Ведьмарка

минимистика, фэнтези / 13+
12 авг. 2018 г.
12 авг. 2018 г.
3
3549
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Платье… Темно-бордовое платье, расшитое на груди и подоле золотой нитью. Расклешенные рукава, расширяющаяся вниз юбка, оно не выглядело громоздким, хоть и было сшито из тяжелого бархата. Нет, это платье было строгим, по-королевски величественным и просилось быть надетым. Оно могло собирать взоры окружающих, их восторженные ахи. Но его так никто и не надел.
— Я сшил его Инге перед самой игрой, — сказал Олег, замолчал и отвернулся.
Я просто положил руку ему на плечо, не зная, что сказать. Инга, сестра Олега, веселая и позитивная, яркая, как солнечный лучик, таинственно пропала, уехав на полигон перед ролевой игрой. Полигон находился в часе неспешной ходьбы, никаких маньяков в лесах не водилось, тропинку знали все. Но Инга ушла в лес и не вышла к первым меткам, не нашли ничего — ни оброненной сумки, ни шарфика, ни единого следа. Тропинку прочесывали органы правопорядка, охотники, мчсовцы, по следу пускали собак, но все было бесполезно. Ролевики подтянулись даже из соседних областей, искать Ингу около трех сотен человек не переставали порядка месяца. Но ничего. Даже по экстрасенсам побежали, перекопали семнадцать участков леса, разыскивая ее тело, пока тяжелая рука Веринды не расшибла Олегу в кровь губы, после чего он опомнился и носиться по всяким магам перестал.
Олег за это лето почернел от горя, похудел, почти перестал спать и есть. И сейчас, когда в окно весело шлепались золотистые листья, передо мной сидел не тот жизнерадостный парень, которым мы все его знали. Круги под глазами, восковая бледность, ребра проглядывают сквозь футболку.
— Она же не могла просто вот так взять и исчезнуть?
В дверь позвонили, я поплелся открывать. На пороге возвышалась Веринда, та самая, что отвешивала Олегу оплеухи.
— Привет.
— Нахуй все, — сразу заявила Веринда. — Олег, хватай куртку, мы едем искать Ингу.
— Свихнулась? — я попятился.
— А ты можешь оставаться.
Олег выскочил, беспрекословно схватил ветровку с вешалки. Я тут же сунул ноги в кроссовки. Может, Веринда и не обладала неземной красотой, внешность у нее была самая обычная, но ее харизма была запредельной. И почему-то ей хотелось верить. Олег даже приободрился как-то.
— А почему именно сегодня?
— Потому что я так сказала.
— Вер, ее искали сотни человек.
Веринда приподняла в ухмылке левый уголок губ:
— А я искать не стану, я знаю, где она.
Надо ли говорить, что после такого заявления мы с Олегом рванули вслед за Вериндой, не спрашивая ни о чем больше. Наверное, странное зрелище представляли собой двое парней и девушка, несущиеся во весь дух куда-то к остановке автобуса с таким видом, словно от того, успеют они или нет запрыгнуть в транспорт, зависело все на свете.
— Она жива? — за всю дорогу Олег задал только один вопрос.
— Ну, смотря, что считать жизнью.
Олег заткнулся и уставился в окно молча. Я тоже не знал, что сказать. Немного успокаивало то, что Веринда ухмылялась безо всяких признаков грусти. Вряд ли она взялась бы таким образом успокаивать Олега. Не такой она человек, Веринда Люс, чтобы пинать по болевым точкам просто из желания попинать, она явно что-то знала.
Автобус остановился у самой опушки леса, мы выбрались наружу. Веринда немного покрутилась, высматривая что-то, затем уверенно повела нас по тропинке, зачем-то собирая по дороге землянику и мелкие лесные поганки.
— Нам это есть придется? — я попробовал пошутить.
— Придется. Не бойся. Рецептуру я знаю.
Я хотел было уже сказать, что ничего я жрать не стану, но покосился на Олега, чуть приободрившегося. Нет уж, сожру все, что Веринда подсунет, хоть кору с осины обгладывать буду, если поможет. А наша проводница тем временем остановилась, кивнула на малоприметную тонкую осинку:
— Тут. Садитесь.
— Будешь вызывать ее дух? — я пытался угадать, чего добивается Веринда.
— Нет. И вообще. Помолчи немного, Сэй. Ладно? Я и так нарушила собственный принцип не вмешиваться в то, что не касается лично меня, если меня не наймут.
— А я могу нанять, — Олег закивал, глядя с какой-то безумной надеждой. — Ты… Ты же соленоска, да?
— Умный мальчик.
— Я нанимаю тебя…
Веринда отвесила ему еще один подзатыльник, несильный:
— Молчи уж. Почему сразу не пошел к соленосам? Чего ждал?
Я ничего не понимал, чувствуя себя снова столичным мальчиком, приехавшим в провинцию, где все незнакомо. Заметив мой недоуменный взгляд, Веринда пояснила:
— Соль — первое средство защиты от всего злого.
— Я знаю, — голос прозвучал тонким писком.
— А мы — второе. Ведьмарка я. Соленоска.
