Алмазы Кэрротана

минидрама, фэнтези / 13+ слеш
21 авг. 2018 г.
21 авг. 2018 г.
1
6838
1
Все
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
 
О Ривальде Мэрнском слухи ходили самые разнообразнейшие. Кто-то утверждал, что этот чародей продал некогда душу демону в обмен на удачу, которая с тех пор никогда его не покидала, неизменно сопутствуя в самых рискованных предприятиях. Кто-то с оглядкой утверждал, что никому он душу не продавал, поскольку рожден от связи лесной ведьмы и могущественного демона бездны. Кое-кто говорил, что лично видел, как Ривальд катается верхом на огненном коне преисподней, а мелкие демоны ему кланяются, признавая своим хозяином. Проверить правдивость этих слухов было невозможно, однако было то, в чем сходились все — Ривальд Мэрнский был на редкость везучим сукиным сыном, а еще на удивление мерзким по характеру, словно в противовес внешности, попортить которую мечтали многие, но не рискнул пока что ни один.
И когда Ривальд появился на пороге небольшой таверны в городке возле подножия Вилейских гор, все присутствующие дружно уткнулись в свои тарелки и кружки, мгновенно опознавая колдуна. Возможно, кто-нибудь, будучи уже в подпитом состоянии, и рискнул бы нарваться на неприятности, не замаячь за неширокими плечами колдуна еще две личности. О том, кто стоял за правым плечом Ривальда, сказать что-то определенное было трудновато — в памяти откладывалось только, что это довольно приятной наружности молодой то ли человек, то ли полуэльф, а может, и вообще эльф, кто его разберет, масти тоже какой-то невнятной, вроде посмотришь прямо — золотые волосы, чуть голову склонишь — они каштановые, а боковым зрением так и вообще черные. В общем, становилось ясно только то, что личность мужского пола. А вот за левым плечом мага стоял самый настоящий эльф. Светло-золотистые волосы, собранные под обруч, открывали острые уши, в одном из которых покачивалась каплеобразная серьга, переливающаяся всеми цветами радуги и словно завораживающая своими переливами. И по ней без труда опознавался Верен, почти единственный эльф-наемник по эту сторону гор. Обычно эльфы как-то неохотно уходили из клана, оставляя свои земли, а уж о том, чтобы стать на извилистый путь наемничества, речи вовсе не шло. Именно потому имя — или прозвище — Верена было на слуху у всех. Однако прославился он отнюдь не за расовую принадлежность и умение стрелять едва ли не на мысль врага, а за свой характер, рядом с которым порой Ривальд казался милейшим и компанейским парнем.
— И вот в этой вот дыре ты предлагаешь мне поискать Ключ? — Ривальд явно пребывал на взводе.
Присутствующие дружно пригнулись.
— Если тебе что-то не нравится…
Мелодичный тихий голос Верена заставил всех пригнувшихся быстро ретироваться едва не под столы. Однако троица внимания ни на кого не обратила. Ривальд прошествовал к стойке, брезгливо окинул взглядом ее поверхность, хранившую на себе следы всего ассортимента¸ предлагаемого тавернщиком, и негромко окликнул пространство:
— Хозяин, комнату на троих предоставят?
Из пространства материализовался ключ, зависший над стойкой. Маг подхватил его, окинул взглядом лестницу, ведущую наверх.
— Третья справа комната, — проблеял голос из-под стойки.
— Благодарю.
Ривальд покачал головой, встретившись взглядом со смеющимся взглядом Верена, повернулся и направился в комнату.
— А здесь уютно, — заметил их третий спутник.
— Амулет маскировки сними, у меня уже голова болит от его мельтешения, — бросил Ривальд.
— Сниму-сниму, — пробормотал юноша, поднимая руки к вороту.
Каплевидный сиреневый кристалл амулета занял свое место в специальной шкатулке, гасящей магию. Спутник Ривальда оказался весьма миловидным молодым человеком, уроженцем далекой Эстани. И красив был, как и любой эстаниец — оливковая кожа, прогретая жарким солнцем его родины; черные пронзительные глаза, горящие неугасимым огнем; черные волосы до лопаток, стянутые алой лентой. Маг не отказал себе в удовольствии полюбоваться лишний раз красотой Алоиса, который свой амулет снимал крайне редко.
— Давай сюда, подзаряжу, — Ривальд протянул руку за шкатулкой, получил ее, извлек кристалл и стиснул его в ладони.
— Теперь ты расскажешь, зачем затащил нас сюда? — Верен неспешно раздевался, игнорируя возню с амулетами. — И куда это мы идем, что тебе нужен Ключ…
— Алмазы Кэрротана! — провозгласил Ривальд.
Эльф мелодично что-то произнес на эльфийском, заставив поморщиться Алоиса, прекрасно знавшего некоторые обороты данного языка. Затем и сам вор сообразил, что именно произнес маг, изумленно уставился на Ривальда, крайне довольного их реакцией.
— Ты совсем сдурел? Попасть в Кэрротан практически невозможно.
— Вот именно что «практически». Неприступных городов и крепостей не бывает. И Кэрротан покорится нам.
Верен только молча покрутил у виска пальцем.
— По ту и эту сторону Вилейских гор многие пытались попасть в Кэрротан, но еще никому не удавалось пройти даже половину пути, — Алоис, как и положено вору, прекрасно знал все тонкости и подробности подобных походов. — А некоторые и вовсе не вернулись, видимо, попали в крепость, но выйти уже не сумели.
— А мы пройдем весь путь и вернемся, — Ривальд бросил на стол что-то, глухо звякнувшее.
— Что это такое, Ри? — Алоис с любопытством рассматривал чеканную пластинку с непонятными символами.
— Это то, что доведет нас до Кэрротана.
— И как, позволь спросить?
Ривальд выждал немного и широко улыбнулся:
— Это карта, друзья мои. Карта тайных троп, ведущих к Кэрротану. Все шли к нему по поверхности и погибали. А мы спустимся на Тайные Тропы и пройдем по ним прямо в крепость последнего короля драконов.
