Одуванчик из Лордерона-5. Королевская дружба

миниобщее / 13+
Артас Менетил Вариан Ринн
29 июл. 2018 г.
29 июл. 2018 г.
1
4548
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
"Здравствуй, Одуванчик.
Соболезную твоей потере. Непобедимый был славным конем, я ведь его помню еще жеребенком, который стоял на тонких дрожащих ножках и с любопытством на нас смотрел. И помню, как позже он тебя скинул. Признайся, вид у тебя в тот момент наверняка был весьма обиженный. Помню, как ты начинаешь хмуриться, когда что-то не по тебе. Скорблю вместе с тобой о смерти этого славного животного.
Прости, что снова не получилось приехать погостить, но я не мог оставить Тиффин одну в такой момент. Скоро она подарит мне сына. Признаться честно, я волнуюсь так, что даже места себе не нахожу. Подумать только, сын, у меня будет сын. Представляешь, дружище? Десять лет назад я потерял отца… А вот теперь сам стану отцом. Мне немного страшно. И я бы не отказался, чтобы рядом со мной был ты, поддерживал бы, как и раньше. Впрочем, учитывая, как часто мы обмениваемся письмами, я вполне могу считать, что ты со мной, так ведь?
Я решил назвать сына в честь тех, кто был мне дорог. Андуин Ллейн Ринн — красиво звучит? Непременно придумаю какую-нибудь звучную фразу вроде "Сын мой, в час, когда ты родился, сами стены Штормграда прошептали твое имя". Ладно-ладно, не начинай так угрюмо вздыхать, я же шучу.
Одуванчик, очень надеюсь, что ты вскоре прибудешь на посвящение. И что ты подхлестнешь коня, чтобы прибыть пораньше, у меня есть несколько идей, как мы можем потратить вечер до торжественного утра. Здесь не так много тех, с кем я могу поделиться всеми своими горестями и радостями в полной мере. А в письмах все не расскажешь. К тому же, у меня отвратительный почерк, а ты не любишь много читать. Не начинай сразу же писать в ответ, что это не так. Опять чернила разольешь.
В общем, принц Артас Менетил, язви вас Бездна в печень, хватит уже прохлаждаться в безделье под сенью королевского дворца Лордерона, приезжайте, я вам мигом найду подходящее занятие.
На сем остаюсь. Искренне скучающий по вам,
Король Штормграда (чему совершенно не рад) Вариан Ринн".
Артас усмехнулся, перечитывая письмо, протертое на сгибах. Вариан совершенно не изменился за десять лет. Не считая, правда, того, что успел жениться и уже обзавелся наследником. Послание пришло полгода назад, но только сейчас началось наконец-то путешествие из Лордерона в Штормград. Было немного жаль, что не получилось выбраться на свадьбу, но как раз тогда Артас слег с очередной и последней болезнью. После того, как лихорадка, трепавшая его, отошла, больше ни один недуг не осмеливался приближаться. Что не отменяло того, что свадебным подарком от Артаса Вариану стали только тревога и беспокойство.
— Волнуешься? — спросил подошедший Утер.
— Очень. Мы так давно не виделись. Целых три года, да и то, Вариан приезжал всего лишь на три дня, даже толком не успели поговорить. Подумать только — я пропустил коронацию лучшего друга, свадьбу лучшего друга и несколько празднеств по случаю его дня рождения.
Утер взглянул неодобрительно.
— Я спрашивал о посвящении.
— Волнуюсь больше, чем перед встречей с Варианом.
— Только не увлекайтесь, — предупредил паладин.
— Не увлекаться чем? — Артас посмотрел на него, надеясь, что выглядит достаточно невинно и непонимающе.
Утер в ответ показал кулак и усмехнулся в бороду. Артас догадался сделать пристыженный вид. Да, славно он недавно с молодыми паладинами напился медовухи, так что пришлось Утеру тащить принца в комнату, раздевать и заворачивать в одеяло, чтобы даже дернуться не смог.
