Полет Сорок

максидетектив, фэнтези / 16+ слеш
29 авг. 2018 г.
29 авг. 2018 г.
13
48770
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Саше и Марку, для вашего счастливого вовеки веков и простите за использование фамилии без разрешения.

Офицер магической полиции Стивен Дэй под постоянно нарастающим стрессом, потому что происходит серия чудовищных оккультных убийств, а у него острая нехватка кадров и юная ученица выбила его из колеи. Да еще и растет напряжение в его отношениях с любовником-аристократом – лордом Крейном.
Крейна раздражают помехи английских законов и тревожащее развитие его сексуально-кровавой связи со Стивеном. Развитие это таково, что разумному человеку стоит задаться вопросом – а стоит ли им быть вместе?
Потом опустошающая потеря приводит к тяжелому конфликту между людьми, которых он любит больше всего. Старые враги, новые враги, неожиданные враги, все они загоняют Крейна и Стивена в угол, грозя разорвать их отношения…


Одна – к печали,
Две – к радости,
Три – к девочке,
Четыре – к мальчику,
Пять – к серебру,
Шесть – к золоту,
Семь – к тайне, которую никогда не раскроют,
Восемь – к письму из-за моря,
Девять – к самому преданному любовнику.

Одна – к печали,
Две – к радости,
Три – к девочке,
Четыре – к мальчику,
Пять – к богатству,
Шесть – к бедности,
Семь – к сучке, которой я тебя больше не назову
Восемь – к зарытому в земле ребенку,
Девять – к пиру,
Десять – к голоду.


Глава 1.

Люсьен, лорд Крейн, поправил аскот(1)  и пристально разглядывал себя в зеркале. Его манишка была безукоризненна, плотное переплетение волокон шелка и льна делало ее совершенно непрозрачной и белоснежной. Его новый костюм умопомрачительной стоимости от Хоукса и Чейни, шедевр портновского искусства, сидел восхитительно. Крейн сомневался по поводу легкого серебристого глянца на ткани, и провел много времени, размышляя, не объявить ли о том, что передумал делать заказ, но теперь вынужден был признать, что мистер Хоукс был совершенно прав. Он не был до конца удовлетворен складками своего аскота и, несомненно, был слишком загорелым после долгих лет, проведенных под солнцем, среди белых и красных лиц жителей Англии, но его манеры были безупречны, аристократическое лицо его было спокойно. На самом деле, он выглядел истинным образчиком настоящего английского джентльмена.
- Господи, ну ты и пижон, - сказал голый человек, развалившийся за его спиной на спутанных простынях, с которых Крейн недавно поднялся.
Крейн посмотрел с укором в зеркало, которое отразило этот взгляд для его собеседника.
- Это не про меня. Пижоны одеваются, чтобы быть замеченными. Я одеваюсь для себя. Я бы оделся для тебя, - добавил он. – Но это как метать бисер перед свиньями.
Стивен поморщился.
- Это тот костюм, о котором вы с Мэрриком так беспокоились? Что он слишком блестящий?
- Он самый. А что ты думаешь о нем? Понятия не имею, почему я вообще спросил.
- Он серый, - сказал Стивен. – И это меня не удивляет, потому что я не припомню, чтобы видел тебя в чем-то не сером, но вы так это обсуждали, что я ожидал увидеть что-то таусинного цвета(2)  или, может быть, желтого. Он очень хорош, конечно же, но, по большому счету, серый. Ты когда-нибудь подумывал – знаю, тебя это шокирует – носить что-то другое? Черное или, может быть, коричневое?
- Почему бы тебе снова не заснуть? – предложил Крейн.
- Слишком поздно, - Стивен зевнул и потянулся, и Крейн одобрительно смотрел как изгибается маленькое гибкое тело. В Стивене было всего пять футов росту, и сложен он был соответственно, но его сухощавое тело было тугим и мускулистым, и его было легко и удобно ласкать. – Я уже проснулся и уже должен вставать. И быть готовым к тому, что за радость принесет этот день. Меня вызвали на совещание Совета, господи помилуй.
