О прочистке чакр

миниюмор / 16+ слеш
Маги Орки
19 мар. 2018 г.
19 мар. 2018 г.
1
2.822
1
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
19 мар. 2018 г. 2.822
 
Пейринг/Персонажи: некромант, орк


Семен Архипович Крузенштерн, потомственный некромант пятого круга, уже вторую неделю лежал на диване и страдал. Из рук у него все валилось, ночью было сложно уснуть, а утром проснуться, аппетит отсутствовал и жизнь казалась серой и тоскливой. Не радовали даже занятия в любимой лаборатории, где покрывались пылью старинные гримуары в переплетах из кожи нерожденных младенцев, скучали без использования лабораторные столы, хирургические инструменты давно пора было наточить, а холодильник, где ждали своей участи человеческие и нечеловеческие трупы — разморозить. Даже всегдашний любимец, домашний скелетик собачки по прозвищу Тузик, вызывал раздражение своей игривостью и постоянным выпрашиванием еды.

Многочисленные приятели и коллеги читали унылые посты с жалобами, которые Семен оставлял на своей странице в магосоциальной сети «Вковене». Лайкали, репостили и даже делились полезными советами.

Проснувшись, некромант посмотрел сначала на часы — было четыре часа дня, потом на календарь — тринадцатое ноября, пятница. Вздохнул, хлебнул живительного ихора из оставшейся с вечера бутылки и поковылял к палантиру.

Под вчерашней записью: «Мой склеп — чулан, а зомби — мусор, нет счастья в нежизни, пойду покаюсь» стояло три лайка и четыре ответа, два из которых даже содержали конкретные рецепты решения проблемы. Первый совет, предлагавший дождаться ближайшего полнолуния, отойти от города на расстояние не менее трехсот километров, там найти ближайший перекресток четырех дорог и что-то там еще сделать, Семен удалил, не дочитав. Не хватало еще по лесам бегать. Тут плохо человеку, до холодильника дойти сил нет, а они пеший поход предлагают.

Второй совет заинтересовал намного больше. «Милок, ты б чакры почистил», писала какая-то Агафья Тимофеевна Травкина. А с аватарки улыбалась не то молодящаяся старушка, не то выдающая себя за старушку молодка.

И аватарка, и совет Семену понравились. Загвоздка была в другом: что такое чакры и как их чистить он представлял себе смутно.

Все бросать и вотпрямщас идти в городскую библиотеку за поиском ответа не хотелось. Задавать вопрос в сети — тем более. Потому что была у некроманта одна черта — он терпеть не мог сознаваться в том, что чего-то не знает. И ладно бы какой-нибудь рецепт котлет из кабачков с сухарями — не смертельно. Но признание в том, что не знаком с термином, имеющим отношение одновременно к хобби, профессии и способу заработать на жизнь было равносильно тому, чтобы во всеуслышание объявить себя неудачником и профаном. На такое пойти Семен не мог даже под страхом пресловутого покаяния с последующим причастием.

Вспомнив одну из многочисленных семейных поговорок, которая гласила: «не хочешь делать сам — найди идиота», он решительно зашел на городской портал Китеж-града и недрогнувшей рукой написал:

«Срочно требуется квалифицированный специалист для того, чтобы прочистить забившуюся чакру. Оплата высокая. Обращаться к некроманту пятого круга мессиру Крузенштерну. Адрес — Мрачная Аллея, особняк № 13»





Мариэлла фон Дориэль (по паспорту — Мария Федоровна Доренко), хозяйка процветающего бюро немагических услуг «Мягкая Сила», увидела это объявление минутой спустя и сделала стойку, словно гончая на свежий заячий след. Бегло просмотрела, потянулась к пачке дорогих сигарет «Сансара», легким щелчком выбила одну и, надежно зажав ее между идеально накрашенными губами, достала зажигалку. Щелчок, еще один, потом еще и еще. Искры не было.

Пробормотав грязное орочье ругательство, Мариэлла швырнула сломавшуюся вещь в мусорную корзину. Искать в сумочке было бесполезно — несмотря на кажущийся беспорядок, там хранились только самые нужные вещи, наперечет известные не терпевшей неорганизованности владелице, и зажигалки или спичек среди них не было точно. Оставалось последнее средство.

