Там, где звучит музыка

минифлафф, драма / 13+
19 авг. 2018 г.
19 авг. 2018 г.
1
2224
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Идти в ту часть парка, где не было никого из людей, наверное, являлось не самым разумным из решений. С другой стороны, постоять за себя Сатья вполне могла, а одиночество манило сильнее всего.
Впрочем, ее внимание вскоре привлекла музыка… Она была красивой. Гармоничной. Сатья прислушалась и кивнула сама себе: да, ей нравилась эта упорядоченность. Хотя ей не нравился тот, кто рождал эту музыку: парень с дредами, стянутыми сейчас банданой. Он сидел на спинке парковой скамьи, полностью поглощенный извлечением звуков из гитары. Сатья не ожидала увидеть именно его, но уйти, развернувшись, посчитала ниже своего достоинства. К тому же, музыка завораживала.
— Что ведьме из «Вишкар» понадобилось сейчас от скромного музыканта? — Лусио заметил ее, отложил инструмент.
— Ты умеешь создавать гармонию. Покажи, — нетерпеливо потребовала она.
— Что?
— Покажи, как ты создаешь гармонию.
Люди понимали ее не слишком хорошо. Когда Сатья волновалась или была увлечена чем-то, она не слишком внятно выражала свои мысли.
Лусио понял. Пристроил гитару на колено, провел пальцами по струнам. У Сатьи внутри отозвались неровные звуки, заставив поморщиться.
— Сейчас… — Лусио заметил ее гримасу. — Садись.
Сатья послушно присела на скамейку. Музыка зазвучала снова, увлекая за собой, заставляя погружаться в идеальный упорядоченный мир, в котором эта гитара дополняла существование, расцвечивала все вокруг.
— Еще, — потребовала Сатья, когда все смолкло.
— Хватит на сегодня, — Лусио спрыгнул на дорожку. — Тебя проводить?
Улыбка у него тоже была гармоничной. Сатья некоторое время смотрела на нее, затем покачала головой в отрицании.
— Тогда бывай, ведьма из «Вишкар».
Наверное, это обращение должно было ее разозлить или расстроить.
— То, чем я занимаюсь, — не магия, а наука. Уличный хулиган, — подумав, добавила она.
Он засмеялся. Дисгармонично. Нотка хаоса. Сатья передернула плечами.
Лусио почему-то не уходил, стоял рядом. И молчал. Потом покопался в кармане широких штанов и протянул Сатье плоскую коробочку с наушниками.
— Что это?
— Плеер. Будешь слушать. Там еще больше классной музыки.
Сатья с сомнением посмотрела на него, аккуратно и вежливо отодвинула предложенное.
— Я не люблю музыку.
Лусио выглядел растерянным.
— Мне нравится, когда ты играешь, — пояснила Сатья.
— А, — Лусио опять расплылся в улыбке. — Так там и мои альбомы есть. Или тебе только живая музыка нравится?
— Живая… музыка? Она живая?
— Ты странная, ведьма из «Вишкар». Да, когда играют на музыкальных инструментах в чьем-то присутствии — это живой звук. Ну и музыка, она сама по себе живая. Она может вдохновлять, утешать, радовать, заставлять грустить.
Сатья посмотрела с любопытством.
— Грустить? Мне бывает грустно и без музыки. И радоваться я могу без нее.
— Но с ней ведь лучше. Музыка, она повсюду. Ты прислушайся.
Сатья добросовестно прислушалась.
— Я слышу ветер в кроне дерева. Гудки машин. Голоса людей. Это не музыка.
Лусио взглянул на нее с негодованием.
— Это музыка. Музыка города. У всего есть своя мелодия.
— И у меня? — зачем-то спросила Сатья.
— Даже у тебя, ведьма из «Вишкар».
— А какая она у меня?
Лусио покосился на часы, на Сатью, махнул рукой и плюхнулся на скамью, поставив гитару рядом.