- Мне любопытно, что было прошлой ночью?
Стивен вернулся около полуночи, волосы и одежда были в грязной, густой, вонючей жиже; после тщательной помывки он нырнул в постель, чтобы избавиться от дневных неприятностей. К утру испачканная одежда, которую он скинул в ванной, покрылась твердой, желтоватой смолистой пленкой. Крейн был свидетелем попытки своего слуги избавиться от охапки дешевого шмотья и засохшей мерзости при помощи кочерги и твердо предложил сжечь это где-нибудь подальше.
Стивен не объяснил ничего, когда вернулся, и Крейн лучше, чем кто бы то ни было, знал, что не стоит на него давить в поисках ответов, когда в уголках янтарных глаз появляются тонкие морщинки, но он знал единственный способ изгнать тревоги Стивена, который и использовал этой ночью, так что его любовник был доволен и расслаблен, как спящий кот.
- Было довольно мерзко, - Стивен снова зевнул. – Там был парень с такими… - он жестами показал нарывы на теле размером с кулак. – А потом они… - он раскрыл пальцы, имитируя взрыв. – А потом он умер, конечно же…
- Как впечатляюще отвратительно, - сказал Крейн. – Это была какая-то магия?
- Боюсь, что да. Хотя я не имею ни малейшего представления, как это работает. Не смог разобраться, - он потянулся, выгибая позвоночник. – Но у нас все равно не было особенного выбора, учитывая, что жертвой был отставной старший полицейский офицер. Инспектор Рикеби очень огорчен.
Крейна передернуло.
- Следовало бы ожидать. Удачи в этом деле. Готов для кофе?
- Более чем. А у тебя какие планы на сегодня? Этот костюм в честь чего-то особенного?
Крейн позвонил, требуя кофе, подергал снова свой аскот, хмурясь на огрех в одежде.
- Я сегодня обедаю с Леонорой и Блейдоном. Встреча членов семьи Блейдонов перед свадьбой.
- А разве это было не на прошлой неделе?
- Да, - согласился Крейн с тем же самым чувством. – И, полагаю, на следующей неделе будет то же самое. У Блейдона прискорбно обширное семейство, которое, по моим прикидкам, на две трети состоит из незамужних молодых леди с преисполненными надежд родителями. Я ощущаю себя жеребцом, предназначенным на племя.
- Бедолага, - Стивен произнес это, даже не пытаясь придать голосу искренности. – Вращаться среди сливок английского общество. Это, должно быть, ад.
Крейн показал зеркалу средний палец. Стивен хорошо знал, что его интерес к английскому высшему обществу распространяется ровно до того момента, когда он выдаст замуж свою подругу Леонору Харт за восходящую звезду политики отличного происхождения. После чего он намеревался исчезнуть с балов и вечеринок, где был вынужден присутствовать, до того, как его постоянные отказы изменить одинокий статус станут очевидными.
Крейн не имел ни малейшего намерения вступать в удобный брак, и будь он проклят, если позволит нелепым английским законам влиять на его поведение, но он был богат, красив, не женат, с титулом, и чертова свадьба привлекала внимание к этим обстоятельствам. Намного больше внимания, чем он предпочел бы привлекать в этой стране.
Изначально он вообще не хотел оставаться в Англии. Но это все из-за Стивена. Крейн пообещал, что не уедет из страны без него, и намеревался сдержать свое обещание, но мысли явно перешли от того, чтобы остаться, к тому как бы уговорить Стивена уехать.
- Надеюсь, этот обед не будет таким скучным, как предыдущий, - Стивен уютно свернулся на кровати. – Передавай мои наилучшие пожелания миссис Харт.
- Я бы предпочел оттаскать ее за ухо. Она пилит меня, чтобы я внес свою лепту в политику Блейдона.
- У тебя нет политического влияния.
- У меня есть место в палате лордов.
