и издевается. Упивается своим знанием. От подозрений Драко передернуло.

- Можешь быть свободен, - наконец произнес Снейп, глядя куда-то в сторону. Малфоя не нужно было долго уговаривать. Он быстро вскочил на ноги и направился к выходу, сбив по дороге пару стульев. – И, Малфой, - Драко остановился в дверях, - забудь о Поттере.

Малфой бросил презрительный взгляд на профессора. Что бы Снейп не имел в виду, его это не касалось. И забывать Драко никого не собирался. Он вышел в коридор и еле добрался до ближайшего поворота. Непонятная ватная усталость навалилась внезапно. Рубашка и галстук сдавливали горло, чёлка липла ко лбу, руки тряслись. В пустынном коридоре, в который он свернул, было темно и тихо. Драко прислонился к ближайшей стене. Дрожащей рукой стер испарину со лба и распустил галстук.

- Что со мной происходит? – удивился Малфой. Его ноги подогнулись, он вымучено хихикнул. Нервы. Это было нервное перенапряжение. Странно, что он сумел продержаться так долго. Бесконечное давление со всех сторон. Бесконечные страхи. Драклов неработающий исчезательный шкаф. Гребанные Упивающиеся. Ублюдочный Лорд. И Поттер. Драко сдавил руками ноющие виски, зажмурил глаза. Ему хотелось плакать и смеяться, или разбить голову об стену. Чтобы навсегда. Чтобы не мучиться. Если бы не родители…

- Малфой, - Драко словно молнией прошило. Этот мерзкий голос, тошнотворный гриффиндорский мученик. Он открыл глаза и твердо посмотрел вперед. Как же ему сейчас хотелось врезать Поттеру. Он даже кулаки сжал, но сделал над собой усилие и расслабился, надевая на лицо маску надменности и превосходства; приклеивая мерзкую отталкивающую ухмылку; гордо расправляя плечи; вырастая всей своей чистокровной малфоевской статью над глупым и невежественным Поттером; возвращая себя из своих слабостей и страхов в мир, в котором у него априори их не может быть. Он сильный. Он все может. Назло всем. – С тобой все хорошо?

Драко еле сдержал рвущееся наружу удивление. Заботливый Поттер – это что-то новенькое.

- Уйди с дороги, - одарив Гарри самым презрительным взглядом, на который был способен, Малфой оторвался от стены и толкнул Поттера, собираясь уйти.
- Стой, - плечо Драко поймали и больно сжали крепкие пальцы, привычные сжимать древко метлы. Поттер явно нарывался на очередную драку. Чего же ему не живется спокойно, чего он вечно сует свой нос, куда не надо? – Надо поговорить, Драко.

Последнее слово было выделено интонацией, не предвещавшей ничего хорошего. Особенно для Поттера. Малфой замер на месте, небрежным жестом скинул руку с плеча и брезгливо скривился. Неожиданно он обнаружил, что Поттер разглядывал его почти в упор. Еще чуть-чуть, и они столкнуться носами. Он с трудом подавил трусливое желание сделать шаг назад. Вот еще! Пусть Поттер отступает. А Гарри и не думал смущаться, наоборот, он казался довольным.

- Что сказал тебе Северус, - спросил Поттер, жадно, миллиметр за миллиметром, обшаривая его лицо, избегая прямого взгляда. Драко сначала даже не понял о ком идет речь. Северус? Единственный, кто носил это имя…
И уж он-то не позволил бы полоскать свое имя этим грязным языком. Интересно. Даже очень. Хотелось ответить какую-нибудь гадость, но отчего-то с языка сорвалось совершенно другое:
- Сказал, чтобы я забыл о тебе.

Это неожиданно обрадовало Поттера, будто этим ответом открывались все тайны мира.

- Забудешь обо мне? – встав на цыпочки, шепнул в малфоевские губы Гарри. Драко на мгновенье парализовало. Будто между их губами образовалась электрическая дуга, и сладкая щекотка разлилась по скулам и утекла в затылок.

«Не смогу забыть. Никогда», - мысленно ответил Малфой, но вслух он привык говорить то, что от него ожидают: - Слишком много чести, для полукровки, - Гарри обиженно опустил голову, закрывая лицо челкой. Малфой искривил грубы, наслаждаясь чужим поражением. – Ты не достоин даже того, чтобы мои домовые эльфы здоровались с тобой, Поттер. Я забуду о тебе сразу, как ты исчезнешь из поля моего зрения. Ты никто. Ты грязь под моими ногами. Разве я похож на человека, который думает о грязи?

Вот оно – превосходство. Вершина. Унизить другого - ни с чем не сравнимое удовольствие. Видеть перекошенные от обиды и гнева лица врагов – лучшая награда. Видеть их беспомощность, упиваться ею. Драко наслаждался моментом. Их и так осталось слишком мало, таких моментов.

