Женитьба лорда Яронока

миниобщее / 13+ слеш
26 авг. 2018 г.
26 авг. 2018 г.
1
1383
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
— Мы отказываемся, лорд Яронок.
Может быть, эти два слова никак не повлияли бы на дальнейшее, если б буквально за десять минут до их произнесения мне не прислали известие, что на паре сторожевых кораблей обнаружились неполадки, так что их придется снимать с патрулирования сектора. А тут еще этот отказ…
— Ну что ж, в таком случае вы сами только что развязали мне руки.
Прозвучало это, видимо, зловеще настолько, что посланник побледнел, нервно сглотнул и стал оглядываться в поисках защиты. Впрочем, подниматься из кресла мне было откровенно лень. Я и так знаю, насколько угрожающе может выглядеть моя внешность для тех, кто к ней не привык.
Давным-давно на старой Земле существовали легенды о подземном народе дроу. Вроде как темные эльфы или что-то в этом роде. Я, конечно, жил не под поверхностью планеты, а эльфийских следов у меня отродясь не присутствовало в генокоде, но то, что лорда Яронока Саллийского можно смело помещать на иллюстрацию к любой легенде про дроу, знали все.
— Тридцатый век на дворе, — ворчала Мелари, моя нянька, а потом и просто добрый друг. — По галактикам скачем, как блохи по собаке, а альбинизм лечить так и не научились толком. Измаяли только бедного ребенка.
«Бедный ребенок», то есть я, смотрел в зеркало, расчесывал белоснежные волосы и вздыхал, кивая в такт ее словам. Да уж, нарушение распределения пигмента, сторона обратная. Был беловолосый голубоглазый бледный призрак, стал смуглый беловолосый красноглазый ужас. Хорошо хоть, визор скрывал мои прекрасные глаза, которые очень боялись света, ухоженная белая грива вызывала у придворных дам зависть, а смуглая кожа к цвету волос шла. Наверное, меня можно было назвать красивым…. С десятого взгляда.
А вот посланник рода Ирейт меня видел впервые, так что ощутимо бледнел и сглатывал, глядя, как я улыбаюсь.
— Чт-то вы имеете в виду, лорд Яронок?
— Я, кажется, в обмен на то, что получу в мужья лорда Ирейта, обещал землям защиту, а роду — покровительство перед Императором?
Посланник вздрогнул и изумленно взглянул на меня:
— Вы… О вас говорят, как о благородном человеке. Вы же не опуститесь до такой низкой и мелочной мести за отказ в браке…
Мне на мгновение даже стало смешно от того рвения, с которым этот паренек мялся, дрожал и пытался меня о чем-то упрашивать. Далеко пойдет, будет славным дипломатом, если преодолеет свою робость.
— Оставьте нас наедине.
Моя гвардия слаженно развернулась и покинула зал. Я пару раз хлопнул в ладоши, приглушая освещение в зале.
— Визор надоел, — любезно пояснил я. — Хочу посмотреть на вас своими глазами. Присаживайтесь, посланник.
Паренек тут же хлопнулся в ближайшее кресло, видимо, ноги не держали от ужаса. Но смотрел все равно твердо и с достоинством. А неплохо.
— Как тебя зовут?
— Джей, лорд Яронок.
М-да, имя больше похоже на собачью кличку. Ну да ладно, есть у меня приятель, так его вообще матушка окрестила Аллиг. Учитывая, что их семья принадлежит к чхааш’ра, разумным ящерам… дальше можно не продолжать, я думаю?
— Так вот, Джей. Официально я роду Ирейт вообще ничего не обещал, кажется, так? Соглашение было неофициальным, следовательно, у меня вообще-то нет теперь причин держать свой флот на патрулировании земель этого рода.
— Но мы рассчитывали…
— Я тоже рассчитывал, — перебил я посланника. — Я рассчитывал, что у лорда Ирейта хватает ума оценивать перспективы открывающегося перед ним брака. Получить влиятельного супруга, полную защиту всех земель, ни в чем себе не отказывать. Но вместо этого он собирается гордо прозябать в одиночестве, ибо никто из аристократов не согласится взять в мужья нищего, дрожать от каждого пролетающего корабля и бояться, что его планетку захватят… Но… Я повторяю, посланник, но…. Никогда не станет супругом Монстра из Саллии. Что я могу сказать в ответ на такое похвальное упорство?
— Лорд Яронок…
Я все же поднялся, сделал несколько шагов по комнате:
— Передайте вашему лорду, что подарки, которые я ему посылал, тщательно выбирая, а нужно было, видимо, хватать первые попавшиеся, раз уж он все равно их снес в ломбард, я ему оставляю. Если так хочется, может еще раз попытаться их заложить, но теперь, когда откроется, что это за ювелирные изделия…. Отбеливать свою репутацию лорду Ирейту придется в гордом одиночестве. Некоторые подарки изготовлены по моим эскизам в штучных вариантах.