— Ты придурок, — восхищенно признался Алоис.
— Ты сказал, что тебе нужен Ключ. Зачем? — Верен временами был зануден, как и всякий эльф.
— Карта указывает на тропы лишь в самой долине Вейдар, — поморщился Ривальд. — А без принесения жертвы Стражу нам не войти в эту долину.
— Значит, поищем Ключ.
Сомнительная мораль принесения человеческой жертвы ради прохождения какого-либо опасного места давно не волновала эту троицу. В конце концов, выживает сильнейший, а для какого-нибудь старого или немощного раба смерть все равно становится благом.
— Но Кэрротан… — Алоис явно колебался.
— Что, вор, на нечто большее, чем украсть пару медяков у слепого нищего, ты не способен?
— А ты, я смотрю, только языком трепать и смелый, укрывшись от всех опасностей в таверне. Кто месяц назад от волков на дерево лез, пища от ужаса?
— Уж лучше от волков на дерево, чем с воплем о змее нестись под мою защиту, спасаясь от корня дерева.
— Под твою? Ха!
Ривальд уже привычно внимания не обращал на перепалку меж этими двумя. Ругались Алоис и Верен по любому поводу и — с куда большим удовольствием — без повода. Они хорошо выполняли свою работу, за это Ривальд терпел их подколки и перебранки.
Притирались они друг к другу крайне сложно. Привыкший работать в одиночку Алоис, совершенно не доверяющий магам Верен, полагающийся только на себя Ривальд — по всем законам мироздания эта троица, взявшись работать вместе, должна была погибнуть в первом же подземелье. Но они прошли насквозь это подземелье, вынесли сокровища, несколько шрамов, лютую ненависть друг к другу и твердую уверенность в том, что их пути больше никогда не пересекутся. Однако, стоило Ривальду получить задание обчистить сокровищницу своего коллеги, промышлявшего некромантией, как сам собой неподалеку появился Верен, которого рекомендовали, как самое лучшее прикрытие, а возле самой башни уже вертелся Алоис, разрядивший две трети ловушек и примерявшийся к одной из магических. После того похода они втроем напились в какой-то таверне, отмечая свое спасение, проснулись в одной постели поутру, не помня, что тут было и почему вся одежда перепуталась на полу в единый ком… И больше не расставались, сплотившись вокруг Ривальда. Маг не возражал, с этими двумя было намного легче. Да и веселее.
— О чем ты задумался?
Маг повернул голову в сторону Верена, обнаружив, что парочка уже выплеснула друг на друга весь запас яда.
— Я пытаюсь сообразить, где можно добыть Ключ.
— Тут неподалеку есть маленький рынок, — припомнил Алоис. — Там рабами торгуют для рудников, — он уже что-то перебирал в своей сумке. — А мы пойдем через проход в горах или ты снова нас потащишь невесть какими путями?
— А если и потащу? — Ривальд усмехнулся.
Алоис пожал плечами, продолжая копаться в сумке. Верен тем временем уже улегся на кровать, закинув руки за голову. Маг покосился на эльфа, задумчиво кивнул своим мыслям:
— Да, наверное, так и поступим. Завтра я пройдусь в поисках Ключа.
— Да что ты так напрягся весь? — ловкие пальцы вора, невесть как очутившегося за спиной мага, легли на плечи Ривальда, принимаясь через ткань разминать их.
Маг тихо вздохнул, откладывая кристалл обратно в шкатулку, стащил через голову мантию, предоставляя вору свободу действий.
— Эти алмазы драгоценны даже не тем, что они алмазы… У меня есть свои мотивы.
Алоис настаивать на объяснениях не стал. Ривальд про себя усмехнулся, он так и рассчитывал, что вор помчится в Кэрротан ради славы того, кто прошел внутрь крепости и вернулся с добычей. Верен внушал беспокойства чуть больше, эльф вообще был себе на уме, но, в принципе, магия Ривальда была быстрее стрел лучника… А вернуться им обоим было не суждено, так что маг решил побыть пока что с обреченными на гибель во имя его планов дружелюбным и ласковым. Да и то, что эта парочка погибнет в Кэрротане, не снижало их обаяния и чисто физической привлекательности, приятно гладившей эстетические чувства мага.
— Пойдем-ка в постель, — промурлыкал Ривальд, перехватывая вора за руки.
Алоис фыркнул и возражать не стал, покладисто отправляясь на ложе, составленное из четырех имевшихся в комнате кроватей — когда Верен все успевал, было загадкой для всех. Умелые руки опытного вора уже лишили Ривальда всей имевшейся на том одежды. Маг про себя сделал заметку в Кэрротане первым делом избавиться от Алоиса. Хорош, конечно, но опасен, куда опасней эльфа.
Верен обычно в постельные игры вовлекался неохотно. В чем была причина такого поведения, Ривальд не спрашивал. Не хочет ну и не надо, без него есть, к кому пристроиться, благо, что вор моралью не обременен, а его гибкости хватало на самые немыслимые позы. И потому маг слегка удивился, глядя, как эльф выскальзывает из одежды. При мысли о том, какая сегодня будет ночь, возбуждение нахлынуло волной.
— Аххх, — выразил свое отношение к происходящему Алоис, склоняясь к члену мага.
Ривальд тихо простонал, чувствуя, как несносный эстаниец уже пустил в ход все то, чему научился за свою недолгую, но бурную жизнь сексуального раба в каком-то борделе. Эльфа же сегодня, похоже, больше интересовала задница Алоиса, нежели прелести мага.
Картина, открывавшаяся взгляду Ривальда, была весьма возбуждающей — очень уж красиво смотрелся светлокожий эльф с загорелым эстанийцем, а учитывая то, чем был занят рот Алоиса… На какой-то момент маг даже задумался, а не стоит ли ему поискать иной путь выхода из Кэрротана, но потом отмел эту мысль, как совершенно бредовую.