Зеленые горящие глаза, сверкавшие из-под челки и коварная ухмылка пошатнули пьедестал, на который Драко возвел себя. Это ненормальная реакция. Но Поттер…

А Поттер ненормальный. И никогда не был нормальным. Из-за этого ублюдка он теперь носит метку. Из-за него приходится терпеть все это, терпеть унижение от полукрового ублюдка, зовущего себя величайшим темным магом. Дерьмо фестрала он, а не темный маг.
Но сильнее всех Малфой ненавидел Поттера.

Злость клокотала в нем, застила глаза и Драко пропустил тот момент, когда случилось непоправимое. То, чего он никогда не сможет забыть.

Поттер целовал его.

«Что происходит?» - мысли плавали будто в сахарном сиропе, Драко не мог ответить на поставленные вопросы. Он стоял парализованный и позволял себя целовать. Хуже. Он отвечал на поцелуй. С Поттером! В голове промелькнула мысль оттолкнуть гадкого гриффиндорского ублюдка, но Драко не мог даже пальцем пошевелить. В какой-то момент ему показалось, что это все морок, что стоит закрыть глаза и видение пропадет. Что такого просто не может быть. Он почувствовал на своем бедре руку, медленно соскальзывающую вниз и тискающую его ягодицу. Драко инстинктивно дернулся и попытался отступить назад, но добился лишь того, что уперся спиной в стену. Прохлада каменной опоры не могла погасить жар его стыда и унижения, он совсем перестал понимать, что происходит. Коротышка Поттер прижимался к нему, тиская, и заставил наклониться к себе, потянув за галстук. Малфой закрыл глаза, но стало только хуже. Он забыл кто перед ним стоит. Все это стало вдруг неважным.

«Такого просто не может быть, Мне это снится. Да, точно, снится. Странный дурацкий сон», - Драко разрывало на части. Когнитивный диссонанс, о котором он не имел ни малейшего понятия, ломал ему систему, уже и так надломленную обстоятельствами бытия. Сознание судорожно пыталось найти оправдание происходящему, и подтасовывало факты.

Сны.

Они были его слабым местом. Последние полгода ему снилось много кошмаров, а «сны без сновидений» уже не помогало, да и злоупотреблять им было опасно. Драко ночь за ночью смотрел кошмары своего мира. И тот, который снился ему сейчас был самым безобидным, хоть и унизительным.

«Не можешь изменить обстоятельства – подчинись им». Слова отца отпечатались в мозгу, были выжжены на веках. Дрянной совет для данной ситуации, но Драко не находил в себе силы изменить что-либо. И он подчинился, как и множество раз до этого. Прогнулся под новый мир, переставая бороться за старый. К тому же он не мог врать себе. Ему было приятно. До обидного приятно. Рука сама без его ведома потянулась к Поттеру, пальцы сами коснулись его шеи, сами зарылись в вихры на затылке. Губы сами ловили поттеровские губы. Малфой будто наблюдал за собой со стороны, кидая свое тело на произвол судьбы. В реальности Драко никогда бы не допустил такого. Он же не гребанный педик. Он же не настолько низко пал, чтобы сосаться с гриффиндорским выблядком. В реальности, не во сне. Сны – совсем другой мир. Без запретов и ограничений. Простор для подавляемых желаний.

Единственное, что тревожило Малфоя – он не мог вспомнить в какой момент уснул. Где закончилась реальность?

- Теперь ты не забудешь меня, Дракон? – в самый неподходящий момент спросил Поттер, резко отстранившись.
- Никогда, - простонал Малфой, желая лишь, чтобы Поттер вернулся обратно и перестал его мучать. Чтобы он снова коснулся его своими волшебными губами, чтобы схватил его ягодицы и вдавил в стену. Но Поттер стоял на месте и, кажется, не собирался продолжать.
«Это, блять, мой сон, Поттер, ты должен ко мне вернуться!» - негодовал Малфой, чуть не плача от обиды.

- Прекрасно, - довольно оскалился Гарри, поправляя очки и мантию. – Приятных снов, Малфой, - Гарри развернулся и дойдя до угла, что-то шепнул, посмотрев на него. Но Драко его не услышал. Он уже отчетливо понял, где закончилась реальность.

Его поимели.

Его поимело собственное сознание, а Драко радостно подмахивал ему. Кажется, он сходит с ума, раз не может отличить сон от действительности. Он медленно сползал по стене вниз, ощущая позвоночником каждый камешек. Могильный холод, веющий от них, сковывал тело. Драко почувствовал себя мертвым, выжженным изнутри дотла. Страх и боль, осознание своей беспомощности и слабости, безмолвные крики и слезы. Ему вдруг захотелось спать. Лечь прямо здесь на каменном полу и уснуть. Желательно навсегда. Он слишком устал от этого мира. Хотелось сказать Поттеру спасибо за то, что он с ним сделал.

