Долгая сладкая месть

минидрама / 13+ слеш
31 мая 2018 г.
31 мая 2018 г.
1
5086
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Сэйн спал, обнимая подушку, на которой еще хранился запах волос его возлюбленного, улыбался во сне. Каин сидел в кресле у кровати и смотрел на спящего и курил, стряхивая пепел в хрусталь пепельницы. Он достиг своей цели - Сэйн спит в его постели, так мирно и спокойно, он верит Каину, он беззаветно ему доверяет. И скоро месть свершится... Воистину, это блюдо, которое надо подавать холодным - только тогда получится полностью насладиться всеми его оттенками, прочувствовать каждую крупицу. Поддайся он влиянию эмоций, месть утратила бы почти все свое очарование. Современная медицина слишком хорошо умеет залечивать повреждения тела. А вот с душевными травмами по-прежнему справляются дедовскими методами. Так что скоро…
Сэйн перекатился по постели, не выпуская подушку, прижал ее к груди. Недоверчивый, словно дикий зверек, с подозрением относящийся к незнакомцам - Каину пришлось постараться, чтобы привлечь его внимание. Но оно того стоило. Пальцы мягко скользнули по хрусталю пепельницы, обвели выгравированный на ней узор. О да, действительно стоило…
Наконец, ритуал пробуждения Сэйна завершился, темно-зеленые глаза, все еще полные тумана, уставились на Каина.
- Привет, - он улыбнулся, светло и легко. - Как у тебя получается так рано просыпаться?
- Привычка, - Каин чуть изогнул уголки губ, бросая окурок в пепельницу.
- Ты опять куришь, - огорчился Сэйн. - Неужели тебе себя не жалко?
- Жалко. Ты не представляешь как.
Сэйн сел, разбирая пальцами спутанные светлые волосы, сонно зевнул, опрокинулся обратно.
- Иди ко мне?
Каин перебрался на кровать, вытянулся рядом с любовником. Тот прикрыл глаза, втягивая носом запах. Несмотря на все его ворчание, Сэйн уже не представлял себе Каина отдельно от запаха его любимого виноградного табака. И этот запах ассоциировался у него с радостью, безопасностью… Любовью.
- Ты такой теплый... - Сэйн поцеловал его в шею, засмеялся. - Родной мой.
- Здесь сложно замерзнуть, - усмехнулся Каин. - Климат-контроль все же.
- Глупый, я же не про температуру воздуха…
Каин перехватил руку любовника, прижал его к постели. Навис сверху, как хищник над добычей. Сэйн рассмеялся, притягивая его к себе:
- Боюсь-боюсь, не ешь меня, страшный зверь, я лучше тебя поцелую.
- А не боишься, что твой прекрасный принц превратится в чудовище?
- Нет. Я просто еще раз поцелую свое прекрасное чудовище, и приласкаю, - Сэйн тут же принялся демонстрировать, как именно он намерен все это проделывать.
Сэйн был страстным, чувственным и жадным до любви - в любом ее проявлении. С ним легко было быть внимательным любовником или терять голову от страсти - не полностью, конечно, но Каин признавал, что секс с Сэйном приносит ему немалое удовольствие. Что придавало мести еще больше оттенков. Сэйн Илмери, белый горностай… Главное сокровище своего отца. Глупый парнишка, который пока не знает, что для борьбы с чудовищами поцелуев совсем недостаточно.
- Я так тебя люблю, - шептал ему Сэйн.
И Каин с удовольствием целовал его, ласкал податливое тело, словно бы скрывая ответные признания за действиями. Он тоже признавался в любви - но не хотел делать это чаще необходимого. Словно эти простые слова обдирали ему гортань.
- У меня сегодня снова встреча с отцом, - пробормотал Сэйн, когда они валялись на постели после секса. - Может, мне срочно записаться к зубному?
- Думаешь, у него нет отчетов о состоянии твоего здоровья? - лениво спросил Каин. - Все равно ведь рано или поздно тебе придется это сделать.
- Не хочу, - неразборчиво донеслось из-под подушки. - Каждый раз после этих встреч все идет наперекосяк.
