Одуванчик из Лордерона-4. Вариан, научи меня

сонгфикобщее / 13+
Артас Менетил Вариан Ринн Утер Светоносный
29 июл. 2018 г.
29 июл. 2018 г.
1
4416
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Шаг вперед, взмах меча сверху вниз, защита, атака, шаг, атака, защита, шаг. Один и тот же набор движений, заучиваемых так, чтобы тело могло повторять их без участия разума, изрядно приелся, но в памяти еще не закрепился должным образом. Меч казался уже неподъемным, пот промочил рубашку насквозь.
— Все, — простонал Артас, роняя оружие. — Ай! Мои руки!
Рукоять боевого меча оставила на память мозоли, кожа лопнула, сошла, теперь ладони огнем горели.
— Что, устал? — посочувствовали сзади.
— Нет, — сразу же отозвался Артас.
Не хватало еще позориться перед будущими собратьями-паладинами.
— Да у тебя на мече кровь. Артас, иди сюда и немедленно покажи мне руки.
Артас повернулся, глупо заморгал, потом расплылся в улыбке.
— Вариан!
Вариан раскрыл объятия. Артас сперва помчался к нему через весь двор, потом вспомнил, что выглядит сейчас донельзя замученным, еще и насквозь пропах потом, застеснялся приближаться таким.
— Я сейчас приду, — сказал он.
Вариан удивленно взглянул на друга, резко свернувшего куда-то вправо, пошел следом, гадая, что же такое случилось. Артас добрался до колодца, возле которого стояло ведро с водой, окунул туда руки, скривился от боли, потом попробовал умыться.
— Давай помогу, — предложил Вариан.
И не успел Артас даже рта открыть, как на него сверху выплеснули всю воду из ведра.
— Полегчало? — участливо спросил Вариан.
— Нет, — буркнул Артас.
— Руки покажи. Ах ты ж! Что ты с ними сделал?
— Просто тренировался.
Вариан поднял свои руки ладонями вверх, демонстрируя кожу, загрубевшую от частых занятий в тренировочном зале.
— Вот это называется "тренировался". А то, что у тебя на руках — это самоистязание.
Артас отжал подол рубахи и догадался спросить:
— А как ты вообще тут оказался?
— В гости прибыл. Специально просил ничего тебе не рассказывать, чтобы сюрприз устроить. Твои комнаты все еще наверху? Тебе стоит переодеться перед обедом. Впрочем, обедать будем вместе, ты сейчас и ложку не удержишь.
Вариан почти не изменился, все так же весело улыбался. И все так же крепко обнимал, не обращая внимания, что промочил свою одежду. И на его фоне Артас чувствовал себя неуклюжим и нескладным. "Не в коня идет корм", как говорил Утер. В росте Артас за последний год прибавил, а вот что касалось телосложения, все было хуже. Принц Лордерона мог за двуручным мечом укрыться, как, посмеиваясь, утверждал Теренас.
— Идем, — Вариан взял его за запястье, пальцы без труда сомкнулись. — Одуванчик, а ты есть перестал сразу, как только я уехал, или все-таки пару дней для приличия съедал по зернышку овса на ужин, чтобы совсем не отощать?
Артас вспыхнул, выдернул руку. Ладонь из хватки Вариана вышла без труда, что еще больше разозлило.
— Артас! — растерянно окликнул Вариан.
Тот уже мчался в свою комнату, не оглядываясь.
Это было очень глупо, но Артас ничего не мог поделать, все вокруг раздражало, даже радость от встречи с Варианом смылась. И больше всего злило то, что он и сам не понимал, что же с ним такое творится.
— Одуванчик, — донеслось из-за двери. — Я тебя чем-то обидел?
— Нет, — вполголоса буркнул Артас.
— Я посижу тут у дверей. Если захочешь поговорить, выходи. Кстати, я бинты принес.
