ААА или Стажеры в поисках

минимистика / 13+
26 авг. 2018 г.
26 авг. 2018 г.
1
1876
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Дом на краю леса — место всегда гиблое. Это Реджинальд Баннер знал доподлинно из всей той кучи фильмов ужасов, которые просмотрел в свое время и в одиночку и в компании с Ником. В одиночку смотрелось намного хуже, конечно, потом каждая постучавшаяся в окно ветка заставляла подпрыгивать чуть ли не до потолка, а скрипнувшая дверь шкафа — натягивать одеяло до самого носа, так что дышать становилось трудно. Ник обычно утверждал, что все эти ужастики — не больше, чем вымысел.
— Люди куда хуже, и они реальны, — говорил он.
Реджи кивал и потеснее прижимался к Нику на диване.
И только после встречи с правительственным агентом Тальзин, оказавшейся охотницей на демонов, Реджи принялся считать все фильмы ужасов всего лишь веселой комедией. Подумаешь, какой-то маньяк с пилой по лесу бежит, что в этом такого страшного? Маньяка можно просто огреть какой-нибудь поднятой с земли корягой. А вот с демонами все похуже… Хотя и на них есть управа.
После того случая, когда Блуграсс встряхнуло появление команды Аргус, Реджи с немалым трудом удалось убедить мать в том, что ничего странного или страшного не произошло.
— Они просто навещают мисс Тальзин, наверное. Она у них стажировалась, — врал он, стараясь делать это как можно убедительнее.
Мать явно ему не поверила, но ничего не сказала, только вручила кусок пирога и велела убираться проветривать голову.
— Вечером явишься, поможешь в лавке, Дэнни сегодня взял выходной, какие-то у него там дела.
И тогда Реджи и добрался до этого самого дома, пока гонял на велосипеде по сонным улицам. Обычный вроде бы дом был, не считая того, что за ним возвышался темный лес, где среди стволов что-то явно шевелилось и никакого желания идти туда не внушало.
Нет, старик Фишер тоже жил на краю леса, причем того самого, из которого явился демон, но его дом был самым обычным маленьким чистым домиком, ничем не примечательным. А вот громада особняка, внезапно возвысившаяся перед Реджи, заставила уронить велосипед, споткнуться, сглотнуть, похолодеть и испытать острое желание сбежать отсюда. Не в первую очередь потому, что обычно на этом пустыре, поросшем травой, был… пустырь. А сейчас красовался дом. Особняк в колониальном стиле, кажется, так называется: белоснежные колонны, ступени, лепнина. Были когда-то белоснежными, вернее, сейчас ставни висели криво, по стенам бежали трещины, а общий грязно-серый вид фасада не внушал желания заглядывать в гости.
Реджи попятился, на всякий случай выставив вперед руку, как тогда, в лесу. Ничего не случилось, кроме того, что раздался веселый детский смех откуда-то из-за дома, потом к ногам Реджи подкатился розовый мячик, веселый, в синюю полоску.
— Поднимать не буду, даже не надейтесь, — шепотом сказал он.
Смех повторился. Реджи снова попятился, споткнулся обо что-то, полетел назад.
И проснулся. Сел, тяжело дыша, затряс головой, пытаясь разобраться в том, что произошло, где был сон, а где явь.
— Реджи, — раздался снизу голос матери. — Просыпайся. Что за манера — днем спать? К тебе пришел твой друг.
— Пусть поднимется! — крикнул Реджи, надеясь, что голос не слишком сильно дрожит.
Ник зашел в комнату, неся кувшин лимонада и два стакана.
— Твоя мама передала… эй?
Он быстро поставил на столик все принесенное, подошел к Реджи, хмурясь, уселся на край кровати.
— Что случилось?
— Мне нужно срочно поговорить с мисс Тальзин. Мне… Мне что-то приснилось, не понимаю, что.
Ник провел ладонью по его щеке. Это придало уверенности.
— Наставница ждет нас на ужин.
Сейчас эта фраза Реджи уже не пугала. В конце концов, эта похожая на демона, сухая и неласковая женщина оказалась милейшей души человеком с хорошим чувством юмора.
— Она просила рассказывать ей обо всем странном или подозрительном, — вспомнил Реджи.
Наверное, сейчас Нику следовало бы начать утешать его, обнимать и говорить, что это просто чересчур бурное воображение, кошмар от дневного сна. Ник ограничился только объятиями, в которых Реджи стало совсем спокойно.