— Она холодная и переливающаяся как потоки воздуха, кристально чистая и звучит где-то высоко. От нее замирает сердце, она торжественна. И пуста.
— Пуста? — Сатья удивилась.
— Она не заставляет испытывать эмоций. Ты ведь их не любишь.
Сатья задумалась, пытаясь представить себе эту музыку. Как она может быть пустой и холодной?
— Я — пустая? — спросила она.
— Без обид, ведьмочка из «Вишкар», лады?
Сатья кивнула. Ее не обидели слова Лусио, просто повергли в недоумение.
— Могу еще тебе сыграть, если хочешь.
— Можешь заставить меня грустить?
Это прозвучало почти как требование, но Лусио просто заиграл. Мелодия отзывалась где-то в груди колючими прикосновениями, заставляя вспоминать дом и родителей, от которых ее оторвали. Маленькая чашка на столе, полная до краев. «Сатья, я сделала тебе твой любимый чай, хватит мечтать».
— Эй, ты плачешь? — обеспокоился Лусио.
Сатья смотрела на сотканную из жесткого света чайную чашку с трещинкой, по щекам катились слезы.
— Ну, ведьмочка, я хотел заставить тебя грустить, а не заливаться слезами. Что случилось?
— Я скучаю по своим родным, — признаться оказалось легко. — Я так хочу снова увидеть их.
— Но не можешь?
— Это неразумно, дела корпорации… Ммм!
Лусио приложил ей палец к губам.
— Ведьмочка, ты, конечно, полна чудиков, но все подряд измерять разумностью, гармонией и делами корпорации глуповато даже для тебя.
— Я не могу преумножать хаос, — сердито сказала Сатья, отодвигая его руку. — Нелогичные поступки и эмоции — хаос. Ты тоже хаос.
— А ты — глупая, — Лусио снова вскочил. — Мне пора идти.
Сатья промолчала.
— Я могу принести тебе записи. Живой музыки. Совершенные копии, ты даже не поймешь разницы.
— Пойму. Тебя не будет там, где звучит музыка.
— А ты закрой глаза и доверься воображению, — Лусио снова засмеялся.
Сейчас это прозвучало даже красиво. Сатья поднялась, направилась в сторону выхода из этой части парка.
— Я все-таки провожу, ведьмочка, — Лусио оказался рядом. — Чтобы с тобой ничего не случилось.
— Я — ведущий архитектор «Вишкар».
— Я знаю.
— Почему ты со мной так дружелюбен?
Лусио немного помолчал.
— Потому что ты отличаешься от них. Ты — искренняя.
— И пустая.
— И любишь музыку.
— И глупая.
— И по возвращении в Индию ты пойдешь к своим родителям, потому что любишь их.
Сатья посмотрела на него, но не проронила ни слова.
— А знаешь, что такое идеальная гармония в музыке? — кажется, долго молчать Лусио в принципе способен не был. — Это классическая музыка. Она мне не очень нравится, потому что скучновата и выверенна. А вот тебе подойдет. Послушай Бетховена или Моцарта. Или Баха. Да, органная музыка и Бах — вот это будет твоей мелодией.
— Пустой и без эмоций?
— Послушаешь и сама поймешь.
Еще некоторое время они шли под светом фонарей, потом Лусио остановился.
— Вижу твою охрану. Так что дальше не пойду.
— Тогда до встречи.
— Если захочешь, завтра я буду на том же месте. С гитарой. И музыкой.
Сатья отвернулась и пошагала в сторону автомобиля. Музыка… Как это глупо.
За окном автомобиля плыл город, яркие огни реклам и вывесок, от которых болела голова.
— Остановите машину, — приказала Сатья, встрепенувшись.
— Мисс Вашвани, все в порядке?
— Да, все хорошо. Я хочу туда, — она указала на рекламную тумбу, на которой одиноко белела афиша «Концерт органной музыки. Живое исполнение».
— Это сегодня, — любезно подсказал охранник. — Через полтора часа.