Я слегка обалдел. И рот открыть смог на удивление легко. Веринда впихнула в него смесь грибов, земляники и еще чего-то, что я не смог определить. Пришлось проглотить. Олег уже со своей порцией справился.
— А что теперь?
— А теперь подождем немного, сейчас все появится, — Веринда уселась прямо на траву, скрестив ноги. — Главное, не отпустить.
Выяснить, что она имела в виду, я не успел — лес зашумел, причем ветра не было, верхушки деревьев закачались, земля ощутимо вздрогнула, потом на поляну вышел какой-то парень. Я сперва не понял, что в нем необычного, а потом присмотрелся. Глаза у него были зеленые, сплошняком, ни зрачков, ни радужки — одна ярчайшая зелень. А уши были чуть приостренные и пуховые, как у кота. Завидев нас, парень развернулся было удрать, но тут Веринда прыгнула вперед, пружиной взвившись, вцепилась парню в плечи, шарахнула оземь и рявкнула повелительно:
— Цепи кованые, закуйте нас!
Левые руки им сковало тяжеленными кандалами с какими-то растительными узорами на браслетах. Парень нахохлился и часто-часто заморгал:
— Что надо, соленоска?
— Девочку верни, паскуда.
Олег тихо ойкнул рядом. Ушастое чудовище заморгало, скривило губы:
— Не могу. Она сама пошла, по своей воле. Не бей меня, соленоска. Не могу я ее вернуть обратно.
Веринда досадливо махнула свободной рукой, явно не поверив:
— Ну так зови ее.
И прижала к горлу зеленоглазого какой-то тонкий мутный нож с вкраплениями чего-то белого и коричневого, я опознал выточенный из кристалла соли клинок и подвинулся ближе к Олегу, нашаривая его руку. Мы сплели пальцы, после чего я почувствовал себя немного более уверенно.
А из лесу нам навстречу вышла Инга, заметила Олега, заморгала и побежала к нам:
— Братик! Сэй!
— Стоять, сука обморочная! — не своим голосом рявкнула Веринда. — Посолю!
Инга резко затормозила, с легким хлопком обратилась в какой-то тонкий сучок с глазами, который быстро-быстро побежал в кусты. Веринда занесла руку для удара:
— Решил обморочку напустить? Думал, что я не узнаю?
— Не отдам! — заверещал ушастый. — Не отдам жену! Убивай! Все равно не отдам!
— Лёшка! — к ним метнулась через всю поляну тонкая фигурка.
Олег рядом тихо всхлипнул. Инга повернулась к нам, сверкнула ярко-зелеными глазами:
— Кто вы такие?
Она необычайно похорошела под чарами, я невольно залюбовался. Веринда поднялась. Цепи исчезли, нож тоже куда-то успел деваться.
— Брат это твой. Ой, Леш, плохо ты поступил, — улыбка соленоски ничего хорошего не предвещала. — Зря-зря заморочил.
И, не успел никто опомниться, как она чиркнула по плечу Ингу невесть откуда появившимся ножом. Та вскрикнула, села на траву, замотала головой, опята с платья сыпались дождем. Леший заверещал и побежал к жене.
— Она же умрет!
— Снимай чары, станет человеком, выживет.
Леший замахал руками и что-то забормотал, Инга бледнела все больше, Веринда зло усмехалась. Наконец, Инга тихо ойкнула:
— Печет. Ой, Олежек… Сэй… Веринда? Леш, а что случилось?
— А ничего, просто судьба тебе выбор подкинула — вернуться к людям или остаться в этих лесах со своим Лешим жить, — соленоска направилась к нам. — Ну что, моя работа закончена. Дальше не моя печаль, что вы делать станете, как уж ее уговорите.
— Правда любишь? — Олег смотрел на лешего.
— Правда люблю.
— Не врет? — это уже было адресовано Веринде.
— Не врет, — согласилась та, скрываясь в кустах.
Инга вертела головой, явно разрываясь между Лешим и Олегом. Я вмешиваться не смел, в конце концов, я им обоим никто, пускай сами решают.
— А мы видеться сможем, если ты уйдешь?
Инга отрицательно покачала головой:
— Без соленоски не сможем. А Веринда не согласится.
— Найдем другую соленоску, — отмахнулся Олег. — На ведьмарке Люс свет клином не сошелся. Так отпустишь жену с семьей видеться? — он посмотрел на лешего.
Тот закивал, все еще напуганный действиями Веринды, обнимал Ингу за плечи, пытался выгладить соль, явно обжигал пальцы. Я преодолел оцепенение, поднялся, сходил, намочил платок из родника, отдал Инге, поблагодарившей меня кивком.
— Тогда оставайся, — тихо произнес Олег. — Раз любишь. Я понимаю, что это такое — любить нелюдя.
Инга повисла у него на шее, поцеловала в щеку, отступила на шаг, снова засияла зелеными глазами, вскинула голову в лиственном венце. И вместе с мужем истаяла.
— Ну что, пойдем? — пробормотал Олег. — Мне еще выкуп соленоске готовить.
— А что они на выкуп берут?
— Серебром расплачиваться надо.
Я позволил опереться на свое плечо и про себя подумал, что в Москве все было намного проще и сумасшедшие ведьмарки там как-то на порядок поспокойнее.
Написать отзыв