Авитус, привезите рыбку

миниангст / 6+
24 июн. 2018 г.
24 июн. 2018 г.
1
2135
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Она остановила его в коридорах жилого блока, чем-то взволнованная азари, взирающая сердито и решительно.
— Кандрос, могу я с вами поговорить? Это весьма важно.
— Можете, — кивнул Тирэн.
— Я Аиша, психолог, назначенный Первопроходцу Авитусу Риксу. Он не появился ни на одном сеансе.
— Сочувствую вам, но причем тут я? Или вы думаете, что я должен тащить его к вам, предварительно вырубив и связав?
Аиша взглянула еще более раздраженно.
— В его досье указаны вы в числе тех, кто может оказывать на него влияние.
— У вас устаревшие данные, Аиша. С того момента, как он вышел в отставку, я мог влиять на него исключительно потому, что моя семья находится в иерархии выше, но он вполне мог послать меня куда-нибудь… в Андромеду и не слушать, чем я там влияю. Сейчас я тоже не могу ничего приказать Первопроходцу. Он не числится среди военных сил "Нексуса", а я не занимаю пост директора Инициативы, так что не понимаю вас.
— Вы можете оказывать на него психологическое влияние. Думаю, если вы поговорите с ним, это поможет Первопроходцу выполнять свои обязанности несколько более рьяно, а также восстановит его душевное равновесие. Он сам указывал на тестах ваше имя.
— Тогда я постараюсь. Где его поселили?
— В соседней с вами комнате, — ответила азари. — Я рекомендовала такое размещение, чтобы у вас была возможность вовремя вмешаться, если что-то пойдет не так. Желаю вам удачи. И приведите его хотя бы на один сеанс, это для его же пользы.
Кандрос сильно сомневался в том, что сможет сделать хоть что-то, даже несмотря на то, что его в каких-то тестах указали. Их с Авитусом пути разошлись давно, причем весьма глупо. Выяснять, кто в этом был виноват, не хотелось. Поэтому Тирэн и не полетел на ковчеге, предпочтя "Нексус": просто не мог видеть бывшего друга. Разумеется, он никому не рассказывал о том, какие отношения связывали их в прошлом. Это все давно уже неважно. Как неважно то, почему Тирэн Кандрос надрался до интоксикации, узнав о том, что произошло на турианском ковчеге.
Перед дверью комнаты он немного постоял, затем занес руку, чтобы постучать. Слова никак не хотели подбираться, Тирэн надеялся, что они выскочат в нужный момент. И что он сам не сбежит.
— Заходи, — дверь открылась, мигнув замком, на пороге стоял Авитус. — Я не кусаюсь.
— Здравствуйте, Авитус, — это удалось сказать спокойно.
Авитус уселся в кресле неподалеку от неразобранной кровати, посмотрел на рамку с фотографией. Он и Мейсен, плечом к плечу, один в полной экипировке Черной Стражи, второй — Спектр, держат оружие и смотрят в камеру с восторгом, счастливые и полные жизни. Вернее, не в камеру они тогда смотрели, а на подростка, который, дурачась, попросил их попозировать в таком вот виде, а они оба взяли и согласились. Хороший тогда был вечер.
— Никак не могу поверить…
Тирэн подошел, уселся во второе кресло, повернул фотографию к себе.
— Помню, как я ее сделал. Вы так хотели, чтобы у вас была память о прошлых днях службы, а я просто щелкал камерой и никак не мог поймать нужный кадр. Простите, Авитус. Если я чем-то могу помочь…
Авитус покачал головой.
— Мне могу помочь только я сам. Но сил нет, даже обязанности Первопроходца не могут занять меня настолько, чтобы я перестал думать о своих потерях. О двух моих самых больших потерях. И если смерть Мейсена причиняет боль сердцу, то моя вторая потеря разъедает изнутри душу.
— И что за потеря?
Авитус поднялся, подошел к стене, заговорил, стоя спиной к Тирэну:
— Много лет назад я встретил в тренировочном лагере мальчишку. Я тогда уже был в составе Спецкорпуса, наведался в тот лагерь посмотреть на подрастающее поколение. Там я и познакомился с Тиром, который меня чуть с ног не сбил, убегая из зала, весь расстроенный.