И спать с этими двумя тоже было уютно. Просто спать, чувствуя, как они прижимаются с двух сторон, сплетаются конечностями поверх Ривальда, как Алоис, обожающий спать с самого края, почти наползает на мага, спасаясь от ночной прохлады, а эльф тихо посапывает в плечо. Маг тихо вздохнул, понимая, что ему будет не хватать этого ощущения после Кэрротана.
Утром Алоис разбудил его, легонько куснув в плечо:
— Просыпайся, пора приступать к жизни.
— Иди сюда, — маг поймал его.
— Зачем это?
— Сейчас узнаешь, — проворчал Ривальд, раскладывая эстанийца по постели.
Сам еще сонный, взъерошенный, жмурящийся со сна, Алоис был чудо как хорош. Так что эту прелесть Ривальд отымел с особым вкусом, позволив себе вовсю насладиться и стонами вора и тем, как он гибко извивается под магом, безмолвно прося и позволяя брать себя сильнее, еще, еще…
— С тобой точно все в порядке? — невозмутимо поинтересовался Верен, занимавшийся починкой тетивы у стола.
— А что не так? — насторожился Ривальд.
— Понятия не имею, ты какой-то стал в последнее время слишком уж охочий до постели.
— Так где, ты говоришь, этот рынок рабов? — поспешил сменить тему маг, одеваясь.
— На северо-западе, — откликнулся Верен.
Ривальд кивнул, задумчиво взвешивая в руке кошель. Что ж, оставалось только надеяться, что здешние цены не слишком больно укусят их скудные финансовые запасы.
— Мне пойти с тобой? — предложил Алоис.
— Нет, я справлюсь, — усмехнулся маг.
Вор как-то светло и солнечно улыбнулся и отстал, занявшись починкой одежды. Ривальд окинул взглядом обоих:
— Вас тут можно оставить одних?
— Конечно, — неприкрыто удивился эльф. — Что с нами может случиться?
— Да уж. Все самое худшее уже случилось…
— Ты про ушастого?
Ривальд закатил глаза — началось.
— Так, я пошел закупаться последним, что нам еще осталось взять в дорогу — а вы сидите по разным углам…
Иногда они ему напоминали детей, которых на минуту нельзя выпустить из поля зрения. Ривальд покачал головой, выходя из комнаты и лопатками чувствуя, что снова подерется эта сладкая парочка.
Дорога к рынку заняла немного времени, буквально через полчаса неспешной прогулки с осмотром окрестностей Ривальд достиг кривого помоста, на котором сидела кучка закованных в цепи людей, эльфов и полукровок.
— Что угодно господину магу?
— А что вы можете предложить? — тут же поинтересовался Ривальд.
— Ну… Есть храмовый маг, — протянул торговец, окидывая взглядом потрепанную одежду Ривальда. — Всего пять монет серебром — и хоть суп из него варите.
— Храмовый маг? — неприкрыто изумился чародей. — Здесь, в этой глуши? Откуда он взялся у вас?
— Пригнали вместе с остальной выбраковкой. Кому он нужен — тощий, долго не протянет на рудниках. И магии ни капли нет.
— Возьму, — решился Ривальд.
Храмовый маг… наделенный колдовской силой по милости богов… Живущий в тепле и сытости и творящий чудеса для прихожан. Ривальд знал таких, уверенных, сытых, не ведающих что такое — когда долго срастаются переломанные пальцы, как сводит от голода нутро. Однако этот мальчишка ничем храмового чародея не напоминал да и на мага, по совести говоря, не смахивал — все косточки наперечет, бледная кожа, светлые волосы, льдисто-голубые глаза, выцветшие от усталости. Впрочем… Ривальд присмотрелся. Нет, не мальчишка это — вполне взрослый мужчина, просто молодой, едва ли двадцать два исполнилось. И в плечах явно когда-то был широк, может даже на досуге с оружием развлекался. Только теперь исхудал и измучился от пустого резерва.
— Как тебя зовут?
— Солан.
— Надо прибавлять «господин», когда обращаешься к своему хозяину, — назидательно заметил Ривальд, отсчитывая на ладонь торговцу монеты. — Ты меня понял?
— Да.
Маг недовольно поморщился. Ну ничего, времени хоть немного воспитать этого наглеца ему хватит. Главное — чтоб не подох раньше времени…
— Вот, — торговец вручил ему ошейник с поводком. — Это подарок. За избавление от этого мага.
Солан усмехнулся, повел плечами, однако ничего не сказал, только опустил голову, позволяя надеть на себя ошейник, и пошел вслед за Ривальдом.
— И зачем я вам понадобился… господин?
Последнее слово было произнесено с едва уловимой издевкой. Ривальд поморщился, отправляя ошейнику приказ чуть-чуть сжаться. Солан захрипел, падая на колени и хватаясь за горло в попытке вдохнуть немного воздуха.
— Я не терплю неповиновения. Надеюсь, что ты это уяснишь… И, чем раньше, тем лучше для тебя. Понятно?
Солан кивнул. Ривальд снял удушье, позволяя храмовому магу вдохнуть немного воздуха. Нестерпимо хотелось поучить его еще немного, однако нельзя было это делать. Храмовник должен был дожить до места активации Ключа, а выглядел он и так не самым лучшим образом.
— Ух ты, — Алоис видимо обрадовался возвращению Ривальда. — А кого это ты купил?
— Его зовут Солан, — Ривальд толкнул покупку к вору. — Вымой его, покорми и осмотри, дотянет ли вообще до места назначения.
— Хорошо.
— А где эльф?
— Ушел куда-то, сказал, что ему нужно купить еще некоторые мелочи.
— Ну ладно.
