Сам себе ошейник

миниромантика (романс), фэнтези / 13+ слеш
19 авг. 2018 г.
19 авг. 2018 г.
1
1250
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
— Три щепотки толченого корня мандрагоры, волос единорога, чешуя русалки… — вдохновенно зачитывал вслух Нираил. — Ты только вдумайся, вот жили-то люди. То ли дело у нас… Смесь для заклинания чернокнижная, смесь для заклинания стихийная. Ничего добывать не надо, были б деньги и то немного.
— А ты хотел бы носиться по мокрому ночному лесу за единорогом, вывихивая ноги? Или топиться в пруду, вымаливая у русалки пару чешуек? А может, ты мечтаешь оглохнуть от воплей этого корешка, про который так зачитываешь, булькая на каждом слове?
— Нет, ты не романтик.
Нираил опустил книгу и укоризненно посмотрел на валявшегося напротив брата. Тот грыз яблоко и болтал ногами в воздухе. На взгляд младшего он отреагировал спокойно:
— Зато ты вечно в облаках витаешь. За двоих. Постоянная идеализация всего, что только можно. Когда ты уже поймешь, что это раньше магия была доступна только единицам и потому была такой таинственной, а теперь это самое обыденное и скучное занятие на свете?
— Нет, ты не романтик, — повторил Нираил и заслонился потрепанным томиком.
— Правильно, я чернокнижник, нам нельзя романтиками быть. Зато, в отличие от тебя, я крепко стою на ногах.
Он вскочил, со смехом накидываясь на брата и замахиваясь подушкой. И тут же со стоном рухнул обратно, слепо зашарив руками в воздухе.
— Что с тобой? — перепугался Нираил.
Брат кое-как сполз с кровати. Подтащился, цепляясь за стену, к окну. Глубоко вздохнул.
— В ванную пошел, скотина.
— Кто?
— Аргален.
Нираил заморгал недоуменно. Сколько он себя помнил, Аргален и Миртал были закадычнейшими врагами-соперниками. Остроты в ощущения добавляло и то, что Миртал специализировался на чернокнижии, а Аргален готовил себя в священнослужители. Стоило им пройти даже по разным сторонам улицы, как воздух на части разрывало сотнями невидимых простому глазу молний. И только те, кто владел эмпатией, кое-как могли уразуметь, вытирая кровь, льющуюся из носа, что меж этими двумя чувства, острые настолько, что воздух они буквально резали.
— Потом объясню. С-с-скотина… Кинь мне куртку.
Нираил бросил брату легкую серую ветровку. Миртал нацепил ее. И отлевитировал себя в окно.
— Как жить-то стало сразу хорошо, — искренне признался он.
— А что случилось?
— Да ошейник Картиуса накинулся. А поводок у этого святоши.
Нираил только охнул:
— Как?
— Я бы знал, — мрачно буркнул чернокнижник.
— Но… Его же можно разорвать.
— Ага. По обоюдному согласию. Я-то скинуть ошейник хоть сейчас готов. А эта скотина не отпускает поводок ни в какую.
— Но как же так…
Некогда великий маг Картиус, безмерно влюбленный в одного из своих рабов, влюбленный настолько, что даже всех остальных продал, оставив лишь его, изобрел заклинание, позволяющее юноше гулять почти в одиночестве. Иллюзия свободы. Поводок тянулся ровно на сто метров. Дальше начиналось действие ошейника, сдавливающего шею и начинавшего душить. Имени раба история не сохранила, а вот заклинание получило имя мага.
Обычно его нацепляли на домашних питомцев. Рабство сейчас было отменено, так что ошейник Картиуса носили обычно собаки. Однако то, что его можно накинуть на человека, все как-то благополучно подзабыли.
И вот, гордый чернокнижник каким-то образом оказался зависим от священника. Нираил бы даже посмеялся, если б за окном не висел с угрюмым лицом его старший брат, явно измышляющий планы удушения Аргалена. Как было всем известно, со смертью хозяина заклинание прекращало свое действие.
— Но ты с ним разговаривал?
— Пытался.
— И что же?
— Он засмеялся только. И сказал, что всю жизнь мечтал иметь ручного чернокнижника.
Миртал зло фыркнул.
— Ладно. Скажи маме, что я сегодня переночую у… друга.
И оттолкнулся от ветвей тополя рукой, грациозно отлетая прочь.
— Кроссовки хоть надень, — крикнул Нираил.
— Долевитирую.
Нираил проводил взглядом светловолосую фигуру, парящую над землей. Вздохнул. И пошел дальше читать свои книги по истории магии в легендах. И улыбаться своим мыслям.
— Прилетел все же, — Аргален стоял в дверях, скрестив руки на груди.
И улыбался, с нотками злорадства. В радиусе ста метров не было вокруг его дома ничего, где мог бы укрыться от надвигавшегося дождя чернокнижник. Если только жилище самого Миртала, но оно стояло на самом краю границы. И стоило Аргалену, например, лечь спать, как Мирталу, чтобы не быть задушенным заклинанием, приходилось проводить ночи на улице. Что улучшению его характера отнюдь не способствовало.
— А то ты не видишь?
— А быть чуть-чуть поласковее ты все никак не можешь?
— Отпусти поводок… Так приласкаю…
Аргален хмыкнул. Отошел в прихожую и захлопнул дверь, оставляя чернокнижника на улице. Миртал поежился от первых капель дождя. Примостился кое-как под навесом крыльца на ступеньках. И стал смотреть вдаль, на лес, сейчас за дождем еле видневшийся. Это тоже было вполне обычно. Священник требовал просьб, чернокнижник не уступал. По крайней мере, ошейник не душил, а спать на крыльце Миртал приноровился уже. Два простых заклинания, пленка магии затягивает крыльцо со всех сторон, не давая дождю попасть внутрь. И все. Укрыться курткой, свернуться в клубок. А просьб Аргален не дождется. Повезло ж, скотине рыжей. Слетело заклинание.
Дверь открылась. Рядом с Мирталом опустилась дымящаяся кружка чая и легло свернутое одеяло.
— Это что?
— Ничего, пожалуйста, мне не трудно.
Вопреки обыкновению, священник не ушел. Сел рядом, держа в руках вторую кружку.
— Как брат?
— Неплохо, — сдержанно ответил Миртал. — Учится потихоньку. Голова, конечно, забита всякими бреднями насчет того, что раньше все было красиво, романтично и изящно, а сейчас скука сплошная…
— А что именно у него в голове?
— Опилки, судя по всему. Но, надо признаться, учится он отлично.
— Он недавно приходил. Просил книгу, — сменил тему Аргален. — Я тогда ее не нашел сразу. На, отдашь потом.
На колени Мирталу легла книга в потрепанной обложке.
— Любовные сказки?
— Легенды, — чуть поморщился Аргален. — И почему тебе так не нравится все красивое?
— Оно бессмысленно.
— Ты еще скажи, что ты в любовь не веришь.
Миртал захохотал. Отсмеялся, вытер тыльной стороной ладони выступившие слезы.
— Ну, ты умеешь повеселить. Любовь…
— Значит, не веришь?
— Верю. Только не в такую, — он качнул книгу за уголок.
— А чем тебя она не устраивает?
— Я верю в любовь как в чувство. Но я не верю, что она приходит вот так… Чтоб глянул. И сразу огонь в крови, что там еще? Порхание бабочек внутри? Кстати, огонь в крови — заболевание такое, чтоб ты знал.
Священник тихо вздохнул.
— То есть, ты в любовь с первого взгляда не веришь.
— Нужно узнать человека сперва поближе…
— Расстояния в сто метров тебе хватит? — зло выдохнул Аргален.
Миртал выпрямился. Посмотрел на него сверху вниз. Потом снова посмотрел. Потом вздохнул.
— Ага. И трех месяцев.
— Но ошейник же на тебе всего месяц.
— А что, мы куда-то торопимся? И вообще, к чему ты начал этот разговор?
Аргален пожал плечами, поднимаясь.
— Зайдешь в дом?
— Зачем? Мне и тут неплохо.
— Идиот, — в сердцах прошипел священник.
— Может быть, но не больший идиот, чем ты.
— Что ты имеешь в виду?
— Ты описание заклинания читал? Полное читал?
Священник недоуменно посмотрел на некроманта:
— Да.
— Оно и видно, — Миртал закинул руки за голову. — Читал бы полное, знал бы, что привязать любимого человека на Поводок Картиуса нельзя…
Аргален пошел пятнами. Некромант полюбовался на его лицо, добавил:
— …конечно, если он сам не согласится на это. Так что принеси мне еще чаю, а заодно подумай над своим поведением. И над тем, как именно ты будешь извиняться.
— Сволочь.
— Я тебя тоже люблю. Это, если ты сам не понял.
Написать отзыв