Артас посмотрел на руки, поморщился. Выглядели ладони ужасно, вспухшие красные следы от меча словно изнутри дергало, жгло, тянущая боль выводила из себя.
— Принц Менетил, я король, я выше титулом. И я приказываю вам высунуть из-за двери руку, — заунывно завел Вариан, не дождавшийся ответа.
Этот его "королевский" тон Артаса всегда веселил, настолько преувеличенно скорбно Вариан умел произносить подобные фразы. Этот раз исключением не стал, Артас вздохнул, подошел к двери, приоткрыл ее и высунул руку до локтя. Холодная мокрая ткань коснулась кожи, боль сразу унялась. Виток, еще виток, узел на тыльной стороне ладони.
— Следующую руку, пожалуйста. Потом следующую. И так, пока все не перевяжу.
— У меня всего две.
— Как прискорбно, — Вариан закончил перевязку. — Я проголодался, признаться, составишь мне компанию за обедом, пока король Теренас занят делами?
Артас открыл дверь, молча кивнул. Теперь за свою несдержанность было стыдно. Вариан ничего говорить не стал, просто отступил на пару шагов и поманил за собой.
— Кстати, я привез тебе подарок.
— Какой? — заинтересовался Артас.
— Если съешь все за обедом, то покажу. А если нормально поужинаешь, то даже отдам.
Обедали они вдвоем. Это стало традицией во время таких визитов — Теренас мог обсуждать с собратом по трону политику Альянса в любое время суток, но завтракали, обедали и ужинали Артас с Варианом всегда в своем дружеском кругу. Исключением были разве что пиршества на праздниках, когда Артас веселился вместе со своими будущими подданными, не делая различий между слугами и знатью, а Вариан восседал рядом с Теренасом, как и подобает королю.
Ложку Артас удержать все-таки сумел, съел все, что принесли слуги. Вариан тоже отличался завидным аппетитом, раздразненный путешествием, так что даже перекинуться парой слов не удавалось, да и не тянуло болтать с набитым ртом.
— Главная новость, которой я хочу поделиться: мне невесту нашли, — сообщил Вариан, отодвигая тарелку.
— Красивая?
Вариан фыркнул:
— Красивая, но что толку! Терпеть друг друга не можем. А тебе еще не подыскали?
— У меня Джайна есть.
— Конечно, — Вариан кивнул. — Повезло тебе, Одуванчик. Вставай, посмотришь на подарок с королевского плеча.
Подарком оказался плащ, теплый и легкий, в самую пору для лордеронской зимы, каждая из которых приносила с собой простуду. Артас неуклюже обнял Вариана, безмолвно благодаря. Этот подарок будет греть еще больше, потому что его подарил друг. Вариан тепло улыбался, обнимая Артаса в ответ.
— Вот вы где, — Утер быстро сообразил, где именно следует искать своего воспитанника. — Артас, пора на тренировку. Ваше величество, может быть, составите компанию принцу? В вашем присутствии он… А это еще что? — он взял Артаса за руки, осмотрел повязку, нахмурился. — Снова… Помоги мне, Свет.
Всплеснулось золотое сияние, скользнуло под повязку, утихло там.
— Спасибо, — хмуро буркнул Артас.
— Подростки. Даже не могут попросить о помощи. Так что насчет тренировки, ваше величество?
— Конечно же, присоединюсь к вам. Должен ведь я проверить, насколько хорошо Артас научился сражаться за то время что мы не виделись.
Артас шел в тренировочный зал так медленно, как только мог. Отчаянно не хотелось опозориться перед Варианом. Он досадовал на Утера, который позвал того на тренировку. Как будто недостаточно того, что сам Утер видит, как плохо меч слушается Артаса, теперь нужно еще и перед Варианом его опозорить.
— Берите оружие.