— Со мной ведь будет Вариан.
— Этого-то я и боюсь, — проворчал Утер.
Артас снова принялся перечитывать письмо, воочию видя, как Вариан сидит за письменным столом, наверняка, по старой привычке поджимает под себя ногу, склоняет голову набок и выводит буквы, стараясь, чтобы письмо можно было прочесть. Одна из зим была суровой, Вариан сильно застудил руку. Владеть мечом это ему не мешало, а вот перо он все еще держал не слишком-то уверенно. Артас помнил, какими были первые письма Вариана после болезни, пришлось даже идти к отцу, просить помощи в распознании.
— Радуешься посвящению? — Теренас подошел к сыну, встал рядом, покосился на письмо. — А, снова вспоминаешь своего друга?
— Я по нему скучаю.
— Что ж, после посвящения скучать тебе будет некогда. К тому же, он вскоре встретит нас, успеете наговориться.
Артас кивнул и устремил взгляд вперед. Корабли, по его мнению, шли слишком уж неспешно, хотелось прыгнуть в воду и поплыть вперед, чтобы поскорее очутиться в столице Штормграда.
— Утонешь, — заметил Теренас, посмеиваясь.
— А?
— У тебя все мысли на лице написаны.
Артас вздохнул и отвернулся. Его злила эта неторопливость. Впрочем, Вариан всегда его упрекал в этом.
— Слишком торопишься, — говорил он, отводя клинок от горла Артаса.
— Опять поспешил? — восклицал он, ударом щита сбивая друга с ног.
— И куда же ты так опаздываешь? — шипел он, потирая плечо, ушибленное при столкновении с Артасом.
В чем-то Вариан был прав — Артас постоянно хотел получить желаемое поскорее. Только что в этом плохого?
— Уверен, твой друг ни капли не торопится, как и приличествует королю. И не упускает ни одной мелочи, готовясь к встрече.
— А я что-то упустил?
— Упустил, — кивнул Теренас. — Опять не расчесался с утра, как следует. Вариан себе такого не позволяет.
Отец был прав: Вариан по утрам всегда очень тщательно причесывался, разбирал волосы гребнем, проглаживал по всей длине, пока они не начинали потрескивать, затем собирал их в высокий хвост. Принц должен выглядеть достойно, как говорил он. Артас же пару раз проходился по волосам щеткой и мчался начинать новый день.
— Это все ветер, — попытался оправдаться Артас.
— Помнится, в Кель’Таласе тоже был ветер. А вспомни короля Анастериана.
— Он же маг.
Хотя какая магия могла помочь сохранять в порядке королю высших эльфов белоснежное великолепие, ниспадавшее мало не до земли, Артас не знал. Анастериан еще и был высоченным, как башня, так что волосы у него были в рост Артаса. Теперешнего Артаса, вымахавшего в отнюдь немаленького роста юношу. И вся эта красота не то что в пыли не пачкалась, даже не встрепывалась ветром. Артас, разумеется, при первом порыве ветра стал похож на цветок одуванчика.
— Просто причешись, — начал терять терпение Теренас. — Или обрежь волосы так коротко, как приличествует паладину.
Разговор был не особенно осмысленным, но он помогал хоть как-то скоротать время. Артасу казалось, что они плывут уже целую вечность. Хорошо еще, что у него был крепкий желудок, так что путешествие он переносил без проблем. Впрочем, они уже миновали Гилнеас и Дун Морог, оставалось не так уж долго терпеть. С отцом ругаться не хотелось, впрочем, не так уж они и ругались, деятельного Теренаса вынужденная зависимость от корабля тоже раздражала. Утер, конечно, пытался как-то утихомиривать обоих, но получалось плохо.
— Посмотри, — Утер указал куда-то вперед.
Артас прищурился, рассматривая едва видимый силуэт гор.
— Еще пара часов — и мы доплывем до них, останется только обогнуть. Это Элвиннские горы, — пояснил Утер, видя, что его воспитанник совсем одурел от качки.
