Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Штурм Белого дома

от Аззи
Открыть саммари
драбблыСаспенс, Трагедия / 13+ / Джен
3 февр. 2018 г.
3 февр. 2018 г.
1
653
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
3 февр. 2018 г. 653
 
У Джона Фитцджеральда Кеннеди — ухоженные, чуть пухловатые руки, но это не мешает ему метко целиться и уверенно нажимать на курок винтовки. У Ричарда Милхауза Никсона — нервный тик, но чеку с разрывных гранат он сдергивает быстрее, чем дергается щека. Фидель Алехандро Кастро почти ничего не видит без очков, но ручной пулемет он зарядит и наощупь.
Белый дом штурмуют орды зомби. И пока они еще не прорвались дальше левого крыла, у трех осажденных — трех политиков, сказал бы Кеннеди; двух патриотов и одного ублюдка-коммуниста, сказал бы Никсон; одного борца за свободу и двух пидорасов, сказал бы Кастро — есть шанс выбраться отсюда.
Время от времени в той или иной комнате звонят телефоны, все, как на подбор, черные. В одной трубке пританцовывает самба-румба, в другой шипит затертая бобина, в третьей звучат выстрелы и женские крики.

Сбивчивые объяснения Кеннеди о том, откуда взялись зомби, Кастро слушает вполуха. История про нацистские разработки, секретное химическое оружие и неожиданный побочный эффект при утечке — как-то не впечатляет. Стыдись, проклятый гринго, любой неграмотный партизан придумал бы байку поубедительнее, если приставить к его яйцам большой мачете для рубки сахарного тростника.

Зомби топчутся на большой светлой кухне, предназначенной для обслуги. Кастро привычным движением снимает ручной пулемет с плеча, устраивает поудобнее в натруженных ладонях. Он поливает огнем несчастных неспеша — зомби оглядываются на шум, теряют руки, ноги, головы. Их полусгнившие тела разламываются пополам. Твари рычат, дергаются, но никто не бежит. Через несколько минут светлые стены кухни забрызганы бурой густой кровью, со стеклянного плафона люстры свисает и раскачивается что-то длинное, скользкое, мерзкое.
— Я знал, что капитализм гниет изнутри, но не подозревал, что так сильно воняет, — говорит Кастро.
— Они все были советскими шпионами и коммунистами, — уверенно заявляет Никсон, появившийся за плечом. — Настоящий американец и патриот не позволит себе превратиться в зомби.
Фидель никуда не торопится. Точка удобная, а через несколько минут подтянется еще десяток-другой.
Из кухни самый короткий путь к арсеналу, и еще до завтрака Фидель раздобудет себе все, что нужно для своего крупнокалиберного дружка, который так бодро начинает и хорошо кончает.

Телевизор не показывает, игра в шахматы заканчивается потасовкой еще при выборе за кого играть — черных или... красных?! Никто не заметил, когда ебучий кубинский коммунист успел перекрасить шахматные фигуры. Никсон отказывается играть за черных, и Кастро смеется так, что окладистая борода трясется, а очки падают на пол.
Ночью Кеннеди уходит и не говорит куда.

— А правда, что в Белом доме есть подземный ход, по которому Мэрилин Монро тайно приходит к Кеннеди? — спрашивает Кастро. Сигара почти докурена, хорошо бы еще кофе, но с визитом на кухню лучше подождать до утра.
Час до полуночи, Кеннеди еще не вернулся.
— Никакого секретного хода нет, это выдумка коммунистов, — твердо говорит Никсон. Он вице-президент, ему ли не знать все секреты Белого дома.
Час после полуночи, Кеннеди еще не вернулся. Никсон и Кастро берут дробовики и идут его искать.
— Значит, никакого секретного хода нет, — задумчиво говорит Фидель, спускаясь по лестнице.
Они идут в темноте, кое-как освещая себе путь фонариком. Куда идти, догадаться несложно — на звуки прелестного голоса Мэрилин Монро, напевающей «Я хочу, чтобы ты любил меня». Мэрилин повторяет эту песню пять раз, прежде чем ее удается найти.

Она не то чтобы совсем жива, но все еще прелестна в своем облегающем белом платье с пайетками, сияющими, как бриллианты, даже в свете фонарика. По крайней мере правая грудь пока не отвалилась, а бедра все так же роскошны. Джон Фитцджеральд Кеннеди увлеченно ебет даму, поставив ее на четвереньки. Когда пластинка на проигрывателе начинает шипеть, Джон Кеннеди переставляет иглу и снова возвращается к возлюбленной.
— Я увидел Мэрилин Монро, — потрясенно говорит Фидель Кастро. — Вживую. Теперь можно...
— И умереть? — ехидным шепотом заканчивает Никсон.
— Убить ее, — поправляет Кастро. Он прицеливается из дробовика, но не слишком уверенно.
— Пошел в жопу, — без акцента выговаривает по-русски Никсон и успевает первым. Выстрел сносит зомби голову. Рикошетом сбивает иглу с пластинки.
— Пять лет на рудниках в советском поселке Дегтярске, — поясняет невозмутимо Никсон уже по-английски. И добавляет, обращаясь к Кеннеди:
— Не переживайте, мистер президент, мисс Монро была коммунистической шлюхой.
Написать отзыв
 
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст