Семейная жизнь королевского советника

миниромантика (романс), фэнтези / 13+ слеш
19 авг. 2018 г.
19 авг. 2018 г.
1
2650
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Холодный серый дождь посыпался вниз, прицельно роняя за шиворот ледяные бусинки, а ветер тут же принялся прикалывать их длинной иглой к коже, заставляя вздрагивать. Эльмир с тоской взглянул на небо — меж облаков не было ни малейшего просвета, сплошная темная пелена, за которой спряталось солнце. Юноша опустил голову и побрел по дороге, сам не зная, куда же он идет — мысли путались, в голове царил дурман, затягивающий разум. А перед глазами все стояла картина, открывшаяся взору, когда он решил навестить невесту, чтобы спросить, какие цветы ей хочется видеть в свадебном букете… Его обрученная в объятиях другого, плачущая, повторяющая: «Я ненавижу его, ненавижу Эльмира и его отца»…
Он покинул замок, оставив записку о том, что отказывается от свадьбы, прихватил с собой только оставшееся от матери серебряное ожерелье, упрятал его под одежду. На могилу матери он не пошел — воительницу похоронили где-то там, вместе с ее отрядом, полегшим на защите королевства, а та красивая мраморная плита не вызывала ничего, кроме недоумения — зачем она нужна.
Сзади послышался стук копыт. Эльмир обернулся, сходя с дороги в заросли орешника.
— Эль, подожди… — удрать ему не дали, поймали за плечи.
— Что тебе надо? — устало спросил юноша. — Она тебя любит, вот и женись на ней, твой отец согласится.
— А что с тобой будет?
— Как и мечтал — стану бродячим магом, мне не привыкать уже помогать людям. Буду странствовать по деревням, исцелять нуждающихся в моей силе, на зиму где-нибудь остановлюсь. И все со мной будет хорошо, брат. Отец зря взял с короля клятву, что меня женят на герцогине.
— Но племянник короля и вдруг странствующий маг…
— А что в этом такого? На мне не написано, что я — сын сестры короля. На мне, скорей уж, написано, что я полукровка-эльф. Все хорошо, возвращайся в замок.
— А если родственники твоего отца решат расспросить о тебе?
— Так и скажешь — сбежал, испугавшись свадьбы.
Неподалеку полыхнуло сверкание портала. Эльмир вскинул руки, набрасывая на себя и брата щит.
— Уезжай, скорее.
— Но…
— Принц нужнее королевству, чем полукровка-герцог. Уезжай, я не смогу продержать щиты долго, а в то, что это друзья, я не верю.
— Ну и правильно не веришь, — промурлыкал мелодичный юношеский голос. — Я твой отчим… Так, кажется, это называется у людей? Все время забываю.
— Супруг отца, — буркнул Эльмир, опуская руки и щиты. — Здравствуй, Рейн.
Вообще-то, у этого эльфа было какое-то очень длинное имя, но Эльмир привык звать его Рейном. Он временами налетал в замок, засыпал маленького Эльмира подарками и снова уносился по своим важным и нужным делам — Рейн был кем-то вроде советника короля и не мог уделять много времени сыну своего супруга.
— А где отец?
Рейн закатил глаза, красноречиво разводя руками:
— Ты ведь знаешь, эта сволочь постоянно шляется невесть где. Менестрель, что с него возьмешь, кроме тебя?
— Вообще-то, я тоже не планировал отправляться к эльфам, — признался Эльмир. — Думал побыть странствующим магом, посмотреть на мир.
— Это все наследие твоего отца, — кисло проворчал советник. — А мне, между прочим, скучно в одиночку. Вот, спрашивается, для кого я отгрохал такой дворец прямо после свадьбы с твоим отцом?
— А как же твоя дочь?
— Смеешься? Она же посол у темных эльфов, я не помню, когда видел ее в последний раз.
— А что ты хочешь от меня? Чтобы я отправился с тобой в ваши земли, что ли?
Рейн кивнул. Эльмир задумался. С одной стороны, с Рейном вместе тепло и хорошо — эльфы не делали разницы между своими детьми и детьми своей половинки, если та вдруг совершала зигзаг налево, с другой — не для того Эльмир вырывался из дворца короля людей, чтобы оказаться в другом королевском дворце, где непременно найдется куча желающих согреть его постель. На сердце, правда, претендовать никто не станет — тут полукровкам и другим расам отдавали право сделать первый шаг и самим выбрать себе супруга.
Рейн, пока Эльмир думал, стащил с себя теплый плащ, закутал парня в него с головы до ног, ворча:
— Ну хоть бы кому из моих служанок ребенка заделал, дал бы внука воспитать. Или хоть бы женился на годик.
— То-то я и смотрю, что вы с отцом вечный брак заключили, — фыркнул Эльмир. — Ты ж не одобряешь скоротечных браков.
— А вдруг бы тебе муж или жена понравились?
— О, кого я вижу. Это же мой супруг! — бурно возликовали за спиной. — А это кто? Такой милый… Твой сын?
— Твой, вообще-то, — Рейн взглядом приободрил Эльмира.
Отец у Эльмира был красивым, это юноша признавал безоговорочно — волосы как солнечные потоки, глаза — как сапфиры на дне моря. И заботливым по-своему, сосватал же сыну герцогиню, пристроил в руки короля людей.
— Эльмир, — менестрель потискал сына. — Какой ты красивый, малыш, как ты вырос.
— Слушайте, вы оба. — Рейн нахмурился. — Почему бы вам раз в пятьдесят лет не пожить уже всей семьей, а?
Менестрель легкомысленно засмеялся, махнул рукой:
— Ну не ворчи, мне нравится бродить.
— А я тебе не нравлюсь?!
— Папы, не ссорьтесь, — Эльмир привычно ухватил обоих за руки. — Лучше идемте домой…
Вот именно поэтому Эльмир и не собирался жениться так быстро — мало того, что Рейн только перед самой свадьбой с младшим принцем столетие справил, так еще и сам принц-менестрель аккурат в брачную ночь стал совершеннолетним.
Во дворце было пусто и тихо, Эльмир вздохнул, разглядывая гостиную, в которую их любезно переместил Рейн, все еще дующийся на мужа — уютно здесь все же, чувствуется, что старался королевский советник, обустраивая дом для своей семьи.
— И все равно, я не понимаю, что такого страшного в том, что я немного прогуляюсь, — ворчал принц.
Однако по его тону было понятно — никуда он не денется. Эльмир полюбовался, как отцы понемногу приближаются друг к другу. И пошел исследовать дворец и выбирать себе комнату.
— Эй, — его кто-то окликнул. — Иди сюда.
Эльмир глянул на темного эльфа, нетерпеливо подзывавшего его жестами. И подошел, отчасти для того, чтоб рассмотреть повнимательнее это чудо. В его представлении темные эльфы были стервозными, идеальными и красивыми — хуже светлых, те хотя б немножко легкомыслия имели. Но конкретно этот выглядел, как предпоследнее пугало на крестьянском огороде.
— Что надо? — осведомился Эльмир.
— Помоги мне перетащить этот стол.
Стол был хорош, темный, гладкий, с каким-то узором, проступающим из-под полировки. И довольно легким.
— А что в одиночку не утащил?
— Руку вывихнул недавно, — пояснил темный. — Аккуратнее, дверь.
— Твоя комната? — Эльмир огляделся, оценивая покои.
— Не, моя рядом. Это — для сына советника Арнотирлнаорейна.
Эльмир досадливо вздохнул — ну, конечно же, как он мог забыть, что Рейн вообще-то еще и придворный прорицатель. Разумеется, он с самого утра знал, что Эльмир появится во дворце.
— Ну, давай знакомиться, что ли… — предложил тем временем темный. — Соль.
— Эльмир.
— О… — только и сказал Соль. — Рад знакомству.
— Виртаорэльмир, — оскалился маг, подчеркнуто сладко улыбаясь. — Сын советника.
— Сольтанаорэл, — тем же тоном отозвался темный. — Сын советника. Только другого. Дипломатические проблемы создавать будем?
— Какие именно?
— Ну там типа горничных, заставших сыновей советников утром в одной постели. Или слуг, углядевших следы бурных ласк на шее одного из сыновей.
Эльмир задумчиво смерил взглядом темного, оценил вид того — да уж, такому только нахальством брать и приходится, видимо, по доброй воле никто в постель не идет. Ну, может, он вообще-то так выглядит только после перетаскивания мебели?
— А что ты, кстати, мебель-то таскал?
— Ну надо ж мне чем-то развлекаться, — сладко оскалился Соль.
Эльмир чуть попятился, углядев клыки темного.
— Они целоваться не мешают, — заявил тот.
— Точно?
— Можем проверить.
— Слушай, у меня горе — невеста влюбилась в моего брата и чуть меня не прокляла.
— Сочувствую. Так что насчет поцеловаться?
Эта часть эльфийской культуры всегда была непонятна людям — вопиющее легкомыслие, беспечность и отсутствие морали. Однако Эльмир привык. В конце концов, почему-то высокоморальные люди свою численность сокращали неумолимо, а беспечные эльфы расширяли владения, несмотря на высокий процент однополых браков среди расы. То ли потому, что смешивание крови у них никак не сказывалось на генофонде — этого люди совершенно не понимали — то ли потому, что ветреные красавцы в случае войны выкапывали пару-тройку массовых заклинаний поубойнее, складывали рискнувших сунуться к ним недругов и дальше удирали обжиматься по кустам, но люди, скрипя зубами и перьями, отдавали все больше и больше земель остроухим зеленоглазкам, каждого из которых можно было вроде плевком перешибить, хотя на деле эльфы удар оглоблей по хребту спокойно выдерживали.
— Ну не хочу я целоваться, — возмутился Эльмир.
— Так ты еще и не пробовал — вдруг понравится.
С этим эльфом легче было переспать, чем объяснить, что не хочется, во всяком случае, именно так сейчас казалось магу, раздраженно раздевающемуся.
— Ну, если у тебя предубеждения типа «до свадьбы ни-ни», можем жениться на годик, — Соль растянулся на кровати.
— Отцы будут рады, — буркнул Эльмир.
— А ты?
— А чему мне тут радоваться?
Соль закинул руки за голову:
— Нет, ну ты красивый, свободный, я красивый и свободный, что нам мешает быть вместе?
— Меня воспитывали люди, — Эльмир перешел к развязыванию пояса.
— Вытряхнуть предубеждения против секса с парнем? — предложил Соль.
— Вытряхни.
— Ладно, — темный поднялся, подошел к магу и сгреб того в охапку, целуя.
Через пять минут Соль уже распрощался с одеждой — Эльмир физически оказался сильнее…
— Эль… О, — Рейн, вошедший в спальню, хмыкнул при виде творившегося на полу разврата. — Попозже загляну.
— Нет, ну как этот темный лежит, а? — возмутился менестрель, выглядывая из-за локтя мужа. — Мальчику ж неудобно.
— Ничего страшного, он гибкий. Ты бы спросил, чем их кровать не устроила.
— Тебе напомнить, как кое-кто в первую брачную ночь с мужем под свадебным столом трахался? — менестрель ухватил супруга за шиворот, вытаскивая из комнаты. — И вообще, не мешай сыну налаживать отношения с послом темных.
— Понравилось? — с любопытством поинтересовался Соль после того, как все закончилось.
Эльмир что-то глубокомысленно угукнул. И поспешил добавить:
— Но жениться мы все равно не будем.
— Конечно-конечно.
— И вообще, что такое Рейн говорил про то, что ты — посол?
Соль забавно нахмурился:
— Да… Советники решили обменяться детьми для укрепления союза между нашими народами. Мол, отослали лучшие образцы представителей.
Эльмир захихикал, представив себе свою сестрицу в роли лучшего представителя.
— Айка выпьет у вас все спиртное, трахнет всех мало-мальски симпатичных парней и свинтит.
— Даже начинаю жалеть, что не пью, не тащу в постель всех направо и налево и не могу уехать отсюда, — расстроился Соль.
— Не тащишь? — не поверил маг.
Темный обиженно покосился на него:
— Ты первый. За десять лет. Советник Арнотирлнаорейн морально гибок, что вон та колонна.
— Рейн просто любит моего отца.
— А твою мать? Слушай, а почему ты называешь принца отцом, если ты — сын советника?
Эльмир вздохнул:
— Биологически меня зачал принц, просто Рейн очень меня любит, не делая разницы между мной и Айкой. А мама погибла… Через год после моего рождения.
— А это правда, что Арнотирлнаорейн с тобой на руках все приемы проводил, а все вокруг шептались, не повышая голоса, дипломаты ругались вполголоса, а на балах все вообще танцевали на цыпочках и без музыки?
Эльмир кивнул, рассмеявшись:
— Сам не помню, но мне рассказывали.
Соль потянулся, перекатился, прижав Эльмира к кровати.
— Поедем завтра на бал в королевский дворец?
— А что я там забыл?
— Как минимум — меня. Ты же не хочешь, чтобы твоего будущего мужа соблазняли всякие светлые эльфы?
— А ты не соблазняйся. Бери пример с Рейна.
— А ты не будешь брать пример с принца? — подозрительно уточнил Соль. — А то как-то мне не хочется, чтобы мой муж в первое брачное утро собрал вещи и пошел гулять по миру.
— Ну вообще-то, я собирался…
— Вечный брак, — буркнул темный. — Тогда только вечный. И со связью. Буду к тебе прилетать каждую ночь, где бы ты ни был. А то отвернуться не успею — уже ребенка принесешь в подоле рубахи.
— А я думал, полукровкам можно самим выбрать себе пару.
— Можно. И ты уже выбрал меня.
Возражений Соль принимать не собирался. Эльмир, впрочем, их и не имел. Он с самого рождения знал, что его участь — обзавестись супругом, вежливо улыбнуться тому на заключении брака и отправиться гулять по миру, оставив Рейну все дипломатические тонкости, а мужу — свободу гулять налево и направо. Так что кандидатура темного была самой лучшей — с ним хорошо в постели, он не возражает против странствующего супруга, он, в конце концов, темный, что немаловажно для переговоров между двумя расами.
— А ты против ребенка?
— Я слишком молод, чтобы становиться отцом, — Соль жалостливо прижал уши к черепу. — Пожалей меня, Эльмир. Это Рейн тебя с рук не спускал, а Айка повсюду бегала с тобой и восхищалась братиком. У меня терпения столько нет, чтобы возиться с младенцем.
— Найди себе любовницу, пускай родит. И обоих ей подкинем.
— То-то я и смотрю, что мать Айки где-то все по морям носится, знать не зная, что у ее супруга появился сын.
— Ну ладно. Уговорил. И вообще, я буду тебе верен, может быть. Может, я в тебя влюблюсь даже.
— Договорились, — покладисто кивнул Соль.
— А ты в меня влюбишься? Ну, когда-нибудь…
— Да я уже как бы, — задумчиво отозвался темный.
Эльмиру подпрыгнуть помешало только то, что Соль все еще на нем лежал.
— Когда успел?
— Когда ты сидел на берегу реки и рыбу ловил. Я как раз рассматривал твою кандидатуру в качестве будущего супруга, вот и смотрел через зеркало, где ты, кто ты и чем занят. Расстроился из-за твоей свадьбы, — последнее прозвучало как-то смущенно.
Маг растерянно почесал будущему мужу хребет. Итак, сын советника темных эльфов любит его, хочет жениться и даже…ревнует. Странно, но это согревало что-то внутри. Эльмир, не зная, как выразить словами свои чувства, легонько куснул темного в плечо. Соль засмеялся, уткнувшись ему в шею носом.
— Ну, если первое, что я вижу в спальне сына — задница темного эльфа, значит, можно собирать гостей на свадьбу? — Рейн умел сваливаться буквально из ниоткуда.
Эльмир лениво выглянул из-за темного:
— Папа…
Советник моргнул.
— Папа, — задушевным тоном продолжил Эльмир. — Твоя проблема в том, что ты слишком уж пытаешься быть дипломатом и не пытаешься быть эльфом. На месте отца я бы тоже сбежал от мужа, который сразу после секса выглядит так, словно через минуту окажется на приеме у короля.
Рейн застыл, часто моргая.
— Где встрепанные волосы, счастливое лицо, кое-как напяленная рубаха наизнанку? Где, в конце концов, разнежившийся муж в объятиях? Пап, объясни мне одну вещь — ты вообще тащил отца сюда зачем? Чтоб удостовериться, что в постели кто-то еще спит иногда?
— Кхм, — глубокомысленно заявил советник и покинул спальню.
— А ты неплохо с ними управляешься, — одобрил Соль, затем задумчиво добавил. — А если я не буду таким светским и идеальным, ты не будешь сбегать?
— Буду. Но только вместе с тобой.
— Это мне подходит, — темный обрадовано полез лапать будущего мужа, явно намереваясь еще парочку раз закрепить достигнутое взаимопонимание.
А в спальне старшего поколения в это время счастливо стонал принц, попавший под ураганные ласки мужа, который то ли головой ударился, то ли чем-то обпился.
— Да обними ты меня, — рявкнул Рейн. — Я не хрустальный.
— А что, договор о том, что…
Советник объяснил мужу, куда тому следует убрать договор, заключенный перед свадьбой. Некогда они, младший сын короля и старший сын королевского советника решили, что их брак лишь взаимовыгодный союз. Как же потом влюбившийся в супруга Рейн жалел об этом. И как об этом жалел сам принц, сбежавший сразу же, лишь бы не мучиться при виде любимого, холодного и светски отглаженного аристократа. Временами в сердце принца шевелилось нечто, похожее на сомнение — может, Рейн когда-нибудь сумеет полюбить мужа? Ведь заботится же он об Эльмире…
— И только попробуй еще раз смыться, — шипел Рейн, втрахивая мужа в постель.
— Не-е-е-е-ет, — самозабвенно клялся принц, чувствуя, что после такой второй первой брачной ночи он не то, что ходить — ползать будет медленноо и с чувством глубокого удовлетворения.
Написать отзыв