Каин даже почти посочувствовал Сэйну, однако все-таки напомнил себе, что сдаваться нельзя. Скоро уже можно будет рассчитаться со всем этим. Документы почти готовы, фирмы Линдейла перейдут к Каину, а сынок Гарольда Линдейла отправится на панель, торговать собой. Скорее всего, будет иметь бешеный успех - зеленоглазый блондин, да еще такой чувственный, завести его можно буквально парой касаний. А уж как стонет… Каин с удивлением почувствовал, как в груди шевельнулось недовольство. Ему не хотелось, чтобы еще кто-то видел Сэйна в таком состоянии - раскрасневшегося, разметавшегося по постели, с мутными от страсти глазами… Каин тряхнул головой, отгоняя глупые мысли. Всего лишь неожиданное обострение инстинкта собственника. Бывает. Но он не станет совершать ошибки, оставляя рядом с собой человека, имеющего такой мотив для мести, чтобы насладиться его унижением. Его вполне устроит и наблюдение издалека.
Зазвонил телефон. Сэйн дотянулся до трубки.
- Алло. Да, папа, это я, а кого ты ожидал услышать, названивая мне на мобильный? Нет, я проснулся... Да, помню про встречу, приеду. Конечно, пока. Уф, - это уже адресовалось Каину. - Пора все-таки собираться.
- Тебя проводить? - предложил Каин.
- Меня поцеловать на удачу, - взъерошил волосы Сэйн. - Лучше не дразнить отцовских волкодавов, он ведь наверняка кого-нибудь пришлет проследить за выполнением своего приказа. И что ему понадобилось?
Каин только пожал плечами. Скорее всего, Линдейл-старший обнаружил непонятные шевеления вокруг своих капиталов, но вряд ли ему придет в голову, что для входа в систему использовали его личный код.
Вернее, код его сына, но кому теперь какая разница, если уже с этой встречи Сэйн отправится прямиком в одно очень увлекательное заведение, отрабатывать долг отца... Ничего, если не будет артачиться, за три года выплатит сполна всю недостающую на счетах Линдейла-старшего сумму.
Сэйн тем временем успел уже одеться, и теперь на ходу допивал чашку кофе. Юркий, легкий - и впрямь горностай. Даже окрас соответствует. Каин тоже встал, проводил парня до дверей и, как тот и просил, поцеловал на удачу. Это даже вызвало у него язвительную усмешку - уж Каин-то знал, что никакого везения у Сэйна сегодня не будет. Оставалось решить, дождаться его в этой квартире, или все же не давать шанса съездить коварному любовнику по морде?
Впрочем, с одной стороны, Сэйн все-таки в подлости отца не виноват. Ничего, пускай уж врежет разок, хуже от этого точно никому не станет. Каин снова устроился в любимом кресле, выкуривая сигарету за сигаретой. Вредно… да только не вреднее, чем спать несколько часов в неделю, надрываясь на подработках, чтобы хоть как-то свести концы с концами. И если уж он теперь может позволить себе выкуривать по несколько пачек недешевых виноградных сигарет в день - то почему бы и нет?
Он не знал, сколько времени прошло, пока дверь не хлопнула, впуская Сэйна. Тот молча прошел к гардеробу, не глядя на Каина, стал перебирать вещи. Все, что дарил ему Каин, летело на пол...
Каин молча докурил, встал возле окна:
- Ненавидишь?
Сэйн не отвечал, продолжая перебирать одежду. Смысла в действиях не было никакого, просто бездумное выбрасывание вещей на пол, юноша явно ничего не искал. Закончив, он каким-то странным взглядом осмотрел кучу тряпок на полу, скривил губы:
- Горностай, да? Говорят, горностай предпочитает умереть, но не запачкать свой мех.
- Сэйн...
- Ты за это заплатишь. И не деньгами, которые можно найти, всего лишь продав того, кто тебя любил.
Юноша вытащил из шкафа небольшую сумку, побросал в нее немного одежды. Заглянул в ванную и на кухню, после чего все так же молча хлопнул входной дверью.
Странно, что он предпочел уйти сам, а не выгнать за дверь Каина. Но это уже неважно…
Каин горько усмехнулся. Говорят, месть сладка… в таком случае, ему досталась неправильная месть. Аж скулы сводит.
И куда вообще направился Сэйн, кстати? Что за черт, он же должен быть в борделе, вернее, его могли сюда привезти, Каин приказал не мешать собирать вещи, но почему охрана не зашла следом? Деликатничали? Каин потянулся за сотовым. Никто не отвечал... Трубка ответственного за доставку Сэйна охранника молчала.
