Одуванчик из Лордерона-3. Эта скучная взрослая жизнь

сонгфикобщее / 13+
Артас Менетил Вариан Ринн
29 июл. 2018 г.
29 июл. 2018 г.
1
1.663
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
29 июл. 2018 г. 1.663
 
— Велика была цена, которую заплатил Лордейн со своим отрядом, но велика была и плата за их гибель. Жертва отряда позволила союзникам перегруппировать войска, а затем и нанести решительный удар, рассеяв троллей. В честь павшего героя была названа крепость Лордерон, — Вариан поднял глаза от книги. — Артас?
Артас умудрился заснуть, слушая, как ему читают, пристроил голову на спинку кресла и сладко дремал, приоткрыв рот. Вариан улыбнулся, покачав головой.
— Одуванчик, ты иногда такое дитя…
— А? — сонно спросил Артас, открывая глаза и выпрямляясь. — Я не сплю, я все слышал, ты читал про титанов.
— Я уже час как про них ничего не читаю, — возмутился Вариан.
— Извини, — Артас расстроенно посмотрел на него. — Я что-то сегодня устал. Но ты еще почитай, — он зевнул. — Мне очень нравится слушать твой голос.
Вариан отложил книгу, подошел к окну, взглянул. Дождь. Все еще дождь, серое небо, голые деревья без единого листа в саду царапали воздух ветвями, похожими на когти.
— Не очень люблю осень, — признался он. — Даже зимой так сильно не болят руки.
— Пойдем, — Артас приблизился, взял за руку, — поухаживаю за тобой. В комнате должно быть тепло, там твоим рукам станет легче.
— Я бы с радостью, Одуванчик, но твой отец будет ждать меня, чтобы обсудить кое-какие вопросы. А ты просыпайся, тебя ведь тоже ждут, Утер хотел позаниматься с тобой основами тактики ведения сражений.
— Скучные взрослые дела, да?
— Они, — Вариан даже повернуться не успел, как Артас обнял его за пояс. — И что ты делаешь?
— Показываю, насколько соскучился. А сейчас нам снова придется разойтись, так несправедливо, — грустно сказал Артас. — Я бы с тобой все дни напролет проводил.
— Что поделать. Зато все время после ужина будет нашим.
— Ага, ты снова ничего не съешь, вместо ужина уснешь. Или, наоборот, всю ночь не будешь спать. Ладно, идем.
Из библиотеки они вышли вместе, но на первой же развилке пришлось разойтись. Вариан улыбнулся на прощание и свернул направо, направляясь к тронному залу. Артасу идти пришлось немного дольше, его ждал в башне Утер.
— Мы можем сегодня немного пораньше закончить? — спросил Артас. — Я хотел успеть зайти к лекарю, попросить что-нибудь для Вариана. У него снова болят руки.
— Все зависит от тебя, — уверил Утер.
Обучение шло из рук вон плохо, Артас больше думал о том, что успел услышать, чем вникал в тонкости того, как лучше организовывать оборону города.
— Артас, соберись! — взывал Утер.
— Не могу, — честно ответил тот.
— Мне все больше кажется, что стоит Вариану явиться, как ты становишься несобранным…
Артас вздохнул и уткнулся в карту взглядом, чувствуя, как горят уши.
— Артас, — с укоризной заметил Утер. — Ты думаешь совсем не о том, о ком следовало бы думать.
— А о ком я должен думать? — Артас отвернулся.
Утер подошел, обнял его за плечи.
— Пойдем, пообщаемся. Не о тактике и стратегии, а просто о жизни. Кажется, из детских своих мечтаний о приключениях ты вырос.
— Я не хочу общаться о чем-то таком, — Артас дернул плечом, сбрасывая руку Утера. — Со мной все хорошо.
— Да, первая любовь — это хорошо, — покладисто согласился паладин. — Но в того ли ты влюблен, в кого следовало бы, мальчик мой? Я не хочу сказать ничего такого уж предосудительного, но у Вариана скоро свадьба, а ты столько твердил о Джайне.
— Я знаю, — Артас не поднимал головы.
— Вы вместе росли, я понимаю, что сейчас для тебя Вариан — пример во всем. Но ты уверен, что правильно выбрал, в кого влюбляться?