Деревянные тренировочные мечи всколыхнули воспоминания о том, как они семь лет назад впервые пытались сражаться друг с другом. Судя по промелькнувшей улыбке, Вариан вспомнил то же самое. И сразу же атаковал, не давая времени опомниться. Разумеется, Артас этот поединок проиграл.
— Отлично, — с восторгом сказал Вариан. — Пришлось попотеть. Ты и вправду здорово научился владеть мечом. Только все время забываешь, что неплохо бы и защищаться от ударов противника.
Это звучало намного лучше, чем "Артас, больше стараний" от Утера.
— Король Теренас ожидает вас, король Вариан, — сообщил вестник, вошедший в зал.
Вариан вздохнул, повернулся к Артасу.
— Что ж, приду только к ужину, судя по всему.
— Ничего, мне есть, чем заниматься, — Артас посмотрел на стойку с мечами.
Вариан удалился, на ходу поправляя растрепавшийся хвост.
— Твой друг так возмужал, — заметил Утер.
— Угу. Не то что я, да?
Утер только головой покачал и жестом предложил воспитаннику взяться за оружие.
На ужин Артас явился здоровым, благодаря исцелению, но очень уставшим. Вариан выглядел ничуть не бодрее, ели вяло и молча, не обмениваясь ни единой репликой.
— Прости, — сказал после окончания трапезы Вариан. — Я пойду спать, что-то мне нехорошо, наверное, слишком много думал. Обещаю, что завтра буду бодр и весел, посвящу тебе весь день.
— Я тоже спать, — согласился Артас. — Спокойной ночи, Вариан.
— Спокойной, Одуванчик.
Заснул Артас сразу же, стоило голове коснуться подушки. Сон окутал теплым покрывалом, а потом так же внезапно отступил. Артас сел на постели, поморгал, удивился тому, что за окном слишком темно для утра, а он чувствует себя так бодро. Судя по ощущениям, он проспал шесть-семь часов, судя по тому, что в очаге все еще догорали дрова — прошла всего пара часов.
— Надо навестить Вариана, — ничего умнее в голову не пришло.
Как оказалось, идея была не лишена смысла — полуодетый Вариан сидел за столом, смотрел на свечу.
— Не спится, Одуванчик? — он повернул голову в сторону Артаса. — Ложись, постель еще теплая, я недавно проснулся.
— Я как-то выспался, — Артас сцедил зевок в кулак. — Пойдем на озеро?
— И что мы там будем делать? Для рыбалки чересчур темно. Только не говори…
— Поплаваем, — Артас подошел к окну. — Ночь теплая. Стража спит. Утер спит.
— Почему бы и нет, — неожиданно легко согласился Вариан. — Дай угадаю, на веслах сидеть придется мне?
— Ага. Пойдем.
— Подожди, дай хотя бы жилет накинуть. Я не буду прогуливаться только в штанах и рубахе. И сапоги не помешают, не хочу внезапно охрометь, наступив на камень.
Артас терпеливо дождался, пока Вариан оденется, погасит свечи и выйдет в коридор. Стража у дверей комнаты не стояла, караул несли за поворотом коридора. Теренас не хотел оскорбить того, кого считал вторым сыном, поэтому, отослав стражников, подчеркивал, что этот дворец для Вариана дом, а не гостевой кров. Заодно ничто не смущало Артаса с его любовью являться к другу посреди ночи. Утер не одобрял такую беспечность, но Теренас был непреклонен: в его дворце за его семьей никто следить не станет, хватит и присмотра караульных за коридорами.
Стражники, мимо которых проходили Артас с Варианом, притворялись статуями. Разумеется, если Утер решит их расспросить, они сразу укажут, где именно проходили эти двое, но вряд ли Утер посреди ночи внезапно пойдет проверять, в своей ли постели его воспитанник. Все-таки в спальне шестнадцатилетнего подростка можно внезапно обнаружить и какую-нибудь гостью, не особенно обремененную одеждой.
