Последуй совету

сонгфикобщее / 16+ слеш
19 авг. 2018 г.
19 авг. 2018 г.
1
706
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Ханзо дернул руками, пытаясь освободиться. Напрасно. Запястья были плотно охвачены широкими кожаными полосами, так что нельзя было вывернуть кисти. Слегка внушало доверие то, что его хотя бы не подвесили, сидеть было вполне удобно. Как он очутился в этом помещении, Ханзо понятия не имел, все, что удалось понять: оно было жилым. Ну или просто под пленника бросили кусок ковролина. Оглядеться он тоже не мог, мешала плотная повязка на глазах. Попытки стянуть ее успехом не увенчались.
В целом ситуация складывалась странная… Последнее, что Ханзо помнил: он входит в бар, где его должен был ждать Джесси. Дальше вместо воспоминаний была ровная размазанная полоса темноты. И сейчас он находился невесть где, лишенный подвижности, ослепленный и не понимающий, что творится.
Дверь мягко зашелестела, открываясь. Сквозняка не последовало. Могло ли это что-то означать? Тихие шаги Ханзо едва услышал, таинственный визитер умел ходить почти бесшумно.
— Кто вы?
Ответом был короткий смешок и прикосновение чего-то теплого и влажного к шее.
— Зачем вы меня облизываете?
Еще один смешок.
Потом его груди коснулась прохладная ладонь, жесткая подушечка пальца приласкала сосок. Ханзо напрягся, прокляв обострившуюся чувствительность — от этого действия где-то в самом низу живота что-то слабо дрогнуло, словно эхо струны отозвалось. Прикосновение ко второму соску. Ханзо стиснул зубы, пытаясь приказать себе не реагировать. Тело не слушало разум, радостно реагируя на все касания и царапающие поглаживания.
Угрозы не было, это Ханзо почувствовать смог. Кем бы ни был незнакомец, вреда причинять он не хотел. А еще казался все более узнаваемым. Аккуратные и вместе с тем настойчивые ласки, легкий запах выделанной кожи и пустыни. Мелькнувшую было мысль как следует явившегося пнуть пришлось отринуть.
— Джесси, — голос сорвался на шепот, — что ты делаешь?
Еще один смешок в шею, от которого по спине пробежала дрожь.
Ханзо послушно замолк, принимая правила игры: молчать и наслаждаться. Тем более, что язык Джесси уже выписывал узоры на внутренней поверхности бедер. Ханзо смутно порадовался тому, что можно просто расстелиться по полу и не удерживать тело, которое под ласками превращалось в тающий воск. Или в мед, судя по тому, как увлеченно Джесси свою жертву вылизывал.
— Джесси…
Прозвучало это просяще. Но о чем именно он просит, Ханзо не понимал. Перестать мучить его, раз за разом одаривая лаской, от которой было почти больно? Продолжать эти мучения? Перейти к чему-то большему?
Снова молчание. Затем Ханзо не сдержал вскрика, когда пылающей кожи коснулось что-то прохладное.
— Тшшш…
Как оказалось, Джесси всего лишь приподнял его бедра и устраивался поудобнее, чтобы иметь возможность беспрепятственно проникнуть в Ханзо языком.
От этой ласки словно разом оголились все нервы, по которым прошелся разряд тока. Ханзо с удивлением понял, что стонет, громко, несдержанно. От мысли, что Джесси и без того видел его обнаженным, связанным, полностью доступным, голова шла кругом. От мысли о том, что это возбуждает, хотелось ужаснуться: как низко пал гордый наследник древнего рода. Ужасаться не получалось, только стонать, желая странного: чтобы Джесси перестал быть таким нежным, чтобы сорвался, овладел, удовлетворил свою страсть. Тогда все будет правильно, его можно будет возненавидеть.
Ханзо чувствовал, как все его тщательно возводимые стены рушатся, как песочный замок под ударом волны. И как он остается открытым миру так же, как сейчас раскрыт перед Джесси.
— Джесси…
Напряженный член обхватили ладонью, без слов поняв, что означает невысказанная просьба, вместившаяся в одно-единственное слово. Сделать Джесси ничего толком не успел, Ханзо кончил от того, что его связали, облизали и проделали то, что он давно советовал ковбою сделать — сунули язык в задницу. Застыдиться не получалось, усовеститься тому, что он получил удовольствие от такого извращения — тоже.
Джесси освободил ему руки, стащил повязку. Ханзо проморгался, взглянул на него и приподнял бровь. Джесси разделся лишь до пояса, на штанах спереди виднелось недвусмысленное пятно.
— Ты такой прекрасный, Хани. И так выглядишь… И так стонешь.
Ханзо предпочел прикрыть лицо ладонями. Джесси устроился рядом, примостив голову ему на грудь.
— Тебе хотя бы понравилось?
— Нет. Кончил из чувства негодования. А теперь, пожалуйста, замолчи. Мне слишком хорошо, чтоб тебя выслушивать.
Написать отзыв