— Да что ты понимаешь! — разозлился Артас. — У самого вся любовь — молот и молитвы!
— Артас…
— И вообще, какое вам всем дело, — договаривать он не стал, выскочил за дверь.
— А ну вернись! — полетело вслед.
Артас отвечать не стал, пробежал дальше, мимо стражи, выскочил во двор, помчался к воротам.
— Ваше высочество, вы уверены, что стоит по такой погоде прогуливаться? — все-таки осмелился окликнуть его стражник.
— Уверен.
Холодный дождь, падающий за ворот, ничуть не охлаждал и не помогал ясности мысли. Артас перешел с бега на шаг, решив пройтись вдоль стены. Предзимней прохлады он не чувствовал, злость отлично согревала. Влюбился, ха! Почему все сводится к какой-то там любви, если он просто соскучился по обществу Вариана? Да даже если и влюбился, Утеру-то какое до этого дело?
Он с досадой врезал кулаком в стену, потом уселся на выступающий из земли камень. Лишь бы Утер не потащил свои домыслы прямо к Вариану. Неловко будет.
— Что случилось?
На плечи лег теплый плащ. Артас поднял голову, посмотрел на Вариана.
— Поругался с Утером. А вы с отцом закончили разговаривать?
— При виде того, как ты несешься, не разбирая дороги, пришлось. По поводу чего вы умудрились поссориться?
— Неважно, — буркнул Артас, снова заливаясь краской смущения при мысли о том, что правду говорить точно нельзя, а что солгать, он не придумал.
— Если тебя так расстроил этот разговор, то важно. Вставай, пойдем в тепло.
Артас спохватился: руки у Вариана все еще болят, поднялся. Вариан потрогал тыльной стороной ладони его щеку.
— Совсем замерз, еще и промок. Что за поведение: всем назло заболею и умру? — выговаривал он.
— Не заболею, — возразил Артас и чихнул.
Вариан покачал головой, но ничего не сказал. Попавшийся навстречу Утер промолчал, посмотрел словно бы с некоторой долей вины.
— Уделите мне потом минуту внимания, лорд Утер? — Вариан остановился.
— Разумеется, ваше величество. Могу уделить прямо сейчас. Думаю, юный принц вполне способен добраться до своей комнаты.
Артас с отчаянием посмотрел на наставника, но не посмел ничего возразить, побрел, оставляя Вариана и Утера разговаривать — как он надеялся, не о нем.
Переодевшись в сухую одежду, Артас уселся у окна, уткнулся лбом в подоконник.
— Голова болит? — спросил Вариан, ставя на стол поднос. — Я принес тебе чай, выпей, согреешься.
— О чем вы разговаривали с Утером?
— О тебе.
— М. Как это мило, в Лордероне больше не осталось ни единой темы для общения, кроме как пообсуждать принца Артаса.
Вариан подошел.
— Поднимись.
Артас послушно встал, посмотрел на него. Вариан вздохнул, взял его лицо в ладони, потом наклонился и поцеловал, заставив вздрогнуть.
— Что ты… — Артас отскочил, вытирая рот ладонью.
— Так и думал, — заключил Вариан. — Никакой любви ты ко мне не испытываешь, глупый.
Артас возмущенно уставился на него.
— Кроме дружеской, разумеется, — торопливо добавил Вариан. — Я тебя тоже люблю в этом смысле.
— Правда любишь?
— Конечно. А теперь пей чай. И я принес с ледника еще кое-что.
— Земляника!
Чай был сразу же забыт, Артас принялся наворачивать круги около стола, на котором стояло блюдо с ягодами, успевшими пустить немного сока.
— Как вспомню, как мы их собирали, так и хочется незамедлительно все съесть, — Вариан вздрогнул. — Напомни, почему я летом согласился пойти с тобой за земляникой?
— Потому что она вкусная, конечно же.
Артас ухватил несколько ягод, съел, облизнувшись. Сразу вспомнилось жаркое лето, высокая трава, щекочущая босые ноги, усыпанная красным поляна. Вариан землянику собирал тщательно, бережно складывал в корзинку. Артас больше ел их, чем собирал, метался от одного угла поляны к другому, ища, где ягоды покрупнее.