- Да, и ты хоть раз там появился?
- Нет, но фракции Блейдона явно нужно больше голосов в палате лордов, так что…
- Перестань! – Стивен сел. Тяжелое золотое кольцо, которое он носил на цепочке, подпрыгнуло на его груди. – Ты не можешь просто так пойти и проголосовать за то, что хочет жених миссис Харт!
- Блейдон – человек благоразумный и справедливый, - пожал плечами Крейн.
Стивен, у которого явно были радикальные взгляды и который в принципе отрицательно относился к палате лордов, зло посмотрел на него, но его ответ перебило появление Мэррика. Тот разок стукнул в дверь и вошел с кофейным подносом. Стивену едва хватило времени, чтобы натянуть простыню на бедра, словно Мэррика могло удивить присутствие его обнаженного в постели его хозяина.
- Милорд. Доброе утро, мистер Дэй, - произнес он, вручая тому чашку. – Костюму конец, сэр. Его надо сжечь.
- Сначала я проверю карманы.
- Там может оказаться десятифунтовая банкнота, сэр? Потому что, даже если это и  так, я все равно сожгу его. Вы думаете, что можете снова вляпаться в эту клейкую субстанцию?
- Возможно. Но в следующий раз я отскочу быстрее.
- Так будет лучше, сэр. Потому что магия магией, но потом очищать ваш костюм от Хоукса и Чейни от…
Стивен рассмеялся.
- Не беспокойтесь, мистер Мэррик. День, когда я надену хорошую одежду на работу…
- В этот день Мэррик окончательно отвернется от тебя, - закончил за него Крейн.
- Не осмелюсь, - сказал Стивен. – Эээ… мистер Мэррик, если у вас найдется минутка…
- Сэр?
- Вы обучили Дженни Сейнт каким-то приемам китайской борьбы?
Крейн выплюнул кофе на зеркало. Кляня себя, он схватил носовой платок, чтобы промокнуть малейшие капли, которые могли попасть на новый костюм. Мэррик изобразил непроницаемое лицо «совершенного слуги».
- Кое-какие базовые приемы нанкинского стиля, сэр. С этим не будет проблем?
- Я не знаю, какие там могут быть проблемы, - сказал Стивен. – Знаю только, что она может вращаться в воздухе, как дервиш, и врезать три раза человеку по лицу до приземления. Не уверен, что это хорошо.
- Она может зависать в пустоте и спрыгивать, - нейтрально заметил Мэррик. – Грешно было бы не использовать это.
Дженни Сейнт была одной из младших юстициаров Стивена, вечно ухмыляющаяся уличная пацанка, легкомысленно игнорирующая законы гравитации. Крейн понимал, что они с Мэрриком заключили несвятой союз при помощи бутылки джина, но такого он не ожидал, и не мог не отметить, что ни его любовник, ни его помощник не рассказали это сначала ему. Он прислонился к стене, устраняясь.
- Сейнт тратит много времени на учебу, ей надо как практиковаться, а также учиться письму и чтению, - он говорил нейтрально, как и Мэррик раньше. – Я не хотел бы, чтобы ее отвлекали от этого.
- А ее это отвлекает, сэр? – это не было вызовом, но явно больше, чем просто вопросом.
- Нет.
- Осмелюсь сказать, тогда ничего не измениться.
- Тогда так будет лучше, - согласился Стивен. – Я буду счастлив, если она будет бить людей по лицу в свободное время, когда уже выполнит свои обязательства по отношению ко мне.
Они смотрели друг на друга пару мгновений, потом Мэррик слегка поклонился, соглашаясь. Стивен кивнул ему, как равный равному.
Мэррик повернулся к Крейну.
- Что-нибудь еще, милорд?
- Только костюм. Есть идеи?
Мэррик оглядел дорогую упаковку своего хозяина сверху донизу и втянул воздух сквозь зубы.
- Я тебе уже говорил. Слишком блестящий.
Он ушел, подтвердив свое место в неофициальной иерархии.