Наморщив хорошенький лобик, Мариэлла старательно сложила пальцы правой руки щепотью. Повторила мысленно коротенькую скороговорку, путаясь и забывая слова. Сосредоточившись, нараспев произнесла ее же, щелкнув пальцами.

Несколько секунд ничего не происходило. Потом над алым, украшенным стразиками ногтем, несмело поднялся едва заметный дымок.

— Давай же, Горыныч тебя заешь! — подбодрила его продолжающая концентрироваться ведунья.

Даже такая простенькая магия давалась Мариэлле, потомственной заклинательнице стихий, с трудом. Ее более чем средних способностей к магии едва хватило для поступления в Китежградский университет на факультет прикладной элементалистики. И тут-то бы взяться за ум, взять зубрежкой и прилежанием то, чем не получилось овладеть с наскока при помощи таланта, но не такова была Мариэлла. Разгульные кутежи и быстротечные студенческие романы казались интереснее, чем многочасовые занятия над пыльными фолиантами, к тому же злые шуточки над сокурсницами и преподавателями создали ей репутацию злостной нарушительницы дисциплины. Первую же сессию она завалила и была отчислена.

Скандал, который устроило старшее поколение Доренко, в мечтах видевшее Машеньку как минимум в алой мантии архимага, а как максимум — сидящей в серебряном кресле члена китежградской думы, не поддается описанию. В результате неудавшаяся студентка гордо хлопнула дверью фамильного особняка, дав себе слово и без магии преуспеть в жизни всем назло.

Спустя пятнадцать лет, три новых разрыва и четыре примирения с семьей, два брака, один развод и несколько седых волос это ей почти удалось. Мариэлла правила своим маленьким бизнесом железной, хотя и идеально ухоженной ручкой, извлекая прибыль из такой непопулярной среди магической аристократии сферы как организация переездов, уборка особняков, чистка мебели и решение прочих бытовых проблем. Среди ее постоянных клиентов были самые уважаемые семьи города, рекламный плакат «Мягкой Силы» украшал площадь напротив ратуши, и даже бабушка, магистр элементалистики, почти смирилась с образом жизни непутевой внучки.

За спиной раздалось деликатное покашливание. Грета, верная секретарша, зашла в кабинет бесшумно, как умеют только гоблины, и теперь протягивала зажигалку.

— Есть заказ? — свистящим полушепотом спросила она.

Мариэлла подожгла сигарету, с наслаждением затянулась и кивнула.

— Очередная шишка из Темной Лощины столкнулась с тем, что некромантия, даже пятого круга, бессильна перед забившимся сортиром, — она указала сигаретой на палантир. — Мрачная Аллея, ну надо же. Так высоко мы еще не взлетали.

Зеленая когтистая лапка тут же поставила на стол блюдечко с выцветшей синей каемкой.

— А яблоки у вас еще остались, — прошептала секретарша, которой не требовались дополнительные указания. Заглянув в палантир, она дернула ушами, и многочисленные сережки весело зазвенели.

— Прочистить забившуюся чакру. Вы уверены, что им требуется именно сантехник?

— А кто же еще, — Мариэлла достала из вазы маленькое, но спелое китайское яблочко, казавшееся игрушечным. — Чакра, ну и словечко. Ох уж эта мне голубая кость, слова в простоте не скажут. Нет чтобы сообщить конкретно: засорился унитаз такой-то модели, характер засора сякой-то. Будут же поэтически писать, засранцы пафосные. Чтобы все сантехники города враз узнали, с какой тонкой и возвышенной натурой они имеют дело.

Затушив сигарету, она поправила прическу, придвинула к себе блюдце и привычным жестом начала катать яблоко вокруг ободка. На безупречно-белом донышке начали проступать очертания комнаты. Вызов пошел.

— Добрый вечер, мессир Крузенштерн, — поздоровалась Мариэлла с некромантом, которого видела и слышала одна она, и сладость в голосе успешно маскировала стальные нотки. — Вас беспокоит мадам фон Дориэль, владелица бюро добрых услуг «Мягкая Сила». Я прямо сейчас читаю ваше объявление.

— Разумеется, мессир Крузенштерн, я все понимаю. Это очень деликатная проблема, безусловно доставляющая вам массу неудобств. Но если вы позволите, мои специалисты решат ее за максимально короткое время.