— Там будет Бах?
Афишу изучили.
— Да, мисс Вашвани.
— Я хочу пойти на этот концерт.
Гармонию нужно искать во всем. К тому же, без любопытства разум обречен на прозябание. Сатье было любопытно услышать живую музыку, которая ассоциируется с ней.
— Сейчас постараюсь достать билеты, — смиренно отозвался сопровождающий.
Это было нелогично. Но почему-то казалось необходимым пойти на органный концерт, чтобы завтра сказать Лусио, что он прав или неправ в своих предположениях.
И послушать еще немного, как он творит гармонию, от которой идеальный мир Сатьи Вашвани становится самую капельку ярче.
Билеты достать удалось. Ради каприза мисс Вашвани выкупили весь балкон, чтоб ничего не мешало ей наслаждаться прекрасным вечером. Сатья осмотрела зал, с интересом отметив несколько весьма удачных архитектурных решений, затем вспомнила, что пришла сюда не за этим, выпрямила спину и приготовилась слушать.
Музыка… завораживала и увлекала за собой. Сатья потеряла счет времени, лишилась понимания своего положения в пространстве. Хотелось только одного: чтобы эта гармония существовала вечно, настолько идеальными были эти звуки, порождающие в разуме сонмы видений.
«Я ассоциируюсь с этим?».
Это был самый прекрасный комплимент, который она когда-либо получала. Разумеется, в ее жизни были мужчины, которые пытались снискать расположение прекрасной индианки, но их слова скользили, не задевая чувств. Лусио удалось подобрать самые верные фразы. Это немного пугало.
— Вам понравилось, мисс Вашвани?
— Да, — коротко ответила она. — Возвращаемся.
Музыка все еще звучала внутри, красивая, строгая и упорядоченная. Сатья улыбнулась. Нужно будет купить несколько дисков, пусть будет больше гармонии.
На глаза попался рекламный щит с фотографией Лусио. Машина как раз остановилась на светофоре, так что Сатья получила возможность минуту рассматривать радостно ухмыляющегося собеседника из парка.
«Ты искренняя», — вспомнилось ей.
Сатья отвела взгляд от фотографии и усмехнулась.
Что на следующий вечер потянуло ее в тот парк, Сатья не знала. И поэтому немного расстраивалась. Это нелогичный поступок, скорее всего, Лусио там не будет.
Но он был, снова что-то наигрывал.
— Привет, ведьмочка из «Вишкар», — Лусио, заметив ее, сразу же улыбнулся, прервав игру, снова протянул коробочку с проводами. — Я принес тебе плеер, накачал туда всякой классики. Половину ночи слушал и выбирал все самое гармоничное. Можешь мне верить, я все-таки имею слух.
— Я тебе тоже кое-что принесла.
Лусио посмотрел на положенную между ними гальку на плетеном шнурке.
— Мой талисман из детства. Он всегда приносил мне удачу, как я считала.
— А теперь будет приносить мне, — Лусио улыбнулся.
И поцеловал ее в скулу, быстро, едва коснувшись губами. Сатья вздрогнула, растерянно глядя на него.
— Не делай так больше, — она принялась тереть щеку.
— Извини, ведьмочка, — Лусио выглядел расстроенным. — Еще один твой чудик?
Сатья кивнула. Это слово звучало лучше чем «странность» или «расстройство».
— Я не люблю, когда ко мне прикасаются.
— Без твоего разрешения?
Сатья покачала головой.
— Когда прикасаются. Всегда. Не люблю.
— А что еще ты не любишь, ведьмочка?
— Когда меня называют ведьмой, — сердито сказала Сатья. — Я — архитектор. Меня зовут Сатья Вашвани. Я умею творить гармонию танцем.
— Чудик.
— Это тоже чудик? — уточнила Сатья.
Лусио кивнул, улыбаясь.
— А ты можешь сотворить для меня свою гармонию?
— Зачем? — Сатья насторожилась.