Как интересно… Каин нахмурился, набрал другой номер. Выслушал гудки. Еще интересней… Неужели старший Линдейл все же что-то заподозрил? Но почему тогда отпустил сына сюда? Ведь физически Каин был сильнее, и при желании вполне мог скрутить Сэйна. Оставалось только проверить все лично. Каин распахнул дверь... И сглотнул, разглядывая распростертые в нелепых позах тела охранников.
Преодолевая внезапно подкатившую к горлу тошноту, парень наклонился, разглядывая тела внимательней. Определенно мастер поработал. Все живы, но при этом вряд ли встанут с больничной койки ближайшую неделю - очень уж замысловато выбиты конечности, да и по нервным центрам явно прошлись ударами. Но кто? Не Сэйн же их уложил, тот никогда не интересовался боевыми искусствами, предпочитая небольшой импульсник.
- Какие-то проблемы? - неподалеку раздался хрипловатый насмешливый голос. - Удивлен, детка?
И в лицо Каину угодила острая шпилька, только чудом - или тонким расчетом - скользнувшая по щеке, вспарывая кожу. Нападавшей оказалась девушка лет двадцати на вид. Голубые глаза, платиновые волосы - Ледяная Королева, одна из лучших наемных убийц.
- Вот, значит, как, - Каин, рефлекторно дернувшийся в сторону, выпрямился. Принял условно-боевую стойку, позволяющую с минимальными усилиями отклоняться от атак. - Решила выступить поборницей справедливости? - парень прищурил темные глаза, привычным усилием воли отстраняясь от эмоций. Информация и ее анализ. Остальное позже.
- Нет, позволяю тебе не натворить глупостей больше, чем ты уже напортачил, - она легко улыбнулась. - Скажем так, сдавать любовь в багаж - это можно, а вот в бордель - это пошло.
- Любовь? О чем ты? Этот мальчик был всего лишь выгодным подходом к Линдейлу. Ничего более.
- Неужели? А облегчение, когда ты увидел эти туши, связано с экономией оплаты за их работу?
- Ты все так же ни черта не разбираешься в физиогномике, - сухо сообщил Каин.
- Твоя старшая сестра никогда ни в чем не разбирается, это точно. Кстати, мальчик так вспыхнул злостью, что поджег что-то в ванной.
- Мне это неинтересно, - Каин вернулся в квартиру, скупыми четкими движениями собирая необходимые вещи. Он и сам не мог сказать, почему не сделал этого раньше. Разве что не хотел давать Сэйну повод для расспросов - в последнее время ему с трудом давались разговоры с юношей.
- Не боишься, что станешь его следующей мишенью?
- Я в состоянии за себя постоять. Ты - тоже.
Ледяная Королева качнула головой, сверкнули крохотные алмазы, вклеенные в покрытую лаком прическу-корону:
- На меня он охотиться не станет, а вот ты для него теперь лакомый кусочек. Разорить его отца было бы вполне хорошей остановкой, а теперь месть для мальчика станет блюдом, которое нужно подавать остывшим до температуры твоего трупа.
- Его право, - пожал плечами Каин. - Только не думаю, что ему удастся так легко меня найти. Деньги Линдейла уже переведены на счета приютов и благотворительных фондов, а моей старой жизнью он никогда особо не интересовался.
- Ты так считаешь?
Каин коротко глянул на девушку, закидывая сумку на плечо:
- Рад был увидеть, что с тобой по-прежнему все в порядке, - почти равнодушно сообщил он.
Ледяная Королева изучила спину брата, хмыкнула, спрыгивая с окна вниз.
- Выпендрежница, - пробурчал Каин под нос, неторопливо спускаясь по лестнице.
На душе почему-то было мерзко и пусто, словно он потерял нечто важное. А в салоне автомобиля пахло одеколоном Сэйна... Каин дернул уголком рта, поставив мысленную заметку при первой же возможности заказать полную чистку салона. Посторонние запахи здорово отвлекают, да и замаскировать чужое присутствие с их помощью вполне реально.
Дома было пусто, тихо и пыльно. Каин запустил систему очистки, сходил к ближайшему супермаркету за продуктами. Привычно устроился в кресле, закуривая сигарету, но выбросил ее, не дойдя и до половины. Табак неприятно горчил, и сладковатый запах неожиданно вызвал раздражение. А еще совершенно иррационально хотелось напиться.
И не хватало вешающегося ему на шею Сэйна, весело щебечущего о чем-то.