За стены выбраться удалось тоже без особого шума, проскользнув под факелами и разминувшись с патрулем. Разыскать припрятанную у берега лодку было делом пары минут. Вариан взялся за весла, и тихий плеск ознаменовал начало нового приключения.
Вода в середине озера была теплой и темной. Артас с опаской посмотрел вниз с лодки.
— Бездна, — вполголоса сказал он.
— Со звездами, красиво же, — Вариан сложил весла в лодку, поднялся. — Готов поплавать? Мы же сюда выбрались как раз за этим.
Он разделся без малейшего стеснения, побросал одежду на дно лодки, потянулся, затем шагнул за борт, мгновенно уйдя в темноту с головой. Артас перегнулся к воде.
— Вариан!
Голос разнесся далеко, испуганный и дрожащий.
— Что? — Вариан вынырнул в нескольких шагах от лодки, рассмеялся. — Иди сюда, Артас. Ты сам хвастался, что отлично плаваешь. К тому же, спорю на что угодно, скоро Утер заметит, что мы пропали.
Артас принялся раздеваться, слегка сердито дергая завязки. Идея ночного купания переставала казаться такой уж заманчивой при мысли, что придется показать во всей неприглядности угловатое тощее тело.
— Ну же, — подбодрил Вариан. — Смелее.
Артас аккуратно сложил одежду, вздохнул и тоже сделал шаг вперед. Дыхание перехватило, сперва показалось, что он угодил в ледяной поток, потом — что окунулся в кипяток. А затем вода оказалась теплой и очень приятной.
— Только далеко от лодки не уплывай, — предупредил Вариан. — Если вдруг заблудишься — плыви на фонарь.
Артас посмотрел на светильник на носу лодки, кивнул, потом спохватился, что Вариан в темноте может и не увидеть кивка.
— Я понял, — сказал он.
Вариан подплыл ближе, растянулся на воде, раскинув руки, вода лениво колыхала распущенные волосы.
— Я бы предложил сплавать наперегонки, но здесь нет никаких ориентиров, к тому же, будем не очень приятно, если мы врежемся носами в берег.
— Ага. Давай просто плавать, — Артас никак не мог перестать коситься на Вариана.
— Что такое? — тот даже в темноте почувствовал этот взгляд.
— Ничего, — Артас слегка смешался. — Просто задумался.
— А могу я узнать, о чем именно?
— Научи меня целоваться.
Вариан от неожиданности резко дернулся, ушел под воду, вынырнул, закашлявшись и отплевываясь.
— Научить тебя чему? — переспросил он.
— Целоваться. Наверняка ты уже умеешь.
Вариан предпочел добраться до лодки, взобраться на нее и только после этого произнес:
— Ну, допустим… Но как я тебя этому должен обучать?
— На собственном примере.
— Бездна… — растерянно сказал Вариан. — Я тут подумал, как это со стороны выглядит. Принц сбегает с правителем союзного государства, чтобы посреди озера ночью учиться с ним целоваться.
— Звучит неплохо, — согласился Артас. — Так научишь?
— А куда же я денусь? — грустно спросил Вариан. — Но почему я? Почему не какая-нибудь миленькая служанка? Они бы тебя с радостью всему научили.
— Я хочу целоваться только с Джайной. И с тобой.
Вариан откинул голову назад и расхохотался. Артас угрюмо смотрел на него, ожидая, пока Вариан закончит смеяться.
— Надеюсь, Джайне ты не проболтаешься о том, где именно учился поцелуям?
— Я же не совсем идиот.
Артас взобрался на лодку, принялся стряхивать с себя ладонями воду. Вариан взял свою рубаху, завернул в нее Артаса, заставив того просунуть руки в рукава.
— Отлично. Так ты хотя бы не простудишься.
— А тебе не холодно?
— Я привык, — Вариан натянул штаны, принялся выжимать волосы. — Значит, целоваться… Мне как-то неудобно, знаешь ли.