- Засранец, - пробормотал Крейн. – Я понятия не имел, что он учит мисс Сейнт драться.
- Если это все, чему он учит Сейнт, - сказал Стивен, на его лице мелькнула тень ухмылки. – Я отвечаю за нее, и не хотел, чтобы ее невинностью злоупотребили.
- Мэррик не имеет привычки злоупотреблять невинностью, - осадил его Крейн, радуясь, что хоть это он может утверждать чистосердечно. Он понятия не имел, что будет делать, если Стивен и Мэррик сцепятся. – Он предпочитает почтенных вдовушек и он не любит цыпочек, и потом, он далеко не дурак. Единственная причина, по которой он мог бы заигрывать с мисс Сейнт - это если бы ему захотелось поставить на то, кто первым его выпотрошит – ты, я или миссис Голд.
- Не любит цыпочек? – произнес Стивен. – Господи боже, Люсьен.
- Ты знаешь, о чем я.
- Ничего не знаю. Я должен был спросить. Откровенно говоря, я не буду в восторге, если он будет оказывать Сейнт внимание за рамками этих занятий, - Крейн вопросительно поднял бровь. Стивен вздохнул. – Ей тяжело. Без семьи, друзья только юстициары, и обычно люди смотрят с презрением на ее происхождение, точнее, его отсутствие.
- В этом есть что-то знакомое.
- У меня была семья, - подчеркнул Стивен. – Сейнт выросла в приюте, а значит, она жила воровством и попрошайничеством. Мы вышли на нее несколько лет назад, услышав, что она перепрыгнула с одной крыши на другую, преодолев двадцать один фут(3) , убегая от фруктового киоска, который она обокрала. Общее место, но множество народу не в восторге, если уличная девчонка окажется наделенной властью над ними, так что они не преминут воспользоваться любой возможностью напомнить ей о ее происхождении. Я не говорю, что она присоединилась к нам по доброй воле, или ей позволили выбирать, но когда у тебя ни семьи, ни денег, и тебе нужно учиться…
- Когда ты стал юстициаром, у тебя был выбор? – спросил Крейн. Стивену было двенадцать лет, когда прежний лорд Крейн затравил его родителей до смерти. Обездоленный и одинокий, он вляпался в то, что Крейну казалось близким к долговой кабале, связавшись с юстициарами, но ему уже двадцать девять лет, а он все еще с твердой решимостью работает с ними, заставляя Крейна боятся, что он никогда не уговорит своего любовника оставить эту работу.
Все было бы не так плохо, если бы Стивен любил свою работу или был счастлив ею, или хотя бы это была не просто обязаловка. Но долг, привязавший Стивена, а заодно и Крейна, к Англии, был неблагодарным, опасным, всепожирающим. Это был соперник, и Крейн намеривался избавиться от малейшего его присутствия в жизни любовника.
Стивен скривился.
- Знаешь, это было лучшее из возможного, так что пойдет. По крайней мере, это возможность выучиться, не влезая в долги, если у тебя нет семьи или денег. И силы Сейнт не должны быть растрачены впустую. Хождение по воздуху – удивительно редкий и замечательный дар. Одному богу известно, что бы с ней стало, если бы она следовала советам мистера Мэррика. Я имею в виду, посмотри что он делает с тобой.
- Он был практически повитухой для моего природного гения. Не могу не заметить, что ты не ответил на мой вопрос, но я привык к этому, - Крейн придал себе мученическое выражение лица и увидел, что Стивен кажется слегка пристыженным, все-таки он был маленьким изворотливым ублюдком. – Ты сегодня будешь поздно?
- Надеюсь вернуться пораньше, хотя, как думаешь, ты тоже освободишься? – Стивен вопрошающе посмотрел на него.
- Зависит от ряда причин. Есть множество вещей, которые я мог бы делать сегодня вечером. Тебе есть что мне предложить, чтобы я мог поднять тебя в этом перечне повыше?