"Иногда месть больней для того, кто мстит, не так ли? А прекрасный принц превратился в чудовище... Которому больно от этого превращения".
Даже внутренний голос до омерзения напоминал Сэйна звучанием и интонациями.
- Вот только исправить все одним поцелуем можно только в сказках, - Каин отставил пепельницу, и принялся разбирать вещи. Казалось, вся одежда пропиталась одеколоном Линдейла. Каин скрипнул зубами и забросил вещи в стирку. Даже если это самообман, лучше убрать все возможные якоря для него.
Снова зазвонил телефон:
- Алло, шеф. Старый Линдейл застрелился.
- Туда ему и дорога… Про младшего известно что-нибудь?
- Нет, шеф, - в голосе проступили виноватые нотки. - Как в воду канул.
- Пробей базы по новым пси, инициировавшимся в ближайшие дни. Скорее всего, огонь, но не исключены и другие варианты.
- Линдейл - пси?
- Не исключено. Выполняй, - Каин отбросил трубку.
В голове царил полный бардак, Каин отшвырнул телефон, дернул узел галстука, ослабив, откинул голову назад, прикрывая глаза.
- Черт...
Нестерпимо захотелось, чтобы рядом был Сэйн, снова пришел, обнял, ничего не спрашивая, принялся массировать плечи.
- Черт!!! - Каин ударил по подлокотнику. Почему он никак не может выбросить младшего Линдейла из головы? И почему готов хоть мишень для него изображать, лишь бы Сэйна не носило непонятно где?
Искать парня? А для чего? Чтобы отправить в бордель, доводя свою месть до конца? Глупо. Он же сам первым сорвется, если кто-то попробует протянуть руки к Сэйну. К его Сэйну… Вот только какого дьявола он понял это только сейчас?
- Найдите мне его. Где угодно, как угодно. И доставьте ко мне. Живым и невредимым.
- Шеф, вы уверены? Если он правда пси…
- Плевать! Найдите его!
Внутри все ныло и тянуло от какой-то странной невыносимой боли, гнавшей вперед, требовавшей сделать хоть что-то. Не получалось сохранять привычное спокойствие и холодный рассудок, да что там, Каин даже поужинать нормально не смог. Просто кусок не шел в горло. Наконец, парень с коротким ругательством отбросил вилку и выскочил в вечерние сумерки, едва накинув на плечи куртку. Сидеть на месте, ожидая отчета о ходе поисков, было просто невыносимо. В конце концов, какая разнице, где отвечать на сигнал комма? Ластар в любом случае сообщит, если его люди найдут Сэйна.
- Что? Не можешь выбрать ресторан, где отметить?
Знакомый голос с совсем незнакомыми язвительными нотками заставил Каина резко остановиться. Парень медленно повернулся:
- У меня нет поводов для праздника. Хотя если ты составишь компанию, можем и в ресторан сходить.
Сэйн только усмехнулся, не двигаясь с места:
- Как мило. Не находишь, что это несколько не та обстановка?
- Я бы пригласил тебя в квартиру, но не думаю, что ты согласишься пойти со мной, - пожал плечами Каин.
- Приглашать меня ко мне домой? - фыркнул Сэйн.
- Я имел в виду свою квартиру, - сообщил Каин, прислоняясь к стене. Поспешный осмотр не выявил особых повреждений, и тугой кокон, сжавший грудь, немного отпустил.
- Разве что ты согласишься там издохнуть в мучениях.
- Увы, могу предложить только кофе и ужин, - меланхолично сообщил Каин. - Не испытываю тяги к самоистязанию.
- Кофе? Сваришь своими руками?
- Вообще-то я предпочитаю пользоваться кофеваркой, но если ты настаиваешь… Хотя предупреждаю сразу, гадость получается та еще.
- Вперед, - Сэйн холодно улыбнулся. - Варить мне кофе...
Каин молча развернулся и пошел вперед, показывая дорогу. Сэйн выгнул бровь - он настолько самоуверен, или просто понимает, что удар в спину не принесет никакого удовольствия? Ведь ударить исподтишка, это опустить себя на уровень Каина… Сэйн с удовольствием спалил бы его заживо, но только глядя в глаза этой сволочи.
- И даже извиниться не хочешь?
- Не люблю делать то, что изначально бесполезно, - негромко сообщил Каин, ставя джезву на огонь. - И не собираюсь отрицать свою вину. Но я рад, что с тобой все в порядке.
