Сказочка

минифэнтези / 13+
19 авг. 2018 г.
19 авг. 2018 г.
1
1233
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Случилась эта история давным-давно в одном маленьком королевстве, затерянном среди гор и лесов. Жил в том королевстве обедневший дворянин, была у него жена-красавица да дочь Ирия, радость отцовская. Жили ладно, да только позавидовал их счастью ветер, подул и сгубил жену дворянина. Поплакали дочь с отцом да и стали дальше жить. Долго ли, коротко ли, повстречал дворянин этот другую любовь, колдуна, рода знатного да захиревшего. Привел он его в дом, прихватил колдун своих двух дочек да черного кота злющего.
— Никогда отцом не назову, — Ирия плачет. — Никогда ведьм сестрами звать не буду.
Смурнеет колдун да помалкивает. Насильно падчерице мил не станешь.
— Попривыкнет, — муж его утешает.
Так и жили б дальше, только вернулся ветер, дохнул холодом, погубил отца Ирии, снова счастью позавидовав. Осталась Ирия одна, сердечко бьется, в страхе заходится — не будет с отчимом жизни, изведет падчерицу. Только тому и дела нет до Ирии, тоскует он по мужу.
— Отец, пойдем в саду белладонну собирать, — старшая дочь Сола зовет.
Молчит колдун, слезы черные на руки каплют.
— Отец, выпей отвара из мухоморов, — средняя дочь Мина просит.
Молчит колдун, кот ему слезы утирает.
А Ирия и утешать не идет, ждет, пока на чердак погонят. Сестры вокруг отчима вьются, а она платья старые матушкины к груди прижимает. Слуги колдуну угодить чем не знают, Ирия плачет:
— На чердаке сыро.
Вышел колдун из комнат, к падчерице пошел:
— Что ты все про чердак жалишься?
— Погоните меня, — слезами Ирия заливается.
— Вот глупостей придумала, — только колдун и сказал. — Я ль тебе мачеха злобная? Сестры твои злы к тебе? Кот мой тебе враг? Только ты у меня от мужа любимого и осталась.
Успокоилась Ирия, побежала в лес, отчиму в суп поганок его любимых собрать. Смотрит, сидит на пеньке девушка в платье небогатом, плачет горько, слезы да золу по щекам мажет.
— Что с тобой случилось? — спрашивает Ирия.
— Умерла матушка, привел отец мачеху да двух ее дочек. Нет мне жизни в родном доме, всю работу для них выполняю, как отец умер. Объедками кормят, в обноски одевают. Живу я на чердаке холодном.
— Пойдем к нам жить, — Ирия говорит. — У меня отчим — колдун черный, сестры — ведьмы лютые. Да ни разу слова злого не сказали, кусок сладкий отчим поровну делит.
— Да куда ж вам еще один рот?
— А может, отчим беде твоей и подсобить сможет.
Привела Ирия в дом девушку.
— Пускай остается, — колдун рукой махнул. — Где трое, там и четвертая. Убыток невелик.
Так и поселилась в доме у колдуна Тара, в золе испачканная. С утра сготовит, днем подштопает, вечером постирает. Повеселела девушка, поет за работой, привольно ей у колдуна жить, лишней работы не дают, за стол со всеми сажают. Ирия тоже по дому делами занимается, пока сестры на продажу зелья варят, а отчим чары для дворян плетет. Наладилась жизнь в доме. Рассчитали прислугу, деньги водиться стали. Возьмет колдун монет десяток, даст Ирии:
— Сходите на рынок, купите себе по ленте.
Сходят Ирия с Тарой в торговые ряды, по пирожку съедят, лент накупят, сестрам отнесут. Сола ленту в котел бросит, пойдет дым цветной, Ирию с Тарой забавлять. Смеются обе, а Сола усмехается надменно, да иначе и не умеет.
Возьмет колдун монет, даст падчерицам:
— Сходите на рынок, купите себе по гребню.
Принесут они гребни, схватит Мина один, наземь бросит, вырастет куст роз колючих, шипами ощерится, да на каждой ветке розы горят рубиновые. Нарежут Ирия с Тарой цветов, в гостиной на стол поставят и радуются.
Объявил на ту пору король бал, всех дворянок созвал. В каждом доме смех да наряды шуршат, только у колдуна невесело:
— Платья матушкины перешью, — Ирия плачет. — Да где карету взять, украшения да туфли?
Молчит колдун, думу думает, на розы в саду поглядывает.