— Ооо, — Артас блаженно застонал. — Почти на месте.
— Приплясываешь, как застоявшийся конь, — усмехнулся Утер.
Артас замер на месте, но долго это не продлилось, вскоре он снова начал переступать с ноги на ногу и безмолвно подгонять корабль, упрашивая его двигаться побыстрее.
— Иди, готовься к встрече, — сжалился Теренас. — Хоть чем-то себя займешь, а то уже смотреть не могу, как ты тут гримасничаешь, будто тебя блохи закусали.
Артас метнулся в свою каюту. Облиться ведром воды в лохани, вытереться насухо, переодеться в чистое, расчесать все еще влажные волосы. Это заняло вроде бы не так уж и много времени, но когда он поднялся на палубу, впереди уже виднелись стены Штормграда, неуклонно приближающиеся.
Потом стали видны маленькие фигурки людей на берегу. Артас в нетерпении обшаривал их взглядом, наконец, корабль подошел так близко, что стало возможным различить Вариана, стоявшего на самом краю причала.
— К рассвету ты должен быть на ногах, — предупредил вполголоса Утер.
— Да, Утер, я понял.
Вариан попятился назад, одернутый за плащ кем-то из сопровождения. С корабля пробросили сходни, Артас слетел первым, едва касаясь досок.
— Король Ринн, — он поклонился на ходу.
— Принц Менетил, — отозвался Вариан, в глазах которого бесы отплясывали, стуча копытами, лихой танец.
Просто так уйти они не могли, король должен был поприветствовать короля. К счастью, Теренас с корабля сошел достаточно быстро, обменялся приветствиями с царственным собратом. Следующим поклонился Утер. Артас стоял чуть поодаль и смотрел на это действо, только сейчас понимая, что Вариан и в самом деле король, у которого полно дипломатических обязанностей, которые отодвигают любое желание уединиться с другом за чашей вина. От этого стало немного грустно. Кончилось беззаботное детство с шутками.
— Надеюсь, что вы будете довольны нашим гостеприимством.
— Надеюсь, вы присмотрите за моим сыном и покажете ему ваш чудесный город, — ответствовал Теренас. — Незамедлительно, — добавил он с легкой улыбкой.
— Несомненно, король Менетил. Принц, прошу вас…
Им подвели двух великолепных коней. Вариан поспешно забрался в седло, Артас последовал за ним. Кони понесли их прочь от толпы на причале. Пока что городской гомон не давал даже словом обменяться, так что приходилось ехать в молчании, пока вокруг не стало совершенно тихо.
— Посмотрите налево, принц, вы видите раскидистую яблоню. Посмотрите направо, принц, вы видите меня, наконец-то.
Вариан повернулся в седле и обнял Артаса.
— Одуванчик! Как же я рад, мне столько надо тебе поведать!
— Начинай, — Артас стиснул его в объятиях. — А ты вроде стал меньше ростом?
— Это ты вытянулся. В Лордероне еще голод не наступил от того, что принц съел все припасы?
— Ха-ха. Очень смешно. А ты изменился… Стал взрослее. И хвост стал короче.
Вариан вздохнул, развел руками.
— Я же теперь король. Приходится соответствовать своему высокому титулу. Ну что, едем во дворец? Хочу познакомить тебя с сыном. И с женой.
— Едем, — согласился Артас.
— Надеюсь, у тебя нет никаких дел перед посвящением? — внезапно обеспокоился Вариан. — Там, молиться, поститься, слушать благочестивые наставления Утера?
— Смеешься? Я уже все выслушал за время плавания, наизусть выучил и весь благоговейно трепещу, не переставая.
— Тогда едем.
На то, как выглядит город, Артас особого внимания не обращал, завтра насмотрится во время торжественного шествия, оно ведь должно быть медленным и величавым, только и дел будет, что глазеть по сторонам. Сейчас его больше интересовал Вариан. За три года, что они не виделись, тот слегка подрос, стал шире в плечах и стал куда реже улыбаться. Во всяком случае, улыбка на губах Вариана появлялась только тогда, когда он смотрел на Артаса или разговаривал с ним. Пока они ехали в молчании через весь город, король смотрел перед собой, отчего-то хмурясь.