Ривальд посмотрел, как Алоис берет Солана за ошейник, перехватывая поводок у самого сочленения двух полосок кожи, толкает в сторону бадьи с водой, стоявшей за ширмой в углу комнаты, после чего решил заняться своими делами — требовалось еще раз проверить все карты, наметить маршрут и прикинуть, кто и в какой последовательности погибнет из его спутников.
Из-за ширмы доносился тихий плеск и бормотание вора, отмывающего покупку. У Алоиса вообще была такая странная привычка — что-то невнятно бурчать себе под нос, когда он находился в хорошем настроении.
— Такой тощий, страшно даже трогать.
— А ты его и не трогай, — внезапно развеселился Ривальд. — Пускай сам моется.
— Сам ж сказал — отмыть. Дай мне мою рубашку, я его тряпки постираю.
— Голым походит, — безжалостно отрезал Ривальд. — Не рассыплется.
— Ну, как знаешь, — покладисто согласился эстаниец.
Солан поспешил прижаться где-то в углу, зло пофыркивая на вора, все же накинувшего ему на плечи какое-то полотнище. Ривальд исподлобья разглядывал свое приобретение, чуть кривясь — сплошные кости, еще и крови не хватит на жертву, вот будет весело. Впрочем, не ребенок, вполне взрослый мужчина, так что, может, обойдется все.
— Откармливать, значит?
Алоис вообще удивлялся много чему, вечно распахивал глаза во всю ширь и засматривался на всякие непонятные ему вещи. Но в том, что касалось средств Ривальда, он изумляться отвык давно, так что теперь просто деловито интересовался, до какой степени нужна его помощь.
— Чтоб дожил до Вейдара…
— Жалко, — протянул Алоис.
Ривальд снова поморщился — да уж, проблема. Молодого мага эта парочка еще и жалеть примется, снова начнутся недопонимания. Вернее, эльфу-то, по большему счету, наплевать на все, он вообще к роду людскому относился пренебрежительно. Ему что храмового мага без сил, что полного жизни воина резать — все едино. А вот Алоис все никак не мог отвыкнуть жалеть всяких убогих.
— У него все равно нет резерва, ему от этого больно.
— Ну так резерв ж можно наполнить…
— Смотри, видишь разрезы на его шее? Вон там, под ключицей еще. Это как раз магические метки, выпускающие его силу. Он как пустое ведро без дна. Сколько не наливай, полнее не станет.
— А за что тебя так?
— Не твое дело, — сдержанно огрызнулся Солан.
Ривальд ничего не сказал — с Алоисом пускай развлекаются, сколько вздумают.
— Привет всем, — Верен, отчего-то непривычно веселый, прошел внутрь. — Это кто?
— Ключ.
— Не дотянет, — кратко сообщил эльф после одного пристального взгляда.
— Дотащите, нам только до Вейдара, а там уже все равно.
— Ключ? — Солан попробовал вскочить. — Это что… Стражу Вейдара? Меня?
— Какой умный, — умилился эльф нарочито издевательски.
— Да тебе больно не будет, — «утешил» храмовника Алоис. — Верен умеет резать быстро.
Ривальд даже немного бедного храмовника пожалел — так тот побелел весь, вздрагивая и затравленно глядя на эльфа, поигрывающего кинжалом. А потом закатил глаза, снова весь передернулся и провещал каким-то загробным голосом:
— Не верь глазам своим, иначе тебе станет больно, но если не поверишь сердцу — погибнешь.
После чего рухнул на руки Алоису, сперва утащившему храмовника на постель, а потом принявшемуся расспрашивать Ривальда:
— Что это?
— Пророк, мать его. Собираемся. Потащите его, как есть. Раз уж его пророчества даже выпущенный резерв не убрал, значит, где-то этот его резерв восполняется, что нам совсем не на руку.
— Выходим?
— А ты слышишь плохо?
Сборы заняли совсем немного времени, еще несколько минут на подхват последних вещей — и вся компания в срочном порядке покинула таверну.
— А он что такое напророчил? — пристал Алоис к Ривальду.
— Понятия не имею, — сдержанно огрызнулся тот, осматривая горы.
— А что ты такое сказал? — неугомонный эстаниец переключился на храмовника.
Солан часто сглатывал, тряс головой и явно не расположен был общаться с веселым вором, но ответить попытался:
— Я не помню, я никогда не запоминаю своих пророчеств.
Верен лишь одарил Алоиса каким-то недружелюбным взглядом, однако промолчал.
— Что? — буркнул тот. — Глазки-то попридержи.
— А то что ты сделаешь, маленький воришка?
— Хватит, — не повышая голоса, скомандовал Ривальд, вырисовывая на земле круг с рунами. — Заткнулись оба! Тебя, храмовник, это тоже касается. А то собьюсь — результат переноса вам точно не понравится. Так, все в круг, этого бледного тоже затащите.
Вспышка больно резанула Солана по глазам, он явно не привык к таким переходам и не догадался зажмуриться. Из глаз потекли слезы, храмовник тер ладонями лицо, пытаясь очнуться.
— А теперь все тихо…
— А что такое?
Маг сосредоточенно принюхивался к чему-то, шагая к видневшемуся среди скал проходу. Алоис насторожился, тоже потянул носом воздух.
— Гарпии… Не может быть, они никогда не подлетают так близко к человеческому жилью.
— До ближайшего жилья сейчас три дня пути.
— Мы явно спешим, — бросил в пространство Верен.
Ривальд повернулся к нему, настораживаясь — тон эльфа ему не нравился. Однако в ответ на вопросительный взгляд тот только небрежно ухмыльнулся:
— Я хотел сказать, что ты никогда раньше не переносил нас на такие дальние расстояния.
— Спешим, — проворчал Ривальд.
Но внутренняя настороженность не отпускала, явно что-то не так было с Вереном с самого сегодняшнего утра. Правда, выяснять, что именно у него не так с настроением, Ривальд не собирался. По крайней мере, пока что.
— Всем внимание. Сторожите гарпий. И идем.
— В ущелье они не нападут, — Верен положил ладони на рукоять кинжалов.