— Что такое? — удивился Артас. — Это же всего лишь поцелуи.
Вариан испустил долгий вздох, потом притянул Артаса к себе, придержал за плечи.
— Так. Ладно. Наверное, лучше будет обоим встать, а то места как-то маловато. Ммм. Хорошо. Во-первых, перестань сжимать зубы. Во-вторых, не напрягай губы, просто стой и думай о благе Лордерона.
Первый поцелуй вышел скомканным, Артас инстинктивно попытался отвернуться, потом опомнился, все-таки подставил губы. Вариан придержал его ладонью за затылок, не давая дергаться.
— Закрой глаза. Обними меня.
Артас положил ладони ему на плечи.
— Так, ты с кем целоваться собрался? На талию девушке руки кладут, на талию. И в процессе еще ниже. Артас! Не надо сразу практиковать это!
— Извини. Ну и куда мне руки девать?
— Положи их мне на спину. И ниже границы штанов не опускай. Так, при поцелуе обычно стоят вплотную, а между нами можно еще Джайну втиснуть.
— А потом опять завопишь, что я слишком близко.
— Ладно-ладно, ты же учишься. Так, ладони на талию и постепенно в процессе поцелуя сближайся все теснее. Помоги мне Свет…
Второй поцелуй вышел куда лучше, по крайней мере, Артас, закрыв глаза, смог расслабиться в достаточной мере, чтобы прочувствовать губы Вариана на своих губах. И даже запомнить, как именно нежданный учитель его целует.
— Понял? — уточнил Вариан, слегка отстраняясь.
— Не совсем, — решил Артас. — Так, стой спокойно, сейчас попробую.
Возразить Вариан ничего не успел, равно как и возмутиться тому, что ладони Артаса опять перепутали спину с ягодицами. Учился тот быстро, а недостаток умения восполнял энтузиазмом, так что во рту поселился солоноватый привкус от разбитой в процессе поцелуя губы. А еще Артас закрыл глаза и, видимо, умудрился уши заткнуть, так что плеск от приближения второй лодки не услышал.
— СВЕТ ВСЕМИЛОСТИВЫЙ! — Утер даже фонарь повыше поднял, чтобы воочию удостовериться, что и впрямь видит то, что в данный момент творится.
Артас вздрогнул, дернулся, не успев разжать руки. И под сдавленный вопль Вариана они полетели в воду, когда лодка опрокинулась, не выдержав такого резкого движения.
— Артас, да ты совсем сдурел? — возмутился Утер, вытаскивая принца из воды. — Ох, да вы еще и без одежды этим занимаетесь?
— Купанием? — Артас облизнул припухшие губы.
— Развратом!
— Я просто попросил Вариана научить меня кое-чему.
— Ничего не было, лорд Утер, — смиренно сказал Вариан, выбираясь из воды. — Просто учил Артаса, как ему правильно целоваться с Джайной. Все было очень пристойно и целомудренно. Я даже в штанах, как вы можете заметить.
— Научил? — поинтересовался Утер.
— Как раз проверяли, когда ты появился, — вздохнул Артас. — Одежда, кстати, в нашей лодке. Была. Вариан, пока не вылез, поймай мои штаны, пожалуйста.
Одеваться пришлось быстро, укоризненный взгляд Утера подгонял. Выглядели оба не слишком-то впечатляюще. Артас посмотрел на Вариана, с которого потоком текла вода, оглядел себя и засмеялся.
— Мы словно тонули.
— Я чуть не утонул, — проворчал Вариан. — Когда кто-то решил, что упасть в озеро посреди поцелуя — это очень романтично. Не повторяй такого с Джайной, вряд ли она умеет плавать так же хорошо, как я.
— Вообще такого больше не повторяй! — рявкнул Утер. — Если так уж сильно хочется устраивать подобное, занимайтесь этим в ванне.
— Чем это? — вытаращился на него Артас. — Купанием?
