Охотник

минимистика, романтика (романс) / 13+ слеш
8 апр. 2018 г.
8 апр. 2018 г.
1
1570
2
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
— Энергетика столицы…
     Я кивал, не вслушиваясь особо в слова охотника, на которого нашла охота почитать мне очередную лекцию о разности городов и зависимости наполнения их различной нечистью от уровня энергии разных полярностей. Нет, это прикольно и весело — послушать такие лекции. Вот только одну эту конкретную я слышал уже три раза. Интересно, всех провинциалов в одном университете обучают?
     — Я все слышу, — не меняя интонации, протянул охотник.
     Я поежился.
     — Ты еще выдай коронное «Понаехали тут», — любезно предложил он. — А я отвечу: «Что ж ваши столичные сами-то не справляются», потом мы, на радость всей нечисти, устроим драку на крыше.
     — Извини, — я действительно напрягся, соотнеся наши габариты и степень боевой подготовки. — Просто мне эти лекции читают каждый раз.
     — Техника безопасности, — охотник пожал плечами. — Я обязан каждому гражданскому, работающему со мной, начитывать эту лекцию.
     — А без нее никак? — я жалобно вздохнул, пытаясь воззвать к совести напарника.
     — Нет, — отрезал тот.
     Все же я на редкость невезучий. Мало того, что со мной вечно случаются какие-то неприятности, так еще я ухитрился за три часа знакомства оскорбить охотника, от которого зависит моя жизнь. А согласно сводкам, напарники провинциа… охотников, не относящихся территориально к столице и области… так вот, их напарники гибнут с удручающей частотой. Ну еще бы… Или приезжает откуда-то с лесных просторов такая нехилая тушка, раскормленная на ягодках-грибах-оленине или встречает ее бледная столичная немочь?
     — В солярий сходи, — охотника явно напрягали мои панические мысли. — И успокойся уже — я не собираюсь тебя подставлять.
     — Прекрати читать мои мысли, телепат хренов.
     — Прекрати транслировать их на нашей общей частоте, не менее хреновый телепат.
     Я панически взвыл, пытаясь схлопнуть свои мысли. Нет, я идиот — сижу и думаю в открытом эфире. А охотник тоже хорош — нет, чтобы пораньше сказать.
     — Все, хватит уже думать о том, чем я питаюсь дома. Работать начинай, — он гибкой лентой поднялся, скользнул к краю крыши.
     Я последовал за ним, внутренне холодея. Высоты я боялся панически, а этим ненормальным охотникам вечно на земле не сиделось, забраться повыше, потом пафосно сигануть с края крыши в полет, вот это по ним. И главное, с какой высоты б ни ринулись, все равно, приземляются плавно, как лист по осени. Завидую.
     — Кого искать? — я встал поодаль от края.
     — Иди сюда, — он махнул рукой, подзывая.
     — Я тут постою.
     — Я сказал — иди сюда, — охотник повернул голову, глаза предупреждающе сверкнули.
     Я медленно подошел, глядя на звезды. Только не смотреть вниз, только не смотреть.
     — Ты знаешь, что в пару нас поставил твой брат?
     Начало многообещающее, да. Я кивнул, все так же глядя в небо.
     — Он уверен, что у тебя огромный потенциал. Но тебе мешает твоя боязнь высоты, она не дает тебе сосредотачиваться на осмотре мест преступления на крышах.
     — А какое отношение это имеет к тому, что нам сейчас предстоит выслеживать какого-то колдуна?
     И этот придурок внезапно меня сгреб поперек туловища. Прижал к себе и опрокинулся с крыши вперед спиной. Орать я закончил уже после крепкой оплеухи.
     — Ты сдурел? — только и смог выдавить я.
     — Что-то в этом роде. А теперь еще раз то же самое.
     — Не надо.
     Охотник подхватил меня на плечо, очутившись на крыше за пару секунд. Я едва не ревел, проклиная брата — шоковая терапия в исполнении какого-то залетного теневого охотника меня ничуть не радовала.
     — Посмотри вниз.
     Я опустил глаза и едва не заорал благим матом при виде разверзшейся под ногами пропасти.
     — Там нет ничего страшного, — он обнимал меня за плечи и с ума я не сходил только потому, что где-то на остатках рассудка верил, что он не даст мне упасть и разбиться. — Это прекрасное зрелище, всмотрись.
     Я сглотнул, зажмурившись, отрицательно покачал головой. И ухватился за его руки покрепче.
     — Я не могу… И зачем мне это? Зачем мне вообще забираться на высоту?
     — А как же мгновения свободного падения?
     Нет, я знал, что мозги у охотников сдвинуты, но чтобы настолько?
     — Я телепат, зачем мне прыгать с крыши?
