Джек и Ведьма

минидрама / 13+
19 авг. 2018 г.
19 авг. 2018 г.
1
482
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
С болот тянуло сыростью и холодом. Тыквоголовый поймал себя на том, что вслушивается в это странное и почти забытое ощущение, проявляющееся в кончиках мерзнущих пальцев. Лишь раз в году, когда стирается грань между миром живых и миром мертвых, он мог испытать этот холод. И тоску, щемящую тоску по чему-то, чего больше не помнил.
Или по кому-то?
— Джек! — окликнули его.
Имя отозвалось привкусом соли и железа на языке, всколыхнуло что-то внутри, словно брошенный в болото камень.
«Джек… Джек… Джек», — отдалось в разуме эхом собственного голоса. Кого он звал? Зачем? Когда?
— Джек, — повторил почти рядом женский голос. — Ты снова смотришь на болотные огни?
— Да, моя госпожа, — он повернулся, взглянул на подошедшую к нему молодую женщину.
Ведьма, живущая на болотах, могущественная и прекрасная. Хозяйка. Она дала ему жизнь и имя из старой людской легенды о Тыквоголовом Джеке. И почему-то каждый раз улыбалась, произнося его и касаясь острым ногтем шеи своего слуги.
Раз в году Тыквоголовый ненавидел ее, не понимая, за что именно.
— Мне холодно, — капризно протянула она и повела обнаженным плечом.
Ведьма была обольстительна, соблазняла и очаровывала, запутывая разум. Сладкий яд, вызывающий жажду и медленно убивающий.
— Моя госпожа…
Она прильнула к его груди, глядя снизу вверх, провела языком по губам. Тыквоголовый подхватил ее на руки, внес в дом.
— Я так скучала по тебе, Джек, — Ведьма нетерпеливо дергала застежки его камзола. — Что же ты медлишь?
— Я уже готов, моя госпожа.
Сквозняк из неплотно закрытой двери проструился вслед по полу, наткнулся на сброшенную одежду и растворился в ней и жаре очага.
Тени от пламени причудливо изгибались вокруг силуэтов сплетенных в объятиях Ведьмы и Тыквоголового, обрамляя их, извиваясь почти в такт.
— Джек…
Она стонала, выгибаясь, обвивая ногами его бедра и нещадно царапая плечи, побуждая двигаться быстрее, еще быстрее, горячая внутри, почти обжигающая как живое пламя.
— Заполни меня полностью, Джек!
Еще несколько резких движений бедрами — Ведьма осела на постели, раскинула руки, тяжело дыша. Глаза ее были затуманены удовольствием, грудь все еще судорожно вздымалась.
Тыквоголовый отстранился. Пора возвращаться на болота, бродить там, всматриваясь в танец мертвых синих огней и пытаясь вспомнить, что же он так напоминает. Ему нет места в этом доме. Мрак и холод — вот два его вечных спутника.
— Не уходи, — его взяли за запястье, потянули обратно. — Останься сегодня здесь, со мной.
Он послушно лег, позволяя Ведьме устроиться у себя под боком так, как ей было удобно: забросить ногу на бедра любовника, обнять, прижаться грудью.
— Засыпай, — она прочертила по его предплечью ногтем линию, сразу набухшую красными бисерными каплями. — Спи, Джек. Спи, моя любовь.
— Сладкого сна, моя госпожа.
Один раз в году Тыквоголовый Джек понимал, что Ведьма зовет не его, что имя чужое, что он — всего лишь пленник болотного огня.
А к утру снова забывал об этом.
Написать отзыв