Встрепенулся он только перед ступенями дворца.
— Идем, умоемся. Тиффин не подпускает к ребенку иначе как после ванны. Эй, что с тобой?
Спешившийся Артас покачнулся, оказался в объятиях Вариана.
— Ноги что-то ходуном ходят, — пожаловался он.
— Так бывает после долгого плавания. Ты ведь впервые так долго был на корабле?
— Впервые.
Чувствовать себя беспомощным Артас ненавидел, а сейчас он даже ног не чувствовал. Вариан подставил ему плечо, обхватил за пояс.
— Все в порядке, — бросил он встрепенувшимся стражникам. — Я сам помогу принцу Менетилу. Все хорошо, Артас, тебе стоит посидеть спокойно пару часов. Если это в твоих силах, конечно.
— Если ты будешь подавать королевский пример, то я справлюсь.
Вариан хмыкнул и поволок его наверх по ступеням. К концу подъема Артас уже всерьез засомневался, что парой часов дело обойдется, но тут же разозлился за себя на малодушие. В конце концов, он молод и здоров, а небольшая качка не должна вот так сказываться. Он выпрямился, глубоко вздохнув.
— Думаю, я смогу идти сам.
— Хорошо, — согласился Вариан. — Но я рядом и всегда готов подхватить, если что.
Идти оказалось не так уж и сложно, если как следует сосредоточиться. Помощь потребовалась уже у самых дверей, когда Артас вынужден был опереться на стену. Вариан открыл дверь, заволок друга в комнату и усадил в кресло.
— Вот и все. Вытяни ноги, скоро все пройдет. Я тоже сяду здесь.
Вариан и в самом деле занял место в соседнем кресле, скопировав позу Артаса.
— А теперь расскажи мне про прекрасный Кель’Талас. Я-то там ни разу не бывал. Какие они, высшие эльфы?
— Их следовало бы называть высоченными, — проворчал Артас. — Я не жалуюсь на свой рост, но когда почетный караул гвардейцев окружил нас и повел во дворец, я чувствовал себя как в алой с золотом шкатулке.
— А принца Кель’Таса ты видел? — с любопытством спросил Вариан, чуть подавшись вперед.
Сейчас он снова напоминал того мальчишку, которого некогда Артас водил по дворцу Лордерона, показывая потайные уголки: глаза горят в ожидании рассказа, во всей фигуре нетерпение и ожидание.
— Видел, — кивнул Артас. — Он был со мной вполне мил. Впрочем, куда ему деваться, ты же знаешь дипломатический протокол. Пока короли беседуют, принц развлекает принца. Так что мы прогуливались по дворцу, мне показывали библиотеку, магические занятия и тренировку стражников. А еще угощали фруктами.
— И какой он?
— Очень напомнил тебя, — честно признался Артас. — Такого, каким я тебя увидел впервые, я имею в виду. Очень вежливый и очень царственный. А я опять стоял перед ним встрепанный, с пятном от фруктового сока на воротнике и не знал, куда деваться. В общем-то, подружиться мы с ним и не пытались.
— А ты бы хотел?
— Нет. Не представляю, как принц Кель’Тас подбирает свои многослойные одеяния и лезет на дерево за яблоками, например. Да и удрать с ним среди ночи из дворца купаться в озере тоже не вышло бы. Он — не ты, этим все сказано.
Вариан улыбнулся.
— Спасибо. Мне… очень важно это слышать, Одуванчик.
В дверь постучали.
— Войдите, — окликнул Артас.
На пороге показалась миловидная девушка, улыбнувшаяся Артасу так, словно они были добрыми друзьями вот уже с десяток лет. Он улыбнулся точно так же, настолько уютной и милой была гостья.