- Ничего, - Стивен неспешно потянулся, скручивая худой торс. – Я могу просто лежать в постели, ожидая тебя, и размышляя, могу ли я придумать что-нибудь поинтереснее обеда с Блейдонами или бухгалтерского баланса. Если будешь занят, не волнуйся. Я смогу о себе позаботиться, - его рука демонстративно скользнула под простыню.
- Я очень занятой человек, - произнес Крейн. – Но, полагаю, я могу вытащить себя сюда, чтобы вылизывать тебя до тех пор, пока ты не замолишь о члене, а потом оттрахать тебя так жестко, что твои крики будут слышны на улице. Если настаиваешь.
- Прости, не уверен, что понимаю, что ты имеешь в виду, - Стивен отбросил простыню. – У тебя есть время продемонстрировать? – пока говорил, он перекатился на бок, поглаживая себя, раскрасневшийся, чувственный, болезненно желанный, Крейн почувствовал как начали расстегиваться пуговицы рубашки, подчиняясь мысленным приказам Стивена.
Он сорвал свои запонки.
- Полагаю, я смогу уделить тебе несколько минут.
- Как мило. Хотя это ужасно расточительно - раздеть тебя, когда ты столько времени одевался.
- Ну и ладно, - Крейн бесцеремонно перевернул Стивена на спину, опустившись на колени, расставив ноги по обе стороны маленького тела. – Я все равно испортил узел аскота.

Занятие любовью заняло несколько больше времени, чем обещанные Крейном несколько минут, пробило десять, а они все еще были в постели, когда Мэррик намекнул, что если кое-кто не спустится к завтраку, то будет готовить сам. Накормленные, одетые, оставив кольцо Стивена в безопасности ящика письменного стола Крейна, чтобы избежать внимания Совета, они вместе ушли из квартиры через главный вход.
Возможно, это было необдуманно, но Крейну было плевать. Они весело потрахались и нормально поговорили впервые за две недели из-за чертова перегруженного расписания Стивена, и он не собирался заканчивать несколько отхваченных часов удовольствия, отправив Стивена украдкой спуститься по лестнице для слуг, словно их любовная связь была отвратительной и незаконной. Крейн достаточно щедро раздавал чаевые привратникам в квартале, где находился его дом, чтобы они не доставляли проблем с его уходами и приходами. И он не собирался волноваться о том, что его могут арестовать просто за то, что он прошел несколько пролетов лестницы со своим любовником. Ему, проведшему всю свою взрослую жизнь в Китае, где никого не волновало, с кем он спит, не нравилось как английские законы и условия вползают в его сознание, пугая его, и заставляя озадачиться тем, чтобы казаться нормальным. Так что он подтолкнул Стивена к передней двери, когда тот направился к задней, и они вместе вышли на зябкую улицу.
Стояла холодная зима, но выглянуло солнце и небо было голубым, так что они пошли пешком, выдыхая облачка пара в морозном воздухе, направляясь к Линкольн-Инн-Филдс, где должна была состояться встреча Совета.
- Кажется, снег пойдет, - от нечего делать спросил Крейн.
- Вроде бы нет. А может быть и да. Мы сможем дойти до Ротвелла, если он пойдет?
- Подготовим запасы, пусть Мэррик об этом позаботиться, - они собирались в охотничий домик Крейна, маленький и уединенный, возле деревушки Ротвелл, в Нортгемптоншире, на пару недель, захватив Рождество и Новый год. Крейн собирался охотиться только на одного маленького хитрожопого шамана.
- Чувствую себя слегка виноватым перед мистером Мэрриком, - заметил Стивен. – Не заскучает ли он, когда ты будешь… эээ… занят?
- Ты единственный из живущих, который при организации романтического свидания первым делом думает о скуке слуг. Не волнуйся о Мэррике, он сам себя развлечет.
- У него и там есть вдовушка?
- Возможно, лучше не знать все так подробно. Я никогда не интересовался. Что хочет от тебя Совет?