— Я хочу понять тебя, ведьм… Сатья Вашвани.
Почему-то свое имя расстроило. Оно звучало слишком официально.
— Можешь звать меня ведьмой, это лучше.
— Ведьмочка, поколдуешь для меня? — сразу попросил Лусио.
Сатья не смогла сдержать улыбки в ответ на его беззаботность, потом поднялась со скамьи. Работа предстояла ювелирная.
На кончиках пальцев затанцевали первые лучи света, складываясь в снежинку, идеальную геометрически, где одна половина зеркально повторяла другую. Симметрия. Затем Сатья взмахом руки размножила ее в гирлянду и заставила осыпаться вниз.
— Какая красота, ведьмочка. Я знаю теперь, что тебе подарить.
— Ты уже подарил мне музыку. Этого вполне достаточно.
Сатья сотворила себе табурет, опустилась на него так, чтобы сидеть напротив Лусио, без слов взявшего гитару и снова заигравшего.
Зачем она отдала ему свой талисман, она не знала. Просто показалось правильным сделать это.
— Я вчера была на концерте, — сказала она, когда музыка смолкла.
— На каком?
— Моей музыки. Ты был прав, я ощутила гармонию. Почти.
— А что было не так, ведьмочка? — заинтересовался Лусио.
— В люстре не хватало трех подвесок.
Она была готова к непониманию, к смеху, как обычно. Лусио молчал.
— Чудик, — пояснила она, не зная, как объяснить.
— Там в плеере есть Бах. Ты можешь слушать в любом месте, где тебе хорошо.
— Мне хорошо здесь.
Это прозвучало не совсем понятно, Сатья сознавала это.
— Включи плеер, там, внизу, нажми и подержи. И перелистывай. Я собрал все по именам композиторов, чтобы тебе было удобнее выбирать. Внутри тоже разделил.
— И я могу сидеть и слушать?
Лусио закивал.
— Не бойся, я с тобой. Буду охранять твой покой. Ты даже можешь закрыть глаза.
Сатья включила плеер, выбрав наугад какого-то композитора. Музыка была… будоражащей и тревожащей, но по-хорошему, заставляя ежиться и волноваться, словно она брела по темной пещере. И от этих эмоций было так прекрасно.
— Кто это?
— Эдвард Григ, — Лусио посмотрел на дисплей.
— А есть еще? Такие… С эмоциями…
Лусио кивнул. Сатья не стала просить подсказать, включила еще раз. Вокруг простерся летний луг. И внутри воцарился покой.
— Твой подарок драгоценен, — Сатья с трудом заставила себя вернуться.
— Я там еще положил немного музыки двадцатого века. Слушал долго, надеюсь, ничего не упустил.
— Так почему? — снова спросила она.
Лусио посмотрел в небо.
— Ты бросилась спасать девочку… Никто не бросился, только ты. Из «Вишкар», я имею в виду.
— Я не могла поступить иначе.
— И я тебе очень благодарен.
Сатья посмотрела на него и решилась уточнить:
— Она из твоей семьи?
— Мы все — одна семья. Так что да. Ты спасла мою маленькую сестру. Ты добрая.
— А ведьмы бывают добрыми?
Лусио кивнул.
— Завтра я возвращаюсь в Индию…
— Я сказал бы, что буду по тебе скучать, но это неправда.
Сатья усмехнулась, ожидая какой-то шутки.
— Я буду очень скучать. Ты замечательно умеешь слушать.
— Но мы ведь увидимся еще когда-нибудь? — Сатья поднялась со скамьи.
— Когда-нибудь. До встречи, ведьмочка?
— До встречи, уличный хулиган. Не провожай.
Она уходила и думала… Нет, наверное, не стоит встречаться больше с Лусио. Пусть он останется лишь воспоминанием, еще одним куском мозаики в воображении.
Так будет лучше. Намного. Он будет идеален и гармоничен. И они смогут всегда быть вместе там, где звучит музыка.
Написать отзыв