— Артас, знакомься, моя супруга Тиффин, — Вариан вскочил, помог супруге добраться до диванчика.
Артас, преодолевая боль в ногах, поднялся, поклонился.
— Сидите, ну что вы, — Тиффин ахнула. — Вашим ногам нужен отдых. Простите за вторжение, но я не смогла удержаться, когда узнала, что вы здесь. Вариан про вас столько рассказывал…
— И про вас тоже. Помнится, вы мне даже писали.
— А вы — мне.
Вариан уселся на краю диванчика так, чтобы оказаться ровно посередине между супругой и другом, откинулся назад, чтобы не мешать Артасу и Тиффин общаться. На губах играла умиротворенная улыбка, было видно, что сейчас король Штормграда счастлив как никогда.
— Я как раз рассказывал о своем визите в Кель’Талас.
— Там и вправду так красиво, как это все описывают? — заинтересовалась Тиффин.
— Еще красивее. Но, конечно же, с вашим прекрасным королевством не сравнится, ни подданными, ни королем. Ни королевой, — добавил Артас.
— А разве там есть королева?
— Точно была. Откуда-то ведь взялся принц.
Тиффин рассмеялась, так звонко, словно колокольчик звенел.
— Кстати, о принце. Андуин тоже очень хочет с вами познакомиться, во всяком случае, с момента, когда при нем сказали о вашем визите, он постоянно оживлен.
— Я тоже очень жажду встречи с юным принцем Штормграда. Уверен, что он взял от вас обоих все самое лучшее. Вырастет очень похожим на родителей, таким же светлым, как его мать, и таким же львом, как отец.
— Кто ты, сладкоречивый незнакомец, — шутливо возмутился Вариан, — и куда ты дел Артаса?
— Общение с эльфами даром не проходит, — Артас тоскливо посмотрел в потолок. — Мы обмениваемся письмами с королем Кель’Таласа, потому что, видите ли, мне нужно учиться излагать свои мысли достойно, а он готов всемерно мне в этом всомопо… вомсо… тьфу, воспомоществовать.
Ноги уже понемногу возвращали чувствительность. Артас попробовал встать, с удивлением понял, что дрожь прошла.
— Готов встретиться с Андуином? — оживился Вариан.
— Сперва вымою руки, — благовоспитанно ответил Артас.
— Как приятно, что хоть кто-то из мужчин знает, что нужно делать, — восхитилась Тиффин.
Вариан украдкой показал другу кулак.
Маленький принц Штормграда спал, однако, стоило Артасу подойти к колыбели, сразу же открыл глаза, посмотрел на гостя и засмеялся.
— Приветствую вас, принц Андуин, — Артас осторожно погладил пальцем его щечку, удивившись ее мягкости.
Андуин крепко сцапал его за палец, подержал несколько мгновений, выпустил. И заснул.
— Видел бы свое лицо, — шепотом сказал Вариан.
Тиффин знаками показала, что им лучше удалиться.
— А что с ним не так? — возмутился Артас, когда они отдалились на приличное расстояние.
— Ты словно в клетку с голодным львом вошел.
— С маленьким львенком разве что. А он милый.
— Еще бы он не был милым, все-таки твой племянник. Ты же мне уже почти что брат. Ох, — Вариан покосился на него, — ты меня простишь, если я скажу, что даже не дышал, пока ты был рядом с колыбелью? Я знаю, что ты не причинишь вреда ребенку, но…
— Все в порядке, Вариан. Наверное, любые родители волнуются за свое дитя.
— Я боюсь его потерять, — Вариан глубоко вздохнул. — У меня такое чувство, что все, кого я люблю, умирают. Родители. Лотар. Я как проклят. Стоит мне только смириться с одной потерей, как приходит вторая, затем третья.
— Ты еще скажи, что ко мне не приезжал, чтобы я шею не свернул на лестнице, — возмутился Артас.