Сэйн только хмыкнул, усаживаясь в кресло.
- Я действительно рад, - все так же тихо продолжил Каин, отворачиваясь к плите. - Сестра права, я полный идиот, и ни черта не разбираюсь ни в себе, ни в том, чего действительно хотел бы. И еще… я не буду мешать тебе отомстить. Твое право.
И удар по затылку оказался для него если не неожиданностью, то, по крайней мере, не особо ценным сюрпризом.
- Ауч, - парень едва не впечатался лицом в плиту, что было особенно обидно - кофе почти закипел. - Бил бы уже от души, что ли, а то аж обидно, что считаешь меня таким хиляком.
К шее прижался шокер.
- Вот так уже лучше, - тем же невозмутимым тоном сообщил Каин. - Так что, вырубаешь меня, или я доварю кофе?
Ответом ему стал разряд. Кажется, Сэйн что-то намудрил с настройками, потому что даже не было больно - просто сознание потухло, будто выключенное рубильником. А потом снова включилось, только, судя по замлевшим рукам, далеко не сразу. Каин поморгал, приводя зрение в норму. Широкая кровать, занимающая большую часть комнаты, темно-красный балдахин и обои цвета старого вина.
- Ты столь неоригинален?
- А зачем оригинальничать? - усмехнулся Сэйн откуда-то сбоку. - Мне все еще нравится твое тело...
- Мне считать это комплиментом? - Каин перекатился на спину, резко тряхнул головой, отбрасывая с лица волосы. Наручники больно врезались в запястья, по обнаженной коже пробегал озноб - в комнате было довольно прохладно. А еще парень поймал себя на том, что ситуация его… возбуждает?
- Мне наплевать, как ты это для себя обзовешь, - Сэйн провел ладонью по груди Каина.
- Не знал, что тебя привлекают ролевые игры, - Каин выгнулся вслед за прикосновением. - Следующим шагом будет ошейник?
- Почему бы и нет? - Сэйн показался в поле его зрения.
Сэйн был по прежнему полностью одет, и поигрывал тонкой кожаной полоской. Каин удивленно выгнул брови - он ожидал, как минимум, шипастого девайса из садо-мазо игрищ. Этот ошейник выглядел почти изысканно. Зато электричеством он покалывал весьма ощутимо.
- Я думал, у тебя огонь, но это молния, верно? - сохранять ровный тон стало намного сложнее. Ошейник не причинял боли - пока, но держал в напряжении, на грани.
- Я намерен поразвлечься, - усмехнулся Сэйн.
- Валяй, - Каин усилием воли расслабился. Ни к чему усиливать боль лишним напряжением.
Усмешка Сэйна была полна горечи и язвительности:
- Такая покорность... Надеешься разжалобить?
- Просто не собираюсь облегчать тебе задачу.
- А ты знаешь, какая у меня задача?
- Ты явно не собираешься доставлять мне удовольствия. А значит, я буду максимально наслаждаться происходящим.
- Попробуй, - усмешка Сэйна наполнилась ядом.
- У меня есть опыт в этой области, - сообщил Каин. - При необходимости я могу получать удовольствие даже от раскаленного железа.
- Я не поклонник таких методов, - безмятежно отозвался Сэйн, переворачивая Каина на живот.
- Рад это слышать, - дыхание все же чуть сбилось.
Легко отстраняться от того, кого видишь впервые в жизни. Рядом с Сэйном сохранять спокойствие было гораздо труднее, хотя изнасилование в исполнении блондинистого паршивца было очень неласковым. Но все же… Он не был равнодушен. Сэйну было не все равно, что именно Каин выгибается под ним, закусывая губу от боли. Он стремился сделать больно - так же, как было больно ему самому, ничуть не заботясь об удовольствии партнера. Но ни на секунду не забывал о том, с кем именно он сейчас. И от этого тоже было хорошо.
- Ненавижу, - тихо выдохнул Сэйн в ухо Каину. - Ненавижу тебя, слышишь?
- Д-да-а... Сэйн...
- Ты псих, - Сэйн упал на кровать рядом с любовником. По хорошему, надо было бы встать, и оставить Каина одного - пусть померзнет, да и скованные руки тоже удовольствие ниже среднего. Уйти и выбросить эту скотину из головы, забыть, что он вообще когда-то существовал… Надо бы, но так не хотелось.