     — Разные бывают моменты. И я не прошу тебя прыгать отсюда, — шепот в самое ухо меня, как ни странно, успокаивал. — Я прошу тебя просто посмотреть вниз.
     Я рискнул приоткрыть один глаз и посмотреть. Голова тут же закружилась, колени подогнулись. Но я остался на месте, скованный руками охотника, балансируя на самом краю крыши. Черт, да я пятками стоял на краю, а носки нависали над этой бездной.
     — Посмотри, не бойся, пока я рядом, ты не упадешь.
     Я снова посмотрел. Нет, ну когда меня крепко держат, даже не так все паршиво.
     — Ты ведь смелый, — почему-то в этот раз от шепота я вздрогнул, пробрало до самых пяток и колени подогнулись уже по другой причине.
     Это глупо — он уедет обратно, а я останусь тут один, с этими крышами, боязнью высоты и воспоминанием о том, как однажды летней ночью летал с сумасшедшим охотником.
     — Летать — это не так уж и сложно, малыш. Просто покажи, что ты сильнее… И ты полетишь.
     — Полететь я и так могу, — я попробовал пошутить. — Приземлиться вот будет тоже просто. А вот выжить…
     — Это не сложно. Просто… Вслушайся в ощущения.
     И мы снова полетели вниз, в этот раз это напоминало какой-то аттракцион, от которого так сжимается сердце, тревожно и сладко.
     — Ну вот, вроде не испугался, — охотник улыбался.
     — С тобой-то это легко, а вот без тебя…
     — И без меня научишься.
     Мы вернулись на крышу. В этот раз я уже сам приблизился к краю, выглянул. Страшновато, да. Но желания заорать и понестись к лифту, чтоб поскорее оказаться там, внизу, не возникло. Наверное, это магия охотников, говорят, они чем-то таким владеют.
     — Теперь все в порядке? — он улыбался.
     — Да, наверное.
     Мы так и просидели до рассвета — он на самом краю крыши, небрежно свесив одну ногу вниз, я — прижимаясь к нему, поглядывая вниз и убеждаясь, что не так уж тут и высоко. На заре я задремал, сквозь сон снова чувствуя, что мы куда-то летим — полы его плаща распахнулись, превращаясь в крылья. Смешной сон.
     — Он в порядке? — а вот голос брата мне не снился. — Что ты с ним сделал?
     — Я сделал все, что мог. Если это не поможет — не поможет уже ничто.
     Кажется, это все-таки не сон. Я открыл глаза.
     — Привет, — брат встревоженно улыбался.
     — Что произошло? — я поспешил спрыгнуть с рук охотника.
     — Да вот гадалка ему нагадала, что ты погибнешь из-за своего страха в скором времени, — охотник сдал всю контору легко. — И что только ястребиные перья могут спасти тебя. Ну что ж, не знаю, что там с перьями, но мне пора… Береги себя, малыш.
     С тех пор мне иногда снился черный высокий силуэт на краю крыши, раскрывающийся за спиной плащ-крылья и парящий над городом охотник, высматривающий черных магов. Как ястреб.
     А потом… А потом я пришел посидеть с племянницей, брат с женой ушли в гости.
     — Я хочу мультики посмотреть, — заявила мне племянница.
     Я включил ребенку его мультфильмы. И пошел на кухню, посмотреть, что мне сегодня оставили на ужин. Проходя мимо входной двери, я учуял отчетливый запах гари. По полу уже змеился дымок. Вот тогда я и заорал, метнулся в комнату, сгреб племянницу в охапку и скачками понесся к балкону, истошно вопя:
     — Пожар, пожар. Спасите нас.
     А потом мне поплохело — племянница принялась задыхаться. От этого запаха даже мне дурно становилось, не знаю, что уж там горело, но на балконе оставаться было нельзя.
     — Ястреб! — я кричал и плакал. — Ястреб, спаси ее! Спаси хотя бы ее!
     Но ответа не было, а в глазах все слезилось. Я сгреб девочку, перевалился через перила, глядя на бездну. Не бояться? Просто полететь? Просто…
     — Мне страшно.
     — Не бойся, маленькая.
     Я оттолкнулся от перил, небо качнулось надо мной, племянница закричала, я еще успел прижать ее голову к своей груди — только б я рухнул на спину, только б ребенок не пострадал. Но время шло, а удара, выбивающего кости и жизнь, все не было. И ветер шептал что-то успокаивающее и нежное таким знакомым голосом…
Он летел к земле, я лежал на нем, прижимая к себе ребенка. И улыбался, как полный придурок. Он за мной прилетел, он меня услышал. Я самый счастливый на свете телепат.
     — А еще я все еще слышу все твои мысли…
     И самый глупый.
Написать отзыв