— А вот на выходе нас могут уже и подстеречь, — Алоис, приложив руку к глазам, осматривал небо. — Странно. Пахнет их гнездами, но нет ни помета, ни перьев.
— У гарпий сейчас брачный сезон, они улетают далеко от гнезд, — подал голос Солан.
— Отлично. Идем.
— А откуда ты про гарпий знаешь? — полюбопытствовал эстаниец.
— Читал много, — отозвался Солан.
Выглядел он не самым лучшим образом, пустой — ну не вполне, как выяснилось — резерв явно крепко не полюбил магические телепорты. Да и глаза он закрыть не догадался, все еще смотрел как-то слепо.
— Возьми, прижми к глазам, — Алоис вложил ему в руку смоченную водой ленту.
— Спасибо, — Солан прижал к лицу повязку.
— Идем уже, — Верен яростно зашипел.
Ривальд уже присматривался к ущелью, словам храмовника он явно не доверял, однако особого выхода не было. Чародей потер ладони, настраиваясь на быстрое плетение заклинаний и готовясь, в случае чего, одарить ближайших противников парочкой огненных потоков.
— Мне это все равно не нравится, — пробормотал Верен. — Допустим, они улетели… запах все равно чересчур слабый.
— Насколько? — Ривальд настороженно оглядывался.
— Словно их здесь нет уже год.
— Но что могло прогнать отсюда гарпий? — удивился Алоис.
— Гарпии боятся только змей, которые способны добраться до их гнезд, — Солан снова решил показать свою начитанность. — Но не простых змей…
— Каких? — эстаниец аж подпрыгнул. — Ненавижу любых змей, впрочем!
— Это не просто змеи, — отозвался Верен. — Я понял, о чем он. Эти твари, змееподобные настолько, что змеями и назвать можно, очень уж любят подзакусить верещащей гарпией.
— А они большие? — опасливо поинтересовался Алоис.
— Три человеческих роста, — ухмыльнулся эльф. — Сам посмотри, вон там как раз какое-то шевеление.
Алоис побледнел, затравленно глянул в сторону, куда указывал эльф. Верен как-то поспешно добавил:
— Она спит.
— Ладно, некоторые ужи очень даже ничего, — вор поспешил поближе к эльфу.
— Скальные змеи не любят людей, — Солан улыбнулся, хоть и слабо. — Не бойся.
— Я? Я ничего не боюсь, — независимо открестился Алоис.
— Шшш, — Верен очень похоже изобразил шипение змеи над ухом вора, неслышно подскользнув.
И едва успел подхватить упавшего в обморок эстанийца.
— Что у вас там опять? — раздраженно буркнул Ривальд.
— Ничего, — несколько растерянно отозвался эльф, пытавшийся привести в чувство Алоиса.
Тот в себя приходить отказывался упрямо, только, когда за дело взялся сам чародей, наградивший Алоиса парочкой литров воды, сотворенной прямо над ним, вор соизволил глухо застонать.
— Извини, я не хотел тебя напугать, — эльф выглядел пристыженным.
Алоис подскочил, отряхиваясь, обвел всех обиженно-злым взглядом и пошагал вперед, не оборачиваясь, явно предпочитая общество недоеденных гарпий и голодных скальных змей своим спутникам.
— А что я сделал-то? — допытывался эльф у спины Алоиса.
Вор не отвечал, только шагал все быстрее. И едва успел пригнуться, когда с боковой стены что-то метнулось, ударилось в камень.
— Назад, — рявкнул Ривальд, кастуя выплеск огня на проснувшуюся змею.
Алоис бросился к ним, перекатился, упав под ноги Верену, расстреливавшему змею. Солан поспешил оттащить вора подальше от места, куда вот-вот должна была упасть змея, объятая огнем, почти мертвая, но все еще упорно пытавшаяся уничтожить врагов.
— У них крайне прочная шкура. И сложно попасть в сердце.
— Не умничай! — рявкнул Верен. — Где уязвимое место у твари?
— Надо заставить ее оторвать от земли верхнюю половину, там будет белое пятно.
— Я ее подниму, — вызвался Алоис. — Только не промахнись.
Змея припала к земле, шипя, разевая пасть. Вор разбежался, оттолкнулся от каменистой почвы, кувыркнулся в воздухе над головой змеи, тут же вскинувшейся. Верен спустил тетиву, стрела вошла точно в светлое сердцевидное пятно, заставив тварь так и стечь наземь. Алоис приземлился неподалеку, уперся кончиками пальцев в землю, быстро обернулся, готовый отпрыгивать.
— Неплохо сработано, — похвалил их Ривальд.
— Если б не храмовник…
Ривальд отмахнулся от слов Алоиса, осматриваясь. Серые тени зашевелились неподалеку, пока что не настолько близко, чтобы вступать в бой, но и не так далеко, чтобы можно было медлить.
— Уходим…
— Сколько их там, — пробормотал Алоис. — Я боюсь змей.
Солан что-то прикинул.
— Дальше их должно быть поменьше, там, где нет гарпий, нет фактически пищи для скальных змей.
— Значит, надо идти побыстрее, — решил Верен. — Гнездовища тянутся на семь часов пути, насколько я помню карты… Ривальд, ты можешь…
— Даже не мечтай, как минимум полчаса нам придется идти. У меня прежний портал отнял много сил.
— Полчаса мы можем и продержаться. Но вряд ли больше, мы скоро привлечем их внимание, а отбиваться от нескольких тварей разом будет сложно.
Маг только кивнул, оценивая их шансы пройти до ближайшего безопасного места, никого не задев из тварей по пути. По всему выходило, что втроем они б пробежали, а вот с грузом в виде хромающего слабого храмовника…
— Бегать можешь?
Солан неуверенно кивнул. Ривальд указал на точку впереди:
— Тогда вон до тех камней. Все бегом. Кто упадет — пусть валяется, подберем на обратном пути и похороним.
