Веретено моей любви

минидрама, фэнтези / 13+ слеш
30 мар. 2018 г.
30 мар. 2018 г.
1
916
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
- Что там? – Картиаш взглянул на разведчика.
- Людской лагерь… И у них там есть пленный наг.
- Пленный? – даже шепот Картиаша напоминал сыплющиеся камни.
- Восточный. Четыре руки. Тонкий, длинный. Родовых знаков нет. Цвет странный, серый.
Картиаш подумал немного:
- Все равно, освободим. Пусть это и восточное веретено, людям никогда не удастся похвастаться тем, что они видели, как один наг бросил другого в беде.
Пленный висел между двух деревьев, опустив голову, растянутый на веревках так, что едва не трещали хрупкие запястья всех четырех рук. У самого основания хвоста чешуя была ободрана, хвост пятнали кровавые потеки. Картиаш сдержанно зарычал…
- Нападем сейчас? – шепотом предложили из-за спины. - Пока люди не могут видеть нас в рассвете.
Картиаш кивнул, поудобнее подхватывая свои топоры. Шестирукая гигантская северная смерть, он даже рядом со своими соплеменниками был гигантом, могучий воин и умелый командир. Иногда Картиаш старательно демонстрировал всем, что он простой тупой варвар, а собеседники обманывались этим. Впрочем, те, кто знал Картиаша достаточно давно, прекрасно были осведомлены, что он весьма умен. А еще свиреп в бою…
- Вперед!
Громовой рев, прорезавший предутреннюю тишину, заставил людей вскочить, пытаясь ухватить оружие. Однако сделать им это не дали. Гигантские бесшумные тени, выскользнувшие из-за деревьев, в два счета очистили лагерь от живых.
- Так, веретено…
Картиаш рванул веревки, легко разошедшиеся в его руках, подхватил не подающего признаков жизни восточника на плечо, обмотал хвост того вокруг себя.
- Он плохо выглядит.
- Знаю, - Картиаш кивнул. – Идем до лагеря. И да, он - мой.
- А здесь все так и оставить? Может, прибрать?
- Приберите. Я отнесу веретено к шаману.
Восточник так и висел, никак не пытаясь показать, что он жив. Картиаш ломился сквозь заросли, срезая путь к лагерю, вылетел на стоянку, плюхнул свою добычу на расстеленные шкуры перед шаманом.
- Отойди, - пробормотал старый змей, ощупывая восточника. – Так-сссс…
Картиаш отполз подальше, свернул хвост в кольца, устроился на них, глядя, как слепой шаман сноровисто что-то втирает в грудь восточнику, капает тому на губы настой, смазывает запястья и хвост пахучей мазью.
- Воды принеси, - обронил шаман.
Картиаш подхватил ведра, метнулся к источнику, протекавшему неподалеку. Никакой работой он не гнушался и посылать воинов исполнять приказы шамана нужным не считал – его добыча, ему и ухаживать. А больше на восточника претендовать никто не станет, уважая право командира. Раз заявил, что его, значит, его.
- Как он? – Картиаш поставил ведра наземь.
- Выживет, ты вовремя подоспел. И правильно нес его, не потревожил самые опасные раны. Пускай теперь отсыпается, сооруди ему лежанку.
Картиаш метнулся прочь, собирать шкуры по лагерю. Вскоре неподалеку от места, где он спал, воздвигся навес, под которым расположился ворох шкур. Шаман одобрительно покивал.
- Переносим стоянку на полчаса спокойного пути, - заявил он. – Ты останешься с ним один.
- Зачем?
- Так надо, - слепой змей снова покивал своим мыслям. – Ты слишком уж горяч, Картиаш, снега не охлаждают тебя.
Больше ничего от шамана добиться не удалось, Картиаш только гулко вздохнул, глядя, как воины сворачивают лагерь. Ну, раз шаман говорит, что надо оставаться наедине со своей добычей, видимо, так действительно зачем-то надо.
Восточник спал, неловко подогнув под себя руку. Картиаш аккуратно выпростал ее, положил на грудь спящему, посмотрел на свою добычу. Красивый, только изможденный очень. И как-то пока не особо и нужный, что с ним делать, песчаным веретеном? В снегах умрет, в горах не выживет.
Восточник завертелся, лицо скривилось в гримасе страдания, а потом он открыл глаза, мутные, грязно-желтые, больные. Увидел Картиаша и слабо улыбнулся, опознавая в том нага.
- Привет, - Картиаш решил поприветствовать веретено на его родном языке. – Ты был в плену, я спас тебя. Как тебя зовут?
Восточник открыл рот. Картиаш вздрогнул, глядя на розовый безмолвный остаток языка.
- Напиши, - предложил он, протягивая табличку и стил.
«Селиас».
- Меня зовут Картиаш.
Восточник, видимо, только сейчас увидел, что у спасителя шесть рук, вздрогнул, рассматривая. Он не боялся, нет, наги отличались от людей как раз тем, что никогда не ссорились и не вступали в конфликты друг с другом. Просто восточники были самыми пугливыми и робкими.
- Не бойся, - Картиаш взял его руку, аккуратно погладил пальцами тыльную сторону ладони.
Селиас несмело улыбнулся, чуть приподнял хвост, положив его поверх хвоста Картиаша, пытаясь сплестись. Северянин аккуратно обвился вокруг своего веретена, переложил Селиаса себе на грудь и укрыл всеми руками. Восточник, все еще лишенный сил, быстро задремал, согревшись на широкой груди. Картиаш дотянулся до одной из шкур, накинул ее на Селиаса, тот довольно вздохнул, потерся щекой о грудь северянина.
- Вот и что мне с тобой делать? – растерянно пробормотал Картиаш.
Как ни странно, но ощущение легонького восточника на себе ему нравилось. И где-то глубоко внутри зарождалось странное желание, чтобы тот всегда спал именно так, прижимаясь к Картиашу и посапывая в полной уверенности, что ему больше ничего не грозит.
Картиаш растерянно смотрел на звезды и пытался сообразить, кого бы теперь назначить командиром отряда вместо себя, раз уж на Север вернуться ему все равно не суждено – Селиас, даже закутанный в меха, там не проживет долго. Придется идти в Схаар… А что, красивый город. Опять же, эти остроухие двуногие там носятся, хихикают, веселые как восточники, Селиас может подружиться с кем-то из них.
И, приняв самое главное в своей судьбе решение, Картиаш тоже заснул.
Написать отзыв