- Не знаю, - Стивен сунул руки в карманы пальто, которое купил для него Крейн, настояв, что оно необходимо в такую холодную зиму. Оно было гораздо более дорогим, чем хотел Стивен, принимающий подарки с поразительной бестактностью; и гораздо дешевле, чем хотел Крейн, в общем, оба остались недовольны. – Я получил записку от Эстер прошлым вечером, в которой говорилось, что мы оба должны быть там.
- Это насчет энергий? – нахмурился Крейн.
- Нет, уверен, что не об этом. Не беспокойся.
- Я не беспокоюсь, - заявил уязвленный Крейн. – Ты беспокоишься.
- Ты беспокоишься, как мать, каждый раз стоит мне упомянуть Совет.
- Я отношусь к Совету с неприязнью, недоверием и беспокойством, как и любой разумный человек. Ничего не могу поделать, если ты путаешь мою рациональную предосторожность с тревогой.
- Все хорошо, Люсьен, - Стивен бросил на него влюбленный взгляд. – Я буду до абсурдного осторожен. К весне все забудется.
- Рад слышать, - сухо сказал Крейн. Стивен звучал убедительно, как и любой привычный и опытный лжец, каким он и был.
Все проблемы с Советом были у Стивена из-за Крейна. Он знал это, ненавидел это, и был бессилен что-то изменить.
Крейн происходил от мага невероятной силы, известного как Повелитель сорок, и члены семьи Водри все еще носили в себе эту силу. У него не было магического дара, но сила Повелителя сорок струилась по его костям, крови, семени, и когда его тело соединялось с телом Стивена, проявлялась магия, непрошенная и неостановимая.
Вот так, в тандеме со старинным золотым кольцом, также унаследованным Крейном от Повелителя сорок, он передавал эту силу Стивену, что спасло их жизни, но еще и навлекло на него подозрения. Многие практикующие из магического мира убили бы за такую силу – работа Стивена по большей части  в том и состояла, чтобы удержать их от этого – и тот, чьи силы внезапно возрастали, вызывал серьезные сомнения. Даже Эстер Голд, напарница Стивена, боялась, что он превращается в черного мага, выпивая жизнь из других, чтобы самому стать сильнее. Теперь Эстер знала правду, но Стивен не был готов признаться в своих незаконных отношениях перед кем-то другим, и уж точно не перед Советом. Стивен был непреклонен в том, что заманчивая энергия семейства Водри должна остаться в тайне, чтобы защитить Крейна от тех, кто отчаянно может пытаться использовать ее. Крейн, дважды столкнувшись со смертью, причем, что хуже всего, от тех людей, кто желал его энергии, был полностью с ним согласен.
Он не знал, говорил ли Стивен правду о том, что смог отклонить подозрения Совета, и, в некотором роде, его это не очень волновало. Было бы паршиво, если бы Стивена отстранили с его поста, увольнение с позором было бы для него унижением. Но для Крейна не имело бы значения как бы тот ушел, если бы это позволило утащить упрямого маленького идиота из этой чертовой нетерпимой дождливой страны в жизнь, где намного больше роскоши и намного меньше ужасов.
Он вздохнул, зная, что если это и случится, то нескоро.
- До тех пор, пока тебя не потащат в суд и не пригвоздят к позорному столбу за твои преступные дела.
- Думаю, что нет, - голос Стивена звучал глухо. Его внимание, казалось, было приковано к другой стороне улицы. Крейн проследил за его взглядом и увидел уличного артиста. Тот вытащил букетик маргариток из своего потрепанного цилиндра, и цветы впечатляющие расцвели. Насмешливый хор зевак, торговцев, слоняющихся клерков все нарастал. На лице фокусника появилось выражение преувеличенного страдания, он порылся в шляпе и вытащил на этот раз пышный букет тропических цветов. Теперь его лицо с надеждой выражало «так лучше?», что вызвало взрыв смеха и аплодисментов.
- Проблема? – покосился Крейн.