— Купанием, — торопливо ответил Вариан. — Утер имеет в виду, что ты вполне мог принять ванну, а не нырять в озеро.
Артаса не покидало ощущение, что Утер что-то другое имел в виду, но переспрашивать было неловко, паладин и без того выглядел мрачнее тучи.
— Вариан, а можешь меня научить еще кое-чему?
Вариан задрожал, то ли от холода, то ли от вопроса.
— Чему, Одуванчик? Может, тебя лорд Утер всему научит?
— Вряд ли он умеет танцевать.
— Ах, танцевать, — дрожать Вариан сразу прекратил. — Это я и сам не очень-то умею, а разве тебе не полагался учитель всякого такого? Помнится, король Теренас нам обоим нанимал целый отряд наставников. И у нас даже был один и тот же учитель танцев, прекрасно помню, как он нас сравнивал с двумя негнущимися деревцами.
— Артас прилагал столько усилий к овладению искусством танца, что его учитель попросту сбежал, — пояснил Утер. — Не выдержал пренебрежения со стороны ученика. Но вот о том, что он ничему научить нашего принца не успел, слышу впервые.
— Я неправильно выразился, надо не научить, а потанцевать со мной, — поспешил внести ясность Артас. — Я не уверен, что у меня все верно получается, мне нужно, чтобы ты оценил. Я до сих пор не понимаю, как полагается держать даму.
— Хорошо, все оценю и всему подучу. Но сперва нам обоим неплохо бы переодеться. И выпить чего-нибудь горячего.
Во дворец они шли очень быстро. Артас виновато косился на Вариана и размышлял о том, что не стоило так уж пугаться на озере. И прислушиваться к творящемуся вокруг было бы неплохо, наверняка Утер шумел достаточно сильно.
— Стойте, — Утер снял плащ, накинул на Вариана. — Прижмитесь друг к другу и идите в спальню, а там раздевайтесь — и в постель.
— Зачем? — Артас даже с шага сбился.
— Согреваться, — отозвался Утер.
— Лорд Утер прав, — решил Вариан. — Отогреться необходимо. Артас… А вот о чем ты сейчас подумал?
— О теплом одеяле. А на что вы оба намекаете?
— На теплое одеяло, разумеется, — Вариан поделился с Артасом плащом, подтолкнул в сторону ворот. — Шагай быстрее, у меня из сапог льет так, что тут скоро второй Лордамер образуется прямо во дворе.
— Не успеет.
В спальне Вариана Артас кое-как стянул с себя мокрую одежду, сразу же забрался на кровать, завернувшись в одеяло. Вариан вытащил из шкафа сухие штаны, натянул их и отправился к камину, подбрасывать дрова.
— Иди к огню, — позвал он. — Это лучше, чем мокрая и холодная постель.
— Сильно сердишься? — виновато спросил Артас, устраиваясь на ковре около камина.
— Не очень сильно, но сержусь.
— А на что именно? — уточнил Артас.
Вариан сидел в кресле, положив руки на подлокотники и даже в таком виде, полуголый и замерзший, выглядел по-королевски, не позволяя себе откинуться назад.
— На то, что ты опрокинул лодку, она так и осталась в озере. А ведь она не наша. Да и вообще, ты очень опрометчиво поступил, не заметив Утера. Не сомневаюсь, завтра твой отец будет в курсе произошедшего.
— Не будет, — отмахнулся Артас. — Ты ведь знаешь, что Утер никогда нас не выдает. От него нотацию выслушать придется, это точно.
Вариан подался вперед, ухватил Артаса за прядь волос, слегка дернул.
— Беспечный Одуванчик… Когда же ты повзрослеешь?
— Я уже взрослый.
— Если бы, Одуванчик, если бы. Тебе далеко еще до поры взросления. Ну вот, снова обиделся. Посмотри на меня, ну?