— Ну конечно же мы все исправим. У меня вот прямо сейчас свободен специалист экстра-класса по прочистке забившихся чакр, вам повезло. К нему за месяц записываются, но текущий клиент решил немного перенести время, и он может выехать немедленно. Орк высочайшей категории, рекомендации и благодарности занимают полтора метра на свитке стандартной ширины.

— Ну что вы, никаких неудобств. Просто покажете ему свою чакру.

— Мессир Крузенштерн, вы меня обижаете. Я не продержалась бы в этом бизнесе и года, если бы сплетничала о чакрах клиентов. Никто даже не узнает, с какими проблемами вы к нам обращаетесь. Если беспокоитесь о том, что подумают сплетники соседи — напишем в счете стрижку лужаек...

— Нет лужаек? Ну тогда...

— У вас прекрасное чувство юмора, стрижку зомби, конечно же.

— Обычно я выставляю счет только после устранения проблемы, но только для вас, как некроманта пятого круга... триста гривен. Даже если потребуются дополнительные работы, итоговая сумма не увеличится.

— Договорились, мессир Крузенштерн, двести пятьдесят. Ждите, мастер приедет к вам в течение двух часов. Отбой.

Она резко провела над блюдцем рукой, обрывая вызов, и весело захрустела яблоком.

Гоблинша восхищенно присвистнула.

— Двести пятьдесят монет. Ну надо же. Я думала, он вас пошлет к Саурону с такими запросами.

Мариэлла дожевала яблоко.

— Запомни, Грета, — назидательно пояснила она, — когда имеешь дело с большими шишками, нет ничего хуже, чем запросить слишком мало. Они решат, что имеют дело с дешевкой и не станут связываться. Но оцени в триста гривен то, что стоит пятьдесят, позволь им немного поторговаться — и заказ, можно сказать, у тебя в кармане.



Минутой позже Мариэлла стояла на пороге комнатушки, где проводили время между заказами ее служащие, все до одного — гастарбайтеры из Пиндостана. Три орка и две хоббитянки, играющие в лото, прервали игру и обернулись.

— Мрачногрыз, есть работа. Засорившийся унитаз, возможно марки «Чакра». Знаешь такую?

— Никак нет, хозяйка, — самый огромный и мускулистый из орков поскреб лысый затылок. Несмотря на грозное имя, был он малым добродушным и покладистым и работу сантехника считал своим призванием. — Название вроде ненашенское, может, контрабандный?

— Разберешься? — скептически посмотрела на него Мариэлла. — Имей в виду, поедешь к большой шишке. К некроманту аж пятого круга.

— Обижаешь, хозяйка, — орк смешно улыбнулся, в уголках широкого рта блеснули клыки. — Что я, сантехники импортной не видел, что ли?

— Отлично. Справишься — двойная премия, завалишь заказ — тройной штраф.

— Двойная премия, — завороженно повторил Мрачногрыз. Персонал «Мягкой Силы» не видел подобной щедрости лет шесть. Но вот размер штрафа...

Подумав еще немного, он хлопнул широкой ручищей по колену.

— А, была не была! Если уж я не справлюсь, то никто в этом ебаном городишке не справится. Пиши адрес, выезжаю. Все как всегда, матом не ругаться, дерьмище называть фекальными массами, руки о занавеску не вытирать?

— Абсолютно верно, — подтвердила Мариэлла. — И хорошо, что напомнил. Встань-ка и выйди из-за стола, я на тебя посмотрю.

Орк подчинился.

— Нет, так не пойдет, — Мариэлла достала еще сигарету и закурила. — Посмотри на себя. Рубашка на локте порвана, комбинезон в пятнах, под ногтями грязь и зубы, наверное, неделю не чищены. И табачищем воняет. Быстро в душ! Фиалка, — обратилась она к хоббитянке, — пока он будет мыться, принеси ему со склада новую униформу с логотипом фирмы.

— Большие размеры закончились, — возразила хобиттянка. — Неделю назад. Вы новые не стали заказывать, сказали, пусть эти донашивают.

— Тогда сбегай в лавку напротив, купи рубашку и ботинки поприличнее, пусть запишут на мой счет, — в кризисные минуты Мариэлла соображала быстро. — Нет, лучше дойди до магазинчика «Яковлев и сыновья», там всегда можно уценку взять. И парфюм мужской там же купи, пробник попроси, на один раз хватит. Если будет, бери «Душу Дракона» или «Сегун», они самые модные в этом сезоне. Поручаю тебе привести его в порядок, чтобы хоть к архимагу на прием не стыдно было пойти.