— Расскажешь… И мне расскажи, может быть, я сумею чем-нибудь помочь. Что ты видел?
— Дом. На пустыре за городом был дом, старый… И там была девочка.
— Как выглядела? — серьезно спросил Ник.
— Не знаю, — покачал головой Реджи, — я ее не видел. Она бросила мне мячик. Вот мячик хорошо помню. Глупо, да?
Ник пожал плечами.
— Может быть, это просто кошмары. А может, это что-то означает, наставница Тальзин расскажет.
Реджи дотянулся до лимонада, пока Ник включал телевизор, чтобы заполнить комнату хоть какими-то звуками. Нельзя было вызывать подозрений у матери Реджи. Они — обычные подростки, которые занимаются обычными глупостями вроде трепа на левые темы, просмотра порножурналов и обсуждения девчонок из кафе. Означенные журналы у Реджи лежали под кроватью, слегка показывая уголок, ровно настолько, чтобы мать твердо уверилась, что сын подрос: прячет фривольные картинки.
— До сих пор неизвестна судьба маленькой Лили Джонсон, — скорбным голосом вещала диктор. — Напомним, семнадцать часов назад девочка пропала…
Реджи выронил стакан, глядя на фотографию.
— Что такое? — встревожился Ник.
— Этот мячик, — слабо сказал Реджи.
Розовый мячик с синей полоской ему в память врезался отлично. Тот самый мячик, который держала в руках малышка на фотографии.
— А что с мячиком?
— Его бросила мне девочка во сне.
— Срочно к наставнице Тальзин… — мигом сориентировался Ник.
Реджи залпом выпил лимонад и закивал. Подростки сорвались вниз. Мать останавливать их не стала, только вздохнула, но промолчала.
— Где велосипед…
— Я на машине, — Ник кивнул назад. — Садись, погнали.
— Отец отдал тебе машину? — удивился Реджи.
Ник помрачнел.
— Надо же было мне кинуть какую-то кость, чтобы я не дулся на то, что у них все мозги уже в новом ребенке. Не то чтобы я ревновал, просто они так носятся с ней, а ведь до ее рождения еще три месяца.
Реджи не знал, что сказать, так что молча пристегнулся. Ник рванул с места.
Жила Тальзин на окраине, около самого шоссе, в старом домике, который ей удалось снять почти бесплатно. Связываться с агентом правительства не хотелось никому, так что новоприбывшей вручили ключи и оставили в покое. Это играло на руку и ей, и ее ученикам.
Тальзин уже ждала их, как всегда, в черном, хмурая, строгая и напоминающая озлобленного ворона.
— Что? — спросила она, стоило Реджи показаться на пороге кухни, где Тальзин разливала по чашкам чай.
— Я видел во сне что-то, имеющее отношение к пропаже Лили Джонсон.
Тальзин поставила чайник на скатерть, не наполнив третью чашку.
— Идем.
Реджи последовал за ней в гостиную. На диване восседала еще одна женщина, полнейшая противоположность Тальзин — светловолосая, маленькая, полноватая и очень улыбчивая. На столике перед ней и на полу перед диваном лежали какие-то альбомы, отдельные страницы с набросками и валялись карандаши.
— Привет, — сердечно сказала она. — Я Кэри, — и кивнула Реджи как старому знакомому.
— Он видел во сне пропавшую девочку, — сказала Тальзин.
— Не видел, я…
Кэри мгновенно подскочила с дивана.
— Что именно ты видел? Рассказывай мне все, до самых мельчайших деталей.
Реджи напряг память.
— Там был дом.
— Какой?
— Особняк, такой, на три этажа, очень старый.
Кэри взяла со столика альбом и водила в нем карандашом, зарисовывая что-то, наверное, за словами Реджи пыталась воспроизвести то, что он рассказывал. Реджи нахмурил лоб, облизнул губы. Подошедший Ник обнял его за пояс.
— Не волнуйся, — тихо сказал он. — Просто говори.
Присутствие Ника, как и всегда, вдохнуло уверенность.
— Серый, с трещинами по фасаду. Ставни были навешены криво.
— Какие-то надписи, знаки, еще что-то?
— Ничего такого, хотя…. Там была дверная ручка в виде медвежьей головы.
— Похоже? — Кэри повернула к нему альбом.