Артас повернул голову к Вариану. Тот смотрел грустно и без улыбки.
— Не обижайся. Я просто завидую тебе, вот и все.
— Завидуешь? — не понял Артас.
— Да. Я ведь даже права не имел в шестнадцать лет хоть на кого-то разозлиться и вспылить. И сейчас хочется, как и ты, быть способным просто так сорваться из комнаты на ночное купание, скидывать кого-нибудь с лодки, бегать от строгого наставника и бояться, что отец обо всем узнает.
Артас несколько минут смотрел на него, потом уткнулся лбом в колени Вариана.
— А ты бойся, — упрямо сказал он. — Тебе ведь есть, чего бояться…
— Да, теперь есть, — Вариан рассеянно гладил мокрые взъерошенные светлые волосы Артаса. — Теперь уже есть… — повторил он вполголоса. — И завтра нам обоим влетит. Это прекрасно, Одуванчик. Ты даже не представляешь, как это хорошо, когда есть кому волноваться за тебя.
В комнату вошел Утер, окинул их внимательным взглядом, но ничего предосудительного не узрел, поставил на стол поднос с двумя бокалами, бросил что-то на постель.
— Вот ваша сухая сорочка, принц Артас. Надеюсь, что вы не покинете до утра пределов этой комнаты. Иначе мне придется все-таки выставить стражу у дверей.
— Вообще-то, мы хотели наведаться в бальную залу, — встрепенулся Артас и умоляюще посмотрел на Вариана.
— Утром, — сказал тот. — Ложись спать, Одуванчик. Мы оба устали, стоит отдохнуть, чтобы с ясной головой разбираться во всех фигурах танцев.
— А ты разве спать не собираешься?
— Еще немного посижу, просушу волосы.
Утер поклонился обоим и вышел. Артас со вздохом поднялся, натянул полотняную сорочку, напоминавшую ему какой-то странный доспех, во всяком случае, она была очень жесткой. Зато скрывала она его аж до колена, приличная настолько, что дальше некуда. Как будто бы они с Варианом за семь лет ни разу друг друга без одежды не видели. Впрочем, к этой сорочке Артас успел привыкнуть, как ни странно.
— Подожди, Одуванчик, — позвал Вариан, протягивая ему бокал. — Чтобы спалось лучше, выпей. Это согреет тебя изнутри, все-таки ветер был достаточно холодным.
Артас взял бокал, принюхался, определил, что принесли вино с пряностями. Его обычно давали Артасу зимой после прогулок, правда, предварительно разбавив. Вариан уже успел выпить свою порцию, вернулся в кресло, сидел, разбирая пальцами волосы. Выглядел он уставшим и каким-то погасшим. Так что Артас решил, что самое здравое, что сейчас можно сделать – это лечь спать.
— Спокойной ночи, Вариан.
— Спокойной ночи, Артас.
Задремал Артас быстро, потом дремота перешла в крепкий сон, так что проспал он вплоть до того момента, когда слуги принесли завтрак им обоим и одежду для принца. И то Вариану пришлось его будить.
— Одуванчик, тебе такое понятие, как дисциплина, знакомо? — проворчал он, умытый, одетый и успевший поупражняться с мечом.
— Где-то слышал, — сонно согласился Артас, не спеша выбираться из-под одеяла.
Причина была проста и прозаична: ночью приснилась Джайна, так что сейчас сорочку очень хотелось с себя содрать, мешалась она нестерпимо. И в одеяло, которое Вариан попытался откинуть, Артас вцепился мертвой хваткой, не желая, чтобы тот увидел, в каком состоянии просыпается лордеронский принц.
— Что-то маловато твоих любимых булочек принесли, наведаюсь на кухню, — Вариан развернулся и вышел.
Артас успел за время его отсутствия избавиться и от сорочки и от последствий сна, так что встречал вернувшегося друга, сидя у окна и лениво расчесываясь. Вариан и впрямь принес булочки, поставил на стол и поинтересовался, не желает ли младшая принцесса Лордеронская перестать выдирать свои золотые косы.