— Стоило нам подружиться, как тебя сбросил конь. Ладно, это я уже шучу. Просто столько всего навалилось, а я почти один. Только ты и Тиффин. И еще мои советники, конечно же.
— А еще Бронзобород, — добавил Артас, хлопнул Вариана по спине. — Все, пошли пить. Это тебя мигом развлечет и развеет все твои глупые мысли. Как ты правильно заметил — я здесь. И от меня ты не отделаешься.
Пить они решили в комнате Артаса. Медовуху слуги понесли вереницей, искренне желая королю отлично отдохнуть в компании с другом.
— Судя по количеству еды, оставаться трезвыми долго мы не сможем, — изрек Артас.
— А ты есть хочешь? — встрепенулся Вариан. — У нас там торжественный королевский ужин. Что ты делаешь?
Присосавшийся к кувшину медовухи Артас ответил далеко не сразу.
— Теперь мне на торжественный ужин нельзя, — сообщил он. — А тебе ведь там присутствовать обязательно?
— Тиффин извинится. К тому же, ужинать все равно пришлось бы малым кругом, только ты, я, твой отец и твоя сестра. Думаю, учитывая, сколько они не виделись, их лучше оставить вдвоем, — Вариан подвинул к себе чашу. — За встречу, Одуванчик.
— За встречу.
Первые чаши выпили в молчании, только изредка провозглашая тосты за умерших и за ныне здравствующих. Затем захмелевший Вариан расстегнул рубашку, откинулся в кресле, расслабившись.
— Итак, рассказывай, как ты там жил. Особенно меня интересует то, о чем в письмах ты не упоминал.
— Да я обо всем упоминал. Хотя, да, с последнего письма кое-что произошло…
Еще через три чаши на ковре рядком улеглись сброшенные сапоги, а слуги приоткрыли окно, пытаясь хоть немного проветрить комнату от винного духа. Заодно королю и принцу подсунули блюдо жареной оленины в надежде, что нетрезвых царственных друзей это немного удержит от подвигов. С сытыми желудками они точно далеко не уйдут.
Так и вышло, после того, как блюдо опустело, Вариан предложил перебраться на ковер, как в далеком детстве. Артас не возражал, чувствуя, что поваляться просто необходимо. Голову кружило слишком уж сильно, да и начинало немного клонить в сон.
— Помнишь, как мы лежали вот так же раньше? — Вариан подложил руку под голову.
— Помню. Пытались угадывать, что видим в тенях от камина. Жаль, что сейчас слишком светло.
— Сейчас исправим, у меня тут слуги где-то были.
Слуга, как раз убиравший со стола, послушно задернул тяжелые портьеры, разжег камин. Видеть своего короля беспечно валяющимся на ковре было непривычно, но картина была умилительная — перепившаяся молодежь отдыхает, не буянит, не ищет приключений.
— Вон там корова, — показал пальцем Вариан. — Смотри, рога, морда.
Дрова как раз прогорели, осели, тени сменились.
— По-моему, это больше на дракона похоже, — задумчиво сказал Артас. — А знаешь, жаль, что нельзя выбраться ночью из дворца, сбежать плавать в какое-нибудь озеро.
— Чтобы потом Утер нас вытаскивал и грозился уши оборвать обоим, не глядя, что мы принцы? — Вариан ткнул Артаса в плечо кулаком и ухмыльнулся. — Кстати, Утер ведь во дворце…
— И что?
— А тут озеро есть. А еще море.
Артас приподнялся на локте, посмотрел на друга, потом махнул рукой.
— Лень. Да и мы давно уже не дети, чтобы такое вытворять. Пойдем, там еще на столе еще есть кувшины, а хмель уже выветривается, что совершенно не входит в мои планы.
Вариан поднялся, направился к столу.
— Пьем до полной потери сознания? Чтобы тебе Свет безо всякой церемонии явился?
— Разве что окутанный Светом Утер. Кстати, а ты все еще не потерял умения владеть мечом? — поинтересовался Артас.