— Ешь, — он протянул Вариану ладонь, полную земляники. — А то ты как будто королевский сборщик.
Вариан наклонился, придержал ладонью руку Артаса, собрал губами ягоды.
— Спасибо. А теперь возвращайся к сбору, ты ведь сам меня позвал за этим.
Артас вынырнул из воспоминаний как раз к моменту, когда Вариан закончил доедать ягоды и теперь с грустью смотрел на блюдо.
— Можешь его вылизать, — разрешил Артас. — Я никому не скажу, что ты на такое способен.
— Сам вылизывай, — отказался Вариан. — Извини, я все ягоды съел, хотя принес и тебе.
— Я не так уж сильно их люблю, — отмахнулся Артас, наклоняя блюдо к себе, чтобы выпить сок, потом принялся вылизывать гладкое серебро.
Вариан отошел к камину, протянул руки к теплу, глядя на пламя.
— Что-то не так? — угадал Артас.
— Обычные политические неурядицы. Каждый удручен только своими проблемами, никому дела нет до бед Штормграда. Хорошо, что Теренас — верховный король Альянса, плохо, что Альянс это мало заботит. Откуда я должен взять деньги! — внезапно взорвался Вариан. — Я не умею делать золото из воздуха! А знать ожидает, что я махну рукой, и из рукава хлынут монеты. Я и без того лезу в казну Лордерона, как в свой карман, а она не рассчитана на два государства.
— А что Бронзобород?
— Кивает, поддакивает, но не спешит потрясти кошелем. Что ты делаешь?
— Готовлюсь добывать деньги для Штормграда, — Артас тщательно расправлял на себе новенький дублет, расшитый золотыми нитями.
— И каким это образом?
— Своим очарованием, конечно же. Кажется, совет Альянса вскоре снова соберется?
— Да, после ужина. И что ты намерен делать?
— Просто поприсутствовать. Будь уверен, если мы будем там вдвоем, отец тоже удвоит усилия. Он неустанно напоминает мне о том, что я должен следить за тем, как он управляет королевством, учиться у него и все такое. Вот увидишь, отец выкрутит этих послов, как прачка свежепостиранное белье, и из них закапают деньги.
Вариан с некоторым удивлением смотрел на Артаса.
— А ты вырос, Одуванчик, — сказал он наконец и улыбнулся.
— Нельзя же все время оставаться ребенком. Хотя я был бы не против. Но только чтобы и ты не взрослел.
— Я уже взрослый, к несчастью. Куда ты меня тянешь?
— Пока что к огню, тебе надо отогреть руки. Не упрямьтесь, принц Вариан, отец сказал мне о вас заботиться.
— Мне он сказал то же самое, принц Артас.
Дождь, словно набравшись сил, припустил с новой силой, превращая каменистую землю в нечто размокшее. Артас стоял у окна, наблюдая за тем, как ветер качает деревья. Вечный танец.
— Я поговорил с Утером еще кое о чем, — подал голос Вариан. — Ты окончательно решил стать паладином?
— Решил.
— Великий Собор Штормграда примет твое посвящение, я удвою усилия по его перестройке. Хочу быть первым, кто поздравит тебя.
Артас кивнул, все так же глядя в окно. Вариан подошел, встал рядом, тоже посмотрел на дождь.
— Ты наследник, будущий король, для которого все заранее предначертано: взять в жены милую знатную девушку, обзавестись наследником и постараться дожить хотя бы до момента, когда сын сможет узнать тебя и назвать отцом. Посмотри на все это с другой стороны, Одуванчик: твоей женой станет Джайна Праудмур, у тебя есть процветающее королевство, со всех сторон окружают союзники, орки разбиты, а второй Войны Троллей уже не будет.
Артас покосился на него.
— Мне тоже было шестнадцать лет, Артас. Я тоже не хотел быть королем, которого связывают цепи обязанностей. Я тоже злился на всех, раздражался без причины и любая неприятность казалась бедой масштаба всего Азерота, — усмехнулся Вариан.
— Но это пройдет?
— Пройдет. Просто помни, что ты не один. И что Утер о тебе волнуется, как и отец, и я. А теперь что ты там говорил про то, что собираешься поухаживать за несчастным старым королем?
Написать отзыв