— Пиздец, — только и смог ответить ошарашенный орк, но под ледяным взглядом хозяйки быстро опустил глаза и покладисто поднялся из-за стола.

— Ну, то есть я хочу сказать — спасибо, что не в счет зарплаты и все такое. И это, можно я ваш зубной порошок возьму? Он у вас мятой пахнет.




Через полтора часа в личную комнату Семена Архиповича вошел зомби-дворецкий и, чопорно поклонившись, доложил:

— Мессир, специалист прибыл. Ждет в прихожей. Каковы будут ваши распоряжения?

Некромант неохотно поднялся с дивана. Его чуткое ухо уловило некоторое сомнение в голосе верного слуги.

— Это неописуемо, мессир, — ответил тот на незаданный вопрос своего господина. — Со стыдом признаюсь — я затрудняюсь дать этому какое-то определение.

Заинтригованный Семен Архипович сунул ноги в тапки и впервые за несколько дней добрел до входной двери. То, что он увидел, потрясло его до самых глубин отсутствующей души.

У входной двери стоял, разглядывая гравюры, и неловко переминался с ноги на ногу самый необычный орк в мире. Благоухающий дорогим парфюмом, аккуратно причесанный, застенчиво переминающийся с ноги на ногу. Семен Архипович видел только его спину, и надо было признаться — посмотреть там было на что. Пестрая пляжная рубашка туго облегала мускулистый торс, выглядящий от этого донельзя сексуально. А вид обтянутой мускулистой задницы возбуждал неоформленные в слова мысли, проносившиеся в сознании, словно откровенные картинки из «Плейгнома». Руки торчали из коротких рукавов, модные брюки угрожающе трещали и напоминали скорее капри, немного портя впечатление, но некроманту было не до этих мелочей.

Ему всегда нравились орки. Не живые поденщики и разнорабочие — грязные, грубые и сквернословящие, а великолепные создания из порножурналов. И одно такое создание сейчас стояло перед ним, слегка отставив безупречно мускулистую ногу так, чтобы подчеркнуть божественные очертания поджарого зада.

Полюбовавшись еще несколько минут, Семен Архипович кашлянул.

Орк обернулся, шмыгая носом.

— Ну, это… вы… — промямлил он, явно не зная, как начать разговор. И, наконец, выпалил:

— Здрасьте. Я этот, как его… специалист, во. Показывайте вашу чакру. Прочищать будем.

Не страдающий отсутствием красноречия некромант почувствовал, что ему не хватает слов.

— Пройдемте, — произнес он, чувствуя, как внутри зарождается теплая волна, отдаваясь тягучим томлением внизу живота.

Тьма, как неуклюже вышло. Но оживший идеал ничего не заметил. Потоптался на месте, поскреб затылок огромной ручищей и неуверенно посмотрел на хозяина дома, ожидая указаний.

Некромант приблизился. Взял его под руку, сладко млея от прикосновения к тугим буграм мышц. И повел за собой.

Оказавшись в спальне, Мрачногрыз начал понимать, в чем дело. Заниматься сексом он любил и не видел ничего дурного в том, чтобы помогать своим особым клиентам воплотить в жизнь некоторые их желания. Но не сегодня. И дело было даже не в особых орочьих вкусах — низкорослый пухленький человек под них вполне подпадал. Никогда еще его клиенты не занимали столь высокого положения в обществе.

— Мы так не договаривались. — решил прояснить ситуацию орк. И словно невзначай задел бедром некроманта, наблюдая за реакцией.

«Да он же торгуется со мной» — с удивлением понял Семен Архипович. Это было приятное открытие. Он не достиг бы и третьего круга, если бы не умел действовать в подобной ситуации.

От отца ему достался магический дар, передающийся в семействе Крузенштернов в течение многих поколений. Он не даровал неуязвимость, не призывал на помощь зачарованного рыцаря в полном доспехе и не материализовывал горшков с золотыми монетами. Зато позволял понять, что именно можно подарить любому разумному существу, чтобы исполнить его желание.

Семен Архипович приобнял Мрачногрыза, расстегнул три верхние пуговицы на рубашке, положил руку на скульптурно очерченную грудь и сосредоточился. Тот невольно вздрогнул. На мгновение ему показалось, что пухлая горячая ладошка стала ледяной и мертвой, и холод этот, словно копье, дошел до самого сердца, пронзив его насквозь. Но только на мгновение, столь короткое, что орк тут же решил, что ему почудилось.