Джей как-то весь съежился, явно не зная, что на это ответить. Я повернулся к столику, взял бархатную коробку с кольцом, открыл ее. На гранях темного рубина и сапфира, покоящихся рядом на переплетении двух ветвей, заиграли веселые отблески.
— Какая красота, — посланник подобрался ко мне, заглянул в коробку.
— Обручальное кольцо, которое я мечтал надеть вашему лорду на палец в день венчания.
— Вы сами придумывали это кольцо?
— Я слышал, что лорд Ирейт любит виноград. Вот и изготовили такое вот. И два камня, под цвет глаз обоих супругов.
— У него не такие синие глаза.
— Странно, а на портрете….
— Портрет всего лишь фальшивка, — перебил меня Джей. — Там грима больше, чем… — он всхлипнул. — Это все неправда.
— Условие договора он тоже счел фальшивкой. Передайте лорду все эти подарки.
— А можно… — Джей чуть потупился. — Можно на них посмотреть хотя бы?
Я несколько удивился, но все же кивнул:
— Конечно, взгляните. Можете даже примерить.
Джей принялся открывать футляры, робко трогать кончиками пальцев украшения, которые и вправду стоили мне немало бессонных ночей. Да, они были не настолько дорогими, как те, что лежали на прилавке. Вообще-то, я мог позволить себе дарить кольца, каждое из которых стоило бы, как все эти ювелирные изделия, вместе взятые. Но я ведь ухаживал… И все это серебро и чистейшей воды и средней руки камни по деньгам стоили не особо много.
— Они такие красивые. И вы сами их делали, — в голосе Джея послышалась тоска.
— А тебе никто и никогда подарки не дарил?
Джей помотал головой, потом, словно спохватившись, закивал:
— Делали, только…
— Только?
— Только я их не получал. Все забирали дядя с тетей. И сразу в ломбард.
Ммм, Яронок Саллийский, если это не то, о чем ты подумал, то ты — венерианская водоросль. Гадкая мерзкая слизкая водоросль без признака интеллекта.
Обручальное кольцо на палец Джея село как влитое, словно ему там было предназначено сидеть самой судьбой. И усыпанная сапфировой крошкой серьга, заменившая медное потертое колечко, тоже в ухе поблескивать начала весело.
— И почему же твои дядя с тетей решили мне отказать?
Уши у Джея пылали, он прятал лицо, отворачивался, еще и всхлипывать начал. Я подхватил его на руки, опустился в кресло, прижимая будущего мужа к себе. Сперва надо его успокоить, а уже потом и разбираться во всем. Я мерно гладил парня по спине, пока из него не стали прорываться первые бессвязные слова:
— … они… а потом…. И…
Я не прекращал гладить его, успокаивая. Постепенно Джей просто расплакался, сам прижался ко мне, затих и прошептал:
— Спасибо. Извините за истерику. Я не всегда такой.
— Так что случилось? — выпускать его я и не собирался.
— Просто дядя с тетей очень хотят меня продать в мужья кому-нибудь побогаче. Сперва обрадовались вашему сватовству…. А потом оценили подарки.
— А сам ты что скажешь?
Джей чуть завозился, тихо пробормотав:
— Вы добрый, благородный и заботливый человек. И вы специально для меня заказывали такие красивые вещи.
— Станешь моим мужем?
Джей кивнул. Вот и славно, остальное уже неважно.
— У тебя остались какие-либо памятные вещи там, внизу?
— Нет.
— Значит, можем улетать?
— К-куда?
— Ко мне домой, разумеется. Тебе там понравится, я уверен. Красивые зеленые луга, реки, смена времен года почти как… Джей?
Жених мне не ответил, спал, почти моментально вырубившись в тепле и покое. Я мягко поднялся, отнес его в спальню, положил на кровать.
— Ярик, ты где?
— Привет, Мелари, — я почти шептал. — Извини, громче не могу, у меня муж спит.
— Какой муж?
— Будущий. Приготовь нам завтрак, хорошо? Мы к утру прилетим.
— Бедный мой мальчик, — Мелари явно всплеснула руками. — Спать на этой корабельной неудобной койке.
— Еще у него одежды нет. Ну, в общем, у меня из всего имущества мужа есть только я сам, так понятнее?
— Все будет, Ярик. К утру.
Я попрощался с Мелари, дораздел Джея, укрыл его покрывалом. Пускай поспит. Потом, не удержавшись, все-таки поцеловал его, вызвав тихий вздох и попытку свернуться в позе зародыша.
— Ну спи, спи, — пробормотал я, вытаскивая из шкафа запасное одеяло. — Я тут, в кресле подремлю.
К утру меня, конечно, придется разгибать, но, думаю, Джей справится.
Написать отзыв