- А сделай так еще раз?
- Ты еще и мазохист?! - Сэйн действительно был удивлен до самых печенок. Все-таки они достаточно много времени были парой, чтобы узнать друг о друге такие подробности.
- Нет, мне просто хочется, чтобы ты подольше побыл рядом.
- Не надо было продавать меня в бордель, - голос непроизвольно сорвался на низкое шипение.
- Был идиотом, сволочью и мразью, - грустно согласился Каин. - Останешься?
- Нет. У меня еще дела.
- Жаль. Встретишь Снежану, передай ей, что она как всегда абсолютно права.
- Я не знаю никакой Снежаны, - зло нахмурился Сэйн.
- Девушка, которая вырубила твой конвой. Ее так зовут.
- Ледяная Королева по имени Снежана?
- Что тебя так удивляет?
Сэйн уже поднялся с кровати, голос опять звучал сухо и отрывисто:
- Ничего.
Каин молча наблюдал, как любовник одевается, и только когда он уже взялся за ручку двери, вдруг окликнул.
- Сэйн.
Юноша остановился, чуть повернул голову в сторону Каина.
- Я не обещал, что не попытаюсь тебя вернуть.
- У тебя не получится.
- Посмотрим.
Каин дождался, пока Сэйн скроется за дверью, резким движением выбил большой палец. Дальше освободиться от наручников было делом техники. Каин спокойно оделся, и так же спокойно прошел к выходу, не обращая внимания на недостаток некоторых частей гардероба. Неважно. Нужно добраться домой, и свернуть поиски Сэйна, переведя их в пассивную стадию. И продумать технику соблазнения заново.
- Все равно, ты станешь моим...
Хотя тут не столько в соблазнении сложность - хочет его Сэйн по-прежнему. Но как заставить Линдейла снова доверять? Написать ему свои коды к счетам? Не пойдет, деньги для Сэйна никогда не были важны настолько... Рассказать свою биографию? Вряд ли теперь в нем найдется жалость к Каину. Но и просто сидеть и ждать удобного случая для примирения… Сэйн никогда не обладал способностью вляпываться в неприятности на ровном месте. Довольно нетипично для пси. Хм. Пси?
- Ластар, отставить поиски. Я свяжусь, если будет нужно.
- Шеф, с вами точно все в порядке? - осторожно уточнил мужчина.
Подобного непостоянства за Каином обычно не водилось.
- Меня не держат под дулом лучемета, если ты об этом, - сухо сообщил Каин.
- А под дулом плазмера?
- Выполняй приказ, - отрезал Каин.
- Слушаюсь.
Что ж, приказ есть приказ. Шефу виднее, что со своим любовником делать.
Пси живут довольно замкнутой общиной, и способность большинства из них влипать в неприятность на ровном месте играет в этом не последнюю роль. Но менталистов сторонятся даже остальные пси - мало кому нравится чувствовать себя вывернутым наизнанку. Зато их вердикты никогда не ставят под сомнение.
И Каин шагал туда, где ему сумеют помочь - к телепатам. Нелегко было решиться на такой ход… но, пожалуй, это было единственным, что он мог сейчас сделать. Послать Сэйну полную копию своего сознания с эмоциональной матрицей. Если это не сработает - останется действительно только ждать милости от судьбы.
- Здравствуй, - прозвучало сразу, едва лишь Каин переступил порог небольшого домика, похожего на старинные строения далекой Земли. - Постой минутку, мне нужно сосредоточиться.
Каин послушно остановился, разглядывая хозяина. Невысокий, уютно пухленький, как пирожок - мужчина не был похож на представителя элиты пси. Его даже бояться было как-то совестно - ну, как он может желать навредить? Телепат, для которого эти мысли явно не стали секретом, коротко хохотнул:
- Интересная реакция. Ты забавный.
Каин развел руками. Телепат осмотрел его, прищурившись, улыбнулся:
- Все наладится, отправим матрицу.
- Хотелось бы на это надеяться. Что я должен делать?
- Просто расслабься и не закрывайся, как сейчас. Мне тоже не доставляет удовольствия продираться сквозь чужие щиты - боль в контакте передается обеим сторонам.