— Я уже и завтрак принес.
— Как подумаю, что от отца сегодня влетит, так ничего уже не надо.
— Учись держать ответ, если виноват. Все-таки мы уже не дети, чтобы отделываться покаянным видом.
Артас вздохнул и все-таки переместился к столу. Завтракали в тишине, Артас переживал из-за ночного приключения, Вариан усмехался чему-то и время от времени косился на кровать.
— Что, я с тебя одеяло стаскивал ночью? — Артас поймал один из таких взглядов.
— Нет, — Вариан покачал головой. — Просто утром ты воевал со своей ночной рубашкой, попутно пытаясь лишить Штормград возможности обзавестись принцем.
— Что?
— Ты мне коленом куда только не заехал, брыкаешься, как Непобедимый. Но у тебя не получилось отбить мне все королевские регалии.
Артас расхохотался.
— Ничего смешного, — строго сказал Вариан, хотя глаза смеялись. — Один раз ты все-таки умудрился попасть.
— Извини, я нечаянно.
— Доедай. Нас ждет неспешная получасовая прогулка, а затем проверим, что там с твоим умением танцевать. Ну почему ты думаешь, что я в этом разбираюсь? Меня учили сражаться, а не блистать на балах.
— Потому что ты во всем разбираешься, ты же умный и взрослый.
Вариан промолчал, только похлопал Артаса по плечу.
Прогуливались они во внутреннем дворе, под бдительным присмотром Утера, муштровавшего оруженосцев Серебряной Длани. Как выяснилось, Теренасу о случившемся Утер ничего не сказал, кроме того, что Артас с Варианом ночью ходили поплавать в озере.
— Но чтобы больше не было никаких выходок, подобных этой.
— О чем он? — спросил Артас.
— О том, что в следующий раз учиться обхождению с девушками будем за закрытыми дверями комнаты. Не очень прилично вышло. Идем в бальную залу.
Артас явно ничего не понял о приличии или неприличии целоваться с кем-то темной ночью, когда вокруг ни единой живой души, но промолчал, ведя Вариана в направлении искомой залы. Сейчас здесь не было даже слуг, так что никто занятиям не мешал.
— А тут красиво, — оценил Вариан, осмотревшись. — Ладно, начнем с самого сложного. Выпрямься, руку за спину. Обними меня за пояс, пояс — это где ремень.
— Ты выше, — шепотом сказал Артас. — Мне неудобно.
— Мы всегда можем прекратить, — Вариан положил ладони ему на плечи. — Начинаем с шага. Слушай музыку, ничего сложного в этом нет, просто веди в такт.
— Мы стоим в пустой бальной зале, Вариан. Какая музыка?
— Раз, два, три. Раз, два, три. Скользи, Артас, скользи, а не переставляй ноги, словно ты в полном доспехе. Раз, два, три, выполняем поворот. Нет, ведешь ты. Раз, два, три. Голову выше, взгляд на меня, да не в переносицу, смотри мне на плечо. Кружимся. Величаво кружимся, а не скачем, как два дварфийских барана.
Артас вздохнул, отступая.
— Не получается.
— Ладно, тогда начнем с самого простого, — согласился Вариан. — Забудь, что я перед этим сказал. Скачем как два барана. Влево, вправо, на обе ноги. На четыре такта.
От дверей за ними внимательно наблюдал Теренас, время от времени одобрительно кивая или хмурясь.
— Все-таки, хорошо, что у Артаса есть верный друг, — заметил Утер, подходя к королю.
— Скорей уж, хорошо, что такой друг есть у Вариана. Вот смотрю на них, сердце так и наполняется отцовской гордостью.
— За кого из них? — проницательно заметил Утер.
— За обоих. Конечно же, за обоих.
Написать отзыв