— Авитус…
— Не перебивай. Он был забавным, этот мальчик, Тирэн Кандрос, так его звали. Смотрел на меня с таким восторгом, потом сказал, что непременно и сам станет Спектром, потому что очень хочет быть похожим на меня, таким же сильным. Мне никто не говорил такого, я растерялся. А он все стоял и смотрел. Мы подружились. Я писал ему со своих заданий, а он всегда уверял, что гордится мной. И он так беззаветно верил в меня, что мне казалось, что вся галактика готова покориться. Он рассказывал мне про учебу и проблемы со стрельбой, я писал, как правильно держать оружие, как правильно бить противника. Странная и очень теплая дружба, пятнадцатилетний мальчишка и я, вдвое старше. Но я потерял Тира, когда ушел в отставку. Он не простил меня за то, что я так поступил. А я не смог объяснить ему, что не хочу быть связанным с именем своего наставника, Сарена Артериуса. Да еще и окунулся в свои чувства к Мейсену так, что все казалось неважным. Я не замечал, что Тир сперва перестал к нам приходить, потом писал все реже и реже. А потом терминал замолчал. Ни одного письма от Тира за год не пришло. Он даже отказался лететь на одном ковчеге со мной, когда мы отправились сюда. Вот так один немолодой турианец и очутился в Андромеде, лишившись двух самых близких ему существ, причем по своей же глупости.
Тирэн немного помолчал, потом все-таки решился заговорить.
— Думаю, тот мальчишка был идиотом, который не понимал, что такое воинская честь. По-настоящему не понимал, еще и вешал свой юношеский максимализм на старшего друга. А вообще… Было так круто, что у меня есть друг-Спектр. И я слишком поздно понял, что вы всегда будете собой, неважно, где вы при этом служите. Я злился. Потом просто боялся, что вы сочтете меня тем, кем я себя выставил, идиотом.
Он поднялся, подошел, с удивлением отмечая, что казавшийся всегда таким высоким Авитус теперь оказался на половину головы ниже, наклонился, стукнув его в плечо лбом.
— Авитус, привезите мне с Иллума рыбку?
— В своем шлеме я ее тебе потащу, что ли? — тихо сказал Авитус. — Придурок малолетний.
— Тогда привезите мне с Тучанки маленького варрена.
— Тир…
— Ну или хотя бы организуйте кучу поисковых операций по спасению капсул, разберитесь с размещением турианцев на станции и найдите нам новый дом. Вы же Первопроходец, вы все можете!
Авитус повернулся, натолкнулся на полный обожания взгляд, невесело фыркнул.
— Все, — убежденно повторил Тирэн. — И я немного подрос с момента последней встречи, теперь я смогу вам помогать. Я выполнил свое подростковое обещание, я стал похож на своего друга-Спектра, который тоже в меня верил и учил стрелять и быстро бегать. И я смог отбиться от кеттов, когда вспомнил ваши уроки по тому, как быстро действовать, ни один тренировочный лагерь не смог бы мне помочь, там такому не учат.
— И ты правда снова сможешь поверить в меня?
— А вы правда привезете мне с новой планеты, где будут жить турианцы, разноцветную рыбку? Тогда все в порядке, я в вас верю.
Он крепко обнял Авитуса, так крепко, как все эти годы хотел. И это было так, как он мечтал — никаких идиотских недомолвок, только друг рядом, старший друг, который учил правильно целиться, зажмуривая один глаз, который объяснял, как правильно читать маркировку на оружии и разбираться со взрывчаткой. Только немного не хватало Мейсена, который вставлял бы ехидные реплики, говорил, что не позволит в своем доме разбирать боевые патроны, так что пускай эти двое свалят подальше и там со спокойной совестью убьются.
— Я сохранил это. Хотя я взял с собой их все, даже самые неудачные и смазанные.
Авитус поднял лежавшую фотографией вниз рамку. Нескладный мальчишка-турианец бережно держит пока что слишком тяжелую для него винтовку из набора Спектра, рядом стоит молодой Авитус, обнимает его за плечи одной рукой. А в отражении его нагрудника видна фигура Мейсена, который как раз делает снимок.
— Он всегда останется рядом, — Тирэн смотрел на фотографию. — Куда бы мы ни шли и что бы мы там ни делали, Мейсен Барро будет с нами.
— Да. Просто мне всегда будет его не хватать, Тир.
— И мне тоже. Я по нему скучаю, Авитус. Он был таким понимающим, мудрым. И казался мне ужасно старым.
— Он был старше меня всего на тринадцать лет. Духи, я впервые с кем-то заговорил о Мейсене, а мне не захотелось напиться.
Тирэн снова боднул его в плечо, потом обратился к фотографии.
— Не переживайте, Мейсен, я за ним присмотрю. Он будет отличным Первопроходцем.
— Как будто ты знаешь, что это такое.
— Эй, на меня свалился весь "Нексус", а ведь меня не учили отвечать за безопасность стольких людей. Но я научился, Авитус, вы тоже сможете. И нам покорится вся галактика.
Авитус кивнул, потом высвободился из объятий Тирэна, подошел к постели, сел поверх покрывала, уставился в пол.
— Вы вообще спали? — догадался спросить Тирэн.
Авитус отрицательно покачал головой.
— Немного подремал, когда стал совсем валиться с ног. СЭМ за мной присматривает, не волнуйся. Жаль, что кошмары прогонять не научился.
— Вам снятся кошмары? — Тирэн толкнул его в плечо, заставляя улечься, вытащил запасное одеяло из шкафа.