— Я? — возмутился Вариан. — Идем, я тебе покажу, кто тут что потерял. Вот только еще выпьем немного, а то в глотке пересохло.
— За нашу встречу! — Артас со второй попытки ухватил чашу.
Сапоги оба натягивали, долго недоумевая, почему это их столько, еще и все левые. Однако с пятого раза обувь все-таки заняла место на ногах. В коридоре пришлось обняться, иначе идти было трудновато, стены так и норовили подвернуться под лоб. Но до тренировочного зала, вернее, до внутреннего двора, они добрались без потерь.
— Бери меч, — Вариан кивнул на стойку с деревянным оружием.
— А мы не слишком нетрезвы? — обеспокоился было Артас.
— Мы в самый раз нетрезвы, Одуванчик. Давай, бери меч. Или боишься снова позорно проиграть?
— С нашей последней встречи я кое-чему научился!
Как выяснилось, Вариан даже в пьяном виде является грозным противником. Хорошо, что мечи были деревянными, так что убить друг друга не получилось, хотя ссадин и ушибов они наставили порядочно.
— Ты все еще слишком торопишься, — Вариан увернулся от меча. — Пренебрегаешь защитой.
— А ты все так же слишком уходишь в оборону. Ой!
Меч Вариана с глухим стуком приложился к лицу Артаса, заставив того пошатнуться и выронить оружие.
— Одуванчик!
— Все в порядке, сам виноват.
— Ничего не в порядке, у тебя кровь идет.
Артас потрогал лоб, посмотрел на кровь на пальцах.
— Просто разбил немного, к утру заживет. Что ты делаешь?
Вариан приблизился вплотную, взял Артаса за ухо, потянул, заставив замереть, наклонив голову. И лизнул рану, потом еще раз и еще. Артас хихикнул.
— Кровь вроде остановилась, — решил Вариан. — Надо прервать тренировку, мы чересчур пьяны.
— Лично я готов продолжать, — провозгласил Артас.
Вариан покачал головой.
— Не уверен, что стоит. Давай передохнем немного. Помнишь, что говорил Лотар?
— Главное умение воина — вовремя опустить меч и отдышаться, — вспомнил Артас. — Ладно, давай отдышимся.
— Пойдем, я покажу тебе свой дворец. У меня тут тоже есть немало потайных мест. И я познакомлю тебя с отцом.
Артас удивленно посмотрел на него, но вслух ничего не сказал, послушно пошел следом. Вариан провел его узким каменным коридором в тронный зал, сейчас темный и пустой, прошел к боковой двери, толкнул ее.
— Комната для отдыха короля, — пояснил он. — Иногда надоедает сидеть на троне, особенно, если прием знати затянется, так что можно удалиться ненадолго сюда, воды попить, съесть что-нибудь. А вот и мой отец.
Артас взглянул на портрет короля Ллейна, затаил дыхание. Изображенный на портрете мужчина был царственно величественен. И глаза, казалось, прямо в душу Артасу заглянули.
— Здравствуй, отец, — сказал Вариан, обращаясь к портрету. — Позволь представить тебе моего друга. Артас Менетил, принц Лордерона, чья дружба помогла мне не упасть духом после твоей смерти. Артас, это мой отец, Ллейн Ринн, король Штормграда.
— Рад нашему знакомству, ваше величество, — Артас поклонился так, как приличествовало приветствовать короля. — У вас чудесный сын, я горд называть его другом и счастлив, что он называет другом меня.
Вариан отвернулся с тихим вздохом, нахмурился было, затем все-таки вернул на лицо улыбку.
— Хочешь услышать нечто потрясающее?
— Хочу.
— Тогда идем скорее.
Артас не протестовал, только старательно перебирал ногами, пытаясь успеть вслед за другом. Вариан вывел его из дворца.
— Мы как раз вовремя, встань вот тут. И слушай. И закрой глаза, так лучше чувствуется.