***

«Я тебя убью, Поттер! Порву на мелкие кусочки. Распылю.» - Снейп смотрел, как его Поттер подчинял себе Малфоя, как заставил опуститься перед ним на колени. Растоптал его. Поцелуем. Северус был готов задушить Поттера за то, что…
За что? Это ревность? Он ревновал к Малфою? В какие игры играет Поттер?
Он не хотел верить в то, что Гарри играет с Малфоем. Он скорей бы поверил, что все по-настоящему. Что эти бесконечные гляделки на уроках не плод его воображения. Но Поттер перешел все границы. Это больше походило на одну из шуток его папаши. А самое обидное было, что Поттер знал о его присутствии. Знал, и все равно сделал это.

- Ты возбудился, глядя на нас, Северус? – спросил он, проходя мимо. Драклов несносный мальчишка! Снейп видел, как ломало Малфоя. Как он смеялся, лежа на полу во тьме коридора, как он заламывал руки и стонал будто от Круциуса. Северус не мог на это долго смотреть и ушел к себе, оставляя Драко наедине со своим безумием.

Поттер всех ломал. Делал он это сознательно, как когда-то Реддл, или по зову интуиции нельзя было точно сказать. Он переиграл всех.

***

- Впусти меня, прошу, - Северус знал, кто стоит за дверями, но все равно открыл. Он не хотел видеть Поттера, но сломал себя. Безумные зеленые глаза и губы, припухшие от поцелуев. Бледный и помятый. Снейп не смог закрыть дверь перед его носом, он просто отошел вглубь комнаты и предоставил право выбора Поттеру. – Ты видел нас? Ты видел все? – шептал Гарри прижимаясь к Северусу. – Ты по-прежнему его хочешь? Скажи?
- Я? – напрягся Снейп, еще не до конца веря, - хочу Малфоя?
- Да, да, да, - шептал Поттер, крепко обнимая Снейпа за талию, - я видел, как ты на него смотришь. Пожираешь глазами. А как же я? – он потерся лбом. - Я так не хочу.
- Что ты несешь? – в недоумении воскликнул Северус, пытаясь расцепить поттеровские руки, и выбраться из объятий. – У тебя паранойя, - отчеканил он, не зная кого конкретно имеет в виду: себя или, все же, Поттера. - Зачем ты пришел?
- Зачем ты меня спрашиваешь? – немного обиженно откликнулся Гарри, выпуская Снейпа из рук. – Ты же знаешь.

Северус знал. Это был прекрасный шанс закрепить свое право на Поттера. Удостовериться, что никому, кроме него не позволено им владеть. Скоро Поттер сдохнет, возможно, сдохнет, и он сам. И об их связи никто никогда не узнает. В новом мире, без Лорда, им нет места. И он будет играть без правил до самого финала. И пусть идут к дементорам всякие Дамблдоры, со своим «высшим благом», и Лорды с утраченными идеалами. Кто бы мог подумать, что Поттер ревнует его к Малфою? И никаких расчетливых гриффиндорцев. Банальная и прозаичная ревность.

- Ты тоже знаешь правила, - Гарри кивнул, стягивая галстук и расстегивая рубашку. Как доверчивый щенок, он был готов снести все обиды от Снейпа. Причин такой безоговорочной преданности он не знал, просто верил в него, как в нечто незыблемое и исконно верное. Северус его завораживал, был единственной постоянной величиной в его жизни. Ему было достаточно пройти мимо, чтобы Гарри перестал дышать.
- У нас нет никаких правил, - сухо ответил Северус, перебирая пергаментные страницы книги, лежавшей на столе. Он хотел спрятаться за ними от голодного взгляда Поттера, но пергамент плохая защита. – Не нужно было тебя впускать.
- Но ты впустил, - кротко опустив глаза в пол, Гарри дотронулся ледяной ладони Снейпа. Северус замер на мгновенье. Он так устал от собственной жизни, больше походившей на трясину все глубже засасывающую на дно, а Поттер только ухудшал ситуацию. Северус повернулся к нему лицом, прикрыл на секунду глаза, беря в руки ладонь Гарри и тяжело вздохнул.
- Ты портишь мне жизнь, - сообщил очевидную для него вещь, Снейп.
- Ты мне тоже, - пожал плечами Гарри. – Но жизнь без тебя еще хуже. Ты отравил меня собой, и без тебя я умру. Моя кровь черна, как зелье жидкой смерти. Моя душа расщеплена.
- Слишком патетично, - поморщился Северус.
- Но это правда, - слабо отозвался Гарри, показывая кисть левой руки со шрамом. – Я не должен лгать, профессор.
- Замолчи, - прошипел Северус. – Замолчи и убирайся отсюда. Я не в настроении сегодня созерцать тебя дольше необходимого. Свой лимит на сегодня ты уже исчерпал.
- Хорошо, - кивнул Гарри. – Я уйду. Сегодня.