— Всегда один и тот же. Я иду по ковчегу, потом из коридора вываливается Мейсен, весь в крови, протягивает руку. И палуба рушится вниз, я вылетаю в космос. А Мейсен все так же тянет руки, то ли пытаясь меня поймать, то ли умоляя ему помочь. Но я ничего не могу сделать, только кувыркаюсь вниз, к какой-то планете, гадая, сгорю я заживо при входе в атмосферу или раньше задохнусь. Неприятные ощущения. Что ты делаешь?
— Снимаю с вас все лишнее, чтобы вы могли нормально выспаться. Я побуду здесь, чтобы отогнать этот кошмар, так что спите, Авитус.
Авитус не стал возражать, завернулся в одеяло и почти мгновенно заснул. Тирэн подтащил поближе кресло, уселся, глядя на спящего друга. Внутри было грустно и светло разом. Мейсена нет, но Авитус в одиночестве больше не останется.
Снова вернулось то самое ощущение, когда он слегка робел в компании Спектра, обращался к нему исключительно на "вы" и внимательно выслушивал все наставления. На какой-то момент снова показалось, что они в тренировочном лагере, только что закончились изнурительные вечерние стрельбы, которые вел в свой отпуск Спектр Авитус Рикс. Тирэн снова задремал в кресле в его кабинете, вызванный для отчитывания за плохие показатели по стрельбе. Сейчас инструктор Рикс переложит его на узкий диванчик в углу и уйдет. Тирэн встрепенулся, осмотревшись, вздохнул: шутки памяти и усталость дня, он просто задремал, вот и привиделось.
Негромко зашумела система вентиляции, прогоняя воздух, в сон снова стало клонить все сильнее. Расслабленное сознание сразу же сообщило, что ни в каком он не в лагере, а просто дремлет в гостиной дома Мейсена Барро. Авитус заблудился где-то в магазинах, так что Мейсен оставил гостя ожидать, а сам отправился на кухню. Поздно уже, почему Рикс не торопится? Хотя кресло такое удобное, хоть и маленькое, детское, что ли. Можно немного подремать.
— Тир, ложись спать, — тихо позвал Авитус. — Кресло раскладывается.
Спинка ушла вниз, позволяя откинуться, вытянуться. Тирэн подложил руку под голову, сонно вздохнув. Надо будет завтра извиниться перед Мейсеном за то, что он так нагло вырубился.
"Нет больше Мейсена", — поднялось откуда-то из глубин сознания внезапно четко и горько. Никого из них больше нет: умер мудрый офицер с неистощимым запасом военных баек, пропал среди звезд смешливый Спектр, уснул и не проснулся восторженный мальчишка, так хотевший поскорее стать взрослым.
Тирэн прерывисто вздохнул. Как-то до этой встречи не приходило понимание фразы "Мейсен Барро погиб, пост Первопроходца занял Авитус Рикс". Наверное, еще не вышибло из головы остатки подростковой уверенности, что смерть — это то, что всегда случается с кем угодно, только не с близкими; что Авитус всегда смеется, никогда не унывает и во всем находит положительную сторону, уча никогда не сдаваться. Ее ничто не могло вышибить, даже то, что теперь он взрослый, герой битвы и его положение позволяет называть Авитуса на "ты". Это же Спектр Рикс, он старше, выше по званию, а за непочтительное обращение от него можно по гребню схлопотать.
Авитус тихо застонал, Тирэн мгновенно поднялся, все еще не прогнав сонную муть в голове, взял его за руку.
— Я здесь, — негромко сказал он.
Мейсен хотел бы, чтобы Тирэн помирился с Авитусом, наверняка, уже и речь заготовил и подзатыльников пару припас, причем для обоих: он вообще не понимал капризы вроде "я на него обиделся, потому что он не такой, каким мне казался". А еще он точно хотел, чтобы его смерть не стала помехой никому. Какое-то время придется вместо него говорить много фраз вроде "Я здесь", "Все в порядке", "Авитус, надо спать". Может, разница в возрасте никуда и не девалась, только вот мужчина может больше, чем подросток. Например, засунуть подальше детские обиды и подставить плечо.
Авитус задышал спокойнее. Тирэн убедился, что он спит, вернулся на кресло, собираясь чутко отслеживать сон друга. И проснулся от пинка.
— Просыпайся, Тир, тебя твоя лейтенант разыскивает по всему "Нексусу".
— Как вы? — сразу же спросил Тирэн.
— Кошмар снова вернулся, только в этот раз там еще был ты, крепко держал меня за руку. Так что все нормально. Так. Подскочил и метнулся в душ, потом быстро проглотил еду и рванул на свой пост, пока меня не обвинили в похищении. Быстро!
От рявкания Авитуса Тирэн внезапно обнаружил себя умытым и доедающим завтрак. И почему-то самую чуточку безгранично счастливым.
Написать отзыв