Каин постарался отпустить щиты, переключился на воспоминания о Сэйне, о том, как он просыпается, как улыбается, завидев Каина - не верилось, что это все в прошлом - как он забавно морщится при виде чашки зеленого чая. Как рука сама тянется зарыться в растрепанные светлые волосы, как Каин любуется Линдейлом, когда тот засыпает. Тонкой ниткой прошлась горечь - воспоминания о прошлом, и липкое, скользкое, как залежавшаяся рыбья чешуя желание отомстить. Каин не прятал ничего, не пытался казаться лучше, чем есть - просто открывался. И вязкое безразличие с привкусом никотина после ухода Сэйна не прятал тоже.
- Хорошо. Можешь пока что подремать тут на диване, сам знаю, как это все дело выматывает не-пси, я передам матрицу.
- Спасибо… - Каин подавил зевок. - Какую цену вы назначите за свою помощь?
- Спи уже, балбес, - телепат чуть шевельнул пальцами, что ощущалось как легкий щелчок по лбу. - Потом поговорим.
Каин выключился почти моментально, словно провалился в какой-то липкий черный омут, засосавший без остатка.
Просыпался юноша тяжело, словно темнота не хотела отпускать неожиданную добычу, тихо нашептывая в уши, уговаривая остаться с ней еще ненадолго… Но Каин помнил, что должен еще что-то сделать, поэтому старательно выкарабкивался из мягких, но таких сильных объятий темноты.
- Что с ним?
- Обычное перенапряжение. Он полностью открылся, это сильный стресс для нервной системы.
Каин попробовал открыть глаза, что с пятой попытки даже получилось. Правда мир все равно крутился, и все перед глазами размывалось, искажая контуры предметов.
- Вот неугомона. Сказал же - спи, - голос казался смутно знакомым.
- Там темно и липко, - прохрипел Каин. - Можно воды?
Ему приподняли голову. К губам прижался край стакана. Каин жадно глотал воду, пока стакан не отняли с комментарием: "Довольно".
- Это с ним надолго?
- Можете забрать, очнется дома.
Чьи-то руки мягко поддержали за плечи, помогли сесть. Каин резко зажмурился, потом открыл глаза:
- Со мной все нормально. Может, все же назовете цену?
- Не все в этом мире можно купить за деньги, мальчик. А ты помог достаточно... Возвращайся домой.
- Я не о деньгах говорил, - Каин потер виски. - Все знают, что деньги интересуют пси в последнюю очередь. Я ваш должник.
- Вернешь долг тем, что будешь заботиться о своем возлюбленном...
Каин побледнел.
- Это жестоко. Сэйн ко мне и на лазерный залп не подойдет, - юноша опустил голову.
- Заботиться можно и на расстоянии… Но разве слепок предназначался не ему?
- Вы же знаете ответ, зачем спрашивать?
На душе было как-то странно пусто, словно в эту матрицу слилось все эмоциональное. И голову кружило по-прежнему, так что в конце концов Каин с коротким стоном опрокинулся обратно, закрывая глаза - так мир не превращался в карусель.
- С ним точно все в порядке? - неизвестный, все это время придерживавший Каина за плечи, помог ему осторожно лечь. Кажется, в роли подушки выступали его колени, но Каину было все равно.
- Разве что небольшое головокружение. Ему бы поспать еще несколько часов, непонятно, с чего он вообще подскочил. Не иначе, как почувствовал, - лица телепата Каин не видел, но был уверен, что тот сейчас улыбается.
- Корицей.. пахнет.. - выдавил из себя Каин.
От такого знакомого запаха его неожиданно замутило. Может быть потому, что раньше этот запах всегда означал присутствие рядом Сэйна, окутывая мягким уютным коконом. Каин снова попытался сесть - лучше уж приходить в себя дома в полном одиночестве, чем мучиться от таких "призраков" разрушенного по собственной дурости счастья.
Его удержали за плечи:
- Тебе ведь нравилось раньше.
Каин резко дернулся, собираясь в лицо высказать все, что думает про бесцеремонность некоторых пси, внаглую пользующихся считанными воспоминаниями, но голова снова закружилась, и он чуть не упал. А когда бешеное мельтешение перед глазами утихло, то оказалось, что он вжимается лбом в плечо… такое знакомое плечо, буквально пропитанное запахом корицы…
- Сэйн?... Но откуда ты здесь?
- Заткнись и спи, - отрывистым шепотом посоветовал ему Сэйн.
- Еще чего, - возмутился Каин, смыкая ладони в замок на талии любовника. - Не хочу упускать ни секунды.
- Спи. Я никуда не денусь, ублюдок.