Артас послушно зажмурился. И чуть не подпрыгнул, когда прозвучал первый раскатистый удар, отозвавшийся где-то внутри. Часы на городской ратуше били полночь. Двенадцать тяжелых ударов, от каждого из которых словно изнутри что-то щекотало.
— Правда, это красиво? — тихо сказал Вариан. — Всегда любил слушать полночный бой. День сменился, значит, еще немного прожило в мире и покое королевство. И обязательно наступит рассвет.
Артас, все еще не открывая глаз, нашарил его руку, крепко переплел пальцы с пальцами Вариана.
— Когда-нибудь я приведу сюда Андуина, чтобы он тоже послушал, чтобы помнил про время мира и покоя, — Вариан прерывисто вздохнул. — Ты еще не хочешь спать?
— Не думаю, что смогу уснуть.
— Тогда идем, прогуляемся еще немного. Или потренируемся. Да, давай потренируемся, — это прозвучало почти просяще. — Когда я держу меч в руках, я ни о чем не думаю. А когда напротив с мечом в руках стоишь ты, мне почему-то спокойно.
— Потому что у тебя нет никаких проблем, кроме того, как не получить по лбу.
Вариан кивнул. Артас слегка поежился, ночь была не такой уж и теплой. Ничего, тренировка их согреет, ночь еще покажется жарким летним днем. И хорошо, что мечи деревянные.
— Думаю, из тебя получится отличный король, — Вариан парировал удар.
— Как получился из тебя?
— Да, вроде того. Опять открываешь бок.
— А ты опять забываешь про лицо, когда-нибудь полоснут по нему мечом.
— Шрамы украшают мужчину, — Вариан отпрыгнул в сторону, так что удар Артаса провалился в пустоту. — И уж тем более короля.
— Спасибо, предпочитаю из украшений корону.
Вариан внезапно рассмеялся, опустив меч.
— Что с тобой?
— Вспомнил, как мы пробрались в тронный зал, где ты примерял корону Теренаса.
Артас смущенно фыркнул.
— И не напоминай!
— Такое не забывается. Король с короной на шее. И трон тебе не понравился, кажется. Он все еще такой твердый?
Артас кивнул.
— А твой?
— Я первым же делом приказал положить туда подушку.
На их хохот выглянула стража, убедилась, что все в порядке.
— Пойдем, — предложил Вариан. — Посидишь на моем месте.
— Спасибо, я уже насиделся на отцовском троне.
— Ах, принц Менетил, так вы отказываетесь взойти на трон Штормграда?
— Ну если король Штормграда готов мне его уступить…
Трон оказался и впрямь довольно удобным. Артас выпрямился, положил руки на головы львов, украшавших подлокотники.
— Царственно? — поинтересовался он.
— Весьма. Но стоять перед ним все равно удобнее.
Двери тронного зала распахнулись, впуская внутрь Утера. При виде Артаса, восседающего на троне, он слегка сбился с шага.
— Я пропустил коронацию?
— Нет, как раз вовремя. А что ты здесь делаешь, Утер? Разве уже рассвет? — Артас взглянул в сторону окна.
— Глухая ночь. Я заглянул проверить, где ты, нашел пустые кувшины, разлитую по полу медовуху и не нашел тебя. Стража сказала, что вы вдвоем ушли, по их словам, качаясь как лодки в шторм.
— Все в порядке, Утер, мы просто общаемся с Варианом.
— Шли бы вы спать оба. У тебя завтра посвящение, ты еще помнишь об этом? Вам же, ваше величество, завтра тоже предстоит не самый легкий день.
— Как всегда, — Артас поднялся с трона. — Принцы развлекались и веселились. А потом пришел Утер и разогнал спать.
— Увидимся завтра, Артас. Лорд Утер, — Вариан склонил голову.
— Спокойной ночи, ваше величество. Артас.
— Сладких снов, Вариан. Утер.
Комната уже была проветрена и прибрана, кровать расстелена. Артас разделся и улегся. «Надо уговорить отца погостить здесь еще пару дней», — решил он, засыпая.
Написать отзыв