— Это, что, шутка? — удивился Солан.
— Увы, нет, — Алоис махнул рукой. — Бежим.
Как выяснилось, храмовые маги, даже истощенные, при угрозе своей жизни способны преодолеть одним махом приличное расстояние. Правда, в конце пути Солана пришлось поддерживать, но это было уже не так важно — скальные змеи что-то не поделили, запутались в клубок, шипя друг на друга, колотя хвостами по земле и позабыв на некоторое время про путников.
— Вроде ушли, — Ривальд потер ладони. — Так, приготовились, сейчас будет портал. Но уже к самой крайней точке, к Эльглату. Дальше я не смогу его пробить, при всем желании.
— Ну, в принципе, это нормально, — пробормотал Верен. — До долины Вейдар останется еще день хода.
— А там змей нет? — опасливо полюбопытствовал Алоис, глядя почему-то на Солана.
Ответить тот не успел, Ривальд раздраженно что-то прошипел, ухватил храмовника за руку и почти зашвырнул в портал.
На этот раз Солан глаза закрыть успел, так что возиться с ним не пришлось.
— Эльглат, — Верен осмотрелся. — Неплохо. Ну что, вперед? В город не заходим?
— Там все равно ничего интересного нет, — буркнул Алоис, все еще дувшийся за шутку с шипением.
Ривальд молча пошагал вперед. Нужно действовать, пока его решимость принести всех троих в жертву не поколебалась. Да, красивые, да, с этой парочкой в постели хорошо. Но алмазы Кэрротана…
— Предлагаю сделать привал через пару часов, — Алоис поддерживал хромающего Солана.
— Ладно, — Ривальд вспомнил о том, что скормить храмовника Стражу нужно в живом виде. Ну и с более-менее восстановившейся кровью.
Верен помалкивал, шагал рядом, красивый и как всегда, себе на уме. Ривальд уже привык к его поведению, так что ничего не спрашивал. Пусть думает, что хочет, его право.
— Значит, мы должны скормить храмовника Стражу? — уточнил Алоис, когда они остановились на отдых. — И тогда Страж пропустит нас в долину, а там мы спустимся на Тайные Тропы, пройдем в крепость, наберем сокровищ и вернемся?
— Да.
Солан тихо хмыкнул, но ничего не сказал.
— Что? — раздраженно бросил Ривальд. — И даже не вздумай сейчас читать проповеди о морали.
— Я и не собирался, — покладисто отозвался храмовник.
— Тогда к чему были эти вздохи?
— Удивляюсь, как вы могли отправиться в эту экспедицию, не зная ничего о том, что вас ждет.
— А ты знаешь?- удивился Алоис.
Солан кивнул.
— Я знаю, что мало накормить Стража, нужно оставить еще две жертвы, одну на входе в креп…
Ривальд коротко глянул на него, ошейник сжался, придушив Солана до бессознательного состояния.
— Болтает всякие глупости, — коротко объяснил Ривальд. — Сейчас наплетет вам про кучу жертв, про ловушки, про то, что никто не вернется из крепости Кэрротан. Храмовые сказки.
— А я бы послушал, — обронил Верен.
Ривальд внутренне похолодел, но эльф только усмехнулся, весьма небрежно.
— Будешь спать плохо после его рассказов — не жалуйся.
— Никогда на плохой сон не жаловался.
Ривальд махнул рукой и, демонстрируя равнодушие, отвернулся к закату, залюбовавшись им. Все-таки красиво это алое небо. Цвета крови.
Спины коснулось нечто теплое. Потом руки Алоиса крепко обхватили за пояс.
— А когда мы доберемся до Вейдара, Ри?
— К утру, если храмовник будет переставлять ноги.
— А нам его обязательно убивать? — все-таки какие-то крохи жалости у Алоиса были. — Он умный, знает много. И со змеями помог.
— Мы его не убьем, — отозвался Ривальд. — Его убьет Страж.
Алоис вздохнул. Верен, против обыкновения, ничего не сказал про неуместную жалость круглоухих. Ривальд посмотрел на эльфа. Тот поднялся, подошел к ним, опустился сбоку от чародея, прижался, обнимая сразу обоих. Внутри у Ривальда снова всплеснулась странная нежность. Нет, так нельзя, он чересчур привязан к этим двоим.
— Поднимайте этого храмовника, сейчас наложу заклинание облегчения веса, потащим по очереди.
— А в себя его приводить не будем? — удивился Алоис.
— Зачем нам тут маг с полным резервом?
Лучник с вором решение признали вполне разумным. Ривальд поднялся, вспоминая заклинание. Солан дернулся, застонав, так что пришлось отдать приказ ошейнику сжаться еще чуть-чуть.
— Идемте.
Тащить бессознательного храмовника оказалось неожиданно весело, весил он после наложения заклинания как котенок, так что Алоис вовсю развлекался, пристраивая его то на плечо, то на руки, то вообще на закорки. Верен свою эльфийскую натуру отягощать телом человека не пожелал. Ривальд и вовсе не собирался нести Ключ. Не давало покоя пророчество. Что этот безумный пророк вообще в виду имел?
— Я устал, — пожаловался в пространство Алоис.
Ривальд, не сбавляя шага, выдал ему бутылку зелья, прибавляющего сил, предварительно щедро из нее отхлебнув. Верену с его эльфийской выносливостью зелье не требовалось.
— А как этот самый Страж вообще выглядит? — неугомонная натура Алоиса была… неугомонна.
— Как элементаль, наверное. Откуда я знаю? — несколько раздраженно отозвался Ривальд, потом смягчил тон. — Увидишь сам, Алоис.
Вор ускорил шаг, внезапно остановился, ойкнув.
— Что такое? — Верен мгновенно наложил стрелу на тетиву.
— Я во что-то врезался.