— Не очень, — смущенно сказал Реджи. — Тот был грязнее.
Он ожидал, что Кэри засмеется, скажет что-то про видение художника, но та кивнула и принялась водить карандашом, заштриховывая рисунок.
— А так?
— Похоже. Только… Вот тут с угла нет куска штукатурки, ну или что там должно быть.
Кэри добавила указанную деталь. Тальзин дождалась кивка Реджи, взяла альбом и безжалостно выдрала страницу.
— Сейчас узнаем, имеет твой сон под собой какое-то основание или это всего лишь отголосок того, что ты где-то мельком увидел фото разыскиваемой девочки.
Она сунула страницу в сканер.
— А как мы это узнаем? — слегка наивно спросил Реджи.
Тальзин хмыкнула и поднесла к уху сотовый.
— Конни, привет. Есть непроверенная информация по делу малышки Джонсон, пропавшей в моем округе. Высылаю тебе рисунок, прогони сверку с реально существующим зданием. Если что-то получится, то проверь, что это за здание. Если не получится, просто поищи подобное. Да, опять Джон Смит…
— А что за Джон Смит? — шепотом спросил Реджи у Кэри.
— Самый ценный свидетель агента Рида. Бродяга с улицы, всегда все видит, все замечает, обо всем информирует. А главное — очень скромный, никогда за наградой не приходит.
Реджи неуверенно хихикнул. Тальзин повернулась, не отнимая телефон от уха.
— Давай, Конни, ты знаешь статистику по детям не хуже меня, вы столько уже проверили пустых мест, что еще одно не сыграет роли. Что? Есть такой дом? Медвежья голова на дверной ручке? Отлично… Жду результата.
Реджи изумленно взглянул на Тальзин. Та положила телефон на стол.
— Конни помчался туда лично. У отдела «А» огромный кредит доверия… Мы столько раз помогали ему в поисках, приводя его к преступникам, что он будет делать все, что ему скажут.
— Но если это просто сон?
Тальзин пожала плечами.
— Значит, Конни просто сожжет галлоны служебного бензина зря. И в подобных делах лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть. Думаю, если Конни впустую скатается, это будет менее обидно, чем если бы он отмахнулся и не поехал, а потом выяснилось, что маленькая Лили все это время ждала помощи в том особняке.
Это звучало вполне разумно. Реджи потеснее прижался к Нику.
— Чаю? — предложила всем Кэри.
— Да, — решил Ник.
Пить чай тоже было сейчас куда как разумнее, чем просто изводиться от того, как проходит поисковая операция в особняке. Реджи ощутил, что его трясет. Ник стиснул его руку покрепче.
— Не думай об этом. Просто не думай.
— Но эта девочка… И ее мячик. Она хотела, чтобы я ей помог.
— И ты помог.
Реджи кивнул и затих. Чай был очень вкусным и успокаивающим, по крайней мере, сжимающие душу тиски разжались. Кэри улыбалась и пила чай, эта улыбка тоже вносила нотку тепла и утешения. Солнечные лучи, просачивающиеся сквозь окно, согревали щеку Реджи, будто само светило тоже пыталось его приободрить.
От звонка сотового подпрыгнули почти все. Вернее, Реджи и Кэри.
— Конни, — Тальзин на приветствия размениваться не стала. — Ты на громкой связи, говори.
Ник стиснул руку Реджи покрепче, с другой стороны в него вцепилась Кэри.
— Мы ее нашли, Тальзин, — дышал агент Рид учащенно, словно после пробежки или хорошей драки. — Мы нашли Лили Джонсон. Она жива.
— Да-а-а! — заорал Реджи, не контролируя себя.
— Реджи, ты молодец! — Кэри чмокнула его в щеку.
— Ты крут! — поддержал и Ник.
Конни рассмеялся, насколько хватало сил.
— Привет психдиспансеру. Все, отбой, медики приехали. Смотрите новости.
Тальзин посмотрела на Реджи с теплотой во взгляде, потрепала по волосам.
— А почему психдиспансер? — удивился Реджи.
— Потому что даже для Конни будет чересчур, если я скажу «Знаешь, я охочусь на демонов, один из моих учеников видит пророческие сны, а второй еще не открыл в себе дар». Ну что, поедем в город и вдарим там по мороженому за здоровье Лили Джонсон?
Написать отзыв