- Просто проверка, - Стивен небрежно двинулся на дорогу, увернувшись от экипажа. Крейн шел следом, более осторожно, чтобы не испачкать брючины в грязи и слякоти зимних улиц.
Они несколько минут наблюдали за фокусником. Тот был довольно неплох, с хорошей ловкостью рук, если это была именно она. Часть практикующих использовала свои таланты, чтобы извлечь выгоду из модного повального увлечения магическими представлениями, к неодобрению Совета, и юстициары должны были присматривать за ними. Пару месяцев назад случился несчастный случай на одном из таких представлений, привлекающих много внимания, где волшебник замечательно играл с ножами и потерял сосредоточенность. В итоге, Стивен насмотрелся множества магических представлений, и к едва скрываемому удивлению Крейна, приобрел определенный вкус к ним. Они просмотрели все представления, даваемые в Египетском зале, которые Крейн едва ли находил стоящими, коль скоро в его постели было нечто подлинное, зато он развлекался восхищением Стивена этими трюками.
По расслабленной позе Стивена он рассудил, что в основе представления техническое мастерство, а не неестественные источники, посмотрел на карманные часы, чтобы определить успевают ли они к встрече, назначенной Стивену в Линкольн-Инн-Филдс, и убрал их с кротким смирением, возвращаясь к представлению, деля внимание между любовником и фокусником.
Пока он крутил и размахивал шелковым платком, один за другим в его руках возникали бильярдные шары, сферы из слоновой кости то появлялись, то исчезали. Крейн, наблюдающий за представлением, понял, что на него смотрят. Он оглянулся и увидел человека с буйной шевелюрой в белом шарфе, который быстро делал набросок в блокноте для рисования.
Художник поднял взгляд и увидел, что Крейн смотрит на него. Его глаза слегка расширились, и он развернул блокнот, чтобы показать карандашный набросок – несколько летящих линий обозначили хорошей формы брови Крейна и его высокие скулы.
- Портрет, сэр? – его картавость выдавала жителя графства, к юго-западу от Лондона. – Всего полкроны.
Крейн дал бы ему и шиллинг, но это было просто смехотворно. Он фыркнул. Художник, явно готовый к отказу, уже развернул бумагу к себе и снова принялся быстро рисовать.
Маленькое магическое представление закончилось с размахом. Стивен подошел к уличному художнику, остановился рядом с ним, чтобы рассмотреть через плечо, как тот работает над скетчем.
- Он довольно хорош, - заметил он, пока они шли. – У тебя уже есть портрет?
- Нет, полагаю, что должен бы быть, но это такая утомительная причина для того, чтобы что-либо делать.
- Думаю, это вынужденная мера при твоем положении в обществе, - он помедлил, а потом добавил неуверенно. – Я бы хотел, чтобы он был.
- Тогда я его закажу. А зачем?
- Не знаю. Мне нравится смотреть на тебя.
- Я бы предпочел, чтобы ты смотрел на меня лично… - А это же Стивен, который каждый день видит смерть и слишком привык к потерям. Крейн мысленно дал себе пинка и мягко продолжил. – Но ты прав. Мой долг перед потомками сохранить свою красоту.
- Я не говорил этого.
- Я оценю возможность этого. Если ты тоже будешь позировать для портрета.
- О… эээ…
- Это условие, мой сладкий. Я тоже хочу на тебя смотреть. Я найду подходящего художника, который воздаст тебе должное.
Стивен сузил глаза.
- Если будут шутки о миниатюристах…
Крейн трескуче рассмеялся, заставив сорок сорваться с мостовой, и они вместе пошли к Совету.
(1) Аскот — галстук, похожий на мужской шейный платок, заправляется за воротник рубашки или сорочки и закрепляется булавкой или брошью. Назван так в честь городка Аскот в Великобритании, где проходили королевские скачки на лошадях.
(2) тёмно-синий с радужными, подобно павлиньему хвосту, переливами цвета.
(3) Примерно 6,3 метра.