Он развернулся, подобрал с пола галстук и вышел на ходу застегивая рубашку. Северус устало оперся на стол руками и закрыл глаза.

***
Если бы Северус спал, то был бы немало удивлен появлению Поттера в своей кровати. Но он не спал, он лежал без сна, прислушиваясь к себе. И это была не обычная бессонница. Северус поймал себя на том, что не думает. Совсем не думает. Раньше он не мог себе представить, что можно не думать ни о чем. Это же не естественный процесс для мозга – не думать. А у него как-то получалось. Наверное, это сродни медитации. Очищение сознания.

Он услышал, как дверь в гостиной тихонько скрипнула, а через пару секунд дверь в спальню отворилась.

- Ты слишком буквально воспринял мои слова, Поттер, - безразлично сказал Снейп темноте. – Но тебе ведь ничего не докажешь. Даже знать не хочу, где ты добыл пароль в мои покои.
- Тебе правда не стоит этого знать, - ответила темнота голосом Поттера. Северус ухмыльнулся.

Гарри скинул с себя мантию-невидимку, оставшись нагишом и залез под одеяло, прижимаясь к Снейпу озябшими конечностями, отмечая про себя, что его зельевар тоже сегодня нагло раздет.

- Я не хочу тебя, - буркнул Северус, отворачиваясь.
- Зато я хочу тебя, - мурлыкнул Гарри, зарываясь носом между его лопаток и поглаживая по бедру. Снейп фыркнул, поймав Поттера за руку и потянув на себя. Гарри послушно переполз на другую сторону. Северус нагло и грубо подмял его под себя, не слишком заботясь о комфорте мальчишки. В конце концов, он сюда таскается только для того, чтобы Северус показал свою власть, заставил подчиняться. А самому Снейпу было необходимо показать свое превосходство. Если с остальными было достаточно одного его слова, то с Поттером такие номера не проходили. Он понимал только боль.

Поттер дернулся, но Северус плотнее прижал Гарри к кровати, закинул его ногу себе на плечо и нащупал пальцами анальное отверстие. Поттер выгнулся дугой, когда он вошел резко без подготовки. Северус аккуратно придушил его, обхватив горло рукой. Гарри тяжело задышал, с трудом выталкивая воздух и судорожно закатывая глаза. Северус делал сильные толчки, от которых герой выгибался еще сильнее, тихонько постанывая и комкая простыни. Ему нравилось, когда профессор грубо имел его, подчинял, душил. Голова кружилась, удовольствие множилось. Северус хищно оскалился и прикусил кожу на плече, Гарри сладко застонал, обхватывая его за шею и прижимая к себе, щекоча ухо жарким тяжелым дыханием.
Секунды до невыносимо фееричного оргазма. До звездочек в глазах. До протяжного стона Поттера. До конца безумия, охватывающего его каждый раз, когда он видел Гарри. Секунды до того, как снова начать ненавидеть себя.
Еще один толчок и Северус выпустил горло Поттера, выгибаясь. Замерев на пару секунд, он с шумом выдохнул и уткнулся лбом в грудь Гарри, расслабляясь всем телом и не спеша выходить из него. А мальчишка позволил себе проявить капельку нежности, лениво перебирая пряди его волос, заправляя их за ухо, касаясь пальцами острых высоких скул и мечтая, что когда-нибудь их молчаливое противостояние кончится. Однажды профессор перестанет страдать паранойей и доверится ему.
Однажды.
Если они оба останутся в живых.

Снейп лукавил, когда говорил, что никаких правил нет. Было одно правило: они никогда не обсуждали дела. Никогда не касались тем, связанных с директором и Лордом. Это было негласное табу.

- Гарри, - позвал Северус, разглядывая нагое тело Поттера, лежащего на животе и уткнувшегося лицом в подушку. Мальчишка что-то буркнул и повернулся к нему. – Что бы ни случилось, верь мне.

Поттер внимательно всматривался во мрак, скрывающий лицо профессора, и позволяющий видеть только очертания и кивнул, снова утыкаясь лицом в подушку. Северус и сам не знал, зачем сказал это, но очень хотел надеяться, что Гарри действительно будет ему верить. Даже тогда, когда никто не будет.

Даже когда ложь будет убедительнее правды.
Написать отзыв