- Не хочу я спать, - Каин сомкнул руки крепче.
- Хочешь.
Голову снова закружило, пришлось отпустить Сэйна и стечь ему на колени, даже не заметив тени беспокойства на лице того.
- Ну что, юноша, дотащите его до такси самостоятельно, или мне вам помочь? - телепат необидно усмехнулся.
- Да уж справлюсь как-нибудь. Своя ноша не тянет.
Каина подняли на руки, устроили поудобнее. И Сэйн с тяжелым вздохом поплелся относить эту сволочь к такси, размышляя, придушить сразу или помучить до конца жизни того. Долгой жизни, разумеется, а то иначе какая ж это месть? Каин, как и положено порядочной сволочи, и тут без пакости не обошелся - оказался тяжелым, словно кирпичей наглотался. Нет, быстрой смерти он точно не заслужил!
Поездка прошла относительно неплохо, Каин спал, пакостей не учинял, зато дома оторвался на полную - Сэйн только и успевал его удерживать, пока тот метался в каком-то кошмаре.
- Да что ж ты такой проблемный! - не удержался от восклицания Линдейл. - Раньше спал, хоть танком по нему катайся!
Шевельнувшуюся совесть, которая напомнила, что Каин всегда просыпался раньше, даже если Сэйну приходила блажь вставать в шесть утра, парень успешно запинал куда подальше. Равно как и мысль, что Каин подозрительно подолгу курил по ночам - раз уж соня Сэйн успевал заметить его отсутствие в кровати.
Каин затих под утро, бледный, взмокший, дрожащий. Сэйн, наконец-то, смог придремать сам. А когда проснулся, на миг показалось, что ничего не изменилось - любовник, как обычно сидел в кресле с сигаретой, как всегда - свеженький и полностью одетый. Разве что ненормально бледный.
- Доброе утро, - голос был тоже тусклым и невыразительным.
- Привет. Как у тебя получается так рано просыпаться?
Стандартный вопрос. Ежеутренний.
- Привычка, - такой же стандартный ответ и пожатие плечами. - Но если ты сейчас спросишь, не жалко ли мне себя, я обижусь.
- Почему это? - нахмурился Сэйн.
- Потому что такого придурка не жалко.
- Иди сюда.
Каин затушил сигарету в пепельнице, послушно сел на край кровати. Сэйн притянул его к себе, поцеловал. Каин на секунду застыл под его прикосновением, но тут же сориентировался, отвечая, притягивая Сэйна к себе поближе.
- Это такая изощренная месть? - спросил он секунду спустя, привычно запуская руку в светлые волосы любовника.
- Ага, - выдохнул ему в губы Сэйн. - Я тебе еще лет сорок так мстить буду.
- Что ж так мало?
- А потом я тебя еще прощать буду...
- Кошмар, какая злопамятная у тебя натура, - Каин медленно, вдумчиво прошелся губами по щеке любовника, перебрался на подбородок и застыл в миллиметре от приоткрытых губ. - Боюсь, что я не смогу выдержать такого наказания.
- А ты соберись... И терпи... - Сэйн перевернул его на спину, навис над ним, раздевая.
- Ради тебя - хоть ошейник, - отозвался Каин.
- Ошейник? А это идея… - зеленые глаза заискрились лукавством.
- Можешь в тумбочке поискать, - делано безразлично сообщил Каин.
- Сволочь, - искренне обласкал его Сэйн, перегибаясь через него к тумбочке возле кровати.
- У Снежаны вообще специфическое чувство юмора, - фыркнул парень. - Она мне еще и наручники подарила.
Сэйн распрямился, держа в руках все вышеупомянутое:
- А почему они подогнаны под твои запястья?
- А то ты не догадался. Это тонкий намек на то, как именно она предлагает мне извиняться.
- А мне нравится такой способ.
- Тогда я в твоем распоряжении, - Каин протянул руки, соединенные в запястьях.
- Но извиняться тебе придется очень-очень долго.
- Я помню, сорок лет и никак не меньше, - хмыкнул Каин. Сейчас он был готов расцеловать сестру за ее привычку вечно лезть в его личную жизнь.
- Готов?
Каин молча откинул в сторону волосы и наклонил голову, подставляясь под ошейник. Кто бы мог подумать, что в Сэйне дремлет такой очаровательный тиран?
Надо будет взять на заметку этот способ примирения.
Написать отзыв