Ривальд вытянул вперед руку, потрогал воздух, неожиданно плотный, затем вспомнил о том, что он, вообще-то, чародей, задействовал магическое зрение. И замер, рассматривая ажурное плетение из серебряной проволоки, тянущееся влево и вправо, насколько хватало глаз.
— Что там? — Алоис ощупывал воздух.
— Магический барьер. Видимо, где-то здесь ворота.
— Ага, — прыснул Алоис. — И дверной молоток для вызова Стража. Не видишь?
Ривальд внимательно осмотрел стену.
— Ничего такого. Выглядит непрочным, как драгоценный браслет, но сомневаюсь, что мы сможем его проломить просто так.
— Может, Солана разбудим?
Ривальд вздохнул, закатив глаза.
— Опять начнет вещать про кровавые жертвы и прочее.
— Или про то, как миновать эту стену, — Верен слегка расслабился.
— Тогда приводите его в себя. Мне-то что.
Солан очнулся довольно быстро, Ривальд даже разозлиться не успел.
— Как перелезть через серебряную стену? — сразу пристал к храмовнику Алоис.
— Никак, — предсказуемо ответил тот. — Ее могут миновать только те, в чьем сердце есть чистота.
— Тогда мы тут застряли, — огорчился Алоис.
Верен задумчиво сделал пару шагов вперед, затем еще раз и еще. Ривальд с удивлением смотрел, как тот спокойно проходит стену.
— Как у тебя это получилось?
Верен оглянулся на них, явно пребывая в замешательстве, попытался что-то сказать, но ни звука не донеслось до слуха его спутников, а все попытки прочесть что-либо по губам были прерваны замерцавшим барьером.
— Ладно… Чистота… Чистота, — Алоис задумался, потом просиял. — Знаю! Сейчас попробую!
И в пару прыжков оказался за барьером. Судя по его ошеломленному выражению лица, подобного он не ожидал, попытался рвануться назад, но барьер не пропустил. Ривальд видел, как Алоис колотит кулаком по стене, потом что-то говорит Верену.
— И как я понимаю, ты тоже без труда пройдешь? — неприязненно поинтересовался он.
— Возможно. Если не смогу, вот будет незадача, да? Скормить Стражу будет некого. А те двое тебе понадобятся, чтобы убить их внутри.
Ривальд вспыхнул, по счастью, в переносном смысле, ударом кулака отправил Солана через барьер, пропустивший храмовника мгновенно. Алоис и Верен подхватили его.
— Чистота… Эй?
Алоис и Верен почему-то уходили прочь, таща за собой Солана. Ривальд похолодел, сунул руку в карман. Пальцы вместо карты Тайных Троп нащупали лишь пустоту. Алоис.
— Предатели!
Они его словно услышали, обернулись. Алоис улыбнулся виновато, развел руками. Верен усмехнулся. Ривальд в ярости двинул кулаком по стене, затем еще раз, затем глубоко вздохнул. Первая часть пророчества. Не верь глазам своим… Да, ему стало больно от вида того, как его любовники сбегают, обокрав его. Но что значит «не верь». На самом деле, они стоят и его ждут? Но карты и в самом деле нет.
Сзади раздался мерный гул, земля пошла трещинами, на поверхность стало медленно выбираться нечто, покрытое сотнями шипов, нечто гигантское. Ривальд прижался к стене, только сейчас сообразив, что это пальцы. Какого размера тот гигант, который скоро выберется, думать не хотелось.
— Пропусти меня! — заорал он, двинув по стене кулаком.
«СТРАЖ ЖДЕТ ЖЕРТВУ»
Видимо, старые рукописи умолчали о том, что если вовремя вбежать в эту самую долину, то встречи со Стражем можно избежать.
«ДАЙ СТРАЖУ ЖЕРТВУ ИЛИ САМ СТАНЕШЬ ЖЕРТВОЙ»
Ривальд сглотнул, глядя, как к одной гигантской руке присоединяется вторая, затем из пропасти стала медленно подниматься голова, увенчанная такими же шипами.
«СТРАЖ НАГОНИТ ТЕБЯ»
В этом Ривальд не сомневался. Его магия здесь была бесполезна.
Вот и все. Скоро Страж покажется целиком, а Ключ Ривальд своими руками выбросил. Маг закрыл глаза. Видеть свою смерть не хотелось, на мгновение мелькнула мысль, что не стоило сюда вообще идти. Им было хорошо втроем и без алмазов, дарующих небывалое могущество. Валялись бы в постели, ласкали друг друга, он бы шипел из-за перепалок Алоиса и Верена, зная, что они не причинят друг другу вреда всерьез.
— Прощайте, — еле слышно сказал он. — Хоть вы и подонки, бросившие меня, но я вас любил.
Под спиной внезапно образовалась пустота, Ривальд невольно сделал шаг, еще один. И грохнулся наземь уже за серебряной оградой. Страж приостановил свое вылезание, стал медленно возвращаться обратно в бездну.
— Не понял, — озадачился Ривальд.
Однако, что бы это ни было, он уже в долине Вейдар, надо поискать вход на Тайные Тропы, догнать этих мерзавцев и испепелить на месте. А те два жертвенника можно и их пеплом посыпать. Ривальд проверил магический резерв, убедился, что он на две трети полон и медленно восстанавливается. Отлично, выбраться отсюда с алмазами будет уже не так трудно.
— Так…
Внимание привлекло какое-то шевеление впереди. Он направился туда, по пути пытаясь понять, что это вообще такое, однако понять, что за существо лежало, свернувшись на траве и тихо хныкало, никак не удавалось. Когда Ривальд подошел на достаточно близкое расстояние, существо подняло голову, снова захныкало.
— Дракон?
Полноценным драконом существо не было, чересчур маленькое, с лошадь размером. Драконий детеныш.
— Но драконы вымерли…
Дракончик снова захныкал, реагируя на его голос. Ривальд подошел еще ближе. Погладил черный чешуйчатый бок. Дракончик поднялся на лапы, на три. Правую переднюю он поджимал под себя.