— Принесите мне лепестки розовые, рябины ягоды да горшок с огорода.
Принесла Ирия все. Махнул колдун рукой, стала из горшка закопченного карета золоченая, из рябины ожерелье рубиновое, из роз туфли пошились. Прибежали сестры старшие, из кота черного кучера сделали, из мышей в амбаре — коней белогривых, из пауков — лакеев. А тут и Тара с платьями подоспела. Сделал из старых платьев колдун наряды диковинные красы неописуемой.
— Езжайте на бал, да помните, как полночь пробьет, назад возвращайтесь. А то больше ни разу на бал не соберу.
— Вернемся, отец, вернемся, — вертится Ирия перед зеркалом, налюбоваться на платье не может.
— Да принцев там себе не ищите, к чему нам принцы? Вам по полам дворцовым не хаживать, платьев золоченых не нашивать, — помолчал колдун да махнул потом рукой. — А коль и по сердцу придетесь кому, неволить не стану, не отец я вам, приказывать не смею.
Поехали Ирия с Тарой во дворец.
— Посмотрю хоть глазком, — Тара радуется.
— Хороший у нас отец все-таки, — Ирия говорит.
— Мачехи моей намного лучше. Ой, мачеха ведь там будет…
— Не печалься, отец обещал, что не узнает нас никто.
Дворец огнями блестит, слуги расторопные снуют. Ирию с Тарой иначе как принцессами не величают. Вьются вокруг дворяне, словами так и сыплют, красоту восхваляя. Мачеха Тары с дочками у камина стоят, глазами по залу шуршат, принцев заморских все выглядывают. А принцы все возле Тары да Ирии снуют.
— Помнишь, что отец говорил, — Ирия сестрицу названую остерегает. — Коль во дворце жить станешь, от отца отречься придется, колдун он черный, ни к чему такое родство будет.
— Вовек от отца не отрекусь, да от сестер, — Тара обещает да руку принцу протягивает.
Увлек тот принц ее танцевать, словами улещивает, женой стать просит. Хмурится Ирия, на сестру глядючи. Не по нраву ей принц тот, не по сердцу. Ликом хмур да одеждой черен.
— Дозволь с тобой станцевать, — другой принц просит.
Смотрит Ирия, дивится: ровно раздвоился один человек.
— Братья мы, — ее спутник хохочет, зубами блестит. — Я Мелен, он — Мелан. Издалека мы, где волки по лесам рыщут, добычу ищут. У брата замок в горах стоит, у меня на острове. По сердцу ты мне пришлась, красавица, будь мне женой верной, принцессой острова моего.
Выдернула руку Ирия, сказать ничего не успела, как взгляд на часы пал. Пять минут до полуночи осталось.
— Идем, сестрица.
Жаль Таре с другом новым расставаться да еще жальче семьи своей, едой не попрекавшей. Ухватила она сестру за руку, бросились обе к карете, помчал кучер лошадей прочь.
Ждет колдун падчериц, ждут Сола да Мина, о бале расспросить ладятся. Хорошо у колдуна в доме, и свет и смех, рассказывают Ирия с Тарой о дворце, наперебой трещат.
— А еще принцы к нам посватались. Мелен да Мелан.
Невесел стал колдун.
— Принцы-то они принцы. Только вот не людского рода. По лесам Мелан в шкуре волчьей рыщет, черной да косматой. По берегу морскому Мелен хвостом змеиным шуршит. Коль не забоитесь женихов таких, не стану препятствовать, разыщут коль — дам согласие.
Краснеет Ирия.
— Хоть в шкуре змеиной, хоть в шкуре лягушачьей — поцелую, расколдую принца.
И Тара туда же торопится, рассказывает, как сладко волка зацелует. Повеселел колдун, спать велел ложиться, утро, мол, вечера мудренее, да и посветлее будет, авось на солнце падчерицы глянут, ночные думы и повыветрятся.
А с утра самого по небу гром гремит, под окном дома волк черный траву лапами мнет, завывает.
— Выйди ко мне, нареченная моя. И отца и сестер с собой заберу, в почете жить станут.
Рядом полоз огромный кольца вьет, посвистывает.
— Выйди ко мне, сердце мое. Отца твоего колдуном придворным сделаю, сестры твои в неге заживут.
Ахнули Ирия с Тарой, к женихам кинулись. Посмеиваются колдун с дочерьми, на них глядючи, кот черный морду лапой моет да в усы ухмыляется.
На том и дело сладилось и сказка кончилась.
Написать отзыв