— Послушай, Мрачногрыз, это не ты случайно подал заявку на конкурс «Сантехник года»? — голос некроманта был дружелюбным с ноткой прагматизма. Этот тон он вырабатывал десятилетиями. Как раз то, что нужно, чтобы помочь собеседнику заглотить приманку.

— А вы откуда знаете? — орк удивился настолько, что забыл о том, что надо вести себя прилично и с наслаждением почесал в затылке. Он точно помнил, что представиться не успел. Да и о заявке никому не рассказывал. Более того, приложил все силы к тому, чтобы сохранить свой визит в городской совет в секрете. Победа в конкурсе принесла бы ему все, о чем он мечтал. Почет и известность в профессиональных кругах, зримое подтверждение успеха в любимой работе, деньги и, может быть, короткую заметку в местной газете. А главное, патент на работу. И прощай, труд за копейки в «Мягкой Силе».

— Знаю! — отрезал некромант. — И предлагаю тебе средство, с которым ты не только сможешь выиграть честно, но и оставаться лучшим сантехником в этом городе.

Орк заинтересованно хмыкнул. И приобнял некроманта за талию, желая показать, что идея ему понравилась.

Семен Архипович довольно зажмурился, чувствуя, как депрессия отступает, а в сердце пробуждается интерес к жизни. То есть, будем честны, на полметра пониже.

— У меня на леднике лежит труп пятиметрового боа-констриктора из зоопарка, — вкрадчиво сказал он, разворачиваясь так, чтобы смотреть собеседнику в глаза, прижимаясь к его литому торсу. Это оказалось неожиданно приятно.

— И? — не понял орк. Его огромная мускулистая ручища вернулась на талию некроманта, мимолетно коснувшись бедра по дороге.

— Я сделаю из него первого в мире сантехнического зомби. Многофункционального. Самостоятельно способного проникать в трубы, устранять засоры и ликвидировать протечки. А также, хм, всасывать их содержимое и опорожнять в указанную емкость. Вместимость вряд ли будет меньше пятидесяти литров. А в хвост встрою… — некромант, не знакомый с буднями сантехников даже понаслышке, замялся и кокетливо заглянул в глаза орку, безмолвно прося о подсказке.

— Когда встраивать будете, меня позвать не забудьте, — орк расплылся в довольной улыбке, и Семен Архипович понял, что дело сделано. — Я покажу и расскажу, как лучше. А сейчас пошли трахаться. У нас два часа, если больше задержимся, Мариэллка всю плешь мне проест, что так задержался.





Спустя три часа Семен Архипович, на ходу запахивая халат, проводил любовника до двери.

— Ну вот и все, — сказал он, протягивая руку к замку. — Это было восхитительно. Надо будет, наверное, позвонить твоей начальнице…

— Нет уж, — устало вздохнул орк. — Мариэлле говорить ничего не надо. Если вам понравилось, то я визитку дам. Звоните. Там сеструха моя ответит, она передаст, что надо. А о цене договоримся.

Порывшись в сумке он достал неровно обрезанный кусок картонки, на которой от руки было накорябано имя и телефон, протянул некроманту.

— Договоримся, — эхом повторил Семен Архипович, воскрешая в памяти детали их сексуального марафона. — Я позвоню.

— Буду ждать. — Мрачногрыз обнял его, прижал к себе и поцеловал. А потом вышел.




Семен Архипович еще несколько минут смотрел на закрытую дверь. Потом довольно вздохнул и потянулся, чувствуя приятную опустошенность во всем теле. Орк был неутомим в постели, а его фантазия заставила бы режиссеров малобюджетных порнороликов удавиться от зависти. Да, определенно, надо будет позвонить. Может быть, даже завтра. А пока заняться удавом.

Рассеянно погладив подвернувшегося под ноги Тузика, некромант отправился в лабораторию, чувствуя, как его переполняет энергия. Жизнь снова стала прекрасной. Он задержался только для того, чтобы зайти в сеть «Вковене» и оставить Агафье Тимофеевне ответ: «Все хорошо, помогло, спасибо». И написать новую запись: «Новые научные открытия ждут! С депрессией покончено, друзья мои! Хорошая штука — своевременная прочистка чакр!»
Написать отзыв