— Давай посмотрю, что там.
Драконы — это вам не люди и не эльфы, драконы прекрасны. Их стоит любить и лелеять, тем более, что прирученный дракон — сильное средство воздействия на кого угодно. Ривальд присел перед лапой, протянул руки. Дракончик хныкнул, но позволил ему взглянуть на застрявший в пятке крепкий длинный шип. Ривальд ухватил его, дернул. Дракончик заорал, потом подумал, заорал потише, потом вытянул шею, осмотрев лапу.
— Вот так, скоро заживет. И не прыгай больше по колючим кустам, — назидательно сказал Ривальд.
Дракончик его благодарить не стал, взмахнул крыльями и поднялся в небо. Ривальд огляделся. Долина представляла собой чашу среди гор, немаленькую долину, стоило признать, горы еле виднелись вдалеке. Крепость Кэрротан и вовсе видна не была, но она где-то там, в этом сомневаться не приходилось. Красивое место все-таки Вейдар: зелень, озера, водопады. Но Ривальд не обманывался: ловушек здесь предостаточно, не зря никто не вернулся отсюда с добычей. Без карты найти вход на Тайные Тропы будет затруднительно, но не отступать же теперь.
Небо застлали крылья. Ривальд задрал голову, мысленно ругнулся. Драконы… Взрослые драконы. Три громадины, которые от него оставят мокрое место. Вот почему Тайные Тропы пролегали под землей.
— Какая встреча, — прогрохотал один из драконов, нежно-золотистый.
— Говорил же, что он пройдет, — добавил антрацитово-черный.
— Можно отнести его в крепость, — фыркнул серебряный.
Ривальд предпочитал помалкивать. Золотой приземлился, протянул ему крыло.
— Забирайся на спину. Отнесу в Кэрротан.
— Заберешь свои алмазы, — выплюнул серебристый.
— А… — Ривальд растерялся.
Черный почему-то печально вздохнул.
— Заберешь алмазы и уйдешь. Ты ведь сюда за ними шел, Ри…
Ривальд замер, непонимающе глядя на драконов.
— А… Алоис? Солан? А ты, — он постучал костяшками пальцев по золотой шкуре, — Верен?
— Ага, — тот рванул с места, Ривальду пришлось вцепиться в ближайшую пластину.
Летели они не так уж и долго, Ривальд даже не успел набраться храбрости и посмотреть вниз, когда громада крепости показалась перед ними, быстро приблизилась. Дракон приземлился на плиты двора, подождал, пока Ривальд спустится по крылу.
— Но как вы стали драконами?
— Заклятье, — пояснил Алоис. — Оказывается, все, кто сюда доходил, превращались в драконов. Вот почему никто не возвращался. Еще не время.
— Не время? — Ривальд удивился.
— Драконов пока слишком мало. Когда их станет больше, границы разомкнутся. Дети рождаются, но не так быстро, как бы того хотелось.
Ривальд с силой потер лоб, собирая мысли воедино.
— Иди, — хмуро сказал Солан. — Алмазы там, в сокровищнице.
— А обратно вы превратиться можете? — Ривальд уходить не спешил.
— Нет пока, — легко отозвался Алоис. — Надо привыкнуть к этому телу. Ко многому надо привыкнуть. Это меняет не только тело, но и сознание. Мы… Становимся немного другими.
— А я могу стать драконом? — заинтересовался Ривальд.
— Конечно, даже будешь не таким мерзавцем. Но тогда ты не получишь алмазы. Драконам они бесполезны, только люди их могут взять в руки и унести.
— А сколько времени меня не было?
— Не так долго, чтобы мы соскучились, — неприветливо бросил Верен и взлетел.
— Он просто боится, что ты заберешь алмазы. И уйдешь, — тихо сказал Алоис.
Солан тоже взлетел, направившись в другую сторону. Ривальд протянул руку, погладил Алоиса по морде, потом развернулся и пошел в сокровищницу.
— Ри?
— Верь мне, ладно?
Ривальд знал, что нужно сделать. Сумку побольше найти.
Сокровищница радовала взгляд переливами разноцветных камней. Однако драгоценности сейчас Ривальда интересовали мало. Ему нужны были алмазы Кэрротана.
— А, вот…
Алмазы лежали в небольшой шкатулке. Ограненные холодные камни, полные магической силы. Ривальд сгреб их полной горстью, сжал пальцы, чувствуя, как сила струится по жилам. Затем разжал пальцы, позволив алмазам просыпаться на пол. И принялся сгребать ближайшие драгоценности в подобранный тут же мешок.
— Ри? — встретил его Алоис.
— Неси меня к границам долины. И верь мне, хорошо? Я знаю, что собирался вас предать… И просить о доверии глупо. Но я ведь прошел через стену.
— Ты прошел…
Летел Алоис медленно, словно через силу, приземлился возле стены.
— А я выйти-то смогу? — пробормотал Ривальд.
— Сможешь, — Алоис опустил голову. — И… И я в тебя верю.
— Вот и славно, — ухмыльнулся Ривальд. — Верь.
И пересек границу, отозвавшуюся тихим звоном, видимо, драгоценности и без алмазов несли в себе магии достаточно.
— А еще… — Ривальд оглянулся.
Но стены уже не было. Да и ничего не было, просто дорога через Вилейские горы, давно заваленная камнепадами.
— Ну и ладно, — хмыкнул маг и ускорил шаг.
До Эльглата надо еще добраться.

***

— Эй, маг, а ты уверен, что мы идем правильно? — высокомерно поинтересовался начальник отряда.
Ривальд оглянулся, полюбовался на двадцать воинов, соблазненных обещанием богатой добычи, подкрепленной блеском драгоценностей, припомнил парочку десятков карт, невзначай «забытых» в тавернах и украденных на постоялых дворах.
— О, еще как уверен, — ухмыльнулся он. — Я сейчас настолько во всем уверен…
Написать отзыв